ISSUE 1-2021
INTERVIEW
Роман Темников
STUDIES
Владимир Воронов Марян Бруновски
OUR ANALYSES
Анастасия Тихомирова
REVIEW
Любовь Шишелина
APROPOS
Игорь Яковенко


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
OUR ANALYSES
С ЧЕМ И С КЕМ ПРИДЕТ РОССИЙСКАЯ НАУКА К 300-ЛЕТИЮ РАН?
By Анастасия Тихомирова | журналист, Российская Федерация | Issue 1, 2021

16 марта 2021 года Государственная Дума приняла в третьем чтении закон о регулировании просветительской деятельности и о контроле за международным сотрудничеством образовательных организаций. Важно отметить, что в обсуждении документа не принимали участия те слои общества, деятельность которых  закон затрагивает непосредственно, даже несмотря на то, что к моменту голосования 270 000 ученых, преподавателей и общественников[2] подписали петицию против предложенных группой законодателей во главе с председателем комиссии Совета федерации по защите государственного суверенитета Андреем Климовым и главой думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Василием Пискаревым поправок. Уже из упоминания должностей инициаторов становится понятной направленность подготовленного вопреки протестам общества документа. Небезынтересно, что соавтором «предложения» выступает Комитет по делам национальностей, возглавляемый бывшим тренером по физкультуре и сборной РФ по футболу Валерием Газзаевым. Видимо законодатели решили «забить гол ученым» хорошо натренированной спортивно-силовой ногой, а когда суммируешь резюме основных инициаторов вводимых ограничений, вырисовывается весьма печальная картина формирования определенного силового блока против мысли.

 

О реальном смысле закона весьма откровенно высказался сенатор Владимир Джабаров. Попутно уничижительно отозвавшись об Академии наук: «академия наук – это еще не весь народ», он выразил обеспокоенность настроениями и взглядами, распространенными в молодежной среде, в частности - массовым участием в протестных акциях. «Я думаю, что нам нельзя терять страну. Каша такая в голове у нашего молодого поколения. События с Навальным, которые были, показали - они даже не знают, за что они выходили, что они защищают. Поэтому я поддерживаю и буду поддерживать этот закон», - цитирует сенатора Интерфакс.[3] Интересно, как этот закон поможет молодому поколению избавиться от «каши в голове», если и сам закон можно трактовать как угодно? По мнению сенатора Владимира Лукина,[4]  «правовая определенность невозможна в этом законе - что вы будете считать отвратительным и плохим и что – хорошим.» А это значит, что он может быть использован «по усмотрению».

Против закона решительно выступила Российская академия наук, обратившись к президенту РФ с просьбой не подписывать резонансную законодательную инициативу, регламентирующую просветительскую деятельность и международное сотрудничество вузов. Прежде чем попасть на подпись к президенту, документ еще должен быть утвержден Советом федерации, однако памятуя о реформе науки 2013 года, когда сложилась аналогичная ситуация, надеяться уже не на что.

Документ, по сути, выхолащивает основные принципы научной и образовательной деятельности, создавая очередную надстройку из чиновничества. Свобода мысли и дискуссии одноколейно интерпретируется как злые происки из-за бугра, способные, видимо, попортить неокрепший – в представлениях законодателей - ум россиянина. Следовательно цель закона - оградить наши умы от «антироссийских сил, под видом просветительской деятельности осуществляющих широкий круг пропагандистских мероприятий» и наделить Минобрнауки и Минпросвещения полномочиями лицензировать просветительские проекты. 

Ученые в своей ответной декларации в январе 2021 г. назвали "глубоко оскорбительной" постановку вопроса о лицензировании или иной регламентации просветительской деятельности со стороны государственных структур.[5] Этот - по силе духа - мощный документ, оставленный тем не менее без внимания кучкой «тоже докторов» - как заявил о себе, получивший диплом доктора во время депутатства сенатор Климов - стоит процитировать большим отрывком, отражающим главную проблему нашего общества сегодня:

«Знание – одна из базовых ценностей нашей цивилизации. Для нас – ученых, журналистов, преподавателей, представителей других профессий – приумножение и распространение знания стало делом жизни. Просветительство и популяризация науки – наш профессиональный и гражданский долг, для выполнения которого нам не требуется чье-либо разрешение. Сама постановка вопроса о лицензировании или иной регламентации просветительской деятельности со стороны государственных структур глубоко оскорбительна для нас.

Руководствуясь ст. 29 Конституции РФ, гарантирующей нам свободу слова и отсутствие цензуры, мы, нижеподписавшиеся, заявляем, что в случае принятия Законопроекта № 1057895-7:

Мы продолжим заниматься просветительской деятельностью, не признавая правомочности тех ограничительных мер, которые могут быть введены на основе этого закона.

Мы не будем обращаться за каким-либо видом лицензии, если таковая будет введена законом или подзаконными актами.

Мы не будем предоставлять предварительные тексты выступлений или презентаций для согласования с государственными органами.

Мы считаем глубоко порочной саму концепцию Законопроекта № 1057895-7, которая не может быть улучшена отдельными поправками. Мы требуем немедленного отзыва этого позорного законопроекта из Государственной Думы».

Однако этот призыв ученых не был услышан. Закон был поддержан депутатами фракции "Единая Россия" - за его принятие проголосовали  308 парламентариев, 95 - против, один депутат воздержался. Представители фракций КПРФ и ЛДПР призвали своих коллег из других фракций отклонить инициативу.

Принятие закона можно назвать победой силовиков над мыслью. Если суммировать эти три попытки «реформирования», а фактически разгрома отечественной науки, то их можно охарактеризовать, как 1) отъем денег, 2) отъем собственности и закошмаривание наукометрией, 3) отъем свободы мыслить.  Осталось как в 1920-е всех рассадить по пароходам и отправить в Европу. Но об этом как раз мечтают сами законодатели, с трудом переживающие пандемические ограничения на выезд из страны. Вот уж парадокс российской жизни спустя ровно столетие.

Справедливости ради заметим, однако, что, например, первый этап все же оказался в целом приемлемым для ученых, поспособствовав позитивному разбюрокрачиванию сложившейся в советское время системы и вдохнув жизнь в среднюю прослойку инициативных ученых. Этот этап, о котором успели подзабыть, и который, конечно, масштабами ушел в тень реформы 2013 года, произошел еще при президенте Б. Ельцине. Тогда был существенно урезан бюджет Академии наук и осуществлена попытка переноса бремени содержания науки на баланс специальных фондов, которые создавались гораздо медленнее, нежели из-за безденежья и вынужденного поиска работы в других местах и – в том числе – отъезда за рубеж - гибли научные коллективы.

Мекка, о работе в которой в советское время мечтали молодые ученые благодаря сложившемуся вокруг нее ореолу из цепи прорывных самоотверженных открытий, стремительно превращалась в угасающую нищенку. Сами ученые, в первых рядах ратовавшие за изменение системы, оказались не нужны новой, о которой мечтали. Взобравшиеся к власти на плечах умевших красиво ораторствовать и дискутировать, но не практичных академиков, чиновники и политики начали делить все подряд. Часть (заметим – пока только часть) бюджета науки была от нее отрезана именно в начале 1990-ых, но на эти средства был, наконец, 27 апреля 1992 года создан первый в современной России научный фонд – РФФИ (Российской фонд фундаментальных исследований). Как разъяснялось в документе, «основной целью работы Фонда – будет поддержка научно-исследовательских работ по всем направлениям фундаментальной науки на конкурсной основе, направленной на построение новых отношений между учеными и государством».[6]

Появление РФФИ поначалу было принято учеными без особого энтузиазма – мол, все равно, делить деньги будут между начальством, организациями и именитыми учеными. Однако уже спустя буквально несколько лет ученые смогли оценить преимущества новой системы по части финансирования индивидуальных и коллективных проектов, осуществляемых небольшими группами ученых. Если не сложились отношения с начальством или идея не была принята ученым советом организации, ученый мог предложить свою гипотезу на оценку экспертного совета фонда и начать над ней работать.

В первые годы фондом руководил позже выдвинутый в Президенты РАН академик В. Фортов. Заложенные им традиции позволяли РФФИ сохранять свой авторитет среди российских и зарубежных ученых вплоть до 2020 года, когда было принято решение о ликвидации этого учреждения и его поглощении самым новым и крупным научным фондом – РНФ (Российский научный фонд), который был создан в 2013 г. Этот фонд ориентирован на финансирование крупных проектов, осуществляемых целыми институтами или их конгломератами. Маленькие же коллективы ученых в результате окажутся выброшенными из научного плаванья. Так, хрупкий плот, на который сумела взобраться самостоятельно мыслящая часть ученого сообщества и ощутить нечто приближенное к состоянию творческой свободы, может разбиться об очередную «тихую» экспансию государства, решившего прикрыть эту лазейку для одаренных индивидов, просуществовавшую чуть более четверти века. Как начало этой навязчивой опеки еще в 2016 году был закрыт основанный в 1994 году фонд по гуманитарным отраслям знаний - РГНФ (Российский гуманитарный научный фонд). Объем средств у РНФ больше, чем у РФФИ и у РГНФ вместе взятых. Но если первым фондом руководил известный всему миру академик, то вторым - кандидат наук, скорее, чиновник.

Второй – и наиболее запомнившийся благодаря массовым протестам ученых - этап «реформирования» науки, относится к 2013 году и отождествляется с возобновленным премьерством Д. Медведева и президентством В. Путина. Ученые неделями митинговали на - в то время - еще собственной территории перед президиумом РАН и у стен законодательных собраний, но их услышала лишь не имевшая необходимого влияния КПРФ. После чего несколько месяцев ученые, проходя мимо, возлагали цветы к символическому памятнику науке, сооружаемому ими каждое утро у стен Думы…

Автономность РАН и наличие престижной собственности - как показало время – стали большими раздражителями для власти. Результатом реформы было лишение академии собственности и подчинение ее пресловутому ФАНО (Федеральное агентство научных организаций), которое, объединив три Академии, просуществовало 5 лет во главе с молодым бухгалтером из Красноярска. Под его руководством у ряда институтов отняли помещения, а само ФАНО значительно потеснило ученых в знаменитом «златоглавом» здании у площади Гагарина, построенном в советское время как возносящийся к небу храм науки.

Так вот, господин, имя которого сейчас и не вспомнить, молодой человек, на отчет к которому должны были ходить академики, и от него же получать «указы» как и над чем работать, канул в лету, но оставил после себя практически пепелище, остатки его  все еще обживают ученые, деятельность которых была с того времени опутана, как спрутом, чудовищным чиновничьим аппаратом «наукометриков», пытавшихся облечь научные открытия, рождающиеся в умах ученых, в язык цифр, таблиц и графиков. Бухгалтер во главе академиков – это тоже останется ярким символом времени.

При претензии аппарата на патриотизм, ученым было вменено максимально публиковаться в зарубежных изданиях и ориентироваться на зарубежный стиль научного изложения. Коллективные монографии вообще перестали считаться научным трудом, а индивидуальные – манифестировавшие об открытиях – выпали из критериев оценки научной деятельности на весь период существования ФАНО.

Была окончательно разрушена система международных связей, когда на базе эквивалентного безвалютного обмена российские ученые могли от недели до полугода работать за рубежом даже в советское время, а РАН принимала на стажировки и конференции иностранных ученых. Ушли с молотка гостиницы, построенные под эти цели у метро Октябрьская, по остаточному для ученых принципу, отдавая приоритет тем, кто платит, работают пансионаты, санатории, поликлиники и больницы, некогда выстроенные на деньги Академии наук для своих работников. Апофеозом реформы, ее символом стал пожар, уничтоживший ИНИОН РАН – крупнейшее хранилище раритетных изданий и манускриптов, а заодно и уникальной коллекции книг и журналов по гуманитарным наукам. Работать гуманитариям стало не с чем…А теперь еще и циркулируют слухи об ограничениях доступа в Интернет, где пополняют свои знания лишившиеся бумажных носителей ученые. Параллельно в академии началась процедура омоложения, невзирая на достижения, которых в науке прибавляется как раз с возмужанием и возрастом. Это привело к почти полному исчезновению такого неотъемлемого элемента научной жизни, как научная дискуссия. В отсутствие новых рычагов идейного сплочения молодого поколения ученых, каким ранее был комсомол, повсеместно стали внедрять «советы молодых ученых» - квази общественно-научную конфигурацию, часто живущую отдельной от серьезных научных открытий жизнью.

Престижность науки и стремление в ней работать надо поднимать не вкачиванием денег в «отдельно стоящее молодое поколение» – хотя и в него надо, это вне сомнений, а поддерживая все поколения. Ибо, видя, как живет старшее поколение деятелей науки, молодой человек будет понимать, что и его ждет подобный нищенский уровень жизни, отсутствие уважения и престижа. И тогда, хватая грант для «молодых» и видя перед собой бедствующего классического профессора, он станет копить деньги для отъезда в другую страну, где наука развивается по своим законам, как автономная организация, какой и была до реформы 2013 года РАН.

Мало что пока изменилось с падением ФАНО. Свое дело разрушения оно сделало. Минобрнауки пока сделало лишь один - два положительных шага – вернуло весомость такого жанра, как научная монография, но еще не созрело до возвращения в научную жизнь «сборников статей», фактически также монографий, но написанных обычно большой группой авторов. Кроме того, в феврале 2020 года был отменен подписанный в августе 2019 г. министерский приказ, ужесточивший правила общения российских ученых с зарубежными коллегами. Напомним, что уже в должности министра науки и образования, первый и единственный руководитель ФАНО Михаил Котюков сделал еще один «реформаторский вклад» в науку. В августе 2019 года он издал Приказ об ограничении общения российских ученых с иностранцами. Из-за грифа ДСП он оставался тайной и стал широко известен после публикации копии в газете «Троицкий вариант». Приказ обязывал российских ученых уведомлять свое руководство о встрече с иностранным коллегой в научном учреждении или университете и за пять дней сообщать о ней министерству, приложив список участников. У гостей надлежало отбирать телефоны и планшеты на входе. На контакты в нерабочее время также требовалась виза начальства. Наконец, необходимо было подготовить отчет о встрече, указав ее ключевые темы и приложив паспортные данные участников, в том числе иностранцев.[7]

Наука с достоинством проигнорировала приказ и с облегчением вздохнула, когда новый министр Фальков его отменил. Однако, как показывает принятый на днях Думой закон, «дело Котюкова» не забыто и не померкло, и новый мартовский акт 2021 года теперь уже в законодательном порядке требует регламентировать международные связи ученых и образовательных организаций. Похоже все зарыть и все запретить – становится основным императивом законодательной власти, которая все это почему-то называет «реформой».

Продолжать можно сколько угодно по поводу итогов «второго этапа реформ», осуществлявшегося, как пишет оппозиционная пресса, в угоду удовлетворения обиды семьи Ковальчуков,[8] чьи научные достижения были довольно скромно оценены научной общественностью. Теперь, с 1 июня 2021 г. мы, похоже, вступаем в третий этап, когда выживших ученых и преподавателей помимо Минобразования начнут контролировать еще и разные другие инстанции.

При этом непонятно, когда в министерских коридорах прислушаются к мнению ученых о вреде чрезмерного использования наукометрии. Ведь оно фактически уничтожило любое целеполагание. Раньше главным критерием труда ученого была полезность его труда отечеству. Теперь ученый служит благополучию чиновника-графомана, паразитирующего таким образом на его труде. Цифра заместила собой категорию полезности. И вместо того, чтобы посвящать свое время науке, ученый должен днями разгадывать в компьютере новые и новые ребусы, подготовленные, якобы, для учета эффективности его деятельности.

На фоне борьбы с пандемией вопросы здравоохранения и науки все же снова вышли на первый план в информационном поле, сравнявшись по значимости и озадаченности с занимающим  в последние годы все информационное пространство Северным потоком. О науке вспомнили, наконец, в связи с вакциной, как о средстве «мягкой силы», способной вернуть России былое величие как страны, может и не самых передовых, но достаточно мощных технологий, создававшихся поколениями ученых еще советской школы, признанной во всем мире, несмотря на геополитическое противостояние. Возможно, вспомнили еще и как об источнике прибыли…

Пока государство и бизнес вкладывались в нефть и газ, в недрах забытой всеми и искореженной реформой науки обнаружился бриллиант… и даже не один. Причем, обнаружился не в жирующем и обласканном государством и бизнесом Сколково, а в обычном, переживающем вместе со всей отечественной наукой сложности выживания Институте Гамалеи. Ну, а три вакцины – это безусловно сильно, но на фоне остального состояния отечественной науки и ее попыток вписаться в мировой инновационный процесс – скорее, все еще похоже на судороги. Удастся ли спасти, реанимировать отечественную науку, укрыв ее наконец, теплым одеялом заботы Отечества? Нет, не «сколковскую» богадельню, родившуюся из неких предпринимательских и, в результате, очевидно провалившихся, несмотря на жирную накачку деньгами, схем; а классическую науку, когда ученый работал ради престижа, личного и отечества, некоего профессионального куража, и уважал Государство, которое, в свою очередь, выражало свой пиетет относительно образованнейшей прослойки своего населения, достойно оплачивая ее труд и условия обитания…

А что сегодня? По уровню финансирования науки из бюджетных средств, из расчета к ВВП страны, Россия итак находится лишь в четвертой десятке стран мира,[9] а об уровне зарплат ученых вообще лучше не упоминать: он  в 6-7 раз ниже, чем в США и странах Западной Европы.[10] Сейчас Россия тратит на науку около 1,1% ВВП, в то время, как в странах с наиболее развитой наукой этот показатель вдвое и втрое выше.[11] В 2021 году на научные исследования и разработки гражданского назначения будет направлено 486,1 млрд руб. Это на 6,3% (или 32,8 млрд руб.) меньше, чем планировалось в конце 2019 года при утверждении предыдущего бюджета. А на 2022 год запланировано дальнейшее сокращение ассигнований на гражданские исследования и разработки на 4,8% относительно докризисного уровня.[12]

Если первый этап реформирования все же можно считать реформой, то второй, как и всё предлагаемое последними поправками к закону об образовании – это прямое и окончательное разрушение науки. Печально, если свой 300-летний юбилей Российская академия наук встретит с президиумом из чиновников во главе и окончательным забюрокрачиванием, от которого ей удалось на какое-то время уйти в 1990-е годы и дожить в этом счастливом состоянии до 2013 -го.


[1] Российская академия наук была основана в феврале 1724 года.

[3] там же.

[5] Российские ученые выступили против законопроекта о просветительской деятельности / РАН.12.01.2021. http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=d2c2cd58-e2d4-4e88-ab15-68cb1e554d6d

[6] РФФИ. 12.10.2010. https://www.rfbr.ru/rffi/ru/history

[7] Минобрнауки отменило приказ о контактах ученых с иностранцами / Новости сибирской науки. 11.02.2020. http://www.sib-science.info/ru/fano/minobrnauki-otmenilo-prikaz-10022020

[8] Братья Юрий и Михаил Ковальчуки входят в ближнее окружение президента Путина. Один является председателем совета директоров банка Россия, другой – директором Курчатовского Института в ранге члена-корреспондента. В 2008г. выдвигался в академики, но его кандидатура при прежнем руководстве РАН не прошла утверждение на собрании членов академии.

[9] Воронецкая Л. Г. Сравнительный анализ финансирования науки и оплаты труда научных работников в России, Беларуси и других странах // Вестник Прикамского социального института. 2018. № 1.

[11] Наука под дамокловым мечом. Ведомости. 20.02.2021.

[12] Государство сократит расходы на исследования и разработки. РБК. 6.10.2020. 
https://www.rbc.ru/economics/06/10/2020/5f7b372b9a7947fe8e8d644f

 

Print version
EMAIL
previous ИСПОВЕДЬ МАРШАЛА |
Марян Бруновски
НЕЛЬЗЯ ВОЙТИ ДВАЖДЫ… |
Любовь Шишелина
next
ARCHIVE
2021  1 2 3 4
2020  1 2 3 4
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
RSS
  © 2008-2021
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.