ISSUE 1-2002
INTERVIEW
Александр Куранов Петр Вагнер  & Ярослав Шимов
STUDIES
Юрий Ковалёв Игорь Чубайс
RUSSIA AND ...
Игорь Некрасов Olga Homolova Валерий Чалый Виктория Панфилова
OUR ANALYSES
Mark Kramer
REVIEW
Игорь Некрасов
APROPOS
Игорь Некрасов
NEW POINT OF VIEW
Димитрий Белошевский  & Петр Вагнер Владлен Сироткин


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
RUSSIA AND ...
АЗИАТСКИЙ ПЯТИУГОЛЬНИК РОССИИ
By Виктория Панфилова | журналист, газета Независимая Газета, Российская Федерация | Issue 1, 2002

"Центральная Азия – духовно
чуждая нам страна"
А. Солженицын

Обвальное крушение «Союза нерушимого»

         После распада Союза ССР и образования на его месте новых независимых государств, взявших курс на полный суверенитет и формирование рыночной экономики, все постсоветское пространство оказалось подверженным глубокой политической и экономической трансформации. Крах социалистического лагеря породил массу трудноразрешимых экономических проблем. Еще более тяжелые последствия повлек разрыв хозяйственных связей советских республик. Содружество Независимых Государств превратилось в достаточно аморфное геополитическое образование. Правда, некоторые политики склонны полагать, что с приходом к власти Владимира Путина "СНГ скорее живо, чем мертво".
         Тем не менее, в последнее время внешнеполитическая ориентация России очень походила на флюгер, когда друзья и враги менялись со скоростью ветра. Многие решения Москва принимала, исходя из сиюминутной выгоды либо из личных интересов тех или иных финансово-промышленных объединений, сумевших оказать давление на Кремль. Более того, Россия с каждым годом теряла привлекательность в глазах других членов Содружества - слова о любви и вечной дружбе воспринимались ими уже как насмешка. Лидеры новых независимых государств все больше посматривали в сторону Запада, поэтому России все труднее стало договариваться с ее соседями по СНГ даже на двустороннем уровне.
         И тем не менее Россия до последнего времени не прилагала усилий для восстановления разорванных связей. Созданные в различное время субрегиональные политические альянсы и экономические группировки, такие как Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС – Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан, он же ранее Таможенный Союз); ЦАС (Центрально-Азиатский Союз – Узбекистан, Казахстан, Киргизия и Таджикистан), ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдавия), а также Союз Белоруссии и России оказались не совсем жизнеспособны.
         Масштабные интеграционные проекты, торжественно подписанные руководителями СНГ, на деле оказалась попыткой выдать желаемое за действительное. Например, полностью провалилось Соглашение о принципах таможенной политики, заключенное в марте 1992 г., так как новые государства стали одновременно применять таможенные пошлины и нетарифные методы регулирования. Резко сократились объемы и интенсивность товарного обмена между ними. Экономическая помощь России союзным республикам во времена СССР составляла порядка 50 млрд. долл. в год, а после образования СНГ – 17 млрд. долл. Столкнувшись с прохладным отношением к себе России, новые государства стали искать союзников и доноров среди развитых стран и традиционно близких центров влияния.
         Некоторые страны СНГ, например, Украина, Молдавия, Грузия, Казахстан, активизируют свои усилия по сотрудничеству с ЕС, в то время как закавказские и среднеазиатские государства пытаются в первую очередь развивать экономические связи с Турцией, Ираном, Китаем, Южной Кореей. И все без исключения хотят заручиться поддержкой США, Германии, Японии и Англии. Бывшие союзные республики охотно набирали кредиты Всемирного банка, МВФ и других международных финансово-банковских структур. Сегодня, по данным МВФ и ВБ, долг пяти беднейших стран Содружества – Армении, Грузии, Киргизии, Молдавии и Таджикистана – в совокупности составляет 4,3 млрд. долларов. С другой стороны, все отчетливо осознают, что восстановление Союза в прежнем виде невозможно. Одновременно полностью развеялись иллюзии самостоятельного процветания какой бы то ни было постсоветской республики в отдельности.
         Одним из вариантов развития стран СНГ аналитики называют двустороннее сотрудничество при взаимном учете интересов. По мнению президента России Владимира Путина, сотрудничество в формате СНГ не противоречит существованию разных региональных объединений и вполне вписывается в модель разноскоростной многоярусной интеграции. Многократные встречи российского лидера с коллегами по Содружеству, а также последние саммиты, в том числе и не формальные, в какой-то мере активизировали межгосударственные процессы.

Вечную дружбу с Узбекистаном в банк не положишь

         В последнее время заметно улучшились российско-узбекские отношения в политической, экономической и военной областях. При этом президент Ислам Каримов всегда рассматривал СНГ как структуру экономическую, а не политическую. Он говорил: "Это – содружество, пусть оно и остается содружеством. Эффективность СНГ страдает от попыток придать ему политический оттенок, переориентировать на военно-политические цели, использовать для воссоздания прежних хозяйственных связей. Для нас вопрос заключается не в том, чтобы выбирать между независимостью и интеграцией, а в том, чтобы гармонизировать эти два направления. Мы хотели бы видеть в СНГ интеграцию подлинно независимых, суверенных государств". И даже на фоне существенного потепления российско-узбекских отношений, касаясь создания ЕврАзЭСа и имея ввиду его политическую подоплеку, Каримов говорит, что "это увод народов от решения конкретных дел". Кредо Узбекистана – любые региональные объединения в СНГ должны прежде всего решать экономические задачи и противостоять международному терроризму и экстремизму.
         После взрывов в Америке 11 сентября 2001 г. России представился уникальный шанс: объединяя и объединяясь против общего врага (мировой терроризм, наркобизнес), сыграть конструктивную роль в выстраивании реальной экономической интеграции в СНГ. Для того, чтобы декларации превратились в реальность, Москве нужно пересмотреть многие аспекты во внешней политике, в отношениях к самой сути безопасности, отказаться от многих иллюзий. На одной из неформальных встреч лидеров СНГ Владимир Путин призвал своих коллег обсудить "нависшую над странами наркоугрозу, международный терроризм, экстремизм, неконтролируемый оружейный бизнес, межгосударственные и региональные конфликты". Ближнее зарубежье осознается Россией как зона особого приложения ее внешних интересов, в том числе активизации сотрудничества в различных областях. Сотрудничество в военной сфере могло бы оказаться более эффективным, чем в других, однако, по всей видимости, этот шанс уже упущен.
         Юг остается наиболее уязвимым звеном СНГ: здесь периодически вспыхивают вооруженные конфликты. Экономический кризис, падение жизненного уровня населения, крайне низкий уровень социальной защищенности, бедность, повышенная религиозность, ограниченные водные и земельные ресурсы, ухудшение экологической обстановки, пограничные конфликты в Ферганской долине, поделенной между Таджикистаном, Узбекистаном и Киргизией, а также влияние международных исламских фондов и отдельных мусульманских государств, - все это в сочетании создало питательную среду для появления здесь подпольных экстремистских исламских организаций. Среди них Хизб-ут Тахрир, Исламское движение Узбекистана (ИДУ), которые сделали ставку на дестабилизацию обстановки в Центральной Азии и создание здесь «исламского халифата».
         До недавнего времени, а именно до начала антитеррористической операции в Афганистане (октябрь 2001г.), некоторые аналитики говорили, что в ближайшие годы на территории государств Центральной Азии будут вспыхивать локальные конфликты. Поэтому Россия как основной стратегический партнер, каковым, во всяком случае, она себя считает, своим военным присутствием в регионе будет гарантировать стабильность. Но силы и возможности России были слишком переоценены. Понимая свою несостоятельность в вопросе установления мира в Афганистане, Россия предоставила этот шанс Америке и тем самым дала добро на размещение военных баз США в приграничных с Афганистаном странах СНГ – Киргизии, Узбекистане и Таджикистане.
         Сейчас многие говорят, что Россия закрыла глаза на то, что США создают долгосрочные плацдармы в странах Центральной Азии, что использование Америкой территорий Узбекистана и Таджикистана - это всего лишь предлог для отторжения этих стран из под влияния России. Безусловно элемент соперничества между ведущими странами всегда присутствует. В Узбекистане и Таджикистане есть много привлекательных для крупных государств факторов. Это, прежде всего, природные ресурсы и географическое положение. Естественно, у Вашингтона и Москвы есть пересекающиеся интересы к государствам центрально-азиатского региона. Хотя интересы России более актуальны по той причине, что в этих странах проживает большое число русскоязычных граждан. В тоже время Россия не может предложить Узбекистану той помощи, какую ей оказывает Америка. После визита министра иностранных дел РФ Игоря Иванова в страны Востока стало известно, что президент Каримов пытался получить ответ на вопрос, что может Россия предложить странам Центральной Азии, когда НАТО создает в Узбекистане, Киргизии и Таджикистане свои военные базы, платя за это наличными. Перед телекамерами российский министр сказал только, что Россия и Узбекистан "подтвердили свое стратегическое партнерство". На что один из российских дипломатов так подвел итог переговоров: "Вечную дружбу в банк не положишь, и проценты по ней не набегают". США уже предоставили Узбекистану помощь в размере 180 млн. долл. И, как заявил представитель американского Госдепа, помощь на подъем экономики будет увеличена.
         США очень ценят дружеские, партнерские отношения с Узбекистаном и уверены, что это сотрудничество будет развиваться еще плодотворнее. Сегодня пока не идет речь о вступлении Узбекистана в НАТО но, похоже, официальный Ташкент готов играть по правилам членства в альянсе. Они простые: нужно признать свою территорию частью зоны ответственности НАТО, интегрировать систему управления Вооруженными Силами с командными структурами блока, участвовать в совместных учениях, принять НАТОвскую военную доктрину, и, конечно, развивать инфраструктуру для размещения войск альянса, а то и ядерного оружия. Все это поможет узбекским властям бороться и с местными экстремистами.
         До реализации этих планов еще очень далеко, но первые шаги уже сделаны. Пока в Вашингтоне уверяют, что не собираются устанавливать постоянное военное присутствие в Центральной Азии. На этом этапе американским вооруженным силам якобы необходим лишь доступ на военные аэродромы региона для переброски в Афганистан своих военнослужащих, подразделений международных сил безопасности, гуманитарной помощи и строительных материалов. Предполагается, что свои новые центрально-азиатские базы американцы будут использовать до тех пор, пока не будут восстановлены аэродромы в Кабуле, Баграме, Кандагаре и Мазари-Шарифе, а также пока общая ситуация в Афганистане не нормализуется. Вместе с тем, как показывает опыт Великобритании и СССР, на достижение последней цели могут уйти десятилетия, но она так и не будет достигнута.
         Поэтому Вашингтон действует достаточно осторожно. На протяжении вот уже двух месяцев американские политики вереницей тянутся в Ташкент. Тема встреч с высшим руководством Узбекистана – ситуация в Центрально-Азиатском регионе в свете антитеррористической операции в Афганистане и способы борьбы с исламским терроризмом. Председатель Объединенного командования начальников штабов США генерал Майерс во время переговоров раскрывает широкие перспективы военно-технического сотрудничества. Проблемы региональной безопасности и обстановка в соседнем Афганистане стоят во главе угла и на встречах генерала с министром обороны Узбекистана Кадыром Гулямовым и начальником объединенного штаба вооруженных сил Тулкуном Касымовым. Далее Майерс выясняет, насколько комфортно чувствуют себя американские военнослужащие на узбекском аэродроме Ханабад. Оказывается, «все О’К!», и генерал подтверждает дружеские отношения с Узбекистаном.
         Ташкент же с максимальной пользой старается использовать ситуацию в своих целях. Поэтому активно рассказывает миру об успехах своего рыночного становления. Как было заявлено на расширенном заседании правления Центрального банка Узбекистана, в прошлом году значительно укрепилась денежная система страны. Уровень эмиссии наличных денег по итогам года составил 6,5% вместо прогнозируемых 9%. Долгосрочные и среднесрочные кредиты составили 74% от общего объема кредитных ресурсов, направленных банками в реальный сектор экономики. Активы и кредитные ресурсы банков в отчетном году возросли почти в 3 раза. Остатки средств населения в банках возросли за год на 46,1 млрд. сумов, достигнув к 1 января 2002 года 91,5 млрд. сумов. Но есть и недостатки – банки не уделяют достаточного внимания кредитованию реального сектора экономики, поэтому решено установить постоянный мониторинг за их деятельностью по кредитованию предприятий этого сектора.
         В то же время подписаны обменные ноты о предоставлении правительством Японии Узбекистану безвозмездной помощи на сумму 950 млн. японских иен (более 7 млн. долларов). На эти деньги будет приобретено технологическое оборудование для создания в республике локальных компактных производств и обеспечения занятости населения. Ранее Узбекистану уже было предоставлено два аналогичных гранта японского правительства на общую сумму 1,9 млрд. иен для закупки оборудования и технологий для предприятий ассоциаций "Узэлтехпром", "Узмашпром", холдинговой компании "Узплодовощвинпромхолдинг", компаний "Узпищепром", "Узстройматериалы", концерна "Узфармпром". Так что, глядишь, и станет Узбекистан передовой промышленной державой - афганского кризиса на век Каримова хватит.
         Что касается экономического узбекско-российского сотрудничества, то оно достаточно стабильно развивается на двусторонней и многосторонней основах в сфере борьбы с международным терроризмом, экстремизмом и наркопреступлениями. Согласно статистическим данным, доля России в общем товарообороте Узбекистана составляет 18-20%. В последние годы начали создаваться совместные предприятия. Всего при участии российских инвесторов в Узбекистане создано более 400 предприятий, около 40 из которых работают со 100-процентным российским капиталом. Взаимный товарооборот за последние полгода вырос более чем на 15% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года и составил 1,286 млрд. долл. В настоящее время стороны работают над увеличением этих показателей, а также над созданием новых совместных предприятий.

Таджикистан сыт обещаниями России

         Российско-таджикские отношения за последние десять лет претерпели ряд существенных изменений. На становление и развитие внешней политики Таджикистана большое влияние оказал межтаджикский конфликт. У Душанбе до сих пор нет четко выработанной концепции национальной безопасности, не выработана система национальных интересов, не сформированы приоритеты внешней политики. В свою очередь, необходимо отметить, что и у России нет единой политики развития взаимоотношений с Центральной Азией в целом и с Таджикистаном в частности.
         Таджикистан – единственная центрально-азиатская страна, где Россия имеет только военное присутствие - здесь размещены 201-я мотострелковая дивизия и пограничники. На все предложения президента Таджикистана Эмомали Рахмонова об экономическом сотрудничестве Москва пока никак не отвечает. Точнее, на разных уровнях ведется обсуждение экономических перспектив, но дальше разговоров дело не сдвинулось. Естественно, для освоения горнорудной, алюминиевой, хлопкоперерабатывающей и энергетической промышленности вначале необходимы колоссальные капиталовложения. У России, по всей видимости, таких средств нет. Правда, за последние два месяца переговоры на межправительственном уровне заметно активизировались. Показателен даже тот факт, что с российской стороны председателем межпарламентской комиссии назначен глава МЧС Сергей Шойгу. Видимо, ситуация требует чрезвычайного вмешательства. Кстати, в Таджикистане на протяжении восьми лет активно работает ряд совместных предприятий с такими странами, как Англия, Германия, США, Канада, Южная Корея, Китай.
         Между тем, Таджикистан в силу ряда причин вынужден ориентироваться на Россию: недостаточно окрепнув после гражданской войны, он до сих пор стоит перед угрозой разрушения целостности страны. Это главное обстоятельство, побуждающее Душанбе искать сильного сюзерена в лице России. Вторая причина - тюркское этнополитическое окружение, затрудняющее связи с соседями. Напомним, что Таджикистан – единственная ираноязычная страна в Центральной Азии. Существует также необходимость в военном "зонтике" для республики, не способной своими силами охранять протяженную границу с Афганистаном. В результате военный союз в Россией является одним из основных гарантов стабильности республики. И последнее. Таджикистан ориентируется на Россию из-за привязанности своей промышленности и технологий к российским.
         Еще в 1992 г. на сессии Верховного Совета республики в Ходженте тогда еще будущий президент Эмомали Рахмонов, являясь председателем Верховного Совета, заявил, что Россия для Таджикистана является главным стратегическим союзником. И до сих пор глава Таджикского государства придерживается этого же мнения. Он подчеркивает, что "это официальная позиция не только руководства страны, но и всего народа Таджикистана. Мы выступали и выступаем за всестороннее сотрудничество с Россией". Президент по-разному оценивает сотрудничество с Россией. Например, в пограничной сфере есть реальные видимые успехи. Но экономическое сотрудничество, к сожалению, последние три-четыре года находится на мертвой точке. Да, когда Россия переживала кризис, ей было не до инвестиций в экономику Таджикистана, но теперь - другое дело. Рахмонов считает, что сейчас у России появились реальные возможности.
         В недрах Таджикистана – вся таблица Менделеева. Например, самые крупные месторождения серебра в мире – это Большой Канимансур. "Мы его оставили для российских инвесторов. Расторгнули контракты с некоторыми иностранными фирмами в интересах России. Есть крупнейшие в мире залежи бора. Есть и другое важное стратегическое сырье, которое нужно России", – особо отмечает Рахмонов.
         По абсолютным показателям запасов гидроэнергоресурсов Таджикистан занимает восьмое место в мире, а по удельным – второе. Душанбе считает, что Россия могла бы участвовать в их освоении. Соответствующие проекты были разработаны еще в СССР. Тогда же были Начаты работы на Рогунской и Сантудинской ГЭС. Кстати, на Рогунской ГЭС 48% процентов самых тяжелых работ уже выполнены. По предварительным расчетам таджикских экономистов, этот проект окупится за 4 года и ежегодно может приносить более 800 млн. долларов прибыли. Сейчас идет изучение проекта дальнейшего строительства Рогунской ГЭС. Иностранными фирмами уже выделен грант для проектирования строительства заново. Но власти Таджикистана ждут в этом проекте активного участия российских инвесторов и специалистов. Они считают, что это выгодно для Москвы, поскольку российская экономика получит не менее 70% прибыли.
         Что касается сотрудничества в выращивании хлопка и обеспечении российской легкой промышленности волокном, то и здесь лед не тронулся, хотя эта проблема неоднократно обсуждалась на разных уровнях. Рахмонов говорит: "Мы не просим чего-то с протянутой рукой. Мы желаем сотрудничать равноправно, цивилизованно. Надеюсь, что с Путиным мы эти проблемы все-таки решим. Таджикистан к их решению готов. Как бы нам ни было тяжело, Таджикистан после гражданской войны возрождается, восстанавливается. Осуществлены либерализация цен и внешней торговли, отменена государственная монополия на экспорт хлопка и алюминия, проводятся реформы в аграрном и банковском секторах, социальной сфере. За четыре последних года отмечена стабильная тенденция экономического роста. Вначале было 3%, потом – 5%, а в 2000 году - уже 8,3% процента валового внутреннего продукта".
         Еще одна существенная деталь: в Таджикистане беспрерывно вещают два российских телеканала, а также «Радио России» и "Маяк". В отдаленном Памире 75 лет не транслировалось таджикское телевидение, но люди всегда смотрели Центральное телевидение бывшего СССР. Самые отдаленные горные районы, глубинка страны смотрит и слушает Москву. Кроме того, в Душанбе работает Таджикско-российский славянский университет. Там учатся не только русские, но и таджики. Практически во всех городах есть русские школы. При этом русский язык изучают и в таджикских школах. Это, несомненно, позволило остановить отток русских и русскоязычных граждан из Таджикистана. Сегодня уже есть примеры, когда русские снова возвращаются в республику.
         Можно сказать, что в настоящее время позиции России в Таджикистане еще достаточно сильны. Не последнюю роль в этом играют личные отношения глав государств. Поэтому мнения политологов о том, что США могут «вытеснить» Россию из Таджикистана, пока не обоснованны. Но если и дальше Москва будет отделываться обещаниями, то Душанбе ничего не останется, как переориентироваться на Америку. При это не стоит забывать, что США, как заявила помощник госсекретаря Элизабет Джонс, не собираются уходить из Центральной Азии и "намерены поддержать страны региона в их стремлении реформировать свое общество, так же, как эти страны, в свою очередь, подержали США в войне с терроризмом". Кроме того, финансовые ресурсы и предложения, которые могут сделать США руководству Таджикистана, будут существенно превышать предложения со стороны России.
         В то же время руководству Таджикистана при выстраивании своих отношений с Россией и Западом стоит принять во внимание геополитическую расстановку сил. Система аргументов, используемая сегодня российскими СМИ – "Таджикистан шантажирует Россию альтернативой американского присутствия", "Таджики хотят денег – Россия не намерена платить", "Если России придется платить за военную базу, она отменит льготы на поставки вооружений", - должна уступить место четкой фиксации взаимных интересов и договоренностей.
         Одновременно можно предположить, что и Россия в рамках своей новой стратегии по отношению к СНГ, зафиксированной в ходе неформального алма-атинского саммита глав Содружества в начале марта этого года, также заинтересована в упорядочивании отношений со своими партнерами. Новые вызовы заставляют Москву руководствоваться не столько историческими соображениями, сколько геополитическими интересами, во многих случаях являющимися общими со странами центрально-азиатского региона. Когда-нибудь США могут уйти из Таджикистана, а России уходить некуда.

Несимметричное присутствие России в Казахстане

         По мнению казахстанских политологов, влияние России в Центральной Азии будет ослабевать, а США - возрастать. Нурбулат Масанов считает: «Российское присутствие в регионе несимметрично - Москва хочет присутствовать на военно-политическом уровне, но при этом не участвует в инвестициях. Так долго продолжаться не может. Поэтому российское влияние здесь будет вымываться де-факто, без прессинга со стороны США». Американское присутствие, по мнению политолога, напротив – симметрично. Сначала Вашингтон пришел сюда экономически, а теперь закрепляется военно-политически. Упомянутое заявление Элизабет Джоунс звучит вполне в свете последних событий. В тоже время г-н Масанов считает, что у современной российской элиты слабая политическая интуиция: "Политику Кремля можно назвать прагматичной с точки зрения экономики, но менее прагматичной – в области политической. Сейчас конъюнктура в пользу США".
         Рассматривая российско-казахстанские отношения можно выделить несколько этапов их развития. В начале 90-х годов между двумя странами был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве и взаимной помощи. Самыми большими проблемами в отношениях между Москвой и Алма-Атой были раздел имущества бывшего СССР, нагнетание межэтнических страстей, территориальные вопросы. Все экономические проблемы решались в "пожарном" порядке и ни о какой системе двухсторонних отношений не могло быть и речи. И если в начале 90-х, когда двусторонние отношения характеризовались как "холодные", Казахстан прикладывал максимальные усилия к преодолению конфликта, то Россия была занята исключительно собой. Только к середине минувшего десятилетия удалось достичь некоторого взаимопонимания в военно-политическом и военно-техническом партнерстве.
         В это время Казахстан уже развивал экономические отношения с Америкой. Основой интенсификации казахстанско-американских связей стали Хартия о демократическом партнерстве и программа углубления политического и экономического сотрудничества между США и Казахстаном. Это обстоятельство вызвало определенное недовольство в Москве. По этой причине или нет, но в 1998 г. между Москвой и Астаной отношения несколько изменились. Был подписан договор "О вечной дружбе и союзничестве, ориентированном на XXI столетие". Далее Москва более чем благосклонно отнеслась к досрочным президентским выборам в Казахстане в январе 1999 г. Что касается экономического сотрудничества, то, во-первых, Россия нуждается в казахстанских природных ресурсах - Казахстану после распада Союза достались 90% хромовой руды, 26% меди, 33% свинца и цинка, а по запасам золота республика занимает шестое место в мире. Во-вторых, никто из стран СНГ не имеет столь тесных связей с Россией в оборонной области - в совместном пользовании находятся Байконур и четыре полигона, 70% продукции 13 казахстанских предприятий, работающих на оборонную промышленность, поставляются в Россию.
         К этому безусловно нужно добавить, что Россия и Казахстан вот уже 10 лет выступают с единых позиций по вопросу о разделе Каспийского моря.

Несерьезное отношение России к своей роли в Киргизии

         Первые контакты между русскими и киргизами установились еще 250 лет назад, когда киргизские племена стали расселяться в южных районах Сибири. Взаимоотношения двух народов всегда были теплыми, дружескими, хотя, конечно, случалось всякое. Самые серьезные проблемы возникли после распада Союза: бывшие республики выбирали свой путь дальнейшего развития, и не во всех случаях этот выбор был безошибочным. Вот и в Киргизии в первые годы независимости тяжело пришлось многим местным русским, которые были вынуждены покинуть страну - 400 тыс. человек направились в Россию в основном потому, что практически не владели языком титульной нации. А это обстоятельство заведомо исключало для них возможность полноценно жить и работать на родной земле. Тем более, что на руководящих должностях в республике сразу оказалось непропорционально много людей коренной национальности, что также не могло не сказаться на общей морально-политической атмосфере в государстве. Пик отъезда русскоязычных граждан приходится на 1992-93 гг. Сегодня в республике осталось не более 700 тыс. этнических русских, что составляет 15% населения страны. Кстати, в 1999 г. была зафиксирована еще одна волна миграции русскоязычного населения. Причины тому банальны: ухудшение экономической ситуации в республике, дефицит энергоносителей, падение курса национальной валюты, – все это продолжало оказывать отрицательное влияние на уровень жизни населения и стимулировать миграцию.
         К счастью, этот негативный момент, в общем-то характерный для первого этапа суверенизации всех постсоветских республик, Киргизия миновала достаточно скоро. Президент Аскар Акаев, вовремя осознавший, что массовый исход "лиц славянской национальности" способен ввести страну в социально-экономический «штопор», своевременно провозгласил лозунг: "Кыргызстан – наш общий дом". Еще в 1994 г. он начал предпринимать шаги, которые должны были способствовать предотвращению оттока русскоязычного населения. В частности, был подписан ряд президентских указов, направленных на защиту граждан нетитульной национальности. Глава государства поднял также вопрос о придании русскому языку статуса официального. По инициативе Акаева парламент принял к рассмотрению соответствующие поправки к Основному закону страны. В конце прошлого года этот процесс увенчался успехом: русский язык обрел в Киргизии статус государственного. Это в какой-то мере помогло постепенному преодолению негативных тенденций. Главное – был подтвержден курс на дружбу с Россией.
         К сегодняшнему дню, подписав около 200 различных межгосударственных договоров и соглашений, Россия и Киргизия создали неплохие предпосылки для формирования общего экономического пространства. Другое дело, что основная масса этих документов пока работает не в полную силу или не работает вообще. Между тем обе стороны признают, что как экономические партнеры наши страны нуждаются друг в друге. В одном из своих выступлений Акаев особо подчеркнул последнее обстоятельство. При этом президент специально отметил, что самое тесное сотрудничество с Россией необходимо его стране не только по экономическим соображениям, но и для того, чтобы четко выдерживать курс на дальнейшую последовательную демократизацию общественно-политической жизни.
         Президент Киргизии явно не случайно уделил этому вопросу такое внимание. Он крайне негативно относится к любым попыткам представить нынешнее сотрудничество Бишкека с США и другими странами антитеррористической коалиции как "предательство по отношению к России". По словам Аскара Акаева, все действия киргизской стороны, включая согласие на размещение иностранного воинского контингента, были согласованы с Москвой. И всяческие спекуляции на эту тему напоминают ему попытки вбить клин между странами Центральной Азии и Россией, равно как и Западом, а заодно поссорить Москву с Вашингтоном. "Силы антитеррористической коалиции, дислоцированные в Афганистане и других странах региона, должны довести свою миссию до конца. Иначе все придется начинать сначала", – убежден президент Киргизии.
         В ближайшее время в Бишкеке в аэропорту "Манас" разместятся до 3 тыс. натовских военных. В Узбекистане более тысячи и относительно небольшое количество - около 500 военнослужащих - в Таджикистане. России пришлось согласиться с присутствием американцев в регионе и заявить, что это - внутреннее дело этих государств. Возможно, подразделения США еще на некоторое время останутся в регионе. Однако Кремль явно ожидал скорого вывода американских подразделений после окончания операции в Афганистане. Спикер российской Госдумы Геннадий Селезнев ясно и недвусмысленно сформулировал позицию России: "Москва не хочет, чтобы на территории Центральной Азии располагались базы США. Это не соответствует геополитическим интересам России". Поэтому, считает он, надо сделать все, чтобы Центральная Азия осталась в сфере российского влияния. Селезнев напомнил, что Таджикистан и Киргизия связаны с Москвой договором о коллективной безопасности, который запрещает этим странам допускать на свою территорию иностранные войска без согласования с партнерами по договору.
         Однако саму Киргизию это, кажется, мало беспокоит. В Бишкеке многие придерживаются той точки зрения, что их прежний покровитель - Россия слишком несерьезно отнеслась к своей роли, поэтому страна вынуждена была искать покровительство в другом месте. Кстати, Киргизия - единственная страна, на которую Россия, вероятно, не найдет прямых рычагов давления.

Россия спасает остатки союзничества с Туркменией

         Туркмения, похоже, все еще остается потенциальными союзником России. Но Ашхабад полностью находится «вне игры». Авторитарный туркменский президент Сапармурат Ниязов настаивает на нейтралитете своей страны. Туркмения, благодаря, в первую очередь, нейтральному курсу, сумела сохранить и поддерживать добрососедские отношения со всеми окружающими государствами. До последнего времени Ашхабаду удавалось даже поддерживать дружеские отношения как с руководством афганского Северного альянса, так и с Талибаном. С новым временным правительством Афганистана Туркменбаши тоже сумел договориться. Более того, он ведет переговоры о строительстве газопровода через территорию Афганистана к порту Карачи. Ему срочно необходимо найти выход газа на Запад минуя Россию, поскольку Москва стала часто использовать такой козырь, как повышение тарифов на прокачку туркменского газа.
         В целом же можно отметить, что российско-туркменские отношения складываются для Москвы не так гладко, как ей хотелось бы. Путин, став главой государства, свои первые международные визиты в качестве избранного президента РФ, совершил в две центрально-азиатские столицы – Ташкент и Ашхабад. Тем самым он продемонстрировал, что придает большое значение проблеме восстановления утраченных Москвой политических и экономических позиций в регионе. Нельзя сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что фактический отход Москвы от стратегического партнерства с Ашхабадом заметно стимулировал попытки других государств занять место России на политическом и экономическом поле Туркмении.
         Туркменский лидер даже в период самого низкого уровня экономических отношений между Москвой и Ашхабадом говорил, что настанет время, когда сотрудничество двух стран будет возобновлено в полной мере. Похоже, эти времена наступают. Но камнем преткновения в развитии отношений между двумя государствами остаются две проблемы: раздел Каспия и газ. Стороны пока не согласовали цены, по которым туркменское углеводородное сырье будет поступать в российские газопроводы. "Газпром" настаивает на снижении цены по сравнению с ныне действующей (сейчас поставки общим объемом 20 млрд. куб. м в год осуществляются по цене 36 долл. за каждую тысячу кубометров). В свою очередь, туркменская сторона, настаивая на равновеликой прибыли партнеров, не понимает, почему цену пытаются сбить, с одной стороны, при повышении ее на внутреннем российском рынке, а с другой – при имеющем место реэкспорте части туркменского газа (по некоторым данным, он сейчас поступает даже в Турцию по цене, превышающей 100 долл.).
         Еще один неурегулированный вопрос связан с взаиморасчетами по прежним долгам. Все предыдущие российские правительства признавали задолженность России перед Туркменией. В последний раз она определялась суммой в 107 млн. долл. Однако Владимир Путин подверг сомнению эти цифры, сказав, что, по расчетам российских финансистов, денежный баланс не в пользу Туркмении.
         Что касается товарооборота между двумя странами, то за последние четыре года он снизился до минимума. Нетрудно вспомнить, что составы практически всех прежних российских правительств начинали свою деятельность с декларации приоритета развития связей с ближним зарубежьем. Но зачастую этим и ограничивались, не забывая назвать соседей по СНГ «стратегическими партнерами». Сейчас многие политики говорят, что приостановление "газового" сотрудничества с Туркменией было большой ошибкой России. Аналитики затрудняются назвать точную цифру потерь, понесенных сторонами после прекращения транспортировки туркменского газа через российские трубопроводные системы. Однако ясно, что речь идет о сотнях миллионов долларов. Если бы Россия даже не покупала, а только транспортировала туркменский газ, то и в этом случае ее государственная казна пополнилась бы солидной валютной прибылью только за счет взимания платы за транзит.
         Добровольный отказ России от своего экономического присутствия в регионе вызвал оживление на другом конце планеты. Соединенные Штаты обозначили Прикаспийский регион зоной своих жизненных интересов. При непосредственном участии американских компаний получили развитие несколько проектов создания альтернативных маршрутов транспортировки туркменского газа на мировые рынки энергоносителей. Наиболее "продвинутым" из числа таких проектов оказался Транскаспийский газопровод. Так сложилось, что возведение сложных геополитических барьеров на пути "Транскаспия" совпало по времени с приходом к власти в России Владимира Путина, который решил несколько исправить ситуацию в пользу России. Сразу было принято решение о частичном возобновлении закупок туркменского газа и углеводородного сырья. Условия сделки (оплата 40% поставок валютой, остальной части – товарами и услугами) оказались приемлемыми не только для туркменского правительства и "Газпрома", но и чрезвычайно выгодными для многих российских производителей, получивших дополнительные возможности для сбыта собственной продукции.
         Глава МИД РФ Игорь Иванов, совершая турне по восточным странам, заявил, что Каспий является одним из внешнеполитических приоритетов России. Напомним, что в советские времена его акватория была поделена только между СССР и Ираном. После распада Союза территориальные права на Каспий предъявляют пять стран, которые вот уже на протяжении нескольких лет не могут прийти к компромиссу. До сих пор граница между Ираном и государствами СНГ на Каспии проходит по советской "прямой линии" раздела, южнее которой Тегерану отходит менее одной десятой акватории. Исходя из предложения Ирана – раздела на равные доли – каждому из прикаспийских государств отойдет по 20%. Но это идея не находит понимания у других сторон. Россия заинтересована в разделе дна моря по так называемой срединной линии. В этом случае преимущество над остальными странами получит Казахстан. России отойдет территория чуть больше, чем Ирану, которому, в свою очередь, достанется больше, чем Туркмении. Меньше всех получит Азербайджан, поэтому такая идея раздела непопулярна в Баку.

Print version
EMAIL
previous СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЮЗА БЕЛАРУСИ И РОССИИ
Центр стратегического развития
|
THE LIMITS AND CONTRIBUTIONS OF ARCHIVAL RESEARCH ON THE COLD WAR |
Mark Kramer
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.