ISSUE 1-2007
INTERVIEW
STUDIES
Александр Милинкевич Giorgi Vashakidze Отар Довженко Ana Rudico
RUSSIA AND BELARUS
Антон Семенов
OUR ANALYSES
Карел Свобода
REVIEW
Ярослав Шимов
APROPOS
Валентина Люля Алена Освалдова


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
БЕЛАРУСЬ – ИСПЫТАНИЕ НЕЗАВИСИМОСТЬЮ
By Александр Милинкевич | политик, Беларусь | Issue 1, 2007

Самое великое из всех благ, - по крайней мере, то,
без чего нельзя пользоваться другими,
- это независимость.
В.Годвин

     Для Беларуси и белорусов ХХ век был веком тяжелых испытаний, потерянных возможностей и несбывшихся надежд, веком политических и исторических вызовов, которые сотрясали основания государства и общества. Страна не раз стояла перед выбором пути своего дальнейшего развития, но каждый раз этот выбор оказывался нереализованным по причине геополитических интересов соседних держав и из-за отсутствия политической воли. На протяжении столетий, территория Беларуси входила в сферу влияния соседних государств, которые зачастую отказывали населению этих территорий в праве на собственную культуру, государственность, язык.

     И все же, несмотря на перипетии судьбы, сегодня мы можем говорить о реальном существовании такого государства как Беларусь, размышлять о белорусском народе и обществе. Еще 20 лет назад этого никто не мог предвидеть. Политическая независимость это историческая необходимость для существования народа, но это также огромная ответственность перед собой и будущими поколениями. Независимость, как и свободу не дают, за нее необходимо бороться и ею нужно уметь распоряжаться, чтобы она не превратилась в новую форму угнетения.

     Любой народ и государство формируется в процессе эффективного противостояния вызовам, угрожающим его существованию. Историческое существование Беларуси было предопределено долгими столетиями борьбы за право быть. Порою нескончаемые войны сводили на нет все усилия, направленные на формирование государства, и последующим поколениям белорусов приходилось начинать возрождать идею национальной независимости от начала. И сегодня процесс становления независимой белорусской державы еще не завершен и характеризуется глубокими противоречиями как внутри самого общества, так и между обществом и политической властью. Многие исторические проблемы, и факты сегодняшней действительности требует философского и политического осмысления, только так можно объективно оценить, то каким вызовам Беларусь должна противостоять на современном этапе своей истории, и какие перспективы ожидают ее в будущем.

     Причины многих проблем, связанных с национальным и государственным самоопределением кроются в недавнем прошлом Беларуси. Одним из серьезных вызовов для национального и политического самосознания белорусского общества стал советский период истории. Политические и национальные эксперименты привели к конструированию денационализированного сообщества, формально обладавшего государственным образованием. Сознание советского белоруса было оторванным от исторического прошлого своей страны и было жестко привязано к советской действительности, которая была самоценностью. Тем не менее, практически все государственные идеологи считают советский период государствообразующим для Беларуси и, что исключительно благодаря СССР белорусский народ обрел право на самоопределение. Такой подход к истории белоруской государственности кажется узким и конъюнктурным, что в принципе соответствует официальному видению исторического прошлого нашей страны. Государственные идеологи предпочитают не говорить о том, что Советский Союз, если не брать во внимание, идеологию и политическую систему, в своих территориальных претензиях мало, чем отличался от Российской и иных империй. Рассуждения о суверенитете, государственном самоопределении, рассматривались как чуждые идеологическим интересам пролетариата, а попытки же возродить свою независимость, даже для стран, не входивших в состав СССР, и имевших долгие традиции собственной государственности заканчивались политической катастрофой. События в Венгрии 1956 г., в Чехословакии в 1968, являются наглядным примером того, чем приходилось расплачиваться за желание быть суверенным и свободным государством.

     Беларусь, была политической игрушкой в руках советских элит, которой свободно распоряжались, в случае необходимости продать подороже. Достаточно вспомнить то, как разбрасывались территорией, де-факто независимого государства, в 20-х годах. Разукрупняли и укрупняли, делили и прибавляли. Нетрудно подсчитать, что с 1917-1939 год, Беларусь 6 раз меняла свои очертания. Поэтому говорить о формировании государственной идентичности в таких условиях трудно, тем более, если основной задачей советского государства было не формирование отдельных наций и народов, а единого целого советского народа. Любой советский энциклопедический словарь даст по этому поводу исчерпывающую справку, так термином «советский народ» была названа в 1971 году: «Новая историческая, социальная и интернациональная общность людей, имеющих единую территорию, экономику, единую по социалистическому содержанию и многообразную по национальным особенностям культуру, федеративное государство и общую цель - построение коммунизма» (ФЭС - 1983, ст. 620). Судьбу белорусского народа, как и всех других наций, определяли не исторические события, а идеологические концепты и политическая воля партийных функционеров: «В соответствии с Постановлением XXIV съезда Коммунистической партии Советского Союза советский народ возник как эффект прочного социально-политического и идейного единства всех классов и слоев, наций и народностей, заселяющих территорию СССР. Их общим языком - т.е. языком советского народа - был признан русский язык, что являлось выражением "той роли, которую играет русский народ в братской семье народов СССР» (ФЭС - 1983, 620).

     Беря во внимание вышесказанное, можно ли говорить о каких-либо политических альтернативах и шансах кроме одного, единого и выверенного КПСС. Даже если и шел процесс формирования белорусского государственного сознания, то не благодаря, а вопреки идеологической установке и не на общенациональном уровне, а на уровне национально ориентированных групп белорусской интеллигенции, которая в последующем и составила белорусскую национальную оппозицию 90-х. Последующие политические события начала 90-х годов показали, что уровень национального самосознания белорусов, именно на уровне общенародном, стал чрезвычайно низким. Благодаря процессам советизации и русификации, белорусы скорее чувствовали себя советскими людьми, чем белорусами и индеферентно восприняли события, связанные с обретением страной политической независимости. Более того, на референдуме 1991 года значительная часть белорусских граждан высказалась за сохранение СССР, и позднейшие референдумы, уже независимой Беларуси, показали, насколько сильно национальное самосознание определено идеологическими установками, приобретенными за время существования советского строя. Поэтому независимость стала для белорусов новым испытанием. Ни политическая элита, ни общество не было готово к обретению государственного суверенитета. Это произошло неожиданно и белорусы вдруг стали обладателями собственного государства, но при этом большинство не имело понятия, что с этим суверенитетом делать. Кроме того, уже тогда наметились противоречия между национально ориентированной белорусской интеллигенцией и постсоветским обществом. Идеи национального суверенитета и ценности белорусского языка и культуры вызывали непонимание и неприятие со стороны большинства общества. Отчужденность от истории и культуры, тяготение к советскому прошлому, стало основной чертой характеризовавшей белорусское общество 90-х. Специфика национального сознания белорусского общества, стало причиной многочисленных манипуляций и «торгов независимостью» со стороны правящей элитой. Поэтому весь период независимости был неоднозначным и характеризовался радикальными переменами, как во внутренней, так и внешней политике, которые определялись внешнеполитической конъюнктурой, а не движениями общественного сознания, которое все это время оставалось законсервированным и глубоко антинациональным.

     В силу этого можно говорить о двух этапах в истории независимой Беларуси.

     I. 1991 – 1994 гг. этап незначительный по своим временным рамкам, но важный с точки зрения политических событий. На карте мира появилась независимое европейское государство Беларусь. Была принята Конституция страны, проведены первые выборы главы суверенного государства. Предпринимались попытки выстроить целостную концепцию национального строительства и культурного возрождения. В конце концов, в белорусском обществе зазвучал родной язык. Начался процесс сближения с Европейским Сообществом. Для страны, которая долгое время не имела возможности самостоятельно определять свою судьбу, все эти события носили знаковый характер и свидетельствовали о начале новой истории Беларуси. Но сохранить динамику позитивного государственного строительства не удалось.

     Переходные периоды истории любого государства требуют политической воли и решительности от власть имущих. Так как, перспектива развития государства зависит от своевременно принимаемых политических решений. Но руководство нашей страны, на тот момент правительство, которое возглавлял Ф. Кебич, предпочитало с надеждой озираться на прошлое, не понимая, что Советский Союз уже не вернуть и что нужно чем смело идти вперед. Да и принимать самостоятельные решения в совершенно новых реалиях, представители старого номенклатурного аппарата не умели и боялись. В итоге, эти политические колебания во многом предрешили дальнейшую судьбу Беларуси.

     II. 1994-2006 гг. Еще в 1994 году никто не мог предположить, что Беларусь будет поражена тяжелейшим недугом авторитаризма. Первые демократические выборы в стране закончились установлением диктатуры. К сожалению, этот период существования страны войдет в историю как «правление Лукашенко». Двенадцать лет этот человек управляет страной и в течении этих лет Беларусь не раз находилась на гране потери своего суверенитета. Период правления Лукашенко, которые не могли не отразиться на состоянии национального самосознания общества и по-своему повлияли на судьбу Беларуси, можно разделить на два этапа. Первый -- 1994-2000 гг., второй -- 2000-2006. Политика которая проводилась в течении всего этого времени, если не определялась, то тесно переплеталась с непомерными амбициями А. Лукашенко и степенью их реализованности. Поэтому суверенитет государства для его президенства имел инструментальное значение и был механизмом для реализации собственных амбиций. В число амбиций белорусского президента входило желание стать президентом объединенного государства России и Беларуси. Беларусь была выгодным политическим и экономическим трамплином для этого. В короткое время были проведены популистские референдумы по вопросам статуса белорусского и русского языков и национальной символике, и интеграции с Россией. В конечном итоге был подписан договор о создании Союзного государства. Все это должно было подготовить триумфальное шествие Лукашенко в Москву. Трудно сказать, к чему бы могла привести его неукротимая жажда власти, если бы его планы реализовались, но одно можно сказать точно, что судьба независимости страны его не волновала. И только крах амбиций А. Лукашенко, в связи с избранием президентом России В. Путина, заставил белорусского президента по-новому взглянуть на суверенитет страны. С 2000 года наблюдается похолодание в отношениях с Россией и торможение процесса создания союзного государства. Лукашенко хорошо понимает, что только независимая Беларусь является гарантом его собственной власти и укрепление политического суверенитета страны означает укрепление его собственной власти. Возникает правомерный вопрос, быть может, именно благодаря политике Лукашенко Беларусь получит возможность развиваться как независимое государство? И, что сейчас, когда власть Лукашенко непосредственно зависит от степени суверенности Беларуси, можно говорить, что страна сохранит свою независимость? В этих утверждениях есть доля правды, но проблема и заключается именно в том, что произошла субъективизация суверенитета страны, когда государство живет не в соответствии с историческими предпосылками, а исключительно волею одного человека, который создает особое, близкое ему понимание независимого и суверенного государства, навязывая собственное видение всему обществу.

     Рассматривая данную проблему, нельзя не обойтись без философского осмысления независимости. Существует два понятия или состояния независимости, которые дополняют друг друга, это «независимость от» и «независимость для». «Независимость от», предполагает политическую и территориальную свободу того или иного государства от внешнего территориального господства. «Независимость для» , является содержательным, духовным компонентом суверенитета, историческим смыслом существования, как народа, так и государства. «Независимость для», означает реализацию исторических задач, духовное самовыражение и самостановление общества на основе исторических и культурных традиций. Другими словами – это творческая воля нации, при котором устанавливается преемственность традиций и истории государства во времени, и без чего суверенитет превращается в пустой звук. Когда речь идет о Беларуси, «независимость для» выступает не как состояние, при котором выражаются и реализуются долгосрочные интересы народа и сам народ выступает творцом своего суверенитета, но как возможность максимально удовлетворить краткосрочные интересы политической элиты. В этом случае, политический режим не участвует в процессе установления исторической преемственности, а заинтересован только в сохранении своего господства на данной территории. Такую независимость можно назвать как «властьориентируемую». В случае же смены власти, произойдет и смена национальной политики, а общество встанет перед новым выбором и переоценкой «независимости для».

     Центральным элементом в формировании властьориентированной независимости стала разработка и внедрение идеологии белорусского государства, которая по своему содержанию в напоминает до крайности искаженную коммунистическую идеологию с примесями различных идеологических концепций. Не смотря на бессистемность предлагаемого «идеологического учения», оно в реальности стала единой и обязательной для изучения государственной доктриной, что в корне противоречит Конституции Республики Беларусь. Безусловно, центральной фигурой, благодаря которой страна достигла невиданных высот в социально-экономическом и политическом развитии, выступает президент страны. Страницы учебников и разнообразных пособий по идеологии пестрят текстами, в которых показана исключительная роль А. Лукашенко в развитии белорусского общества и суверенитета государства. Идеология, интенсивная пропаганда и манипуляции государственных СМИ лишают значительную часть белорусского общества осмысленно подойти к оценке происходящих в стране политических событий. Лукашенко и сформировавшийся при нем политический режим стал еще одним вызовом для белорусского общества и для республики. Вызовом, в противостоянии с которым, и я в этом убежден, идет процесс формирования белорусского народ и по-настоящему независимой Беларусь. Но достижение этого невозможно без политических свобод. Поэтому сегодня, для многих белорусов, понятие независимая Беларусь практически равнозначна понятию свобода, сегодня независимая Беларусь означает – свободная от произвола и диктатуры Беларусь!

     Кто-то может сказать, что диктатура Лукашенко оправдана стабильностью и устойчивым социальным и экономическим развитием. Что при Лукашенко сформировалось социально ориентированное государство. Никто не собирается оспаривать ни стабильность, ни «спокойствие» внутри Беларуси. Так, как экономика в политической пропаганде режима занимает центральное место, то стоит остановиться на некоторых ее аспектах.

     Трудно говорить об устойчивом развитии экономики, если около 60% предприятий в стране являются убыточными или работают «на склад». «Успехи» в сельском хозяйстве стоят всему обществу колоссальных усилий, становясь при этом «битвой за урожай», в которой потерянный гектар может стоить для председателя головы, поэтому многие хозяйства просто занимаются приписками. Или, быть может, стабильное развитие заключается в том, что убыточные колхозы, заводы передаются в нагрузку устойчивым и прибыльным предприятиям, хозяйствам и частным фирмам или финансово поддерживаются государством. (Прямые бюджетные субсидии данному сектору составляют в среднем от 4 до 6% от ВВП в год). В этом и заключается принцип «рыночного социализма». Сегодня белорусская экономика во многом напоминает плановую экономику СССР, в которой выполнение поставленного плана было важнее реального производства. Экономика регулируется не рыночными отношениями, а политическими, и подчинена интересам правящей элиты. Контроль над экономикой позволяет проводить неограниченные манипуляции с ценами, зарплатами и использовать это во время выборов или других значимых политических событий, напрямую подкупая избирателей. Так, к примеру, по данным белорусских экономистов, только перед референдумом 2004 года зарплата поднялась на 28.6%.1 Наконец, экономика страны становиться все более зависимой от цен на нефтепродукты: в первой половине 2006 г. Удельный вес нефти и нефтепродуктов в белорусском экспорте превысил 40%2 и значимое падение мировых цен на нефтепродуктов ударить по экспорту и экономике в целом. Объясняя «белорусское экономическое чудо» можно конечно Важным фактором высоких нефтяных доходов Беларуси играют и отношения с Россией, которая в 2005 г. поставляла нефть по цене 218.6 долларов за тонну, в то время как сама Беларусь продавала нефть по 355.4 доллара за тонну. 3

     Конечно, наивно полагать, что режим Лукашенко в одночасье падет, если Россия поднимет цены на газ и на нефть, перестанет покупать белорусские товары. Даже если Россия и пойдет на это, то не для того, чтобы установить в Беларуси демократический режим. На сегодняшний день у Лукашенко хватает ресурсов, чтобы удержать ситуацию под контролем. Речь идет, прежде всего, о силовых методах. Даже сейчас Лукашенко обязан сохранением своей власти не экономике и эффективным социальным программам, а репрессивному аппарату МВД, КГБ, службе безопасности и другим спецподразделениям, а также психологическому и физическому террору на всех уровнях. Спрашивается зачем, если в стране «все хорошо и благополучно» нагнетать атмосферу страха, преследовать тех, кто критически смотрит на, происходящее в стране? Напрашивается только один ответ, для того, чтобы, во что бы то не стало, переступая закон и волю народа, удержаться у власти.

     Для более эффективного контроля над обществом и для оправдания существующего в стране террора из запыленных чердаков советского прошлого извлечены образы «врагов народа», «врагов страны», «хищников империализма», готовых, во что бы то ни стало поработить свободную Беларусь. К началу ХХI века, Беларусь превратилась в замкнутое политическое пространство, вошла в группу стран изгоев, надолго закрыла перед собой двери в цивилизованную Европу.

     Когда речь заходит о порядке в государстве, на память приходят слова одного из восточных мудрецов, который сказал: «В стране, где есть порядок, будь смел и в действиях, и в речах. В стране, где нет порядка, будь осторожен в действиях, и осмотрителен в речах». Порядок это не когда на улицах чисто, а когда гражданам страны ничего не угрожает, в том числе и собственная власть. Никакое экономическое развитие, динамика роста ВВП не может оправдать политические репрессии и гонения на свободу совести, слова и выбора. «Белорусский порядок» сродни фашистскому порядку в Италии, Испании, Германии, коммунистическому порядку в СССР, Кубе, КНДР, где был установлен порядок в мышлении и действиях. Где само абстрактное понятие «порядок» ставился выше, чем человеческое достоинство, а все, что не соответствовало этому порядку, уничтожалось. Хотя в стране не установился режим физического геноцида против народа, исключительно благодаря близости Европы, тем не менее, атмосфера страха и политического психоза в стране господствует уже несколько лет. До крайней степени исказились понимания добра и зла, правды и лжи. Лицемерие и подлость, трусость и подхалимаж стали основными столпами, на которых строятся политические отношения в обществе. Растет уровень социального недоверия внутри общества и подозрительности. Это становится причиной разрушения общественной солидарности и сплоченности, в результате чего отдельный индивид, со своим мнением и убеждением, вынужден противостоять государственной машине. Политическое инакомыслие стало в Беларуси преступлением, слово оппозиционер – позорным клеймом. Судебные процессы и тюремные сроки стали правилом политической игры в политической системе страны. Борясь за свободу страны, белорус приносит в жертву свою свободу. Но к этому ли стремилась независимая Беларусь? К тому ли, чтобы невежество восторжествовало в белорусском обществе?

     Сегодня сознание белорусского общества глубоко расколото, что с одной стороны позволяет режиму легко управлять им. Но, с другой стороны, это свидетельствует о том, что власти не удалось сформировать полностью лояльный и послушный социум. Раскол общества показывает, что в нем продолжают происходить изменения и ценности демократии приобретают новое значение для белоруса. И все это несмотря на потоки антидемократической пропаганды и лжи.

     Это может звучать парадоксально, но сложившаяся политическая ситуация в стране дала белорусам уникальную возможность проявить себя как народу, как политическому и гражданскому сообществу. Ужесточение политического режима, гонения и репрессии заставят белорусов сбросить с себя клеймо «быдла» вечно пассивного и толерантного по отношению к угнетателям, своим или чужим. В борьбе с тиранией, рано или поздно чувство национального и гражданского достоинства бросит смертельный вызов диктатуре. Уже сейчас в Беларуси много людей, готовых жертвовать собой ради будущего своей страны. Именно они создают историю, которой будут гордиться белорусы. Благодаря независимости белорусы получили возможность стать белорусами и бороться за себя и за будущее своей страны.


1 Источник: Гайдук и др. Рынок труда в Беларуси: общий обзор. Исследования и анализ CASE – 2005.
2 Чубрик С. Факторы, определяющие заработную плату в Беларуси: производительность труда и политика оплаты труда. Аналитическая записка Немецкой экономической группы в Беларуси АЗ/04/06.
3 Там же.
Print version
EMAIL
previous Several Comments to President Putin's Speech at the 43rd Munich Conference on Security Policy |
THE CAUCASUS AFTER THE COLLAPSE OF THE SOVIET UNION |
Giorgi Vashakidze
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.