ISSUE 2-2020
INTERVIEW
Roman Temnikov
STUDIES
Петр Вагнер Аляксандр Милинкевич Pavel Havlicek
OUR ANALYSES
Томаш Якл Владимир Воронов
REVIEW
Петр Мареш
APROPOS
Ярослав Шимов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
REVIEW
ПРОШЛОЕ, СОВРЕМЕННОСТЬ И БУДУЩЕЕ СОГЛАСНО ВВП
By Петр Мареш | дипломат и историк, Чешская Республика | Issue 2, 2020

Когда политик начинает говорить о необходимости сохранить истинную картину прошлого, очень редко это становится попыткой действительно узнать прошлое. Чаще всего в обширном предложении исторических событий он находит то, которое он хочет использовать в оправдание своих действий - прошлых, настоящих и будущих. Чтобы выполнить свою роль в большинстве случаев необходимо слегка изменить, очистить, избавить такое событие от нежелательных проблемных моментов и возможных вопросительных знаков. Только тогда оно действительно станет тем, что британский социолог Энтони Д. Смит называет годным к употреблению прошлым (usable past).

Конечно, такой продукт не может выдержать испытание результатами реальных исторических исследований, но, как уже было сказано, история здесь только на последнем месте. Однако это не значит, что бессмысленно проводить такую ​​конфронтацию. Систематическое исследование этого явления может дать интересную информацию о взаимосвязи между природой целей, которые политик стремится достичь, и степенью искажения истории, которая нужна для их оправдания. Эта статья не ставит перед собой таких амбициозных целей. Однако текст под названием The Real Lessons of the 75th Anniversary of World War II (на сайте The National Interest), в русской версии 75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим (на сайте kremlin.ru) за подписью Владимира Путина прямо предлагается для скромного тематического исследования на этот счет. 

В факте, что российский президент нашел «полезное прошлое» во Второй мировой войне, которую в России традиционно называют Великой Отечественной войной, нет ничего нового. Путин многократно ее описывал как основной источник патриотических позиций и национальной гордости, под его эгидой уже долгое время строится «истинная картина» войны, в писание которой свой вклад вносят такие институции, как фонд История Отечества, созданные Путиным. Эта трактовка президента обязательна для учебников истории и защищается многочисленными членами Русского исторического общества. В том же духе Путин выступил несколько раз за последний год, особенно в ответ на резолюцию Европейского парламента Importance of European Remembrance for the Future of Europe в сентябре 2019г.

Так как же выглядит образ Второй мировой войны, согласно Путину, или, его словами, как выглядит «правда, основанная на документально подтверждённых исторических фактах“, к которой надо стремиться и защищать ее изо всех сил? Степень очистки путинского изображения высока. Здесь нет места массовым преступлениям, совершенным советскими властями на оккупированных территориях довоенной Польши, Литвы, Латвии, Эстонии и Румынии в 1939-1941 годах. Ни слова о сотнях тысяч депортированных. Ему нужны всего три предложения, чтобы описать аннексию трех балтийских государств, в которых, как он заявляет, это произошло «на договорной основе, при согласии избранных властей». И это, по его словам, «соответствовало нормам международного и государственного права того времени».

Все это может сегодняшнего читателя на Западе шокировать, но в нынешней России это уже давний стандарт, представляемый ученикам и студентам на всех уровнях образования. По сути, это возвращение к интерпретации этой фазы Второй мировой войны, распространенной в период до перестройки Горбачева.

Однако Владимир Путин ищет вдохновение для своей интерпретации еще глубже. В его тексте мы не находим критики неподготовленности СССР к немецкому вторжению, которая в той или иной степени присутствовала в советской историографии со второй половины 1950-х годов. Ни слова о жестоких и бессмысленных чистках, уничтоживших офицеров Красной Армии. Его лаконичный комментарий на эту тему также был бы приемлем даже для публикаций при жизни Сталина: «наряду с огромным потоком разного рода дезинформации советские лидеры получали и реальные сведения о готовящейся агрессии нацистов. И в предвоенные месяцы предприняли шаги, направленные на повышение боеготовности страны».

Для Путина Сталин является частью великого рассказа о Отечественной войне и, как таковой, должен быть таким же чистым и вдохновляющим. Поэтому Путин систематически избегает негатива, связанного со Сталиным, преуменьшает или немедленно перекрывает его позитивом. Конечно, он не может притворяться, что не знает о преступлениях Сталина, но, как и в случае оккупации стран Балтии, ему хватает трех фраз, которые увенчиваются признанием сталинского предвидения во внешней политике. Тогдашнее руководство страны можно упрекнуть во многом, пишет Путин, «но не в отсутствии понимания характера внешних угроз».

Более того, великий террор - не главное, что беспокоит Путина в довоенной политике. Не Гулаг, голод, миллионы насильственно перемещенных лиц, бесконечные потоки замученных и убитых, а «нигилизм, издевательское отношение к национальной истории, традициям, вере, которые пытались насаждать большевики», в то время как это произошло „ особенно в первые годы после прихода к власти“. То есть - перед Сталиным. С его властью, наоборот, связан патриотизм и героизм, «гигантская сила советского общества, объединённого стремлением защитить родную землю».

Текст Путина звучит как самая ортодоксальная защита сталинской внешней политики от высокопоставленного представителя России или Советского Союза с тех пор, когда переполненные грустью диадохи произносили речи над его гробом. В этом контексте неудивителен способ, которым он разбирается с самым проблемным внешнеполитическим моментом периода до Великой Отечественной войны, а именно - с союзничеством Советского Союза с Германией. Разумеется, его большой гандикап заключается в том, что, в отличие от авторов, которые писали до 1989 года, он не может отрицать существование секретных протоколов к пакту Молотова-Риббентропа, но для него это не  слишком большая проблема. Конкретные детали содержания этого сотрудничества автор просто «великодушно» обходит и его значение преуменьшает утверждением, что это был просто еще один из многих договоров о ненападении, которые другие европейские страны ранее заключали с Германией. Более того, пишет он, можем ли мы быть уверены, что их договоры тоже не содержали никаких секретных поправок?

Пика нелепости Путин достигает, когда он приписывает к хорошим поступкам Советов то, что они не использовали все возможности, которые им предоставляло сотрудничество с Гитлером - во время нового раздела Польши не оккупировали больше ее территории,  не стали рядом с Германией в ее войне против Британии, не присоединились к Пакту трех...

Однако в то же время миллионы тонн сырья, важных для ведения войны, потекли в Германию, Советский Союз оккупировал большие территории своих беззащитных соседей и установил на них власть террора. И Владимир Путин, в духе старых советских анекдотов, говорит, вы знаете, что еще мы могли бы сделать? И вы видите, мы этого не сделали!

В этом контексте не удивительно, что он считает важным подчеркнуть одну, по его мнению, личную заслугу тогдашнего советского лидера: «в отличие от многих тогдашних руководителей Европы Сталин не запятнал себя личной встречей с Гитлером, который слыл тогда в западных кругах вполне респектабельным политиком, был желанным гостем в европейских столицах». Здесь следует отметить, что Гитлер не начал посещать столицы европейских стран, за исключением Рима, до 1939 года. Насколько его приветствовали в порабощенной Праге, разрушенной Варшаве или униженном Париже?

Заслугам Сталина Путин противопоставляет грехи западных политиков, когда критикует французских, например, за то, что они после Первой мировой войны поставили Германию на колени, и, в то же время, английских и американских за то, что они ей помогли встать на ноги. Однако главной ошибкой Запада был крах системы коллективной безопасности, а основным проявлением этого краха была Мюнхенская конференция или, по словам Путина, «Мюнхенский сговор». Она открыла дверь для немецкой агрессии и, в то же время, заставила Советский Союз искать собственные пути обеспечения своей безопасности. Пакт Молотова-Риббентропа был только логическим результатом Мюнхена.

В этой конструкции тоже не так много нового. Как и в послевоенной Чехословакии, советская историография и пропаганда тоже с конца войны работали с простой схемой. Против реальности (бесспорной), что мюнхенское соглашение с нацистами и фашистами было заключено западными союзниками Чехословакии, стояла реальность (также бесспорная), что его восточный союзник такое соглашение не заключил. Из этого был сделан вывод, что, в то время как западные союзники предали Чехословакию, восточный союзник ее не предал.

Эту логическую конструкцию, равную по значению конструкции о летающем страусе, потом было легко развить в качестве аргумента, что, если бы честный Советский Союз решил и впредь полагаться на союз с западными державами, все бы для него закончилось тем же путем, как для Чехословакии. Уже тогда для Мюнхена начали использовать выражение «Мюнхенский сговор», а пакт Молотова-Риббентропа считался шедевром советской дипломатии.

Срок службы этой схемы в ее чистом виде был относительно коротким. С конца 1950-х годов критическое изучение мюнхенского контекста постепенно поднимало (осторожные) вопросы о реальной готовности и подготовленности СССР оказать Чехословакии эффективную военную помощь, об отсутствии альтернативы сотрудничеству с Германией и, наконец, о том, почему Советский Союз не принимал участие в Мюнхенской конференции. Когда Михаил Горбачев, в результате стихийного развития гласности в конце 1980-х годов, был вынужден признать существование секретных протоколов, его сотрудники нашли способ осудить эти протоколы, подтвердить, что сталинское руководство не смогло надлежащим образом подготовить страну к неизбежному конфликту, и в то же время выразить понимание причин, которые к соглашения привели.

Последний парламент СССР 24 декабря 1989г. принял резолюцию, в которой заявил: «договор с Германией о ненападении заключался в критической международной ситуации, в условиях нарастания опасности агрессии фашизма в Европе и японского милитаризма в Азии и имел одной из целей - отвести от СССР угрозу надвигавшейся войны.» В то же время, однако, депутаты посчитали необходимым добавить: «В конечном счете, эта цель не была достигнута, а просчёты, связанные с наличием обязательств Германии перед СССР, усугубили последствия вероломной нацистской агрессии

В следующей части резолюции они выразили на языке того времени свою оценку секретных дополнительных протоколов: «Съезд констатирует, что протокол от 23 августа 1939 года и другие секретные протоколы, подписанные с Германией в 1939-1941 годах, как по методу их составления, так и по содержанию являлись отходом от ленинских принципов советской внешней политики. Предпринятые в них разграничение «сфер интересов» СССР и Германии и другие действия находились с юридической точки зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран.»

В 1990-х годах критический подход к Пакту углубился, в частности, в связи с расширением доступа к архивным документам сталинского периода, и вызвал ряд чрезвычайно интересных дискуссий как в научном сообществе, так и в политических кругах. В то время для результатов переговоров четырех держав все чаще использовался термин «Мюнхенское соглашение.» Однако на рубеже веков, прежде чем результаты этих дискуссий были отражены в учебниках, из российского академического дискурса исчезли неприятные вопросы, связанные с дорогой от Мюнхена к пакту Молотова-Риббентропа и к началу Второй мировой войны. По указаниям политического руководства страны официальная историография России возвращается к простым объяснениям, и Мюнхен снова становится «Мюнхенским сговором». В путинском толковании  истории уже нет места для дискуссии и сомнений.

Так на сайте Российского исторического общества член-корреспондент РАН Ефим Пивовар пишет: «В разгар кризиса правительство СССР заявило о готовности выполнить свои обязательства по советско-чехословацкому договору 1935 года, который предусматривал оказание Советским Союзом помощи Чехословакии в случае агрессии против неё при условии одновременного оказания такой помощи Францией. Мы знаем, почему этого не произошло – Великобритания и Франция предпочли договариваться с Гитлером, фактически проигнорировав мнение Москвы и попытавшись исключить нашу страну из участия в решении ключевых вопросов сложившегося на тот момент миропорядка в Европе.»

Это объяснение появилось при прямом спонсорстве Владимира Путина, который из него в последнее время сделал краеугольный камень своей конструкции прошлого. Он также на нем основал свои реакции на резолюцию Европейского парламента и в будущем, наверное, планирует протолкнуть его как общепринятый не только в России.

С точки зрения пропагандистской борьбы, это умный ход. Современная история не дает лучшей возможности продемонстрировать ненадежность, эгоизм или даже злодейство Запада в сравнении с невинным и верным Востоком. Ни одна из западных держав не была свободна от греха умиротворения (appeasement), и, по крайней мере, европейские державы дорого за него заплатили. Уроки Мюнхена стали неотъемлемой частью (не только) западной политической мысли и нашли свое место в историческом сознании европейских народов.

Поэтому любая критика Мюнхена имеет хороший шанс быть услышанной, хотя остается вопрос, как ее примет под соусом, который приготовил Путин, вменяемый читатель. Так какой урок из этой критики, согласно Путину, можно выучить?

Президент России посвящает этому уроку последнюю часть своего текста. Формально - это призыв к историческим державам, постоянным членам Совета Безопасности и законным (объявленным) владельцам ядерного оружия, а Мюнхен вообще не упоминается. Он вспоминает конференции «Большой тройки» в Тегеране, Ялте и Потсдаме, а также учредительные конференции ООН в Сан-Франциско. На них был создан послевоенный международный порядок, который обеспечил, несмотря на все споры и конфликты то, что мир не был брошен в очередную мировую войну. В настоящее время, по словам Путина, этот порядок целенаправленно подрывается, примером этого усилия есть «историческая» резолюция Европейского парламента.

Путин не говорит, кто стоит за такой угрозой, но призывает ядерные державы противостоять ей совместно. Мир вывихнут из своих суставов, и наступило время вернуть его снова под контроль: «Наш долг – всех тех, кто берёт на себя политическую ответственность, прежде всего представителей держав-победительниц во Второй мировой войне, – гарантировать, чтобы эта система сохранилась и совершенствовалась. Сегодня, как и в 1945 году, важно проявить политическую волю и вместе обсудить будущее». Он предлагает нечто вроде суперсаммита, на котором представители пяти сверхдержав будут искать (и, без сомнения, найдут) решения для всех бед сегодняшнего мира, от политических до экономических и тех, которые вызваны пандемией.

Возможно ли, что Путин здесь серьезен? Несомненно, ему нравится идея, что могло бы вернуться время, когда судьбу мира решала горстка государственных деятелей, склонившихся над его картой, перемещая миллионные армии с континента на континент и перекраивая границы суверенных государств, не считая необходимым информировать их об этом. Действительно ли он думает, что такая ситуация может повториться? Утвердительный ответ значил бы возможность поставить под сомнение здравость суждения Путина и качество команды, которая в его распоряжении.

Это предложение полностью игнорирует реальность сегодняшнего мира, появление новых динамично развивающихся держав (к числу которых Россия пытается принадлежать!), смещение гравитационного поля международных конфликтов в акваторию Тихого океана, китайско-американское соперничество, существование таких интеграционных и оборонительных групп, как ЕС и НАТО, со своими собственными и обязательными механизмами принятия решений. И, что не менее важно, совершенно другой вес России в сравнении с другими державами.

В конце концов, Путин должен знать, что точно так же, как западная историография никогда не захочет принять его версию возникновения Второй мировой войны, сверхдержавы, к которым он обратился, никогда не смогут принять предложение вернуться к международным отношениям в том виде, как они выглядели три четверти века назад. Тем не менее, он считает необходимым предложить свою инициативу. Зачем? 

Боюсь, что для объяснения мы должны вернуться к путинской концепции Мюнхена, хотя президент ее не упоминает в своем видении решения мировых проблем. Его предложение, вероятно, было представлено не для принятия, а для того чтобы было зафиксировано. Устами Путина Россия предложила гарантам старых порядков сотрудничество, чтобы сохранить и улучшить их, так же, как когда-то она предлагала сотрудничество устами Литвинова в защите Чехословакии и системы межвоенной коллективной безопасности.

Как все могут видеть, предложение на столе. Если будет отклонено, то партнеры не должны удивляться, если Россия будет искать другой способ защиты и продвижения своих интересов. Можно порассуждать о том, как это будет выглядеть. Владимир Путин в этом отношении очень креативен, и современный мир предлагает относительно широкий круг потенциальных союзников. Демократическая часть мира должна быть готова ко многим сюрпризам. Это будет непросто, но первый шаг кажется очевидным. «Забвение уроков истории неизбежно оборачивается тяжёлой расплатой», - пишет Путин, и в этом случае уместно с ним согласиться.

В своей статье он нагло показал России и всему миру, что он чувствует себя лучше в сапогах Иосифа Сталина, и мир должен наконец принять это всерьез. Конечно, мы можем утешаться тем, что они есть и всегда будут слишком большими для него. Но это все равно будут сталинские сапоги.

Print version
EMAIL
previous ПРАЖСКАЯ ОПЕРАЦИЯ 1945 ГОДА: НЕ ПУСТИТЬ АМЕРИКАНЦЕВ? |
Владимир Воронов
НОВОЕ ПЛАТЬЕ КОРОЛЯ. |
Ярослав Шимов
next
ARCHIVE
2020  1 2 3 4
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
RSS
  © 2008-2020
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.