ISSUE 1-2021
INTERVIEW
Роман Темников
STUDIES
Владимир Воронов Марян Бруновски
OUR ANALYSES
Анастасия Тихомирова
REVIEW
Любовь Шишелина
APROPOS
Игорь Яковенко


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
REVIEW
НЕЛЬЗЯ ВОЙТИ ДВАЖДЫ…
By Любовь Шишелина | Отдел исследований Центральной и Восточной Европы Института Европы РАН, Российская Федерация | Issue 1, 2021

НЕЛЬЗЯ ВОЙТИ ДВАЖДЫ… Так называлась одна из статей Петра Вагнера, которую он посвятил вишеградской Европе, сравнивая исторические попытки становления процесса объединения центральноевропейских народов.[1] Стремление к образованию союза, способного защитить регион от внешних угроз и ускорить его внутреннее развитие,  существовало всегда, но каждый раз осуществлялось в иных условиях, требуя новых подходов в преодолении меняющихся вызовов времени.

Создав журнал о России, Петр Вагнер много писал и о Центральной Европе. Нам посчастливилось опубликовать три его статьи в нашем журнале о регионе на разных стадиях его развития: от Вишеградской Европы – к специальному выпуску Современной Европы – и обратно к Вишеградской Европе. Его профессиональная и дипломатическая судьба постоянно делила его между этими сложными и постоянно изменяющимися пространствами. От Праги – где он учился и начинал работать,  и Братиславы, где он стал одним из основателей Вишеградского фонда,  до Москвы, Киева и Баку, судьба которых волновала его до последнего вздоха.

Для нас он писал с особым вдохновением, каждый раз, словно дирижер, взмахивая своей волшебной палочкой, он впускал в оркестр, казалось бы, ставшего уже классикой повествования о становлении Вишеградской группы, новые увлекательные ноты. Пётр дарил идеи и увлекал ими целые исторические общества. Так, с его подачи родился, пожалуй, самый значимый и известный «общевишеградский» проект «Мой герой – твой враг», призванный примирить народы региона, которым в итоге самим пришлось решать проблемы несовершенства послевоенных урегулирований больших держав…

Справедливо оценивая усилия лидеров трех стран объединить регион в начале последнего десятилетия ХХ века, он сам, занимаясь становлением Вишеградского фонда, постоянно общаясь с учеными и культурной элитой Центральной Европы разработал стройную концепцию эволюции регионального сотрудничества, выделив в ней ключевые моменты, без которых реальное сплочение региона было бы невозможно. Главным для него была задача исторического примирения народов региона и его сбалансированное возвращение к европейским культурным корням. Как писал Пётр в предисловии к книге, изданной по итогам «великой вишеградской конференции», «Довольно провокационное название конференции "Мой герой, твой враг" было основано на том, что успешный политик в одной стране или важное и знаменательное событие в ее истории может вызвывать неоднозначную реакцию в соседней стране или странах. Особенно внутри такого тесного пространства, как Центральная Европа». А привести к согласию историков – задача и вовсе невообразимая, которая, тем не менее, ему практически удалась. Конференция длилась не один год, дискуссия преодолела несколько этапов, прежде чем на свет появилась книга, эпиграфом к которой стал девиз самой конференции: «Выслушать, чтобы понять». Гениальная находка Историка и Дипломата, ставшая девизом его жизни и работы.

«Нравится нам это или нет, но история оказала свое влияние на наше настоящее, и такой диалог может помочь нам лучше понять, как все происходило. В то же время необходимо быть готовыми к тому, что этот диалог вовсе не обречен на взаимоприемлемый результат, поскольку в разных обществах имеются свои обоснования происходящего. Вопрос о том, что такое историческая истина, если она существует, был бы предметом очень серьезной методологической дискуссии, однако хочу заметить, что история может быть хорошим слугой, но плохим хозяином. Относительность исторических объяснений, фальсификация истории или ее неправильное использование могут оказать очень негативное влияние на отношения между народами, что мы, к сожалению, можем наблюдать и в современном мире».[2] Эти слова Петра Вагнера как нельзя актуальны сегодня, когда Россия и Европа перестали слышать друг - друга и перешли к нескончаемым обвинениям, добиваясь от другой стороны признания своей правоты, вместо того, чтобы слушать и понимать друг друга.

Петр был первопроходцем в разработке методологии вишеградских исследований. Он отмечал, что образование «четверки» можно изучать как с позиций чередования исторических фактов, так и с точки зрения эволюции самой мысли, идей о региональном взаимодействии. Выделяя как самый продолжительный – «протовишеградский период» (до 1990 года), он подчеркивал, что в основу его анализа мог бы быть положен метод сопоставления различных теоретических и философских концепций устройства Центральной Европы. При этом он отмечал, что важнейшее влияние на мировоззрение архитекторов Вишеградского сотрудничества оказали дискуссии 1960-х годов. Прежде всего он ссылался на эссе Милана Кундеры «Трагедия Центральной Европы».[3] Переносясь к вкладу 1980-х – 1990-х годов, он писал, что важнейший момент состоял в следующем: новые участники дискуссии исходили из того, что структуры Центральной Европы предполагают тесное сотрудничество между бывшими союзниками Советского Союза в рамках евро-атлантической цивилизации. И в этом суть этой структуры, которую он отчетливо видел. Будучи большим романтиком по натуре, он подчеркивал суровость и непредсказуемость самого момента создания вишеградского союза образными сравнениями: «холодные руины Вишеградского замка приветствовали двух президентов – Вацлава Гавела и Леха Валенсу, а также премьер-министра Йозефа Анталла, которые торжественно подписали Вишеградскую декларацию».[4]

Однако в этих «холодных руинах», отмечал он, родилась самая вольная межгосударственная структура современности: «Если подводить итог, можно утверждать, что Вишеградская группа – организация, основанная на формировании повестки дня, которую все страны Вишеградской четверки считают полезной и интересной. Этот принцип может быть реализован при отсутствии иной постоянной структуры и оказаться достаточным для дальнейшего сотрудничества».[5]

Большое внимание в становлении центральноверопейского содружества Петр Вагнер уделял символизму. «Значение символов в истории государств излишне обсуждать подробно, они являются неотъемлемой частью их истории и в некотором смысле помогают как их созданию, так и укреплению их сплочённости».[6] Оставляя фоном полуразрушенный и оттого холодный Вишеградский замок и происходившие в нем события, он находил сходства и различия во встречах и действиях тех, кто руководил этими странами на протяжении столетий. Так, сравнивая символическую встречу королей в 1335 году с судьбоносным собранием лидеров 1991 года, на котором состоялось подписание документов о создании Вишеградской группы, он писал: «Что, несомненно, объединяет обе встречи, так это беспокойные времена, в которых они происходили, а также четкое осознание их участниками необходимости что-то сделать. Центральная Европа в первой половине XIV века была действительно очень турбулентным местом. Уход двух великих династий, Арпадов в Венгрии и Пржемысловцев в Чехии, и надвигающийся конец третьей ‒ польских Пястов ‒ вызвал процессы, связанные с попытками нового передела сил в регионе». И далее: «Наследники той королевской встречи в 1991 г. встретились в гораздо менее кровавые времена, но ничуть не менее революционные. Представители трех центральноевропейских стран тогда не нуждались в выяснении отношений, время разногласий наступило чуть позже. В Вишеграде на повестке дня стояли вопросы: как обращаться с вновь обретённой свободой? Как и куда направлять демократию? Как её защищать от внутренних и внешних сил, не готовых смириться с новым развитием событий в Центральной Европе?  Во время второй встречи, таким образом, больше обсуждался мodus operandi, нежели modus vivendi».[7]

У Вагнера вишеградское сотрудничество в зависимости от периода находит сравнение то со Спящей красавицей, то с Золушкой. Но, завершая повествование о «протовишеградском периоде», он подчеркивает важность преемственности идеи единения на фоне меняющихся условий: «вне всяких сомнений, древний философ был прав, и вишеградские политики в 1991 г. не смогли второй раз войти в тот же самый Дунай».[8] «Так что делать с нашим символом 1335‒1991?  Как решить почти гамлетовский вопрос использовать или не использовать? Естественно, что ДА! Символы пользуются популярностью. Кроме того, использованное сравнение ничего не испортит, особенно когда мы уже знаем, что каждое сравнение хромает. Наше сравнение хромает очень сильно, но пусть будет так… 15 февраля 1991 г. в Вишеграде собрались лидеры Венгрии, Польши и Чехословакии, которые символически стали продолжателями встречи трёх королей, произошедшей здесь в 1335 году».[9]

Символично и то, что, как подчеркивает Петр в своей следующей статье «Возможности и ограничения вишеградского сотрудничества»[10] , в 1991 г. во всех странах во власть пришли бывшие диссиденты, которые имели свое видение, как организовать Центральную Европу. И именно их представления легли в основу идеи создания в 1991 году Вишеградской группы ‒ первого добровольного и задуманного в Центральной Европе интеграционного проекта.

Говоря о международном контексте, Петр Вагнер останавливается на влиянии событий в СССР/России на решимость лидеров новой Центральной Европы к сплочению. О событиях 1991 г. он пишет так: «Возможность прихода к власти консерваторов в Москве подорвала доверие вишеградских политиков к идее о том, что будет возможным построить безопасность в Центральной Европе вне формата НАТО. Таким образом, стремление вступить в Альянс постепенно становится одним из двигателей сотрудничества Вишеградской группы».[11]

Он также много внимания уделяет анализу как позиций «четверки» внутри евроатлантических объединений, так и ее взаимоотношений с соседями: «Успешное достижение первичных целей интеграции, а также убеждённость в том, что было достигнуто большинство намерений, сформулированных в Вишеградской декларации, подняло вопрос, имеет ли смысл продолжать сотрудничество в рамках более крупных и более значительных интеграционных группировок, членами которых стали страны В4».  И на этот вопрос он сам отвечает утвердительно. Но кроме того, в рамках этих интеграционных процессов каждая из вишеградских стран стремилась найти и других партнёров, «обрести свою собственную гавань». В качестве примера он приводит участие Польши в Веймарском треугольнике, австрийскую инициативу Региональное партнёрство, «где Польша, хотя и называлась культурным соседом, воспринималась, скорее, как дальний родственник».[12]

В последние годы Петр писал и о значении программы Восточного партнерства для Вишеградской четверки, сокрушался, что не возникло взаимопонимания с Москвой в этом вопросе, поскольку «Москва стала рассматривать Восточное партнёрство как попытку Запада вмешаться в сферу влияния России». Почему так произошло? Ответ он видел в неконкурентоспособности российских предложений: «Можно только предположить, что руководство России хорошо понимает неконкурентоспособность и непривлекательность своего интеграционного проекта в сравнении с проектом ЕС, несмотря на все проблемы, которые он сейчас испытывает. Это понимание ведёт Москву к агрессивным попыткам доказать своим соседям, как опасно может быть их стремление интегрироваться в Европу, чреватое развалом страны...»

Он постоянно подчеркивал и в своих лекциях, которые читал – среди многочисленных европейских университетов - и в Москве в РГГУ, в неисчислимых дискуссиях с коллегами и в статьях, что если в чём-то позиции не совпадают, надо находить способы, как решать такие ситуации, чтобы не нарушать солидарность в рамках обоих формирований.

Анализируя результаты центральноевропейского регионального процесса в год 25-летия Вишеградской группы, он тревожился о том, что центральноевропейское содружество все еще неустойчиво, не все “домашние задания” выполнены. Имеются проблемы, связанные с транспортной инфраструктурой региона, как и с энергетической безопасностью.

Ответ на вопрос, есть ли у Вишеградской группы будущее, считал Пётр Вагнер, зависит от трёх предпосылок: 1) руководство стран Вишеградской Группы должно быть и в дальнейшем заинтересовано в сотрудничестве в Вишеградском формате; 2) необходимо развивать старые и находить новые темы для сотрудничества в регионе и за его пределами; 3) вишеградское сотрудничество должно вносить вклад в евроатлантическую интеграцию.

Если Вишеградские страны выполнят эти три условия, то,  заключал он, несмотря на возможные временные осложнения, будущее Группы обеспечено.[13]

Пётр не успел написать нам о 30-летии Вишеградской группы, как мы его просили, не смог даже дать нам интервью. В те дни он тяжело болел, а мы жили надеждами, что он поправится, и наше сотрудничество продолжится. Теперь, когда его не стало, мы понимаем, что наша задача = собрать воедино его размышления о судьбе вишеградского региона и сделать их достоянием наших коллег и учеников. Ведь Пётр на самом деле стоял и у истоков формирования школы исследований вишеградского процесса.


[1] Вагнер, Пётр : Нельзя войти дважды…// Современная Европа, 2014, №6. С.27-31.

[2] Vagner, Petr. Foreward // Vit Michal, Baran Magdalena M.: Transregional versus National: Perspectives on Contemporary Central European History. Stuttgart,2017. P.9-10.

[3] Milan Kundera: The Tragedy of Central Europe. The New York Review of Books, Vol. 31, No. 7, April 26, 1984, p. 33–38.

[4] Вагнер Пётр, Сикора Иржи: Вишеградское сотрудничество: через взлёты и падения к успеху// Вишеградская Еропа. Приложение к журналу Современная Европа, 2012, №4. С.35-48.

[5] Там же.

[6] Вагнер, Пётр : Нельзя войти дважды…// Современная Европа, 2014, №6. С.27-31

[7] Там же.

[8] Там же.

[9] Там же.

[10] Вагнер, Пётр: Возможности и ограничения вишеградского сотрудничества // Современная Европа, 2016,№ 6, С.32-42.

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] Вагнер, Пётр: Возможности и ограничения вишеградского сотрудничества // Современная Европа, 2016,№ 6, С.32-42.

Print version
EMAIL
previous С ЧЕМ И С КЕМ ПРИДЕТ РОССИЙСКАЯ НАУКА К 300-ЛЕТИЮ РАН? |
Анастасия Тихомирова
ПЕРСПЕКТИВЫ ПРОТЕСТА В СТРАНЕ ПОБЕДИВШЕГО ФАШИЗМА |
Игорь Яковенко
next
ARCHIVE
2021  1 2 3 4
2020  1 2 3 4
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
RSS
  © 2008-2021
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.