ISSUE 4-2002
INTERVIEW
Александр Куранов Томаш Урбанец Зденка Вагнерова  & Александр Куранов
STUDIES
Vaclav Pravda Ярослав Шимов
RUSSIA AND ...
Евгений Сергеев Jan Barta Игорь Некрасов
OUR ANALYSES
Димитрий Белошевский
REVIEW
Елена Серапионова
APROPOS
NEW POINT OF VIEW
Zdenka Vagnerova


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
БЕЛОРУССИЯ: ХРОНИКА НЕЗАВИСИМОСТИ
By Ярослав Шимов | журналист, Радио Свобода, Беларусь | Issue 4, 2002

     Август 1991 – после неудачной попытки переворота в Москве, организованной консервативной частью руководства СССР («августовский путч»), тогдашний белорусский парламент – Верховный Совет Белорусской ССР, как и парламенты большинства других советских республик, принял Декларацию о государственном суверенитете, ставшую первым шагом на пути к независимости республики. Тогда же председателем Верховного Совета Белоруссии был избран известный ученый-физик, профессор Станислав Шушкевич, человек демократических убеждений.
     Декабрь 1991 – в правительственной резиденции в белорусских Вискулях, посреди обширного заповедного леса – Беловежской пущи (Брестская область), произошло историческое событие: руководители России, Белоруссии и Украины Борис Ельцин, Станислав Шушкевич и Леонид Кравчук подписали соглашение об образовании Содружества независимых государств (СНГ), положив тем самым конец существованию Советского Союза. Через две недели после этого события первый и последний президент СССР Михаил Горбачев добровольно подал в отставку.
     1992 – 1993 – недолгий период демократизации в Белоруссии. В это время оформились основные политические силы страны: коммунисты, испытывавшие ностальгию по рухнувшей советской империи, на левом фланге политического спектра, и радикальные националисты, объединившиеся в рамках Белорусского народного фронта (БНФ), - на правом фланге. Лидер БНФ, депутат Верховного Совета, историк и филолог Зенон Позняк стал одним из немногих в Белоруссии харизматических политиков. Он завоевал определенную популярность в среде националистически настроенной интеллигенции и молодежи, но отпугнул от БНФ основную часть электората своей крайне националистической и антирусской риторикой.
     Тем не менее фракция БНФ в Верховном Совете была в это время одной из наиболее активных. Во многом под ее давлением начала осуществляться политика «белорусизации», предусматривавшая меры по более активному использованию белорусского языка в общественной сфере, особенно в СМИ, постепенный перевод системы образования почти исключительно на белорусский язык, популяризацию национальной культуры и символики1, переосмысление истории страны. Все эти процессы зачастую проводились слишком радикальными методами без учета специфики белорусского общества, национальное самосознание которого в силу исторических причин оказалось к концу ХХ века на весьма низком уровне, а белорусский язык практически перестал звучать на улицах городов и крупных населенных пунктов. «Белорусизация» вызвала недовольство широких слоев населения, а антирусская программа националистов обернулась обеспокоенностью большинства общества, считавшего, что ухудшение связей с Россией – основным экономическим партнером Белоруссии – привело бы к резкому падению жизненного уровня.
     Главной проблемой белорусской политики в начале 90-х стало практическое отсутствие умеренных, демократически настроенных политических сил. Интересно, что потенциальный лидер таких сил в стране имелся – популярный руководитель парламента2 Станислав Шушкевич, однако ему не удалось объединить вокруг себя разрозненные демократические силы Белоруссии. Радикальных националистов из БНФ Шушкевич не устраивал своей умеренной позицией, коммунистов – критическим отношением к советскому строю, многих пророссийски ориентированных демократов – национальными устремлениями и ориентацией на западного соседа, Польшу, с которой С.Шушкевич стремился установить тесные дружеские отношения. К тому же глава парламента вступил в затяжной конфликт с премьер-министром Вячеславом Кебичем, выходцем из рядов советского партийно-хозяйственного аппарата, отстаивавшим «социальную ориентацию» белорусской экономики и препятствовавшим проведению радикальных экономических реформ. В результате в Белоруссии сложилась патовая политическая ситуация, выходом из которой большинству политиков и населения стало представляться введение режима президентской республики (в 1992 – 1993 гг. Белоруссия была республикой парламентской). Тяга к «сильной руке», характерная для восточноевропейского типа политической культуры, в белорусском обществе быстро росла.
     Январь 1994 – Верховный Совет Белоруссии большинством голосов сместил С.Шушкевича с поста главы парламента. Предлогом послужило обвинение в коррупции, впоследствии не подтвердившееся. К тому времени все более заметной фигурой на политической сцене республики становился председатель антикоррупционной комиссии Верховного Совета, бывший директор совхоза из Могилевской области Александр Лукашенко, выступивший с рядом популистских заявлений. Тем не менее после того, как на июль 1994 года были назначены первые в истории страны президентские выборы, главным претендентом на победу в них считался премьер-министр В.Кебич, развернувший активную предвыборную кампанию.
     Июль 1994 – президентские выборы в Белоруссии закончились сенсационно: убедительную победу на них одержал А.Лукашенко, который во втором туре, где его соперником был В.Кебич, набрал более 80 процентов голосов! В первом туре на пост главы государства баллотировались также С.Шушкевич и З.Позняк, но оба они потерпели неудачу. Основными факторами, предопределившими победу Лукашенко, стал его талант политика-популиста, пообещавшего искоренить коррупцию, побороть инфляцию и покончить с обнищанием населения, имидж молодого сильного лидера и популярная у большей части электората пророссийская ориентация.
     1994 – 1996 – первый этап правления президента Лукашенко. В это время новоиспеченный глава государства еще не имел прочных позиций на политической сцене, да и тогдашняя конституция не давала президенту абсолютной власти, сохраняя значительные полномочия в руках парламента. Именно конфликт с Верховным Советом стал основным политическим содержанием «раннего» периода правления Лукашенко. Основным политическим противником Лукашенко стали националисты из БНФ, которых он обвинил в «подрывной деятельности». Успел Лукашенко, однако, поссориться и с частью коммунистов, которым пришлись не по нраву авторитарные методы его правления. Кроме того, президент оттолкнул от себя многих членов своей команды, которые способствовали его приходу к власти, возможно, надеясь, что он станет послушным орудием в их руках. (В первую очередь это были известные юристы, депутаты парламента Виктор Гончар3 и Дмитрий Булахов). Однако результатом всех этих действий стала не политическая изоляция Лукашенко, на что надеялись его противники, а наоборот – усиление позиций президента, опиравшегося на стойкую поддержку большинства населения, довольного отсутствием в Белоруссии «шоковой терапии» и сохранением относительно высокого – по меркам бывшего СССР – уровня социальных гарантий. Кроме того, за спиной Лукашенко стоял Кремль, довольный пророссийским курсом белорусского президента.
     Апрель 1996 – в Москве президентами Ельциным и Лукашенко подписан договор о создании Союза России и Белоруссии, одобрена программа мер по тесной экономической, политической и военной интеграции двух стран. Для Ельцина соглашение с Белоруссией явилось важным ходом в предвыборной кампании, где в тот момент серьезную конкуренцию ему составлял лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов. Для Лукашенко договор тоже был внутриполитическим козырем. Однако среди российских либералов и части окружения Ельцина репутация президента Белоруссии начала ухудшаться: во-первых, более «европеизированную» российскую элиту отпугивали откровенно авторитарно-популистские методы правления Лукашенко, слишком сильно напоминавшие советские времена; во-вторых, становилось все более очевидным, что Лукашенко играет свою игру, стремясь к объединению Белоруссии с Россией прежде всего для того, чтобы начать играть видную роль на российской политической сцене и, возможно, в будущем претендовать на пост президента нового российско-белорусского союза – своеобразного преемника СССР, ностальгии по которому Лукашенко никогда не скрывал.
     Ноябрь 1996 – политический кризис в Белоруссии. Чтобы положить конец противостоянию с Верховным Советом, который сопротивлялся авторитарным поползновениям президента, Лукашенко предложил проект новой конституции, который был вынесен на референдум. Граждане должны были ответить и на другие вопросы – в частности, о государственной символике (национальные символы, одобренные парламентом в 1991 г., Лукашенко предложил заменить слегка видоизмененными флагом, гербом и гимном советской Белоруссии) и об утверждении русского языка в качестве государственного – наряду с белорусским. Кроме того, принятие новой конституции позволило Лукашенко заявить, что его президентский срок нужно вновь отсчитывать сначала, и таким образом следующие выборы состоятся не в 1999 г., как было положено по прежней конституции, а в 2001.
     По официальным данным, президент одержал на референдуме убедительную победу: его предложения по всем вопросам получили поддержку большинства избирателей. Однако руководство Верховного Совета и Центральной избирательной комиссии обвинило Лукашенко в подтасовке результатов голосования, а также в том, что вынесение некоторых вопросов на референдум явилось нарушением конституции. Президент угрожал применить против парламентской оппозиции военную силу, оппозиция – вывести на улицы своих сторонников. В дело вмешалось руководство России, и при посредничестве тогдашнего российского премьер-министра Виктора Черномырдина стороны достигли компромиссного соглашения. Однако Лукашенко нарушил его условия, объявив – в связи с результатами референдума – Верховный Совет распущенным.
     Вскоре был создан новый, двухпалатный парламент – Национальное собрание, в состав которого вошли и некоторые лояльные Лукашенко депутаты бывшего Верховного Совета – в том числе, как ни странно, и его бывший соперник на президентских выборах В.Кебич. Международные организации и страны Запада не признали ни результатов референдума, ни легитимности Национального собрания и осудили действия президента Белоруссии. Кризис 1996 г. привел и к разрыву Лукашенко с рядом бывших сторонников. В частности, против политики президента выступил бывший премьер-министр Михаил Чигирь, демонстративно подавший в отставку (спустя несколько лет он был осужден по обвинению в финансовых злоупотреблениях, которое многие независимые юристы считают надуманным).
     1997 – 1999 – второй этап правления Лукашенко. В это время происходит окончательное формирование режима личной власти президента Белоруссии. Новый парламент становится «машиной для голосования», полностью послушной главе государства. Правительство и его руководители (в 1996 – 2000 пост премьер-министра занимал Сергей Линг, в 2000 – 2001 – Владимир Ермошин, с 2001 – Геннадий Новицкий, все – выходцы из партийных и хозяйственных структур советской эпохи) также теряют какое-либо самостоятельное политическое значение, превращаясь в послушных исполнителей воли президента. Оппозиция фактически переводится на полунелегальное положение, многие ее лидеры (З.Позняк, С.Антончик и др.) вынуждены эмигрировать. Резко возрастает роль силовых структур (армии, МВД, службы безопасности президента) в жизни страны.
     Экономическая политика правительства определяется установками Лукашенко о «рыночном социализме» - термин, суть которого остается загадкой даже для лояльных властям белорусских экономистов4. Белоруссии, с одной стороны, удалось избежать столь резкого падения жизненного уровня, как многим другим странам бывшего СССР – особенно Украине и Молдавии. В конце 90-х гг. заметно снизились темпы инфляции (хотя из-за высоких государственных расходов на социальную сферу и постоянной эмиссии «пустых» денег ее уровень остается одним из самых высоких в СНГ), весьма невелик – не более 3% - уровень безработицы. С другой стороны, государственный сектор белорусской экономики по-прежнему преобладает над частным, приватизация практически заморожена, налоги весьма высоки, что создает почти невыносимые условия для предпринимательства. Крайне незначителен приток в Белоруссию иностранных инвестиций – как по чисто экономическим, так и по политическим причинам.
     1999 – 2002 – третий этап правления Лукашенко, который характеризуется дальнейшим «закручиванием гаек» в стране. После июля 1999 года, когда формально истек срок президентских полномочий Лукашенко по конституции 1994 года, США и другие западные страны объявили, что более не признают его легитимным президентом Белоруссии. За Лукашенко постепенно закрепляется репутация «последнего диктатора Европы», Белоруссия попадает во все большую международную изоляцию. Усиливаются преследования оппозиции, ряд ее лидеров (экс-министр внутренних дел Ю.Захаренко, упоминавшиеся выше В.Гончар, А.Красовский и др.) пропадают без вести, что позволяет оппозиции выдвинуть до сих пор не опровергнутые обвинения в адрес властей в причастности к пропаже и возможной гибели оппозиционеров.
     Недовольство правлением Лукашенко в самой Белоруссии растет, его рейтинг, по данным независимых социологов, снижается, хоть и не падает ниже 37 – 40%. Разрозненность оппозиции, ее неспособность выдвинуть популярного единого лидера снижает ее шансы одержать победу над Лукашенко легальным демократическим путем. На президентских выборах в сентябре 2001 года Лукашенко побеждает уже в первом туре, набрав 75% голосов (его основной соперник, профсоюзный лидер В.Гончарик – лишь 15%); оппозиция объявляет результаты выборов подтасованными, однако ясно, что даже в абсолютно «чистой» с точки зрения демократических норм обстановке Лукашенко, скорее всего, все равно одержал бы победу.
     В 2002 г. впервые возникает серьезный кризис в отношениях между режимом Лукашенко и властями России (далее см. мою статью в «Русском вопросе»).
     В ноябре 2002 года Лукашенко впервые открыто заявляет, что будет баллотироваться в президенты на третий срок – хотя нынешняя конституция и не позволяет этого.


1В качестве нового государственного флага Белоруссии еще в конце 1991 года было утверждено бело-красно-белое полотнище – флаг Белорусской народной республики, просуществовавшей лишь несколько месяцев в 1918 г. и уничтоженной немецкими оккупационными войсками, на смену которым пришли большевики. Гербом страны стала так называемая «Пагоня» – изображение на красном щите вооруженного мечом рыцаря в белых доспехах, скачущего на белом коне. Этот герб восходит ко временам Великого княжества Литовского (XIV – XVI вв.), которое многие белорусские историки и националистически настроенные белорусы считают своим первым государством (несмотря на название, языком официальных документов Великого княжества Литовского долгое время был не литовский, а один из диалектов старославянского языка, который можно считать предшественником современного белорусского).
2Вплоть до изменения конституции и введения в 1994 г. поста президента Белоруссии председатель Верховного Совета исполнял также обязанности главы государства.
3Виктор Гончар, работавший поначалу в президентской администрации и правительстве, впоследствии, после ухода в оппозицию, занимал ряд должностей в Верховном Совете, а затем стал председателем Центральной избирательной комиссии Белоруссии. Во время политического кризиса 1996 г. он обвинил Лукашенко в подтасовке результатов референдума и стал одним из основных противников президента. В частных беседах он не исключал возможность того, что будет баллотироваться в президенты на будущих выборах. Три года спустя В.Гончар и его товарищ, предприниматель А.Красовский бесследно исчезли. Родственники пропавших и белорусская оппозиция подозревают спецслужбы в причастности к исчезновению Гончара, Красовского и ряда других оппозиционных деятелей.
4Александр Лукашенко – вообще мастер парадоксальных терминов. Так, на вопрос о своем вероисповедании он как-то ответил, что является «православным атеистом». Впрочем, президент поддерживает достаточно ровные и благожелательные отношения как с Русской православной, так и с римско-католической церковью, к которым принадлежит подавляющее большинство верующих в Белоруссии.

Print version
EMAIL
previous A FAREWELL TO AN EMPIRE |
Vaclav Pravda
РОССИЙСКО-ЯПОНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ: НАСЛЕДИЕ ПРОШЛОГО И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ |
Евгений Сергеев
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.