ISSUE 2-2007
INTERVIEW
Лубош Веселы
STUDIES
Отар Довженко
RUSSIA AND GEORGE F. KENNAN
Petr Mares Pavel Venzera
OUR ANALYSES
Jaroslav Basta
REVIEW
Павел Витек
APROPOS
Максим Стріха


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
«НЕОРАНЖЕВАЯ» РЕИНКАРНАЦИЯ ТИМОШЕНКО И ЮЩЕНКО
By Отар Довженко | журналист, Украина | Issue 2, 2007

Вследствие досрочных парламентских выборов к власти в Украине вернулась команда, которая в 2004 году возглавляла «Оранжевую революцию», но с иной риторикой, методами и целями.

     2007-й войдет в историю Украины как год самого продолжительного политического кризиса, улаженного мирным путем; год «реставрации Майдана», правда – под немного иными лозунгами и совсем без тогдашнего романтического ореола, сопровождавшего команды Ющенко и Тимошенко в 2004-2006 годах. Если 2006-й был годом окончательного крушения мифа о Майдане, то 2007-й принес опровержения мифа о разочаровании: граждане Украины оказались способны еще раз массово сходить на выборы и подтвердить, пусть с минимальным преимуществом, свой выбор в пользу «оранжевой», а не «бело-голубой», общественно-политической парадигмы. И хотя до последней минуты, даже во время затяжного поименного голосования в Верховной Раде (уровень недоверия оказался так высок, что депутаты уже не полагаются на электронную систему «Рада»1 ) всем казалось, что многочисленная и могущественная когорта противников Юлии Тимошенко любой ценой не допустит ее к премьерскому креслу, длившаяся полтора месяца послевыборная эпопея окончилась позитивно для лидера самой популярной оппозиционной, а теперь – коалиционной силы. Скептики не устают подчеркивать, что успех Тимошенко будет недолговечным, реалисты же указывают на приближение будущих выборов – президентских, которые должны достояться осенью 2009 года. Поскольку украинское общество очень инерционно, и появление и «раскрутка» нового политического топ-лица – дело не одного года, вероятно, что главными участниками борьбы-2009 станут все те же Виктор Ющенко, Виктор Янукович и Юлия Тимошенко. Ко второму эшелону политических лидеров, для которых политпасьянс осени 2007 года оказался благоприятным, принадлежат председатель Верховной Рады Арсений Яценюк, лидер блока собственного имени Владимир Литвин и председетель Совета национальной безопасности и обороны Раиса Богатырева.

     Выборы-2007: самый большой сюрприз – отсутствие сюрпризов
     Досрочные выборы народных депутатов были особенными хотя бы потому, что назначались четырежды. Первые два Указа Президента Ющенко об их проведении – в начале апреля и в конце мая – были проигнорированы парламентской коалицией в составе Партии регионов, Социалистической и Коммунистической партии. То, что выборы в конце концов состоялись и не были саботированы правительством Януковича и парламентским большинством, - что означало б их провал или, по крайней мере, весьма сомнительную легитимность, - «бело-голубые» называют компромиссом во имя преодоления кризиса и недопущения гражданской войны.
     Хотя на самом деле «гражданская война», даже если бы состоялась, ограничилась бы дракой подчиненных правительству и Президенту спецподразделений, не выходящей за границы Печерского района города Киева. Общество, в отличие от конца 2004 года, воспринимало события в Киеве совершенно равнодушно, и не только не собиралось брать в руки оружие, но и игнорировало митинги, чуть ли не ежедневно проводимые обеими сторонами. Это, в конце концов, благоприятствовало возникновению целой индустрии поставки в столицу платных митинговщиков, которые были «свободноконвертируемыми», то есть принимали участие как в проправительственных, так и оппозиционных митингах, получая за это ежедневно от 10 до 30 долларов. Имитация «противостояния Майданов», разумеется, не осталась незамеченной для медиа, и вся страна пребывала в курсе искусственности, срежисированности массовых акций на Майдане Независимости, в этот раз оккупированном наемниками Януковича, и Европейской площи, где группировались люди с флагами Ющенко и Тимошенко.
     Впрочем, для читателей «РВ», не успевающих уследить за непредсказуемым течением украинской политики, необходим исторический экскурс в события 2007 года.
     До выборов. Напомним, что с лета 200 года Председателем Верховной Рады Украины был лидер Социалистической партии Александр Мороз, а Премьер-министром – лидер Партии регионов Виктор Янукович. Эти две политические силы, а также наименее многочисленная в парламенте Коммунистическая партия, входили в парламентское большинство, вначале имевшее 236 мандатов. Блок «Наша Украина», которому так и не удалось договориться о переформатировании так называемой «антикризисной коалиции» и формировании коалиции «широкой», а также Блок Юлии Тимошенко пребывали в оппозиции. Отношения между этими силами были довольно напряженными: тимошенковцы обвиняли Виктора Ющенко и его политическую силу в предательстве «оранжевых» идей2 , тода как «нашеукраинцы» усматривали в росте популярности Тимошенко угрозу для президентства Ющенко.
     Дезинтеграция оппозиции достигла апогея в январе 2007 года, когда БЮТ вместе с «антикризисной коалицией» проголосовал за правительственный проект «Закона о Кабинете Министров», существенно ограничивающий полномочия Президента в пользу Премьер-министра. Коалиция расплатилась за голоса бютовцев принятием закона, позволившего политическим силам лишать полномочий депутатов местных советов, перебежавших в другие фракции (с помощью этой нормы БЮТ надеялся вернуть утраченные позиции во многих регионах). В государстве, одна часть которого признавала старые, а другая – новые полномочия Президента и Премьера, воцарилось безвластие. Тем временем, депутаты из оппозиционных фракций один за другим присоединялись к парламентской коалиции. Еще в январе это сделали нашеукраинцы Волков и Заплатинский, и до конца марта большинство пополнилось более чем двадцатью членами БЮТ и «НУ». В частности, почти в полном составе в большинство перешла группа Партии Промышленников и Предпринимателей Анатолия Кинаха, считавшегося одним из лидеров «Нашей Украины». Как и всегда в подобных случаях, оппозиция заявила, что перебежчиков купили, озвучив суммы от нескольких до более десяти миллионов долларов; те, в свою очередь, либо не комментировали свое решение, либо объясняли его «государственническими» мотивами.
     Массово перебегающие в ряды большинства оппозицонеры поставили команды Ющенко и Тимошенко перед угрозой потери не только своего представительства в парламенте: в коалиции не скрывали, что стремятся собрать свыше 300 мандатов – количество, необходимое для внесения изменений в Конституцию. 23 марта в Верховной Раде объявили3 о переформатировании «антикризисной коалиции» в «коалицию национального единства», насчитывавшую 258 «штыков». Принимая во внимание уровень деморализованности и отчаяния оппозиционных депутатов, формирование конституционного большинства казалось вполне реальным. Понимая серьезность угрозы, оппозиция – Блок Юлии Тимошенко, «Наша Украина» и полумарионетковый политический проект Юрия Луценко «Народная Самооборона», который большинство экспертов оценивали как попытку Ющенко частично «отмыть» свою команду от обвинений в коррупции, - объединилась и провела в Киеве массовый митинг 31 марта. Резолюцией собрания сторонников оппозиции стало обращение к Президента с призывом распустить Верховную Раду V созыва под предлогом одного или нескольких нарушений Конституции, допущенных во время формирования, а потом – переформатирования коалиции. Президент, хоть и был, естественно, заранее ознакомлен с этой резолюцией (если не был ее соавтором), взял пару дней на размышления, а 2 апреля подписал Указ о досрочном прекращении полномочий Верховной Рады и назначении досрочных выборов народный депутатов на 27 мая.
     Легитимность этого скорее политического, чем правового действия была очевидно сомнительной, и Виктор Ющенко отдавал себе отчет в том, что коалиция не признает Указ действующим; кроме юридического обоснования, он сразу же сделал ударение на моральных предпосылках своего поступка: «Нарушения Конституции Украины, среди которых ключевым стал неконституционный характер создания коалиции, создали однозначные правовые и политические основания для роспуска парламента». Верховная Рада в тот же вечер ответила постановлением «О политической ситуации в Украине…», которой признала Указ незаконным и запретила Кабинету Министров выделять деньги на подготовку досрочных выборов.
     В последующие два месяца президентско-оппозиционная и парламентско-правительственная «армии» пребывали в состоянии войны и взаимного непризнания. Нет смысла перечислять здесь все шаги и заявления обеих сторон, сопровождавшиеся, как уже было сказано выше, «купленными» массовыми акциями и оплаченными медиа-кампаниями. Политическая жизнь Украины превратилось, без преувеличения, в хаос и фарс. В апреле «полем битвы» стал Конституционный Суд, к которому обратилась коалиция с просьбой определить конституционность Указа Президента. Глава государства, в свою очередь, уволил нескольких судей Конституционного Суда, назначенных по его квоте, что поставило под сомнение наличие кворума в КС. Ссылаясь на невозможность установления конституционности Указа, коалиция саботировала подготовку к выборам 27 мая, и Президент, осознавая бесперспективность проведения выборов собственными силами перенес день голосования на 24 июня4 .
     В конце мая в этой «войне» пролилась первая и последняя кровь: сотрудники Управления государственной охраны, подчиненного Президенту, пытались захватить Генеральную Прокуратуру, чтобы обеспечить работу назначенного Ющенко и.о. генпрокурора, однако встретили5 сопротивление спецподразделений МВД. Проправительственная пропаганда представила этот конфликт как угрожающий стране гражданской войной, а Президент, стремясь сбалансировать внезапное преимущество оппонентов, подчинил себе Внутренние войска (наиболее боеспособные части Министерства внутренних дел) и публично заручился поддержкой армии в лице Министра обороны Анатолия Гриценко6 .
     Впрочем, открытое противостояние не мешало Президенту и его команде вести переговоры – иногда открытые, но чаще тайные, - с лидерами коалиции, убеждая их в необходимости перевыборов. В их пользу свидетельствовали и результаты социологических опросов, по которым и Партия регионов, и Коммунистическая партия в случае досрочных выборов улучшили бы свое положение в ВР по сравнению с V созывом. «За бортом» должна была оказаться лишь Социалистическая партия, от которой, как и предвидели многие, из-за предательства и переход в лагерь оппонентов отвернулось большинство избирателей. Таким образом, постепенно все лидеры парламентских сил, кроме спикера Александра Мороза, свыклись с мыслью о неотвратимости перевыборов. Правда, в конце апреля коалиция начала угрожать Ющенко досрочными президентскими выборами (на которых у него не было бы ни единых шансов на победу, а Верховная Рада не прекращала принимать законы, которые не вступали в силу без подписи Президента. Принципиальным для обеих сторон был и порядок назначения выборов: коалиция требовала решения Верховной Рады, оппозиция же (прежде всего БЮТ) подчеркивала, что V созыв уже не может принимать никаких решений. Так что даже после того, как были достигнуты непубличные договоренности о досрочных выборах между Ющенко (Балогой), Януковичем (Ахметовым) и Тимошенко, борьба демонстративно продолжалась.
     Точно неизвестно, каков именно был предмет договоренностей между Президентом и Партией регионов. Наиболее вероятной7 является версия о «широкой коалиции», то есть создании парламентского большинства на базе пропрезидентской фракции и Партии регионов. Это позволяло ПР освободиться от социалистов и коммунистов (нежелательных союзников, чей популизм дорого стоил коалиции), при этом оставшись при власти и оправдав свои действия перед избирателей «объединением Украины». Политический анекдот о том, что Ющенко, выбирая между Тимошенко и Януковичем, сказал себе «из нее мне не удастся сделать украинку, а из него – возможно», не лишена рационального основания: Ющенко и его правой руке – главе Секретариата Президента Виктору Балоге – издавна легче находить общий язык с «бело-голубыми», чем с тимошенковцами. Разумеется, каждая из сторон планировала каким-то образом перехитрить другую, опираясь на более удачные, чем данные соцопросов, результаты выборов.
     Тем временем оппозиция, осознавая недостаточную убедительность оснований для роспуска ВР, «подкрепила» решение Президента, отказавшись от своих депутатских полномочий. Украинская Конституция называет полномочной только такую Верховную Раду, в которой «избрано свыше 2/3 состава». Неоднозначная формулировка была трактована оппозицией таким образом: если более чем 151 депутат отказывается от мандатов, Рада становится неполномочной; для того же, чтобы Центральная избирательная комиссия не зарегистрировала вместо тех, кто сдал мандаты, следующих за ними кандидатов из избирательных списков «НУ» и БЮТ, блоки быстро провели съезды и аннулировали списки. При этом, естественно, на каждом шагу озираясь друг на друга и открыто демонстрируя недоверие – в СМИ не раз появлялась информация о том, что в последний момент то ли «НУ», то ли БЮТ откажутся покидать Верховную Раду. «Вооруженная дружба» между ющенковцами и тимошенковцами была даже засвидетельствована назначением Александра Турчинова первым заместителем Секретаря Совета национальной безопасности и обороны. Коалиция же толковала Конституцию по-своему и не считала сложение оппозицией мандатов основанием для роспуска ВР.
     5 июня Президент подписал Указ, которым выборы были назначены на 30 сентября. В этот раз мотивацией для перевыборов было уже отсутствие конституционного состава Верховной Рады. Партия регионов и коммунисты пытались «выторговать» месяц, крайне необходимый им для предвыборной агитации, однако Ющенко не уступил, и все политические силы, намеревавшиеся принимать участие в выборах,- в том числе и социалисты, до последнего момента державшиеся за ВР V созыва, - начали активно готовиться. Еще одним указом – четвертым – от 1 августа Президент уточнил порядок проведения выборов.
     Избирательная кампания. Реальная избирательная кампания началась намного раньше, чем стартовала официальная (2 августа – за 60 дней до выборов); фактически она продолжалась с апреля, когда стало ясно, что политический кризис рано или поздно закончится досрочными выборами. Пропрезидентские блоки («Наша Украина», «Народная самооборона» и «Украинская десница», которые в августе создали единый блок из 9 партий «Наша Украина – Народная Самооборона») и Блок Юлии Тимошенко вели эту досрочную кампанию успешнее, чем Партия регионов и ее союзники, сумев пояснить своему электорату, зачем нужны перевыборы, в то время как «бело-голубым» непросто было доказать необходимость того, что они в течение нескольких месяцев называли беззаконием и государственным переворотом. Поскольку одной из доминант медийно-информационного пространства Украины является пессимистическое восприятие экономической и политической ситуации («бедность», «разруха», «упадок», «инфляция»), политические силы, предлагающие исправление путем радикальных изменений, всегда оказываются в выигрышном положении в сравнении с теми, которые борются за сохранение status quo. Как и в 2004 году, «оранжевые» боролись за власть, а не за ее сохранение, и могли открыто критиковать правительство Януковича (правда, «нашеукраинцы» делали это с меньшим энтузиазмом, помня про высокую вероятность союза с ПР после выборов), тогда как «бело-голубым» оставалось апеллировать к довольно сомнительным экономическим и социальным достижениям за год работы правительства.
     Ответственность за проведение избирательной кампании взяла на себя «группа Рината Ахметова» - часть8 Партии регионов, возглавляемая Борисом Колесниковым, который и стал главой избирательного штаба. В «проходную часть» избирательного списка ПР были включены два десятка перебежчиков из БЮТ и «НУ», которым, очевидно, было заранее обещано депутатство в случае перевыборов. Среди них оказался и Сергей Головатый, которого считали одного из наиболее последовательных и убежденных «оранжевых», и который после первого Указа Президента выступил против роспуска ВР. Также в список были приглашены представители малых политических сил – Нестор Шуфрич (СДПУ(о), Юрий Бойко (Республиканская партия Украины) и Инна Богословская (партия «Вече»). Эти легионеры были нужны партии, всегда страдавшей от недостатка публичных политиков, но в результате лицом ПР в течение избирательной кампании стали люди, ранее ассоциировавшиеся с другими политическими силами, оттеснив на второй план «старую гвардию» и формальных лидеров партии. Таким образом, ПР зарекомендовала себя как политическая сила, членство в которой не зависит от взглядов и убеждений, что не в последнюю очередь повлияло на результаты выборов. Наконец, абсолютно карикатурным было обращение буквально в последние недели избирательной кампании к старому доброму агитационному оружию, которую ПР расчехляет каждый раз перед выборами: референдуму из-за вступления в НАТО и придания официального статуса русскому языку. В этот раз Партия регионов лишь навредила себе, поскольку даже самые политически неграмотные избиратели давно поняли, что языковой и натовский вопросы – лишь чучела многоразового использования. Пропаганда оппонентов быстро и эффективно нейтрализовала эти месседжи, задав своевременный риторический вопрос: кто мешал правительству Януковича в течение года реализовать идею референдума?
     Объединение трех пропрезидентских блоков в один, как тогда говорили, «мегаблок» довольно долго находилось на грани срыва: только 2 августа представители девяти партий подписали соглашение о создании избирательного блока «Наша Украина – Народная Самооборона». В блок вошли партия Президента «Народный Союз Наша Украина» во главе с Вячеславом Кириленко, «приватизированная» Юрием Луценко партия «Вперед, Украина!», от имени которой в список были включены деятели «Народной Самообороны»; Христианско-Демократический Союз Владимира Стретовича; Партия защитников отечества Юрия Кармазина; Европейская партия Украины Николая Катеринчука; партия «Пора» Владислава Каськива; три партии «Украинской десницы» - Украинская народная партия Юрия Костенко, Народный Рух Украины Бориса Тарасюка и Украинская республиканская партия «Собор» Анатолия Матвиенко. Десятая партия – Конгресс украинских националистов – отказалась от вступления в блок после исключения ее лидера Алексея Ивченко из избирательного списка «Нашей Украины»9 . Лицом блока, состоявшего преимущественно из «карликовых» партий, должны были стать пятеро молодых, успешных и харизматичных политиков: Юрий Луценко, Вячеслав Кириленко, Анатолий Гриценко, Арсений Яценюк и Николай Катеринчук. При этом первенство Луценко, как политика с наибольшим личным рейтингом, не пошло блоку на пользу, поскольку экс-министру внутренних дел еще не забыли ни социалистического прошлого, ни нарушения обещания не работать в правительстве Януковича. Глава Секретариата Президента Виктор Балога, которого в список не включили, остался «серым кардиналом» объединенного блока, хотя в рядах «НУ-НС» сразу возникли неподконтрольные ему центры влияния. Сама избирательная кампания «НУ-НС» была неорганизованной и беспомощной; ее увенчало личное участие в агитационных митингах Президента Ющенко, прямо призвавшего голосовать за блок, теряя, таким образом, статус «Президента всей Украины».Перетягивание каната между Луценко и Балогой-Кириленко стало причиной еще одной серьезной ошибки: вместо бренда «Наша Украина», знакомого всем избирателям, и аббревиатуры «НСНУ», также довольно узнаваемой, рекламировать пришлось видоизмененный бренд «НУ-НС».
     Наименьшие изменения в сравнении с 2006 годом претерпел избирательный список Блока Юлии Тимошенко: как и было обещано, все, кто не перебежал к «антикризисникам», получил место в «проходной» части. Вакантные места были заполнены новыми союзниками Тимошенко – партией «Реформы и Порядок», отколовшейся от «Нашей Украины» еще в 2005 году. В первой пятерке вместо лидера Социал-демократической партии Украины Василия Онопенко, возглавляющего с недавних пор Верховный Суд Украины, оказался Иосиф Винский – бывший социалист, конкурирующий с Александром Турчиновым за звание правой руки Юлии Тимошенко. БЮТ не пришлось тратить силы и время на внутреннюю борьбу за места и влияние; блок не менял ни бренда, ни символики, ни риторики 2006 года, посему обладал огромным конкурентным преимуществом над ПР и «НУ-НС». В этот раз избирательная кампания тимошенковцем, спонсорируемая, кроме собственных бизнесменов, Игорем Коломойским, была действительно великобюджетной. Не надяесь, как в 2006 году, победить «самотеком», БЮТ положился на три способа влияния на электорат – масштабную телевизионную рекламную кампанию, предвыборный тур (живое общение с избирателем считают сильной стороной Тимошенко) и откровенно популистские обещания. Избирательная программа «Украинский прорыв», которую еще летом начали рекламировать отдельно, состояла преимущественно из неконкретных обещаний и лозунгов, напоминая устав тоталитарной секты. Эстафету популизма были вынуждены перенять и другие политические силы, пообещавшие избирателям много невыполнимых вещей, - которые, впрочем, невозможно сравнить с двумя главными обещаниями БЮТ: отменой всеобщей воинской повинности уже в 2008 году (вместо запланированного правительством Януковича 2010-го) и возвращением в течение двух лет всех вкладов Сбербанка СССР, «сгоревших» вследствие инфляции начала 90-х. Яркой и успешной избирательной технологией – своеобразным ноу-хау БЮТ в Украине – стало подписание соглашений с территориальными общинами. По этим соглашениям, разумеется, не имеющим какой-либо юридической силы, а лишь символическое значение, Юлия Тимошенко обязывалась помогать конкретному населенному пункту и решить его проблемы в случае, если станет премьер-министром. Что же касается мифологии Майдана и революции 2004 года, то в этот раз обе политические силы (которые, исходя из этого, вряд ли правильно называть «оранжевыми», скорее «посторанжевыми») отказались от их использования, помня, как сыграл против «НУ» в 2006 году неуместный лозунг «Не предай Майдан!».
     Коммунистическая партия, которой социологи гарантировали 5-7 процентов голосов (рост по сравнению с 3,6% 2006 года произошел за счет разочарованного электората ПР, Соцпартии и Наталии Витренко), решила не напрягаться и провела довольно неприметную избирательную кампанию. Владимир Литвин, в прошлый раз немного не дотянувший до трехпроцентного барьера, решил вновь попробовать себя в роли третьей силы, но в этот раз сделал ставку только на собственную фамилию. В списке его именного блока практически не было узнаваемых лиц, а главным слоганом кампании стало «Украине нужен Литвин». Последними же из реальных претендентов в «поезд» запрыгнули социалисты Александра Мороза, которые еще в сентябре надеялись на сохранение V cозыва и своего спикерского поста в нем. Включившись в предвыборную гонку, социалисты построили свою кампанию на именах «своих» министров Цушко (которого неудачно попытались канонизировать как спасителя Украины от гражданской войны) и Николаенко, а также на идее децентрализации власти. Впрочем, судьба СПУ уже мало зависела от избирательных технологий: все соцопросы свидетельствовали о том, что разочарованные сторонники отвернулись от этой партии после того, как летом 2006 года она перешла из «оранжевого» лагеря в «бело-голубой». Все общество воспринимало это «электоральное наказание»10 как неотвратимое.
     Были еще несколько политических сил, присутствие которых во время избирательной кампании в информационном пространстве было заметным. Это, в частности, Прогрессивная Социалистическая Партия Украины Наталии Витренко, созданная бывшим бютовцем Михаилом Бродским Партия вольных демократов, ВО «Свобода» Олега Тягнибока; блок с провокационным названием «КУЧМА», возглавляемый Александром Волковым. Политических сил, участвовавших в выборах ради самого участия, не имея никаких шансов приблизиться к 3%-му барьеру, оказалось неожиданно мало. Всего субъектов избирательного процесса было 20 (в 2006 году – 45).
     60-дневная избирательная кампания была наиболее, так сказать, виртуально-медийной в истории украинских выборов. Количество политической рекламы в СМИ превысило все мыслимые лимиты, а масштабы распространения скрытой рекламы достигли того уровня, когда ни одна политическая новость в информационных телепрограммах не выходила, не будучи оплачена тем или иным штабом. Ситуация тотальной продажности новостей и ток-шоу ознаменовала окончательный отход от профессиональных стандартов, провозглашавшихся средствами массовой информации в 2005 году. При этом обслуживание политических сил осуществлялось как «в розницу» (оплачивалась каждая публикация), так и «оптом» (когда политическая сила договаривалась о перманентной лояльности какого-либо СМИ) практически независимо от того, к какому лагерю был благосклонен собственник медиа. Характерной была также «дуэль рекламных роликов»: большие политические силы пародировали и критиковали рекламу оппонентов.
     Одним из определяющих факторов, повлиявших на результаты выборов, были задекларированные намерения каждой из политических сил относительно создания той или иной парламентской коалиции. «Наша Украина – Народная Самооборона» и Блок Юлии Тимошенко подписали договор о сотрудничестве, предусматривавший создание «демократической» коалиции (без участия каких-либо сил «бело-голубого» лагеря) после выборов. Согласно этому договору, должность Премьер-министра должен был получить тот из союзников, кто наберет большее количество голосов, что означало почти стопроцентную гарантию премьерства Юлии Тимошенко, поскольку по всем социологическим опросам БЮТ существенно опережал «НУ-НС». Опираясь на это соглашение, БЮТ обещал создать «демократическую» коалицию, в то же время беспрерывно намекая на то, что знает о «закулисных» переговорах Балоги с Ахметовым о создании «широкой» коалиции. Наконец, Тимошенко четко сформулировала свою угрозу: если «широкая» коалиция будет создана, БЮТ уйдет в оппозицию и будет готовиться к президентским выборам (возможно, даже досрочным). Для Виктора Ющенко это означало бы крах всех его надежд на второй срок, поскольку у него был бы шанс выиграть выборы 2009 года лишь в том случае, если бы его поддержал электорат Тимошенко. «Нашеукраинцы» были вынуждены снова и снова публично присягать о том, что не имеют намерения создавать коалицию с Партией регионов. В конце концов, за демократическую коалицию высказался и Виктор Ющенко; теперь никакая государственническая или объединяющая риторика не спасла бы Президента и его команду от политической смерти в случае создания «широкой» коалиции. Парадокс, но Виктору Балоге для реализации его планов был необходим как можно худший совокупный результат «НУ-НС» и БЮТ. В случае, если бы в сумме два блока не набрали 226 мандатов, «нашеукраинцы» оправдали бы свой альянс с ПР необходимостью дать стране хотя бы какое-то правительство.
     Тем временем «регионалы» не скрывали, что в случае, если им не удастся сформировать парламентское большинство самим, они будут вести переговоры о создании коалиции со всеми партиями, в частности и с политическими оппонентами. Эта безоговорочная готовность – уже не в первый раз! – объединяться с теми, чьи убеждения и поступки «регионалы» называют преступными, демотивировала и оттолкнула от Партии регионов наиболее идейных избирателей.
     Что же касается экспертной среды, то почти никто из политологов и журналистов не прогнозировал создания «демократической» коалиции и назначения Юлии Тимошенко премьер-министром. В большинстве прогнозов говорилось о том, что после неудачной «коалициады» будет создана коалиция «НУ-НС» и ПР с премьером, кандидатуру которого предложит Ющенко, либо же коалиции не будет вообще, а Виктор Янукович должен был бы остаться исполняющим обязанности главы правительства. Вместе с тем, многие эксперты были уверены в наличии как у Партии регионов, так и у Блока Юлии Тимошенко запасных вариантов срыва выборов в случае, если результаты будут явно не соответствовать их ожиданиям. В ситуации, когда в течение полугода парламентско-правительственная коалиция и Президент не признавали решений и распоряжений друг друга, бойкот результатов выборов был бы довольно естественным вариантом развития событий, и привел бы, скорее всего, к очередному «круглому столу» и показательному единению под государственническими лозунгами.
     В завершение отметим, что избирательная кампания 2007 года характеризовалась крайне низкой гражданской активностью. Неправительственные организации, общественные кампании и другие добровольные объединения граждан вяло и неохотно принимали участие в просветительских и правозащитных акциях. Например, когда несколько журналистов пытались инициировать журналистскую акцию, направленную на борьбу с тотальной коррупцией в медиа, им не удалось привлечь достаточного количества желающих во время избирательной кампании, и только после выборов журналистская инициатива «Не продаемся!» состоялась. После всплеска гражданской активности в 2004-2005 годах общество вновь дистанциировалось от политической жизни, считая ее своеобразным параллельным измерением.
     Выборы и их результаты. Вопреки пессимистичным прогнозам, выборы 30 сентября 2007 года в Украине прошли спокойно и без значительных нарушений. Никаких сценариев срыва или бойкотирования результатов голосования не было, и три экзит-полла, проводившиеся разными уважаемыми социологическими организациями, показали в целом схожие результаты:

  Национальный экзит-полл Украинский экзит-полл Соціовимір
Партия регионов
35,2 34,9 34,7
Блок Юлии Тимошенко 31,5 32,4 31,1
Наша Украина-Народная Самооборона 13,4 14,1 14,9
Коммунистическая партия Украины 5,1 4,5 4,9
Блок Литвина 3,7 3,8 3,6

     В голосовании приняли участие 62,5% граждан, занесенных в избирательные списки – больше, чем в выборах 2006 года (58,97%). Таким образом, не сбылись и прогнозы по поводу потери украинцами интереса к политике. И западные, и восточные наблюдатели признали, что выборы прошли в соответствии с демократичными стандартами и без существенных нарушений. По традиции, одна из политических сил, принимавших участие в выборах – Коммунистическая Партия - обжаловала результаты в суде из-за якобы массовых нарушений закона, однако всем было понятно, что целью этих действий было скорее затягивание послевыборного «межсезонья», чтобы выиграть время для переговоров, и сами коммунисты признавались, что не верят в свой успех. К коммунистам присоединились еще три политические силы, и 25 октября Высший административный суд Украины отклонил их жалобы.
     Итак, результаты11 выборов оказались такими:

Политическая сила – субъект избирательного процесса Процент Количество голосов
Партия регионов 34,37 8 013 895
Блок Юлии Тимошенко 30,71 7 162 193
Наша Украина-Народная Самооборона 14,15 3 301 282
Коммунистическая партия Украины 5,39 1 257 291
Блок Литвина 3,96 924 538
Социалистическая партия Украины 2,86 668 234
Прогрессивная социалистическая партия Украины 1,32 309 008
ВО «Свобода» 0,76 178 660

     Таким образом, преодолели трехпроцентный проходной барьер пять политических сил. Социалисты оказались в том же положении, в котором на выборах 2006 года были витренковцы: им не хватило 0,15%. И даже этот результат, в два с половиной раза меньший, чем прошлогодний, социалисты получили лишь благодаря массовому голосовании в двух регионах: Мариуполе, где значительная часть населения трудоустроена на возглавляемом социалистом Владимиром Бойко металлургическом комбинате имени Ильича, и Одессе, где популярен социалист Василий Цушко. «Электоральное наказание» состоялось: Соцпартия не попала в ВР.

Выборы 2006 года Выборы 2007 года
  Процент Мандатов   Процент Мандатов
ПР 32,14 186 ПР 34, 37 175
БЮТ 22,29 129 БЮТ 30,71 156
«НУ» 13,95 81 «НУ-НС» 14,15 72
КПУ 3,66 21 КПУ 5,39 27
БЛ 2,44 - БЛ 3,96 20
СПУ 5,69 33 СПУ 2,86 -

      Когда ажиотаж и популистские заявления относительно «победы Партии регионов» (на основании того, что эта политическая сила заняла первое место) утихли, стали очевидными несколько простых выводов:
     1. Настоящим победителем выборов является Блок Юлии Тимошенко. За год этой политической силе удалось расширить свою электоральную базу, результатом чего стали 8,5% прироста и на 27 мандатов больше, чем в Верховной Раде V созыва. Отставание БЮТ от ПР, принимая во внимание административный ресурс, которым располагают «бело-голубые», можно считать минимальным. С таким результатом Юлия Владимировна могла бы уверенно заявлять свои права на премьерство в «демократичной» коалиции, а в случае создания «широкой» - претендовать на президентство.
     2. Партия регионов, хоть и заняла первое место и набрала наибольший процент голосов, на самом деле ухудшила свои результаты в сравнении с 2006 годом. Ее представительство в ВР уменьшилось на 11 мандатов, БЮТ дышит «регионалам» в затылок, а из потенциальных союзников проходной барьер преодолела только Компартия. Все надежды на 40 и больше процентов голосов, которые позволили бы Партии регионов самостоятельно сформировать большинство, оказались напрасными.
     3. Несмотря на немного более высокий, чем у «Нашей Украины» 2006 года, процент, «Наша Украина – Народная Самооборона» проиграла. Ведь спонсоры и политические патроны блока надеялись, что харизматичный первый номер списка Юрий Луценко, объединение спектра разноплановых партий и заступничество Президента обеспечат «НУ-НС» если не лучший, то не намного худший, чем у БЮТ, результат. Фракция «НУ-НС» уменьшилась в сравнении с 2006 годом на 9 мандатов, и только в одной области – Закарпатской – блок оказался на первом месте. Все остальные условно «оранжевые» области отдали наибольшее количество голосов за БЮТ.
     4. Пассивное поведение Компартии во время избирательной кампании отразилась на ее результате: он оказался близким к минимальным оценкам, звучавшим в предвыборных прогнозах. Получив на 6 мандатов больше, чем в 2006 году, Компартия все равно оставалась «за бортом» любой коалиции, поскольку «широкая» не нуждалась бы в ней, для «демократической» же альянс с коммунистами, по крайней мере, сейчас невозможен, поскольку «убил» бы потенциальный президентский рейтинг и Ющенко, и Тимошенко. Первый непродолжительный период пребывания Компартии во власти закончился.
     5. Успех Блока Литвина – наибольшая неожиданность результатов досрочных выборов. Раньше казалось, что украинские избиратели «доросли» до голосования за настоящие политические силы с определенной идеологией, а не одноразовые избирательные проекты под бренд отдельного политика. Именной блок, - конечно же, кроме Блока Юлии Тимошенко, - после 2006 года считался провальной технологией. Однако именно Владимиру Литвину с его лозунгом «Украине нужен Литвин», вызывавшим сарказм и возмущение, удалось стать третьей силой, которой отдавали свои голоса те, кто не хотел ни «бело-голубых», ни «оранжевых». Впрочем, есть и другое объяснение прорыва Литвина: 24 сентября украинский телеканал СТБ показал видеозапись, на которой избирателям платили по 50 гривень (около 10 долларов) в обмен на обещание проголосовать за Блок Литвина.
     6. Ситуация, когда население страны разделено приблизительно пополам между условно постсоветской (пророссийской, консервативно-центристской, коммунистической) и условно проекропейской (консервативно-националистической, либерально-демократической, социал-демократической с национальным оттенком) идеологическими системами координат, сохранилась. Ситуативное преимущество в три голоса (228 мандатов при 226 голосах, необходимых для принятия решения) так называемой «демократической» коалиции свидетельствует об относительности и шаткости условно «оранжевого» большинства в обществе, и на следующих выборах маятник может качнуться в сторону «бело-голубых».
     Из многоголосья экспертов, комментирующих итоги досрочных парламентских выборов, можно выделить одно мнение, с которым невозможно не согласиться: выборы, хоть и стали основанием для фактической смены правящей коалиции, не решили проблемы, которая обусловливала перманентное кризисное состояние в государстве. События 2007 года могут повториться в конце 2008-го, но в зеркальном отражении.

      «Париж стоит мессы»
     Итак, результаты выборов известны, но главная интрига – впереди. Ведь из чисел 175,156,72, 27 и 20 можно было составить несколько комбинаций, дающих в сумме «>225».
     Первая из них – «широчайшая коалиция», к созданию которой сразу же на словах начали призывать «регионалы», то есть объединение всех фракций без исключения, - была, конечно, нереальной. Также исключался вариант объединения в коалиции ПР и БЮТ. Что же касается всех остальных комбинаций, то они были бы невозможны без 72 мандатов «НУ-НС», поэтому так называемая «золотая акция» оказалась в руках президентского блока. Конкретнее – в руках главы Секретариата Президента Виктора Балоги, руководившего избирательной кампанией «НУ-НС» и уполномоченного Ющенко курировать коалиционный процесс после выборов.
     Уже 3 октября Президент выступил с довольно странным и скандальным заявлением. «Я даю поручение Партии регионов, Блоку Юлии Тимошенко, блоку «Наша Украина – Народная Самооборона» вместе с другими победителями внеочередных парламентских выборов начать предварительные политические консультации по формированию большинства в украинском парламенте и формированию правительства Украины», - сказал Виктор Ющенко. Эти слова нельзя было трактовать иначе, чем как первый шаг к реализации плана создания «широкой» коалиции. Во-первых, Конституция Украины не уполномочивает главу государства поручать политическим силам вести консультации. Во-вторых, то, что названы были именно три политические силы, среди которых «третьим лишним» явно был БЮТ, а про КПУ и Блок Литвина Президент «забыл», свидетельствовало об «игре на нервах» Юлии Тимошенко.
     Вариант, когда нервы Юлии Владимировны не выдерживают, и она идет в оппозицию по собственной воле, был бы идеальным для Ющенко и Балоги. Тогда Тимошенко можно было бы обвинить в неконструктивности и «предательстве национальных интересов», а поскольку стране необходимо правительство и дееспособная Верховная Рада, у «НУ-НС» не оставалось бы иного выхода, кроме как войти в коалицию с Партией регионов. Однако нервы выдержали, и уже через два дня Ющенко пришось выкручиваться, объясняя собственные слова: «... только три политические силы могут начать эффективное построение украинского парламента, обеспечить эффективную работу этого института и, безусловно, наладить через диалог сотрудничество власти и оппозиции, подчеркиваю: власти и оппозиции» 12 .
     Коалиционные переговоры между «НУ-НС» и БЮТ были длительными и изнурительными; теперь Балога действовал на нервы Тимошенко, запаленной желанием вернуться в премьерское кресло, медленно и планомерно, навязывая потенциальным союзникам новые условия. Президент помогал своему соратнику в этом деле, объявляя ключевые обещания БЮТ популистскими и неисполнимыми. В ответ на повторение предвыборных обещаний БЮТ немедленно отменить всеобщую воинскую повинность, 25 октября Виктор Ющенко подписал Указ, которым назначил сразу два призыва – весенний и осенний 2008 года. Тимошенко стерпела и это. Неопределенная ситуация продолжалась в течение октября и первой половины ноября, а после события начали разворачиваться стремительно.
     Одним из главных действующих лиц стал Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Иван Плющ, универсальный политик, побывавший во многих лагерях и всегда отличавшийся беспринципностью и компромиссностью в достижении поставленных перед ним политических целей. Перед выборами 2006 года неосмотрительное заявление Плюща о необходимости сотрудничества правых сил с Партией регионов болезненно ударило по рейтингу «Украинского народного блока Костенко-Плюща». Когда 12 мая, в разгаре весеннего политического кризиса, Президент назначил Плюща секретарем РНБОУ – органа с не совсем понятными полномочиями, играющего роль дополнительного политического координационного центра при Президенте Украины, - оппоненты восприняли это как свидетельство серьезных намерений Ющенко захватить власть. Идя в Верховную Раду 23-м номером в списке «НУ-НС», Иван Степанович продолжал возглавлять РНБОУ13 , и эксперты прогнозировали, что именно его Президент предложит на должность спикера (Плющ уже возглавлял ВР III созыва, следовательно, имеет опыт). Но политсовет «НУ-НС», формально наделенный полномочиями предлагать свою кандидатуру на эту должность по предварительному соглашению с БЮТ, 8 октября выдвинула лидера партии «Народный Союз Наша Украина» Вячеслава Кириленко.
     39-летний Кириленко – редкостный образец политика, к которому даже заклятые враги предъявляют лишь идеологические претензии; у него нет собственного бизнеса или связей с бизнес-группами, он был депутатом трех созывов от Народного Руха Украины и «Нашей Украины», и политической ориентации практически не менял. Профессиональными «недостатками» Кириленко как политика можно назвать определенную мягкотелость, недостаточную целеустремленность и настойчивость и, возможно, чрезмерную интеллигентность. В последнее время Кириленко считали человеком Виктора Балоги, учитывая, что именно под давлением последнего молодого лидера нашеукраинской фракции утвердили на посту главы «НСНУ». Кириленко согласился на второе, а не первое, место в списке «НУ-НС», уступив лидеру «Народной Самообороны»; но Юрий Луценко, не имея спикерских амбиций, удовлетворился «родной» должностью Министра внутренних дел, надеясь, вероятно, дослужиться до премьерства через 5-10 лет при президенте Ющенко или Тимошенко.
     Сперва Президент нормально воспринял кандидатуру Кириленко, но тот, преждевременно начав радоваться своему без пяти минут спикерству, сблизился с Юлией Тимошенко, ломая при этом планы Виктора Балоги. 12 ноября стало известно, что Ющенко разочарован поведением Кириленко и ходом переговоров, в частности нежеланием договариваться с Партией регионов. Вскоре в СМИ распространилась информация о том, что вместо Кириленко Президент будет продвигать кандидатуру Плюща. Против этого открыто выступила «Народная Самооборона». Под угрозой распада «Ну-НС» (который сделал бы невозможным создание «широкой» коалиции – как, впрочем, и «демократической») Ющенко встретился с фракцией, и она категорически отказалась от кандидатуры Плюща и поддержала Кириленко.
     Следует отметить, что параллельно в нашеукраинском лагере развивалась еще одна сюжетная линия: коалиционное соглашение между «НУ-НС» и БЮТ не подписали трое депутатов – закарпатцы Игорь Криль и Василий Петевка (близкие к Виктору Балоге) и Иван Плющ. Таким образом, заблокировав создание коалиции, Балога мог диктовать условия всем: Тимошенко, неподконтрольным ему группам внутри «НУ-НС» и даже Президенту. Тем временем тимошенковцы заявили, что членов их фракции пытаются подкупить. В атмосфере крайнего напряжения, взаимного недоверия и давления 23 ноября состоялось первое торжественное заседание Верховной Рады Украины VI созыва.
     Вскоре Президент сделал «ход конем», предложив на пост главы ВР довольно неожиданную кандидатуру – Арсения Яценюка, бывшего Министром иностранных дел в правительстве Януковича. Особенно странно выглядело это предложение после того, как Президент аргументировал неприемлемость кандидатуры Вячеслава Кириленко «молодостью и неопытностью». Арсению Яценюку 33 года, и в 2007 году его впервые избрали в Верховную Раду, а публичным политиком он стал только в 2006-м, тогда же определившись с ориентацией именно на Виктора Ющенко (хотя в противоположном лагере тоже были желающие привлечь к работе блестящего менеджера). К тому же, сам Арсений Петрович, втянувшись в работу Министра иностранных дел, сперва был не в восторге от необходимости переквалифицироваться в председателя парламента. Однако формально против Яценюка, как одного из лиц «НУ-НС» и члена команды Президента, не возражали ни нашеукраинцы, ни регионалы, ни тимошенковцы. Для Ющенко же молодой политик мог стать удачным противовесом неуправляемым группам в «НУ-НС», тяготевшим к Юлии Тимошенко. 4 декабря тайным голосованием (бюллетенями) Арсения Яценюка избрали председателем Верховной Рады. Его избранию активно противодействовала Партия регионов, которой, вероятно, по сценарию «широкой» коалиции был обещан спикерский пост.
     Казалось, ПР просто не могла поверить в то, что события развиваются иным путем, чем предусматривала договоренность с Банковой. Еще в конце октября Тарас Чорновил говорил: «Позиция Партии регионов сегодня состоит в том, чтобы, перефразируя Конфуция, спокойно сидеть на берегу Днепра и ждать, пока поплывут трупы мертворожденных надежд «оранжевой» коалиции. После этого мы начнем нормальный переговорный процесс по созданию широкой коалиции. А пока что мы в наблюдательной оппозиции. Хотя готовы к созданию широкого большинства» . Регионалы не были готовы к переходу в оппозицию и не верили, что Тимошенко может стать премьер-министром, как и в то, что парламентское большинство с преимуществом в два голоса может успешно действовать и принимать решения. Впрочем, последнее остается огромной проблемой и для коалициантов, поэтому они все время ведут переговоры с Блоком Литвина.
     Последней значимой преградой на пути Тимошенко к премьерству стало голосование 11 декабря. Фракции «НУ-НС» и БЮТ присутствовали в сессионном зале ВР в почти полном составе (ранее Партия регионов предупредила, что будет препятствовать голосованию сразу несколькими карточками за отсутствующих депутатов): заседание проигнорировал Иван Плющ. В зал прибыл Президент Виктор Ющенко; Юлия Тимошенко произнесла с трибуны речь, которая обычно предшествует голосованию за премьера. Вопрос был поставлен на голосование, и… Словно гром средь ясного неба, на табло появилось число «225». Двое депутатов, бютовец и нашеукраинец, уверяли, что на самом деле голосовали «за», но их голоса не были засчитаны. Но попытка проголосовать за Тимошенко повторно не удалась14 - помешали регионалы, которые буквально выдернули из системы карточку спикера Яценюка.
     Вина за то, что случилось, была возложена на автоматизированную систему голосования «Рада», так что во второй раз за Юлию Тимошенко голосовали поименно. 18 декабря 226 голосами ее избрали премьер-министром.

     Правительство «почти Тимошенко»
     В 2005 году ценой назначения Юлии Тимошенко премьер-министром было правительство, де-факто полностью сформированное Президентом и подконтрольное именно ему. В 2007-м у Тимошенко были на порядок более сильные козыри в переговорах о разделе должностей. Главные из них – перспектива президентских выборов, выиграть которые Ющенко может только при поддержке Тимошенко; пост Председателя Верховной Рады, отданный «НУ-НС»; лояльность значительной части депутатов-нашеукраинцев, заботящихся о своем политическом будущем в случае, если прогнозы по поводу двухпартийной системы (ПР-БЮТ) сбудутся. Вместе с тем, в течение последних недель, когда вопрос назначения Тимошенко буквально висело на волоске из одного-двух голосов, Ющенко удалось сформировать в составе правительства довольно мощный противовес Тимошенко. Также сбалансировать влияния должно назначение первыми заместителями министров от «НУ-НС» представителей БЮТ – и наоборот.
     Итак, команда Тимошенко в правительстве – это:
     Первый вице-премьер Александр Турчинов. Правая рука Юлии Тимошенко остается в этой роли и в правительстве; в отличие от Николая Азарова, совмещавшего этот пост с постом Министра финансов в правительстве Януковича, у Турчинова будет меньше обременительных обязанностей и больше влияния. В 2005 году Турчинов занимал должность председателя Службы Безопасности Украины, а с 23 мая 2007 года – первого заместителя Секретаря СНБОУ (Ивана Плюща).
     Вице-премьер по вопросам европейской интеграции Григорий Немыря. Самый опытный бютовский дипломат, располагающий мощными связями и опытом общения с Западом, и в то же время один из «мозговых центров» команды Тимошенко, по мнению обозревателей «Украинской правды» , будет дублировать функции «ющенковского» Министра иностранных дел, обеспечивая персональную связь Тимошенко с миром. Юлия Владимировна всегда очень заботилась о своем персональном имидже за границей, и теперь, учитывая то, что главными репрезентантами Украины на Западе являются ее недоброжелатели (например, Виктор Пинчук), должна вновь обеспечить себе солидное представительство в Европе и Америке.
     Министр финансов Виктор Пынзенык. Лидер Партии «Реформы и порядок» (готовой, кстати, влиться в единую партию на базе БЮТ, если она будет создана) обладает грандиозным опытом работы в экономических блоках разных правительств, начиная с первых лет украинской независимости. Надеясь стать не последней по влиянию группой в составе единой политической силы, «пээрписты» - и Пынзенык в их числе – демонстрируют абсолютную лояльность к Юлии Тимошенко.
     Министр транспорта и связи Иосиф Винский. «Вторая правая рука» и руководитель избирательного штаба БЮТ получил одно из наиболее «хлебных» министерств, которое в правительстве Януковича возглавлял его бывший соратник – социалист Николай Рудьковский. В отличие от Турчинова, у Винского нет опыта работы в исполнительной власти, но он хорошо умеет организовывать ресурсы – партийные (он является заместителем председателя тимошенковской партии «Батьківщина»), электоральные и административные. Это умение понадобится Винскому в министерстве, нуждающемся в неотложных радикальних реформах и инновациях в связи с катастрофическим состоянием транспортных коммуникаций в стране и приближеним чемпионата Европы по футболу 2012 года, который будет принимать Украина.
     Министр экологии Георгий Филипчук. Министерство охраны природной среды стратегически важно для перераспределения природных ресурсов, которое, вероятно, начнется при премьерстве Тимошенко. Филипчук – неофит в БЮТ, и его поведение пока что трудно прогнозировать.
     Министр труда и социальной политики Людмила Денисова. Специалист, работавшая в пенсионной сфере, последние два года была одной из ведущих бютовцев Автономной республики Крым. Минтруда – это большая ответственность и беспрерывный шквал критики со стороны политических оппонентов, поэтому назначить на эту должность не политика, а успешного менеджера и профессионала, к тому же женщину, было удачным решением.
     Министр топлива и энергетики Юрий Продан. Специалист в области электроэнергетики, креатура Александра Турчинова. По мнению экспертов, Продан будет именно «министром электроэнергетики», поскольку стратегические вопросы нефтяной и газовой отраслей, принадлежащие к компетенции Минтопэнерго, будут решать лично Тимошенко и Турчинов.
     Министр угольной промышленности Виктор Полтавец. Без преувеличения - персонаж советской мифологии, «легенда» угольной отрасли Украины, работал на этой должности еще при Советском Союзе, а потом – в первые годы независимости. Полтавец обладает огромным опытом и авторитетом в отрасли. Это самый пожилой министр в правительстве – ему 70.
     Министр экономики Богдан Данилишин. Академик, один из наиболее авторитетных ученых-экономистов Украины. Учитывая довольно расплывчатые полномочия и сферы влияния Минэкономики, Данилишин, скорее всего, будет работать над экономической стратегией правительства Тимошенко в целом.
     Министр Кабинета Министров Петр Крупко. Аппаратчик Кабмина с более чем двадцатилетним стажем, Крупко уже занимал эту должность во времена премьерства Тимошенко 2005 года.
     Министр промышленной политики Владимир Новицкий. Наименее понятное назначение в квоте Тимошенко; по мнению «Украинской правды», может быть связан со спонсором Коммунистической партии Украины, российским бизнесменом Константином Григоришиным. На это, по мнению аналитиков, указывает лояльность коммунистов к первым шагам правительства Тимошенко и их голосование за государственный бюджет.

     Команда Ющенко-Балоги в правительстве представлена преимущественно гуманитарным блоком и министрами так называемой президентской квоты.
     Министр обороны Юрий Ехануров. Бывший премьер-министр Украины и первый номер избирательного списка «Нашей Украины» 2006 года, Ехануров – выдвиженец Виктора Ющенко. Его кандидатура была неожиданностью, поскольку в течение почти трех лет пост Министра обороны занимал Анатолий Гриценко, считавшийся одним из наиболее профессиональных и успешных министров всех послереволюционных правительств. По мнению некоторых аналитиков, слишком быстрый рост популярности и влияния Гриценко вызвал опасения у Ющенко, увидевшего в лице министра-реформатора потенциального конкурента на президентских выборах. Объясняя свое решение заменить Гриценко Ехануровым, Ющенко сказал: «Я исходил из той позиции, что сегодня армии нужна свежая кровь. В частности, человек, который бы немного по-иному посмотрел на систему работы министерства обороны, рационализировал особенно финансовые потоки, оптимизировал ту систему собственности структур, которые держатся на экономике министерства обороны». Гриценко чрезвычайно болезненно пережил неожиданную опалу.
     Свою готовность быть главным противовесом Юлии Тимошенко в правительстве Ехануров засвидетельствовал в день голосования за премьера, 18 декабря, заявив, что не будет голосовать за Тимошенко, поскольку не все кандидатуры на министерские должности согласованы. По неофициальной информации, проголосовать «за» Еханурова заставил только личный телефонный звонок Президента. Кое-кто из политологов усматривает возможную роль Юрия Ивановича в том, что после отставки Тимошенко Президент назначит исполняющим обязанности главы правительства именно его.
     Вице-премьер Иван Васюнык. До недавних пор первый заместитель главы Секретариата Президента и один з наиболее влиятельных соратников Ющенко, конкурент Виктора Балоги в борьбе за доверие Президента. Васюныку удалось значительной мерой заполнить аппарат СП своими людьми, но борьбы с Балогой он не выдержал, и его авторитет существенно ослабел. В правительстве будет курировать гуманитарную сферу.
     Министр внутренних дел Юрий Луценко. Лидер «Народной Самообороны» находится в неопределенном состоянии чего-то среднего между человеком Президента и самостоятельным политическим лидером. Возглавляемая им группа «Народной Самообороны» в составе «НУ-НС», финансируемая бизнесменом и бывшим близким соратником Ющенко Давидом Жванией, сразу же позиционировалась как независимая и выразила стремление влиять на решения, принимаемые фракцией (в том числе и действуя вопреки воле Президента). Довольно скромное желание Луценко вернуться в кресло Министра внутренних дел на самом деле скорее имиджевый шаг: не будучи чересчур хорошим менеджером и не отличаясь привлекательной внешностью и ораторскими способностями, Луценко сделал доминантой собственного политического бренда борьбу с преступностью. Хотя имидж «Терминатора» порядком пострадал от скандала вокруг фирмы, возглавляемой его женой, оказывавшей услуги мобильной связи МВД, когда министерство возглавлял Юрий Витальевич.
     После «Оранжевой революции» Луценко принято считать членом команды Ющенко, но в первые дни после выборов, когда «НУ-НС» должен был сделать выбор между Партией регионов и Блоком Юлии Тимошенко, бывший министр правительства Януковича выступил решительным сторонником «демократической» коалиции. По этой причине доверие Президента к Луценко было подорвано, и теперь его карьера в полной мере зависит от Тимошенко. Вместе с тем, не следует забывать, что у Луценко один из наивысших личных рейтингов доверия среди украинских политиков, а также что он с давних пор лелеет мечту стать киевским мэром, и в случае досрочных выборов это вполне реально.
     Министр иностранных дел Владимир Огрызко. Должность главы внешнеполитического ведомства является, наверное, наиболее политизированной в украинском правительстве. Принимая во внимание то, что она принадлежит к конституционной квоте Президента, министров иностранных дел обычно весьма жестко критикует как оппозиция, так и недоброжелатели за границей (особенно в России). Счастливым исключением был Арсений Яценюк, оказавшийся компромиссной, хотя и не профессиональной, фигурой на этом посту, и удовлетворивший практически всех. Владимир Огрызко, близкий к Министру иностранных дел первого правительства Тимошенко Борису Тарасюку, невольно стал одним из катализаторов апрельского кризиса. После отставки Тарасюка, вызывавшего идиосинкразию у всех «бело-голубых», Ющенко внес на рассмотрение Верховной Рады кандидатуру первого заместителя и исполняющего обязанности Министра Огрызко. По мнению Банковой, депутаты, согласно Конституции, были обязаны утвердить президентскую кандидатуру, однако ВР при активной поддержке российской дипломатии несколько раз отказалась назначить Огрызко. Таким образом, его теперешнее назначение выглядит как вызов оппозиции.
     Министр юстиции Миколай Онищук. Бывший влиятельный член Партии промышленников и предпринимателей, во время перехода этой политической силы во главе с Анатолием Кинахом в лагерь «бело-голубых» остался в «Нашей Украине». Профессиональный юрист и опытный политик, он имел все основания претендовать на должность Министра юстиции в правительстве «демократической» коалиции. Если у кого-то и были сомнения по поводу его кандидатуры, то они развеялись, как только стало известно, что альтернативой ему является Роман Зварыч (с его работой на посту Министра юстиции был связан скандал, сильно повредивший рейтингу «оранжевых»). «Свой» Министр юстиции для Банковой фактически означает контроль над всем Кабмином, поскольку ни одно решение правительства не вступает в силу, не будучи зарегистрированным Министерством юстиции. А значит, в случае открытого противостояния у Президента будет возможность заблокировать деятельность правительства.
     Министр образования и науки Иван Вакарчук. Ректор Львовского национального университета, один из наиболее влиятельных работников образования Украины и отец звезды украинской эстрады, а с недавних пор – политика (депутата от «НУ-НС») Святослава Вакарчука. Этот пост должен был занять опытный чиновник Василий Кремень, который до 2005 года работал в правительстве Януковича, но фракция категорически не согласилась с этой кандидатурой, как компрометирующей «НУ-НС». Вакарчук абсолютно лоялен к Банковой и Президенту.
     Министр культуры и туризма Василий Вовкун. Режиссер, личный приятель семьи Ющенко, полностью лояльный к Президенту. Помешать успешно поправлять сложную ситуацию в отрасли государственной культуры Василию Вовкуну может помешать отсутствие менеджерского опыта. Впрочем, в первом правительстве Тимошенко этот пост также отдали деятелю искусств, а не менеджеру – певице и депутату Оксане Билозир.
     Министр здравоохранения Василий Князевич. Руководитель группы врачей, следящих за здоровьем Виктора Ющенко, был личным выдвиженцем Президента. До назначения занимал должность заместителя руководителя Государственного управления делами15 по вопросам лечебных учреждений.
     Министр регионального развития и строительства Василий Куйбида. Бывший мэр Львова, один из лидеров партии Народный Рух Украины, действительно может считаться специалистом по региональному развитию и хорошо разбирается в градостроении. Вместе с тем, Куйбида – политик из разряда «мечтателей», личность откровенно гуманитарной направленности, поэт и ученый.
     Министр по вопросам жилищно-коммунального хозяйства Алексей Кучеренко. Опытный управленец с «губернаторским» опытом, бизнес-прошлым и хорошими связями как в «оранжевом», так и в «бело-голубом» лагерях.
     Министр аграрной политики Юрий Мельник. В правительстве Тимошенко и Еханурова он занимал эту же должность по квоте Украинской народной партии (Костенко), в правительстве же Януковиче – по квоте… Коммунистической партии. Такой парадокс объясняется близостью господина Мельника к руководителю Государственного управления делами Игорю Тарасюку, делавшему все возможное для того, чтобы во главе аграрного министерства стоял его человек. Юрий Мельник – непубличный политик, украинцы не знают его в лицо.
     Министр по вопросам чрезвычайных ситуаций Владимир Шандра. МЧС – еще одно министерство, предусматривающее огромную ответственность (в том числе и персональную ответственность министра, поскольку украинская политическая традиция предусматривает его личное присутствие в местах стихийных бедствий и катастроф) и дает немного возможностей получить выгоду. Вместе с тем, опыт Нестора Шуфрича – министра по вопросам чрезвычайных ситуаций в правительстве Виктора Януковича – свидетельствует о большом потенциале этой должности как площадки для собственного политического пиара. Владимир Шандра – политик не публичный и не влиятельный. В правительствах Тимошенко и Еханурова он занимал должность министра промышленной политики, а до того руководил небольшим промышленным предприятием. Шандра – далекий родственник Президента (через мужа его старшей дочери Виталины Алексея Хахлева).
     Министр по вопросам семьи, молодежи и спорта Юрий Павленко. Вечно «самый молодой министр» и бывший лидер Молодежной партии Украины, Юрий Павленко занимал эту должность в правительстве Тимошенко в 2005 году. Павленко близок к семейству Ющенко, потому даже после отставки правительства Еханурова не оставался без должностей; в последнее время он возглавлял Житомирскую областную государственную администрацию. Губернаторство, впрочем, не вызывало у молодого политика чрезмерного энтузиазма: говорят, он даже не завел себе временного жилья в Житомире, добираясь каждый день за 140 километров на служебной машине из Киева. На своей «родной» должности Павленко сохранит лояльность к Ющенко.
     Новый пост с пока еще не определенными полномочиями – вице-премьера по вопросам подготовки к проведению Чемпионата Европы по футболу – занял один из самых верных соратников Ющенко, чья принадлежность к опальной группе «любих друзів» стала причиной своеобразной почетной ссылки в Запорожской области на должности главы облгосадминистрации, Евгений Червоненко. В первом правительстве Тимошенко он был Министром транспорта и связи.

     Таким образом, в правительстве Тимошенко людям, приближенным к премьеру, отдан экономический блок, однако их влиятельные должности уравновешены не менее влиятельными «нашеукраинцами». Также в случае, если сценарий «бескровной смены власти» (который не будет предусматривать перевыборов и даже назначения премьера в ВР) будет реализован, Президент сможет, назначив и.о. премьера своего человека, заменить исполняющими обязанности «тимошенковскую» часть правительства. Но, вопреки блестящему лозунгу Партии регионов «зима ваша – весна наша» (то есть весной, когда правительство Тимошенко засвидетельствует собственную несостоятельность и неспособность справиться с проблемами в стране, ПР вернется во власть), у Юлии Тимошенко есть шансы остаться при власти, по меньшей мере, в течение 2008 года.

     Чего ждать от «новой старой» власти и оппозиции
     Юлия Тимошенко выиграла и оказалась в ситуации, когда какое угодно развитие событий приведет к ее следующим победам. Ее политика, основанная на откровенном популизме, пользуется поддержкой масс, и ее популярность продолжает возрастать. Все свои неудачи и невыполненные обещания Тимошенко всегда сможет списать на союзников – «Нашу Украину – Народную Самооборону» и лично на Ющенко с Балогой. Даже если это не будет соответствовать действительности, Юлия Тимошенко никогда страдала от недостатка красноречия, чтобы убедить в своей правите, по крайней мере, своих симпатиков – и не потерять их поддержку. Отставка под давлением Президента и Партии регионов не только не будет для нее трагедией, но даже может считаться желательной: несправедливое увольнение премьера – чудесный трамплин для перехода в президентское кресло, что доказали уже двое украинских президентов (Кучма и Ющенко). Некоторые аналитики прогнозируют, что в конце 2008 года БЮТ сам спровоцирует ситуацию, в которой Президент будет вынужден разрушить «демократическую» коалицию и создать «широкую», которая отправит Тимошенко в отставку.
     На сегодня предсказывать, захочет ли Тимошенко идти в Президенты, преждевременно, но это весьма вероятно, потому что пост главы государства, который избирается на 5 лет всенародным голосованием, можно использовать значительно эффективнее, чем премьерский, даже в обновленной системе конституционных координат16 . Поскольку конституционный строй Украины до сих пор не зафиксирован, и практически все политические силы декларируют намерения изменять Конституцию, Тимошенко в случае сохранения у нее президентских амбиций будет стремиться подкорректировать основной закон и другие законодательные акты, вернув Президенту утраченные за период премьерства Януковича полномочия. Для этого ей понадобится конституционное большинство; это позволяет пессимистически оценивать шансы Верховной Рады VI созыва на существование в течение всего определенного Конституцией пятилетнего срока. Если Тимошенко будет уверена, что перевыборы Верховной Рады (под любым предлогом, возможно, в конце концов, и повторение сценария 2007 года) принесут ей 301 мандат, она пойдет на них с легкостью и найдет слова, чтобы все объяснить своим избирателям.
     11 января Сбербанк Украины начал17 выплаты компенсаций вкладчикам советского Сбербанка, чьи сбережения «съела» гиперинфляция начала 90-х. Правительство пообещало в течение 2008 года выплатить около 20 миллиардов гривень (4 млрд долларов – одну шестую общей суммы); получить эти деньги, в бюджете не предусмотренные, собираются от внеплановой приватизации. Каждому вкладчику будут выдавать не больше 1 тысячи гривень, остальные же деньги можно положить на депозит. Предусмотрено также различные возможности списания вкладов Сбербанка СССР за счет коммунальных услуг, хотя юристы называют такую практику противозаконной. Политолог Дмитрий Выдрин комментирует тот факт, что правительство практически сразу начал возвращение вкладов, так: «В политическом аспекте я бы оценил возвращение сбережений как начало президентской избирательной кампании. Не секрет, что многие президенты начинали с почти таких же мер». Мало кто, кроме самих бютовцев, оценивает перспективу возвращения вкладов в полном объеме как реальную. «В первую очередь, на мой взгляд, нужно провести инвентаризацию советских вкладов. Я убежден, что сумма в 120 миллиардов гривень сократится до 50 миллиардов. Средний вклад будет не больше 5 тысяч. Именно их погасят в первую очередь», - говорит бютовец Сергей Терехин. Во всяком случае, Тимошенко обречена на то, чтоб искать возможностей как можно более зрелищно вернуть вкладчикам как можно меньшую сумму. От людей, стоящих в очередях около отделений Сбербанка, часто можно услышать: «Если Юля вернет мои деньги – буду только за нее голосовать».
     Начало выплат уже вызвало ажиотаж у наименее обеспеченных групп населения Украины, для которых 1 тысяча гривень (200 долларов) – значительная сумма. Люди, за 17 лет потерявшие надежду на то, что когда-либо увидят свои потерянные сбережения, с глубокой благодарностью ждут выплаты даже этой относительно небольшой суммы. Вместе с тем, правительство Тимошенко повысило сумму государственной помощи после рождения ребенка и пообещал еще несколько пусть и популистских, но, несомненно, популярных нововведений. Достаточно сказать, что в основу правительственной программы на 2008 год заложена программа «Украинский прорыв» 18 , содержащая многочисленные обещания и почти не предлагающая предметного описания путей и методов их выполнения.
     Самое слабое место Тимошенко на сегодня – это парламентская коалиция. Оппозиция уже продемонстрировала серьезность намерений не допустить нарушения регламента, в частности голосования чужими карточками, что делает необходимым для принятия решений личное присутствие в сессионном зале 226 депутатов большинства. Обеспечить его, как свидетельствует опыт, практически невозможно, поэтому парламентское большинство обречено или быть неполноценным, собираясь вместе только для принятия наиболее важных решений, или же расшириться за счет меньших фракций или их частей. Блок Литвина, участие которого в «демократической» коалиции было бы логичным и желательным для «НУ-НС» и БЮТ, пока что стойко выдерживает давление чрезвычайно привлекательных предложений. Владимир Литвин отказался от поста Председателя Верховной Рады, который, как многие имели основания предполагать, был его главной целью; не соблазнили его и многочисленные предложения «хлебных» мест руководителей государственных органов и министров. Это может значить, что Владимир Михайлович надеется, использовав свой имидж умеренного центриста, выступить «третьей силой» на будущих президентских выборах, дав перед этим Ющенко, Януковичу и Тимошенко окончательно скомпрометировать себя. Из этого не следует делать вывод, что фракция Блока Литвина не будет принимать участия в голосовании за отдельные законопроекты, но, во-первых, ценой такой поддержки могут быть взаимные «услуги» - принятие лоббируемых Литвином законов, во-вторых, такими ситуативными союзниками БЮТ и «НУ-НС» уже стали коммунисты. Во всяком случае, нерегулярное привлечение малых фракций не решает проблемы неустойчивого большинства; в случае, если на повестке дня будет стоять решение, очень невыгодное Партии регионов, нескольких нашеукраинцев и бютовцев всегда можно убедить «заболеть»…
     Коалиция «на грани» не нравится всем, поскольку требует совсем другого, чем принято в истории украинского парламентаризма, отношения депутатов к своим обязанностями. Ранее фракции в полном составе собирались только раз – на первом торжественном заседании; некоторые депутаты в течении нескольких лет не появлялись в сессионном зале лично – за них «голосовали» их карточки. С другой стороны, даже сама Юлия Тимошенко допускает, что к коалиции могут присоединиться «сознательные» представители Блока Литвина, КПУ и Партии регионов, которые будут голосовать так же, как и большинство. И это – несмотря на то, что именно это стало причиной роспуска предыдущего созыва!
     Следует отдать должное Партии регионов: в этот раз она с достоинством выдержала процесс перехода в оппозицию, сопроводив его всеми необходимыми заявлениями и созданием «теневого правительство». Но для того, чтобы молча снести следующий удар, мужества не хватило. 24 декабря Президент Украины Виктор Ющенко назначил Секретарем СНБОУ Раису Богатыреву. Второй номер в списке ПР и одна из самых популярных «бело-голубых» политиков, Раиса Васильевна издавна фигурировала в прогнозах экспертов по поводу возможной смены лидера Партии регионов. «Помолодев» благодаря пластической операции, Богатырева – представительница группы Ахметова-Колесникова – открыто претендовала на роль «бело-голубой Тимошенко». Во время переговоров между Банковой и ПР рассматривалась возможность избрания Богатыревой спикером, первым вице-спикером, вице-премьером и так далее; в результате же ей даже не досталось должности главы вракции Партии регионов, которую она занимала в ВР V созыва19 . Это можно расценивать как симптом глубокого раскола в Партии регионов, еще не вышедшего на поверхность, но окончательно произошедшего после провальной кампании 2007 года, которой руководил Колесников – и не оправдал надежд. За полтора года Янукович вместе с группой соратников из правительства вышел из-под контроля Рината Ахметова, и олигарху дали понять, что он не может рассчитывать на вечное владение избирательными брендами «Янукович» и «Партия регионов». А значит, Ахметову оставалось одно – путь к нахождению общего языка с другим брендом: «Ющенко». Ющенко и Балога, со своей стороны, не преминули воспользоваться случаем ослабить Партию регионов, перетянув на свою сторону одну из сильнейших ее фигур. «Думаю, что это нота конструктивизма, которая должна быть. Это знак того, что люди из разных политических сил могут работать», - прокомментировал назначение Богатыревой Ющенко, а Тимошенко и ее соратники воздержались от чересчур резкой критики. Это разумно: назначая человека из «бело-голубого» лагеря на декоративную, хоть и высокую, должность, Ющенко в первую очередь жертвует своей собственной популярностью среди наиболее бескомпромиссного «оранжевого» электората. Тимошенко же, если понадобится, сможет объявить назначение Богатыревой первой ласточкой предательства союзников.
     «Регионалы» сперва так растерялись, узнав о неожиданном назначении Богатыревой, что заявили: Указ подписан без согласия самой Раисы Васильевны и является провокацией. Но совсем скоро новоиспеченная Секретарь СНБОУ подтвердила, что это был ее сознательный и обдуманный шаг. «Регионалы» пригрозили Богатыревой исключением из партии, однако политсовет лишь обязал ее приостановить членство в ПР на время работы в СНБОУ. Наиболее поэтически настроенные аналитики уже называют Богатыреву будущим Президентом Украины – преемником Ющенко, которой суждено победить благодаря электорату, унаследованному от Януковича (речь идет не о 2009, а скорее о 2014 годе).
     Последняя версия развития отношений между Банковой и Партией регионов, подтвержденная, в частности, приближенным к Виктору Балоге политологом Вадимом Карасевым, заключается в том, что в скором времени под эгидой Секретариата будет создана мощная левоцентристская партия, лидерами которой станут Раиса Богатырева, Юрий Ехануров и Арсений Яценюк, а спонсором – Ринат Ахметов. Партия, не привязанная ни к одному из существующих политических брендов, попробует оттянуть электоральный ресурс Партии регионов на Востоке и Юге страны. Вместе с Ахметовым ПР лишилась бы одной из главных составляющих своего успеха – поддержки руководства больших промышленных предприятий, значительное количество которых принадлежит или находится под влиянием Рината Леонидовича и его сателлитов. Ющенко такой сценарий выгоден в первую очередь потому, что сделает невозможным возникновение двухпартийной политической системы БЮТ-ПР. Логикой Ющенко может быть «чье место больше шансов занять – Тимошенко или Януковича», и выбор, естественно, будет сделан в пользу того, чьи лидерские качества слабее – Януковича. Из уст бывшего идола Майдана уже год не слышно ничего похожего на риторику тех времен, а праздник Дня Свободы – 22 ноября, день начала революции 2004 года – в 2007-м просто не состоялся. О празднике, назначенном Указом Президента накануне первой годовщины, политкорректно не напоминали ни нашеукранцы, ни большинство бютовцев, а на Майдане Независимости вместо сотен тысяч 2005-го и десятков тысяч – 2006 года, несмотря на значительно лучшие погодные условия, собралось триста людей. Впрочем, подобные настроения господствуют и среди обычных людей, вспоминающих о Майдане как о величественной странице в истории Украины, минувшей уже окончательно и бесповоротно. Удивительно, но исторические оценки «оранжевых» и «бело-голубых» политиков по поводу Майдана практически тождественны: они отмечают высокую гражданскую сознательность людей на «всех майданах страны» (реверанс в сторону Януковича), но болезненно переживаю то, что плодами революции воспользовались не должным образом. То, как виртуозно огибают они острые углы, можно усматривать политическое наследие отца украинского «центризма» - Леонида Кучмы. Отдельные политики, позволяющие себе высказывать категорические суждения на так называемые «раздражающие» темы (язык, НАТО, признание Голодомора и ОУН-УПА и так далее), постепенно дрейфуют на маргинес. В этой атмосфере тотальной гипертолерантности и декларирования абстрактных якобы общеукраинских ценностей на первый план в конфликтах между политиками выходят не взгляды или ценности, а собственные деловые или карьерные интересы.
     В этот раз, в отличие от предыдущих, мировая демократическая общественность значительно спокойнее отнеслась как к самому политическому кризису в Украине, так и к победе Ющенко и Тимошенко, давно уже переставших вызывать особые надежды и симпатии Запада. Более того, европейские чиновники и дипломаты не раз намекали на то, что политическая нестабильность в стране, частая и не совсем конституционная смена правительств и правящих коалиций и отсутствие четко определенного евроинтеграционного курса отдаляет момент вступления Украины в ЕС даже не на годы, а на десятилетия. Ведь, постепенно приближаясь к Европе по уровню благосостояния и темпам развития экономики, Украина еще далека от того, чтобы сравниться по своей политической культуре даже с самыми младшими государствами ЕС.
     В стороне от выборов 2007 года осталась и Россия, не сделав ставки ни на одну из политических сил (что, в общем, тоже могло стать одной из причин недостаточно высокого результата ПР). Российские СМИ, которые распространяются на территории Украины, вели активную антиоранжевую и антиукраинскую пропаганду, однако и в агитации за Януковича не преступали грани относительной пристойности. Рука Москвы несколько раз покрутила газовый вентиль, которым обычно пытается регулировать украинскую политику, то требуя от Украины вернуть несколько миллиардов долга за газ, то вновь угрожая повышением цены. Но это давление не могло вызвать ничего, кроме антироссийских настроений в обществе. К тому же, российская власть была занята своими парламентскими и будущими президентскими выборами, и на Украину у нее не было времени. Напоследок отметим, что ситуация, когда государство в политическом плане разделена на две практически равные половины, баланс между которыми довольно легко изменить, выгодна России, не заинтересованной в укреплении украинской власти. Однако то, что в российской системе политических координат выглядит нестабильностью и хаосом, немыслимым и недопустимым с точки зрения ценностей «управляемой демократии», на самом деле является этапом движения украинского общества к демократии настоящей.


1http://www.newsru.ua/ukraine
2 Речь идет в первую очередь о подписании так называемого «Универсала национального единства», который позволил под предлогом объединения Украины назначить Премьером Виктора Януковича.
3 http://www.utro.ua
4 http://www.bbc.co.uk
5 http://www.pravda.com.ua
6Министры обороны и иностранных дел в украинском правительстве принадлежат к так называемой «президентской квоте» - назначаются ВР по представлению Президента и обычно являются «его людьми».
7 Эту версию подтвердил «Газеті по-українськи» депутат-регионал Василий Хара.
8 Условная часть списка, куда входят депутаты, которые гарантировано получат депутатские мандаты.
9 Впоследствии лидер КУН призвал своих сторонников голосовать за «НУ-НС».
10 Определение политолога Вадима Карасева.
11http://www.cvk.gov.ua
12http://www.newsru.ua
13Президент уволил Плюща с этой должности своим Указом 26 ноября 2007 года в связи с избранием народным депутатом.
14В соответствии с украинским законодательством, в случае, если Верховная Рада не поддержала поданную Президентом кандидатуру на пост Премьера, необходимо сделать новое представление (можно – той же самой кандидатуры).
15Орган по материально-техническому и другому обеспечению деятельности Президента Украины, Верховной Рады Украины, Кабинета Министров Украины, СНБОУ, других государственных органов.
16 Изменения к Конституции 8 декабря 2004 года, начавшие действовать 1 января 2006-го, превратили Украину из президентской республики в смешанную, существенно ограничив полномочия главы государства.
17 http://ua.for-ua.com
18 http://www.tymoshenko.com.ua
19Фракцию возглавил Виктор Янукович.

Print version
EMAIL
previous У ВЛАСТИ НЕТ ПОДДЕРЖКИ ГРАЖДАН |
Лубош Веселы
THE LONG TELEGRAM: IMPULSES, RAMIFICATIONS, CONSEQUENCES |
Petr Mares
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.