ISSUE 1-2002
INTERVIEW
Александр Куранов Петр Вагнер  & Ярослав Шимов
STUDIES
Юрий Ковалёв Игорь Чубайс
RUSSIA AND ...
Игорь Некрасов Olga Homolova Валерий Чалый Виктория Панфилова
OUR ANALYSES
Mark Kramer
REVIEW
Игорь Некрасов
APROPOS
Игорь Некрасов
NEW POINT OF VIEW
Димитрий Белошевский  & Петр Вагнер Владлен Сироткин


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
REVIEW
Акира Кумано. «За даль земли. Повесть об Илье». Перевод А. Пантелеева. Москва, издательство «Вагриус», 2001.
By Игорь Некрасов | начальник пресс-службы корпорации Росконтракт, Российская Федерация | Issue 1, 2002

         Жил-был японец. Сначала он был маленьким и жил в Токио. Обожал читать и коллекционировать книжки о путешественниках. Страстно мечтал им стать. И в итоге им оказался, всюду побывав. Когда-то грезил о подвигах отважных героев Жюля Верна и Киплинга, и даже организовал собственный детский книжный магазин. Когда вырос, в университете Токио грянули студенческие забастовки. Фитилём беспорядков явился неугомонный и модный в конце 60-х годов марксизм. Будучи студентом, молодой японец задумался о различиях между капитализмом и социализмом. И даже не представлял себе, до чего это его доведёт. А именно - до симпатично-лубочной, обстоятельной и внушительной книги «За даль земли», изданной в Москве.
         Избрав дипломатическую стезю, специализировался в советологических дисциплинах (в стране победившего труда – объекте его пристального изучения – подобные науки называли антисоветскими) в Соединенных Штатах. Русский язык изучал там же, в Гарварде. Эмигрировавшие в Америку от смуты революции гимназистки сохранили и певучую красоту, и грамматическую строгость русского языка. Филологический факультет МГУ позволил будущему путешественнику и начинающему дипломату расслышать в Пушкине и Чехове волнующие мелодии. Стиль Толстого и Достоевского тогда показался ему громоздким.
         В конце 90-х годов литературные круги Москвы обсуждали таинственные слухи о том, что какой-то японец пишет роман. В издательстве «Вагриус» нашлись смелые редакторы, оторопевшие от обнаруженного ими в японской рукописи хаоса дальневосточного происхождения. Они, правда, признали, что хаос оказался увлекательным и занятно изложенным. Путевые заметки иностранцев и прежде пользовались в нашей стране спросам. Начиная еще с Сигизмунда Герберштейна и капитана Маржарета, забавы коллекционирующих заметки иноземцев о Руси приветствовались самодержцами. Выход книги Акиры Кумано случайно совпал с десятилетием распада Советского Союза. Говорят, что эволюционирующих вариантов перевода с изначально японского текста на русский язык было не менее дюжины. На сбор материала ушла дипломатическая биография и восемь лет едва ли не каторжного труда во время непродолжительных отпусков.
         В конце 2001 года роман «За даль земли» был издан (три другие, специализированные, посвященные советскому обществу книги эксперта и дипломата, не рассматриваются). За псевдонимом Акира Кумано скрывается автор Акио Кавато - тот самый неутомимый, проницательный и высокопоставленный дипломат посольства Японии в Москве. Нечего и скрывать, приятно, что путешественник, прибывший в Москву с ухоженных островов Дальнего Востока, обожает её столь же сильно, сколь беззаветно был влюблен юный Акио в свои детские грёзы путешественника. Автор называет роман «За даль земли» романтической повестью («…вплоть до сентиментализма», - признавался он на презентации). Сочинитель уточняет: «Это вымышленная история о судьбе русского журналиста на фоне событий, происходивших в России в драматический период от Горбачёва до Ельцина». Не стесняется, искренне полагая, что «За даль земли» – современная версия хорошо известного романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго». Претендует на признание: «За даль земли» – это симфония человеческих пороков и фанатизма, смешанных с истинной любовью и гуманизмом. Повесть легко трансформируется в киносценарий».
         Поначалу Кумано-сан желалось чего-то необыкновенного – принципиально новой литературной формы, отличающейся от имевшегося, привычного и ненарядно-будничного. Затем он обратил внимание на обычных (и будничных) московских пешеходов. И немедля отказался от претензий на рождение гипертекста. Акира Кумано остановился на понятном, лаконичном стиле, признаваемом традиционной ценностью прежде всего в Японии. Почти каждое предложение в романе «Повесть об Илье», по мнению Кумано-сан, таит в себе привкус зашифрованных символов и скрывает надежно спрятанные в русский контекст тайны сложения трёхстиший хайку. Созвучно избранному методу излагает в пресс-релизе солидарную позицию издательство «Вагриус», цитируя велеречивые признания автора: «Книга стала одой просторам Земли-матушки и русской душе, остающимися вечными надеждами России».
         Героя-иностранца в книге (а в ней 382 страницы) совсем нет. Похоже, что дипломат Акио Кавато поручил писателю Акира Кумано проглотить какое-то старинное славянское зелье и превратиться в ходе трансмутации в мыслящего и совершающегося поступки исключительно по-русски сочинителя. «Подобный трюк выглядел бы наивысшей, уникальной степенью русоведения», - улыбается автор. Даже японское присутствие на страницах романа сведено почти к нулю. Соотечественники автора появляются случайно. Перепуганный перспективами очередного российского бунта японский попутчик в самолёте с ужасом слушает героя-журналиста Ильи. А еще вскользь упоминается знаменитый основатель Sony Акио Морита с его нашумевшей книгой "Сделано в Японии". Констатация увлеченным фактографическими подробностями и доводящим до конца начатое писательское дело японским писателем всего того, что было за десятилетие «Сделано в России» на уменьшившейся до одной седьмой суши (пардон за каламбур) под названием «За даль земли», включает в себя поразительно число подробностей и маршрутов непредсказуемых судеб. Пастернак ли это с «Доктором Живаго» или нет, обсуждать неуместно. Но масштаб событий и страстей не может не произвести впечатления на читателя. Уложив Россию, похоже, окончательно потерявшую в двадцатом веке и стыд, и совесть, но всё же японцем любимую и прекрасно наивную, в конструкцию музыкальной шкатулки трехстишия хайку, Кумано-сан расчертил замысловатыми иероглифами хронологический ряд, едва поддающийся внятному разъяснению даже нами, россиянами.
         За десятилетие, по мнению Кумано-сан, случилось много чего важного и даже судьбоносного. Требуется запротоколировать и собрать в кучку. Так, западники по-прежнему угрожают России. И атакуют славянофилов со всех сторон. А те ни в чём не готовы уступать. Возможно, для того, чтобы не ошибиться в исходе сего капризного и ожесточенного диалога, увлеченные читатели потребуют от Кумано-сан продолжения романа. Писатель настолько переполнен и даже ошеломлен знанием всего российского, что подобное задание окажется, вне всякого сомнения, пустяшным. Он и сейчас торопится разделить с нами добычу от расползающихся сведений. Вот, к примеру, происхождение имени героя - мятущегося журналиста Ильи Макошина, дитяти беззаветной любви рязанской девушки Фроси им политзаключенного Ивана. Сам собой выплывает бородатый лик Ильи Муромца, терпеливо дожидающегося на печи невесть чего. Никуда не деться, читателю волей-неволей приходится упираться в пёстрый архетип восточных славян. Фамилия героя увлекает напоминанием о единственном женском божестве древнерусского пантеона, стоявшем в Киеве на вершине холма рядом с грозным Перуном. Мокошь – это женщина с большой головой, длинными руками, прядущая по ночам в избе. Голова включает программу: «Русь, Матушка, сыра-земля…» Японец верно расставил строчки невидимого стихотворения. Пастернак остался бы доволен. Хайку гипнотизируют.
         Еще немного и удастся расслышать, как Борис Пастернак наставляет автора: «Во всём мне хочется дойти до самой сути!» И японский автор неутомимо прядёт свою нить, сталкивает лбами силы российского, по его мнению, добра и, соответственно, зла. Страницы романа густо намешаны рецептами происхождения и вариантами пробуждения безобразных российских катаклизмов. Или даже тем самым хаосом, который потряс редакторов издательства «Вагриус». Между прочим, именно они советовали весьма колоритную и явно удавшуюся интимную сцену написать не шариковой ручкой, а пушистой кисточкой. Эта сцена нравится автору романа, которому удалось мимоходом рассказать о бесславных советских трофеях бесславного покорения Афганистана. А также о том, как пала Берлинская стена. «Бархатная революция» не прошла мимо героя, катапультировав Илью на встречу в Прагу с Вацлавом Гавелом. Москвичи выстраиваются в очередь к первому «Макдональдсу» на Пушкинской площади. В стиле фаст-фуд «развитого капитализма» улавливаются ставшие историей детали. Акира Кумано неудержим. Ничто не ускользает. Вот, устроен парад суверенитетов. Для того, чтобы узнать остальное – достаточно включить телевизор: войны, распад, неминуемый капитализм. А его жутковатый оскал не нравится дипломату Акио Кавато и писателю Акира Кумано. Даже очень. Ведь в Советском Союзе его привлекал как раз явный дефицит «тлетворного влияния Запада» с его мощным напором эгоизма и алчности. Английский перевод книги уже существует. Акира Кумано надеется, что роман станет бестселлером. К тому же, как помнится, история легко трансформируется в киносценарий. И слава Богу. Речь не об этом.
         Японцы необычайно ценят мастеров, занимающихся тонким и хлопотливым делом, название которому – бонсай. На крошечном пространстве вырастает полный участок настоящего леса. Требуется множество усилий и знаний, чтобы была получена безупречная копия лесной чащи. Автор книги о России потратил на свой роман восемь лет. Теперь настал наш черёд изумляться, смеяться (или плакать), возмущаться и, возможно, делать выводы. Внешнему наблюдателю нередко достается благодарная миссия ухватывать главное. Тем более, если смотрит он на нас внимательными раскосыми глазами…

         Большое Вам за это, Кумано-сан и Кавато-сан, русское аригато!

Print version
EMAIL
previous THE LIMITS AND CONTRIBUTIONS OF ARCHIVAL RESEARCH ON THE COLD WAR |
Mark Kramer
Что видит Ярослав Шимов? - What does Yaroslav Shimov see?
ПОБЕДОНОСНОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ?
Владимир Путин может поставить точку в имперской истории России
|
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.