ISSUE 2-2002
INTERVIEW
Александр Куранов
STUDIES
Иван Задорожнюк Екатерина Щеткина
RUSSIA AND ...
Виктор Коган-Ясный Илья Гайдук Игорь Некрасов
OUR ANALYSES
Yurai Marushiak Владимир Воронов
REVIEW
Роман Майоров
APROPOS
Игорь Некрасов
NEW POINT OF VIEW
Olga Homolova


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
RUSSIA AND ...
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 20-Х ГОДОВ И СОЗДАНИЕ "АМТОРГА"
By Илья Гайдук | кандидат исторических наук, Институт всеобщей истории РАН, Российская Федерация | Issue 2, 2002

       В истории советско-американских отношений 20-е годы занимают особое, уникальное место. Это был своеобразный и противоречивый период во взаимоотношениях двух стран, характеризовавшийся, с одной стороны, полным отсутствием каких-либо дипломатических связей в условиях политики "непризнания", проводившейся правительством США. А с другой стороны, именно это десятилетие стало свидетелем быстрого развития контактов между СССР и Соединенными Штатами в торгово-экономической сфере, контактов, вышедших на столь высокий уровень по своим результатам, что в последующие годы они стали примером возможностей советско-американского сотрудничества и его плодотворности.
       Процесс становления советско-американских отношений в экономической области не был равномерным и одинаково динамичным. Снятие Верховным Советом Антанты в начале 20-х годов блокады Советской России имело следствием решение администрации США об устранении всех ограничений на торговлю с большевиками, опубликованное 7 июля 1920 года и принятое под давлением американских предпринимателей. Однако на самом деле это решение являлось лишь формальной уступкой требованиям дня. Немногим более чем через месяц государственный секретарь в администрации Вильсона Бейнбридж Колби в своей ноте, являвшейся официальным ответом на запрос итальянского посла о перспективах политики Соединенных Штатов по отношению к большевикам, изложил точку зрения своего правительства по данному вопросу. Смысл заявления Колби сводился к решительному отказу от дипломатического признания России. По выражению американского исследователя Дж. Либби, нота Колби стала краеугольным камнем политики Соединенных Штатов по отношению к России вплоть до 1933 года.1
       Однако, как отмечает другой американский исследователь истории отношений между СССР и США в 20-е годы Дж. Хофф Уилсон, нота Колби не содержала упоминаний, касавшихся торговли, отказа большевиков от уплаты долгов царского и Временного правительств и национализации иностранной собственности после 1917 года. Тем самым, делает вывод ученый, оставлялась открытой дверь для будущих торговых отношений между двумя странами в условиях отсутствия дипломатического признания. 2
       Даже если это и так, о чем сейчас мы можем лишь догадываться, инициатором контактов в области экономических отношений выступила советская сторона. Да это и понятно. Ввергнутая в разруху мировой и гражданской войнами, иностранной интервенцией, неумелой политикой новых руководителей, стремившихся в один присест перевести экономику страны на новые рельсы, Россия отчаянно нуждалась не только в богатейшем опыте ведущей индустриальной державы мира, какой в то время стали США, не только в машинах, оборудовании, новейшей технологии, способных возродить народное хозяйство, переживавшее катастрофический упадок, но и в повседневной помощи в борьбе против голода, болезней, обнищания масс.
       Но развитие взаимоотношений двух стран тормозилось целым рядом факторов как политического и экономического, так и морально-психологического порядка. Прежде всего, несмотря на формальное декларирование Соединенными Штатами снятия всех и всяческих ограничений в области торговли, такие ограничения оставались и были продиктованы в первую очередь политическими соображениями. К примеру, государственный департамент США фактически установил эмбарго на предоставление Советской России займов, запретив продажу советских ценных бумаг в качестве ответной меры на отказ большевиков от уплаты долгов и конфискацию собственности американских предпринимателей в России. Кроме того, неофициально было запрещено предоставление долгосрочных коммерческих кредитов, а обычные кредиты ограничивались сроком от шести до девяти месяцев при условии предварительной уплаты до 50 процентов от суммы стоимости реализуемого товара. Барьером на пути советско-американской торговли было и запрещение министерством финансов США приобретать золото "большевистского происхождения", что означало золотую блокаду России.
       Не способствовали развитию советско-американской торговли и законы, принятые в первые годы существования Советской власти. Монополия внешней торговли, введенная декретом Совета народных комиссаров 22 апреля 1918 года, обусловливала необходимость ведения всех дел только через государственные органы или уполномоченные организации, что не только противоречило существовавшей в США экономической системе, но и было затруднено в силу непризнания американским правительством законности этих самых государственных органов.
       Важным фактором было и неприятие американским народом и, в частности бизнесменами, Советской власти, методов и форм ее деятельности. Отсутствие уверенности в долговечности большевистского режима, сомнения в его деловой надежности, просто страх перед угрозой провозглашаемой большевиками "мировой революции" оказывали свое влияние на отношение предпринимателей США к возможности установления контактов с представителями новой России. Нередкими были факты открытой враждебности деловых кругов Америки к Советам, особенно тех, кто так или иначе пострадал от Советской власти, лишившись своей собственности в России или потеряв деньги, вложенные в ее экономику.
       В основе всего, что тормозило процесс развития связей двух стран в области торговли и экономического сотрудничества лежало отсутствие дипломатических отношений и, как следствие, надежных гарантий против любых неожиданностей, способных в одночасье свести на нет все предыдущие усилия. Предупреждая предпринимателей, искавших возможности контактов с Советской Россией, что они должны действовать лишь на свой страх и риск, не ожидая поддержки правительства, американские правящие круги тем самым снимали с себя всякую ответственность и отказывались от какого бы то ни было содействия развитию отношений между двумя странами. 3
       Но существование всех этих, казалось бы, непреодолимых барьеров не смогло остановить зарождение и постепенное укрепление взаимосвязей между СССР и Соединенными Штатами в 20-е годы. Этому способствовала прежде всего изменившаяся политика советского правительства. Провозглашение нэпа и связанная с этим определенная либерализация экономической жизни, выразившаяся в области внешней торговли в расширении числа ее субъектов, и допущение частного капитала к внешнеторговым операциям при сохранении монопольных позиций государства, а также снятие ряда ограничений на внешнеэкономическую деятельность значительно облегчили процесс установления контактов между предпринимателями из США и их советскими партнерами. Этому же способствовала новая политика в области концессий, открывшая путь притоку американских капиталов и технологии в Россию. Кроме того, советское правительство в своем стремлении к налаживанию связей с крупнейшей страной капиталистического мира, сумело, используя американское законодательство, внедриться в США, создав там целый ряд торговых обществ и контор,представлявших на американском рынке интересы Советов. Еще в 1919 году здесь возникло акционерное общество "Продактс иксчейндж корпорейшн" (сокращенно "Продэкско"), перед которым была поставлена задача "привлечь иностранный, преимущественно североамериканский капитал в Россию, как для торговли, так и для промышленности".4 "Продэкско" подчинялась в своей деятельности постановлениям советского правительства и обязывалась отчислять 50 процентов получаемого ею вознаграждения в пользу Наркомата внешней торговли. 5
       В декабре 1923 года в Соединенных Штатах было открыто отделение "Аркоса" -- акционерного общества со штаб-квартирой в Лондоне. Это отделение развило свою деятельность под названием "Аркос-Америка инкорпорейтед". Почти одновременно с ним была оформлена корпорация "Всероссийский Текстильный Синдикат", что было следствием визита в США председателя Всесоюзного Текстильного Синдиката В.П.Ногина. Кроме того здесь действовали представительства Центросоюза, "Дерутры" и многих других советских внешнеторговых организаций, задача которых состояла в привлечении как можно большего числа американских бизнесменов к торговле с Советской Россией. Поскольку смена демократов республиканцами у кормила власти в Соединенных Штатах в 1921 году не привела к отказу от политики непризнания, скорее наоборот, решимость продолжать эту политику в заявлениях нового госсекретаря Ч.Хьюза сквозила даже более явственно, советское правительство, не забывая главной своей цели добиться нормализации отношений с США, сделало упор на экономический фактор, надеясь через него повлиять на сферу большой политики. И создание на территории США многочисленных обществ, контор и представительств советских торговых и хозяйственных органов служило способом реализации этой задачи.
       К началу 1923 г. в советско-американской торговле наметилась тенденция к росту. В 1922 г. по сравнению с предыдущим годом торговля выросла почти в 2 раза, составляя 30 860 тыс. долларов (16 895 тыс. долларов в 1921 г.) 6 и появилась надежда, что эта тенденция будет наблюдаться и в последующие годы. Данное обстоятельство, а также активизация деятельности советских внешнеторговых и хозяйственных организаций через свои представительства в США ставили перед правительством большевиков необходимость усиления контроля и координации этой деятельности со стороны государства.
       К 1923 г. в основном сложились и организационные формы советской внешней торговли, которая осуществлялась через Наркомат внешней торговли, получивший по декрету Совнаркома исключительное право вести все торговые сношения и осуществлять через соответствующие органы все операции, связанные с ввозом и вывозом товаров. В целях облегчения торговых операций совместным постановлением ВЦИК и Совнаркома от 16 октября 1922 г. учреждались торговые представительства РСФСР, образовывавшие "непременную составную часть Полномочного Представительства РСФСР в каждой отдельной стране", и их непосредственное руководство и контроль распространялись на все оперативные органы, отдельных представителей наркоматов и учреждений, направленных за границу, и, соответственно, все торговые операции в той или иной стране. 7 Там, где создание торгпредств считалось нецелесообразным, назначался уполномоченный Наркомвнешторга с возложением на него тех же функций, что были и у торговых представительств. 8
       Итак, наметившийся рост торговли с США и расширение деятельности советских внешнеторговых организаций на американском рынке диктовали необходимость создания органа, который взял бы на себя регулирование торгово-экономических связей двух стран и выступал бы главным проводником политики советского государства в Соединенных Штатах. Надо сказать, что необходимость назначения в США представителя НКВТ обусловливалась еще и усиливавшейся неразберихой и конкуренцией между советскими хозяйственными органами, что, по мнению руководителей СССР, могло нанести серьезный вред монополии внешней торговли. 9
       В целях борьбы со сложившимся положением Наркомвнешторг в лице Л.Б.Красина поставил перед руководством страны вопрос о назначении в США своего уполномоченного. Решением Оргбюро ЦК РКП(б) 5 января 1923 года на эту должность был утвержден Исайя Яковлевич Хургин. 10
       Биография человека, назначенного первым советским торгпредом в США, мало чем отличалась от биографий многих других советских государственных и общественных деятелей тех лет. И.Я.Хургин родился в 1887 году. Окончил восьмиклассную гимназию и математический факультет университета. С 18 лет он активный участник революционного движения на Украине. Именно в этом возрасте он стал членом Объединенной Еврейской социалистической рабочей партии, а затем и членом ее ЦК. В апреле 1920 г. он вступает в РКП(б). В анкете партийной переписи 1922 г. в разделе "Революционный стаж" Хургин написал:"Работал все время в качестве парт.профессионала".11
       После 1917 года И.Я.Хургин занимал разные должности и в Киеве, где был товарищем министра в правительстве Центральной Рады и работником Киевского губисполкома, и в Москве. Здесь он заведовал отделом военных заготовок, был членом еврейского отдела Наркомата по делам национальностей. Имел Хургин и опыт работы в области внешней торговли. 29 апреля 1921 г. решением ЦК РКП(б) он был направлен в посольство УССР в Польше, где работал сначала в качестве советника торгпреда посольства, а затем торгового представителя Украины в этой стране. 12 Последнее обстоятельство, видимо, и послужило главным фактором в его назначении уполномоченным НКВТ в Соединенных Штатах.
       Назначение Хургина уполномоченным Наркомнешторга в США не подлежало огласке. Оставаясь непризнанным Соединенными Штатами, советское правительство не могло направлять своих официальных представителей в эту страну. Не могло оно и создать там торгового представительства со всеми вытекающими из этого преимуществами. Поэтому Хургин ехал в страну своего пребывания в качестве директора американского отделения "Дерутры", германско-русского транспортного общества с ограниченной ответственностью, правление которого находилось в Гамбурге, а отделения -- во многих городах, в том числе и в Нью-Йорке. 13
       Прошло несколько месяцев после назначения, прежде чем Хургин смог выехать по месту своей новой работы. Задержка была вызвана, вероятно, необходимостью решения целого ряда организационных проблем, в частности получения визы, что по тем временам было делом далеко не простым, и прохождением инструктажа у своего руководства и, очень может быть, на Старой площади. Лишь 1 июня 1923 г. Хургин телеграфировал из Нью-Йорка о своем прибытии в США.
       Ситуация, с которой столкнулся уполномоченный НКВТ в Соединенных Штатах была сложной. Прежде всего, несмотря на снижение враждебности к Советской власти у большинства американцев и, в частности, у представителей политических и деловых кругов, рост доверия и стремления к сотрудничеству с новой Россией, каких-либо признаков кардинальных перемен в советско-американских отношениях не наблюдалось. Даже смена президентов, последовавшая вскоре после приезда Хургина, когда во главе администрации США вместо скоропостижно скончавшегося У.Гардинга встал К.Кулидж, не вселяла особых надежд. Анализируя политическую обстановку в стране, сложившуюся в конце августа, Хургин писал Л.Б.Красину: "Изменения, сопряженные с внезапной сменой президентов, еще не полностью выявились, и с уверенностью нельзя сказать, будут ли вообще какие-либо изменения".14
       Не лучше обстояли дела и в том, что касалось деятельности в США созданных там Советским Союзом торговых обществ, контор хозяйственных органов и отделений различных компаний. Уже в первых своих письмах из Нью-Йорка Хургин обращает внимание руководства Наркомвнешторга на низкую эффективность работы "Продэкско" и "Аркоса", незначительность их влияния и авторитета в местном деловом мире, отсутствие какого бы то ни было сотрудничества друг с другом. "Продэкско" по существу пустое место,- пишет он Красину 30 июня.- И какой-либо разницы в этом отношении между Продэкско и местным Аркосом нет. У обоих самый незначительный охват и связи с тем рынком, в каком мы заинтересованы".15
       Столь неудовлетворительное положение дел заставляет Хургина с самого начала поднять вопрос о создании в США единой организации, которая взяла бы на себя функции связующего звена между американским рынком и СССР. "Считаю необходимым,- писал он из Нью-Йорка 24 августа,- создание нашей коммерческой организации, которая стояла бы в непосредственной связи с Москвой. Никакой опасности я для этого не вижу, и не вижу затруднений, какие нельзя было бы преодолеть на пути к осуществлению. Такую организацию нужно инкорпорировать здесь, снабдить ее делами и небольшими деньгами и дать ей постепенно развернуться, сосредоточивая на ней все американские коммерческие дела". В этом случае существование двух самостоятельных организаций, малоэффективных, конкурирующих между собой и распыляющих силы, нужные для установления прочных связей между двумя странами, Хургин считал нецелесообразным. 16
       Вероятно, этот вопрос обсуждался в Москве еще до отъезда Хургина в Соединенные Штаты. И уполномоченному Наркомвнешторга предстояло, познакомившись с обстановкой на месте, высказать свое мнение относительно данной проблемы. Вот почему буквально вскоре по приезде в США Хургин все более настойчиво предлагает централизовать внешнеторговую деятельность Советского Союза в этой стране.
       Убежденность Хургина в справедливости занятой им позиции укреплялась под влиянием многочисленных фактов деятельности представителей советских хозяйственных органов на американском рынке. Не зная условий этого рынка, пользуясь в основном услугами американских граждан, предлагавших свою посредническую помощь, различные тресты, конторы, учреждения из СССР действовали фактически вне котроля со стороны Наркомвнешторга, что, по мнению Хургина, являло собой "фактический прорыв монополии внешней торговли".17 Он же приводит факт, что во время его пребывания в Нью-Йорке ему пришлось случайно столкнуться с представителями Кустпрома, Госкино, треста "Русские самоцветы", Карельской коммуны, Армянской республики, Крымгосторга. 18 То, что было бы нормальным в условиях рыночной экономики, когда отдельные предприятия, фирмы, объединения при наличии регулирующего законодательства и минимального вмешательства государства могли вступать в деловые связи вне зависимости от границ и расстояний, в любой стране и в любой части света, в условиях централизованного хозяйства, когда в руках государства сосредоточивались все рычаги управления экономикой, а самостоятельность отдельных субъектов допускалась лишь в той мере, в какой она не противоречила этой системе жестко установленных взаимосвязей и подчинения, подобные факты рассматривались как ослабление страны, тем более если это происходило в отношениях с "враждебным" капиталистическим миром. 19
       Таким образом, необходимость создания в Соединенных Штатах единой организации, которая служила бы неофициальным торгпредством СССР в этой стране и строго контролировала здесь деятельность советских хозяйственных органов, представлялась уполномоченному Наркомвнешторга И.Я.Хургину вполне очевидной. "Если мы,- писал он Красину,- в силу нашей экономической слабости вынуждены завязывать торговые связи с Америкой при отсутствии признания, то их надо вести только через одну дверь. Неудобства от этого будут испытывать -- и должны -- только американцы".20
       Исходя из этого, Хургин предлагал конкретные пути решения данной задачи. Необходимо, считал он, путем слияния существовавших в США "Продэкско" и "Аркоса", создать одно предприятие под видом американского общества с основным капиталом не менее, чем в один миллион долларов. Такой шаг не вызовет никаких затруднений, ни со стороны организационной, где основной вопрос сведется лишь к назначению двух директоров, проезд которых в Соединенные Штаты будет возможен, если они не будут "яркими политическими фигурами", ни со стороны финансовой. Не встретило бы, по мнению Хургина, создание такого общества и оппозиции со стороны американских деловых кругов, тем более что представители их сами говорили о важности подобного шага.
       Не подлежало сомнению, что такое общество должно было быть поставлено в непосредственное подчинение НКВТ и иметь прямые связи с предприятиями внутри Советского Союза. 21
       По мнению Хургина, необходимо было решить и вопрос об упорядочении деятельности советских хозяйственных органов в США. Хургин настаивал на необходимости пересмотреть список тех хозорганов, которые имели здесь свои представительства, подчинить их деятельность контролю уполномоченного НКВТ вплоть до согласования всех их шагов. В противном случае, категорически заявлял он, "для НКВТ нет смысла иметь своего Представителя в Соед[иненных] Штатах, (напротив того, его наличие давало бы еще формальное оправдание для действий хозорганов),- а для Уполномоченного НКВТ -- возможности принять на себя ответственность за выполнение возлагаемых на него обязанностей".22
       В Москве позиция Хургина встретила понимание и поддержку. В письме в Наркоминдел, направленном 22 февраля 1924 г., Красин обосновывает правомерность создания в Америке единого торгового органа "взамен существующих, работающих вразброд и часто друг с другом конкурирующих обществ". Этот шаг представлялся тем более насущным в условиях, когда Советский Союз был вынужден размещать в Америке "чрезвычайно важные заказы специального назначения". Кроме того, отмечал
       Красин, создание такого органа будет способствовать искоренению "дезорганизаторской работы отдельных синдикатов", действовавших в США вне контроля со стороны НКВТ и иногда даже вторгавшихся в сферу работы Наркомата иностранных дел. 23 В последнем случае Красин имел в виду визит в Соединенные Штаты председателя Всесоюзного Текстильного Синдиката В.П.Ногина в ноябре 1923 года, который не только создал там акционерное общество "Всероссийский Текстильный Синдикат, инкорпорейтед" без ведома Наркомвнешторга, но и встречался с министром торговли США Г.Гувером и обсуждал с ним вопросы двусторонних отношений. 24
       Окончательные детали создания торгового общества в США были, вероятно, уточнены во время пребывания Хургина в Москве зимой 1924 года. По крайней мере, уезжая из Москвы в марте этого года Хургин имел намерение остановиться в Берлине и Лондоне для проведения переговоров соответственно с берлинским торгпредством и "Аркосом" и выработки основ взаимоотношений вновь создаваемого органа с этими советскими учреждениями. 27 марта Хургин отправил Красину письмо с вариантами названия будущего общества. Он предложил три варианта: TOSSOR (Торговое общество Союза Советских Республик), SATOR (Советско-Американское торговое общество) и AMTORG (Американское Торговое Общество). 25 Последний вариант и стал официальным названием созданного вскоре акционерного общества.
       Однако, несмотря на урегулированность большинства вопросов, связанных с образованием единой торговой организации СССР в Соединенных Штатах, их практическое разрешение столкнулось со значительными трудностями. Главные из них вытекали из необходимости слияния двух ранее независимых "Продэкско" и "Аркос-Америка". Необходимо было, чтобы объединение не нарушило тех торговых обязательств, которые имелись у сливающихся обществ перед банками и фирмами. Для этого надо было или действовать решительно и по возможности скрытно, или постараться сразу внести дополнительный основной капитал, чтобы использовать его для расширения кредита и торговых операций.
       Кроме того, давала себя знать проблема ведомственной разобщенности, выросшей в отношениях между "Продэкско" и "Аркосом" до антагонизма. В результате, получив известие о планирующемся слиянии двух обществ, органы, в ведении которых эти общества находились, а именно "Аркос лимитед" и Госторг, стали принимать все меры к тому, чтобы отвлечь свои капиталы из Нью-Йорка и при этом проявили такое рвение, что "Аркос" умудрился задолжать 70 тыс. долларов своим партнерам в США. Госторг же так долго оттягивал принятие решения о предоставлении в распоряжение Хургина необходимых денежных средств, что последний вынужден был обратиться за помощью в НКВТ.
       Еще одна проблема, вставшая перед Хургиным в период создания нового общества, заключалась в недостатке подходящих кадров. Предполагалось использовать людей, ранее работавших в каждой из объединявшихся организаций. Однако будущий глава "Амторга" был невысокого мнения об их личных и деловых качествах. "Личный состав правления,- писал он Красину,- меня ... мало удовлетворяет... Из этого людского материала, какой имеется здесь в настоящий момент, можно будет образовать лишь временное правление".26
       Но эти и другие многочисленные трудности и проблемы постепенно находили свое разрешение, и к концу мая 1924 г. подготовительная работа по созданию единой торговой организации в Соединенных Штатах была в основном завершена. Уже с 1 мая операции "Продэкско" и "Аркос-Америка" проводились за счет консорциума, образующего новое общество "Амторг".27 А 29 мая в Москву пришла телеграмма, адресованная в Главный концессионный комитет и Наркому внешней торговли и сообщавшая о возникновении акционерного общества "Амторг Трейдинг Корпорейшн" с основным капиталом в один миллион долларов. В этой же телеграмме содержалась просьба к Главконцесскому распространить его постановление от 8 мая 1923 г. с разрешением "Продэкско" торговую деятельность на территории СССР и на новое общество. Телеграмма была подписана председателем правления "Амторга" И.Я.Хургиным и директором-распорядителем П.Я.Зивом. 28 На основании этой телеграммы 11 июня Наркомвнешторг разослал циркуляр всем торгпредствам СССР, управлениям уполномоченных НКВТ при совнаркомах союзных республик, начальникам областных управлений и членам коллегии наркомата, в котором ставил в известность о создании акционерного общества "Амторг", взявшего на себя "выполнение коммерческой работы по торговле между СССР и Северо-Американскими Соединенными Штатами" и просил все операции в пределах США проводить только через это общество. 29 Решением коллегии Наркомвнешторга "Амторг" был приравнен в правах и обязанностях к коммерческой части торгпредства в Германии и получил право открыть свое генеральное представительство в Москве и иметь доверенных в крупных центрах СССР и за границей. При этом обращалось внимание на особое значение "Амторга" в деле установления экономических связей с Америкой и сложность производимых им операций. 30 На основании ходатайства Наркомвнешторга Главконцесском СССР своим постановлением от 26 июня 1924 г. допустил "Амторг" к торговым операциям на территории Советского Союза.
       Все перечисленные выше решения позволяют уяснить, сколь большое значение придавалось вновь созданному акционерному обществу советским правительством. В условиях отсутствия дипломатических отношений между двумя странами на "Амторг" фактически возлагались функции официального представительства СССР в США, хотя формально он оставался частным торговым обществом, созданным с участием исключительно государственного капитала, наподобие "Аркоса" в Лондоне, и подчинялся наркомату внешней торговли. 31        Та роль, которая отводилась советским руководством "Амторгу" в области отношений между СССР и США, держалась в строгом секрете и при этом не допускалось какой-либо огласки реального статуса созданного акционерного общества. Когда в газете "Правда" 22 апреля 1925 года была помещена телеграмма РОСТА из Нью-Йорка, в которой "Амторг" был назван советским торгпредством в Америке, от главной конторы "Амторга" в Москве немедленно в Наркомвнешторг поступил протест против подобной утечки информации. В протесте подчеркивалось, что расшифровывать реальную роль
       "Амторга" в связях с США "...означало бы лишиться доброжелательного отношения некоторых финансовых и промышленных кругов Америки". В связи с этим высказывалась настоятельная просьба впредь согласовывать публичные сообщения, касавшиеся акционерного общества. Этот факт повлек за собой целую переписку с РОСТА и даже обращение Наркомвнешторга в отдел печати ЦК РКП(б) с просьбой принять меры по партийной линии, чтобы такие ошибки и недоразумения впредь не происходили. 32
       Начало деятельности "Амторга" происходило в сложных условиях. Как уже отмечалось, смена администраций в Белом доме в начале 20-х годов не привела к изменению позиции Вашингтона по отношению к Советской России. Правительство республиканцев, пришедшее к власти, несмотря на заверения в лучших чувствах, питаемых им к русскому народу, продолжало обставлять признание СССР рядом требований, среди которых уплата большевиками дореволюционных долгов, возвращение национализированной собственности и отказ от враждебной пропаганды были основными и неизменными. По словам американского историка Э.Беннетта, в 20-е годы республиканская партия имела все возможности разрешить "русский вопрос" в период пребывания у власти трех ее администраций, каждая из которых выражала желание взглянуть по-новому на эту проблему. Однако, несмотря на критику Вудро Вильсона и его политики, республиканцы продолжали отказывать в признании Советской России на прежних основаниях, изменив лишь акценты. 33
       Главными поборниками сохранения политики непризнания в правительстве республиканцев в рассматриваемый период были государственный секретарь Ч.Хьюз и министр торговли Г.Гувер. Оба эти политика, считает уже упоминавшаяся нами Дж.Хофф Уилсон, руководствовались в своем неприятии советской власти идеологическими мотивами и стремились противостоять "угрозе большевизма", запрещая торговые и дипломатические отношения до тех пор, пока политические и экономические взгляды Советов не придут в соответствие с позицией Запада. 34
       Но отсутствие дипломатических отношений между двумя странами не могло сдержать развитие контактов в области торговли. Возможности сотрудничества с СССР привлекали американских деловых людей, которые, нередко подавляя чувство недоверия, рискуя и надеясь на выигрыш, завязывали связи с представителями большевиков, заключали сделки и, встречая заинтересованность своих партнеров в сотрудни-честве, расширяли свое участие в контрактах. Правительство Соединенных Штатов занимало при этом двойственную позицию. С одной стороны, оно вводило различные ограничения на торговлю с Советским Союзом, которые затрудняли ее развитие. С другой стороны, оно не препятствовало частным лицам вступать в торговые сделки с русскими, как об этом было заявлено Кулиджем в его послании конгрессу 6 декабря 1923 года. 35 Поэтому к середине 20-х годов политика США в отношении России стала напоминать, по выражению Хофф Уилсон, "клубок противоречий".36
       И вот в этой-то непростой обстановке "Амторгу" и предстояло решать задачи, возложенные на него Москвой.
       Тем не менее, итоги первых месяцев работы "Амторга" казались обнадеживающими. С 1 мая по 30 сентября 1924 года акционерным обществом было размещено советских заказов на сумму в более чем 4 млн.долларов. Из них главное место занимали заказы на сельскохозяйственные машины и нефтяное оборудование. К концу сентября была выполнена и оплачена приблизительно четвертая часть этих заказов. За то же время ввоз товаров в США достиг суммы в 1 630 тыс. долларов, причем меха составили главную статью советского экспорта. 37
       Кроме того, за первые пять месяцев своей деятельности "Амторгу" удалось получить кредиты в 2,4 млн. долларов у ряда фирм и банков, среди которых значились и такие авторитетные, как "Чейз Нэшнл банк", "Эквитебл траст компани", "Международная компания сельскохозяйственных машин" и "Международная банковская корпорация". Помимо всего, "Амторг" располагал в указанных выше банках подтоварным кредитом, который доходил до полутора миллионов долларов единовременно. 38
       Новое акционерное общество завоевывало все более прочные позиции на рынке Соединенных Штатов. Укреплялись и множились его связи с различными американскими фирмами, росло число заключенных контрактов. В партнерах "Амторга", помимо уже упоминавшихся банков и компаний, значились "Дженерал моторс", "Форд компани", "Ундервуд", компании Хьюза, Келлога, всего 146 фирм и банков. Общество охватывало своей деятельностью не только Соединенные Штаты, но и Канаду, страны Южной Америки. В Советском Союзе "Амторг" помимо генерального представительства в Москве, имел своих доверенных в Ленинграде, Харькове, Тифлисе. 39
       Завершение начального этапа деятельности "Амторга" совпадает по времени с концом 1925 года. Выделение данного рубежа в многолетней истории акционерного общества оправдано по целому ряду причин. Именно на этот год пришлась первая годовщина образования "Амторга" и окончание отчетного периода, по итогам которого в Наркомвнешторг была представлена подробная записка с изложением результатов работы акционерного общества. Согласно этой записке, общий оборот торговли с Соединенными Штатами составил 66 717,5 тыс. долларов, причем на импорт в СССР пришлось более 54 млн. долларов. Из этого общего оборота доля "Амторга" составляла 50,4 процента, что само по себе говорит об укреплении позиций этой организации в торговле между двумя странами. Среди импорта в СССР преобладал ввоз хлопка, сельскохозяйственных машин и оборудования для советской промышленности. И, согласно приведенным в отчете Хургина цифрам, все более явственно прослеживалась тенденция увеличения импорта промышленного оборудования и сельскохозяйственных орудий (соответственно 450,5 и 276,9 процента по сравнению с периодом с 1 января по 1 октября 1924 г.). 40 Приведенный факт отражал общую закономерность развития советской внешней торговли, в которой три четверти всего ввоза предназначалось для нужд промышленности. 41
       Наблюдался также рост советского экспорта в США, в котором преобладали хлеб, лес, пушнина, нефть и лен. Причем, по наблюдениям Хургина, по ряду товаров Советский Союз на американском рынке вытеснил европейских перекупщиков, что давало основание говорить, что "брешь в отношении наиболее существенных товаров пробита" и можно рассчитывать на дальнейшее увеличение экспорта. 42
       Обращает на себя внимание тот факт, что 70 процентов всего оборота СССР-США было финансировано американскими бынками и фирмами. 43 Вообще, получение кредитов, в силу дефицита в СССР твердой валюты и преимущественно пассивного баланса в торговле с Америкой, было для "Амторга" делом первостепенной важности и в этой области ему удалось достичь успеха в конце 1925 г., получив кредит у Форда, который, по сведениям, сообщенным заместителем Хургина П.Я.Зивом наркому торговли А.Д.Цюрупе, в течение своего 25-летнего существования никогда и никому кредита не давал. 44
       К концу 1925 года произошло укрепление статуса "Амторга" и как основного представителя СССР в отношениях с Соединенными Штатами. Не случайно, когда осенью этого года наметилась возможность разрешения проблем, препятствовавших нормализации отношений двух стран, М.М.Литвинов в своем письме Сталину и другим членам политбюро предложил использовать назначение на вакантный в то время пост председателя "Амторга" для направления в США "авторитетного товарища, который мог бы немедленно взяться за руководство политической работой, встречаться с официальными представителями Ампра (американского правительства - И.Г.) для неофициальных переговоров, делать зондажные предложения, отвечать на подобные предложения с другой стороны и т.д. ... Эта должность,- подчеркивает далее Литвинов,- не только давала бы нашему неофициальному представителю необходимую маскировку, но и сразу ввела бы его в круг влиятельных лиц".45
       Так закончился целый период в жизни "Амторга", самый первый в многолетней истории этой организации, истории, в которой было немало светлых и темных страниц, немало достижений и неудач. И исследователям еще предстоит выяснить степень ее соответствия словам, начертанным на гербе акционерного общества "Амторг трейдинг корпорейшн": "Наш опыт -- ваше достояние".


1Libbey J.K. Alexander Gumberg and Soviet-American Relations, 1917-1933. Lexington, 1977. P. 72-73.
2Hoff Wilson J. Ideology and Economics. U.S.Relations with the Soviet Union, 1918-1933. Columbia (Miss.), 1974. P.18.
3 Papers relating to the Foreign Relations of the United States. 1921. Wash., 1936. V. 2. P. 762, 775.
4 Российский Государственный Архив экономики. Фонд 413. Опись 3. Дело 1105. Лист 58. (Далее: РГАЭ)
5 Фураев В.К. Советско-американские отношения, 1917-1939. М., 1964. С. 125
6 Libbey J.K. American-Russian Economic Relations, 1770's-1990's. Claremont (Ca), 1989. P. 32.
7 Законы об импорте и экспорте. Правила ввоза товаров в СССР и вывоза за границу. М., 1924. С. 3-4, 7.
8 Сборник действующих постановлений по внешней торговле. М., 1924. С. 23.
9 Нарком внешней торговли тех лет Л.Б.Красин в одном из своих выступлений с нескрываемой тревогой говорил о подобных фактах:"К сожалению, надо отметить, что попытка прорыва монополии внешней торговли находит подчас отклик в наших хозяйственных органах -- главках, трестах, предпрятиях. Они рассуждают так: лучше переплачу, вступая в непосредственную сделку с иностранным контрагентом, но зато получу требуемое значительно скорее, чем через бюрократический аппарат Внешторга". // Красин Л.Б. Вопросы внешней торговли. М.-Л., 1928. С. 45.
10 Российский государственный архив социально-политической истории. Ф.17. Оп.112. Д.401. Л.4 (Далее: РГАСПИ).
11 Там же. Оп.8. Д.497. Л.153.
12 Там же.
13 Касаясь своего назначения в США, Хургин писал в марте 1924 года секретарю ЦК РКП(б) В.М.Молотову: "В январе 1923 г., по ходатайству НКВТ, я был назначен ЦК РКП Уполномоченным НКВТ в Соед[иненных] Штатах (разумеется, негласным, за отсутствием официальных сношений с Соед[иненными] Штатами -- официально я ехал в Америку как Директор Дерутры)". РГАЭ. Ф.413. Оп.2. Д.1847. Л.114.
14 Там же. Д.1684. Л.137.
15 РГАЭ. Ф.413. Оп.2. Д.1684. Л. 68, 120; Оп.3. Д.1105. Л.87.
16 Там же. Оп.2. Д.1684. Л.120
17 РГАЭ. Ф.413. Оп.2. Д.1258. Л.66.
18 Там же. Д.1685. Л.11.
19 Показательны в этой связи слова Л.Б.Красина, который, обосновывая необходимость неукоснительного соблюдения монополии внешней торговли, рисует образ советской экономики как осажденной крепости, противостоящей натиску капитализма: "... борьба идет на экономическом фронте, а именно на фронте внешней торговли. Здесь мы имеем фронт соприкосновения нашего с капиталистическим окружением, здесь мы имеем действительно фронт борьбы, на котором идет неустанная лихорадочная работа, не останавливающаяся ни на один день. В бесчисленных уже теперь торговых сделках купли и продажи, в кредитных соглашениях, в ссудных, залоговых, транспортных, страховых операциях капиталистический мир ежедневно пробует силы Советского Союза, он ищет наши слабые места, он пытается в той твердыни, которую мы воздвигли между ним и нашим внутренним советским хозяйством, в виде монополии внешней торговли, найти слабую точку,пробить в ней брешь, и эту брешь сделать проломом всей стены, проломом, через который возможно овладение нашей внутренней экономикой, разрушение наших попыток планового советского хозяйства и воссоздание на этих обломках чистого капитализма, господства частной собственности". // Красин Л.Б. Указ.соч. С.40.
20 РГАЭ. Ф.413. Оп.2. Д.1258. Л.67.
21 Там же, Д.1685. Л.8-9.
22 Там же. Д.1258. Л.67.
23 РГАЭ. Ф.413. Оп.2. Д.1847. Л.25.
24 Протест НКИД по этому факту был направлен Чичериным 31 декабря 1923 г. на имя Сталина. См.: РГАЭ. Ф.413. Оп.2. Д.1847. Л.28.
25 Там же. Л.26, 107-111, 112.
26 РГАЭ. Ф.413. Оп.2. Д.1258. Л.25,26.
27 Там же. Л.26.
28 Там же. Оп.5. Д.1425. Л.100.
29 РГАЭ. Ф.413. Оп.2. Д.1258. Л.29.
30 Там же. Оп.5. Д.1425. Л.80-82.
31 К слову сказать, в Соединенных Штатах в это же время находился Б.Е.Сквирский, который был оставлен Наркоминделом после Вашингтонской конференции советским неофициальным представителем для информации и связи. Но в силу преимущественно экономического характера отношений двух стран в эти годы статус Хургина и возглавлявшегося им "Амторга" оказывался выше статуса представителя НКИД, положение которого в США, кроме того, в отличие от положения Хургина, не было столь юридически оправданно. Это соображение подтверждается и "строго секретным" обращением в Главконцесском заместителя наркома внешней торговли Б.С. Стомонякова с просьбой информировать Хургина о всех концессионных договорах, заключенных с американскими фирмами, в частности, о концессии А.Гарримана, в связи с тем, что в отсутствие советского официального представительства в Соединенных Штатах, "тов.Хургин играет там роль неофициального Торгпреда и, до известной степени, Полпреда..." // РГАЭ. Ф.413. Оп.5. Д.1425. Л.44.
32 РГАЭ. Ф.413. Оп.3. Д.2138. Л.251-262.
33 Bennett E.M. Recognition of Russia. An American Foreign Policy Dilemma. Waltham (Mass.), 1970. P.53.
34 Hoff Wilson J. Op.cit. P.28.
35 Congressional Record. Wash., 1924. V. 5. Part 1. P. 97.
36 Hoff Wilson J. Op.cit. P. 29.
37 РГАЭ. Ф.413. Оп.3. Д.1628. Лл.118, 120, 121.
38 Там же. Л.14.
39 Там же. Оп.5. Д.1425. Л.28.
40 РГАЭ. Ф.413. Оп.2. Д.2040. Л.66-68.
41 РГАСПИ. Ф.17. Оп.68. Д.580. Л.96.
42 РГАЭ. Ф.413. Оп.2. Д.2040. Л.67, 68.
43 Там же. Л.66.
44 Там же. Оп.5. Д.1602. Л.7.
45 РГАЭ. Ф.413. Оп.2. Д.2040. Л.144-145.
Print version
EMAIL
previous ПУТЬ ЗА ТРИДЦАТЬ ЛЕТ ИЗ МОСКВЫ В ПЕТЕРБУРГ И НЕМНОГО ДАЛЬШЕ |
Виктор Коган-Ясный
Русский Чат американца Пата |
Игорь Некрасов
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.