ISSUE 1-2002
INTERVIEW
Александр Куранов Петр Вагнер  & Ярослав Шимов
STUDIES
Юрий Ковалёв Игорь Чубайс
RUSSIA AND ...
Игорь Некрасов Olga Homolova Валерий Чалый Виктория Панфилова
OUR ANALYSES
Mark Kramer
REVIEW
Игорь Некрасов
APROPOS
Игорь Некрасов
NEW POINT OF VIEW
Димитрий Белошевский  & Петр Вагнер Владлен Сироткин


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
NEW POINT OF VIEW
РОССИЯ НЕ ПОВТОРИТ СУДЬБУ АВСТРО-ВЕНГРИИ
By Владлен Сироткин | профессор Дипломатической академии МИД России, Российская Федерация, Российская Федерация | Issue 1, 2002

         От редакции «Русскиого вопроса»: Во втором номере нашего интернет-журнала за 2002 год была опубликована статья Ярослава Шимова «Россия как необходимость. Повторит ли Российская Федерация судьбу Австро-Венгерской монархии?». Мы публикуем критический отклик проф. В. Г. Сироткина (Москва) на эту, безусловно, очень интересную и оригинальную статью.

         Несомненной заслугой Ярослава Шимова является сам методологический подход – сравнение эволюции развития Австро-Венгерской и Российской империй. Действительно, в их истории и геополитическом положении в Европе и мире было очень много общего: отсутствие заморских колоний, сакральный (а не легитимный) характер верховной власти (власть царей и императоров дарована Богом), ее наднациональный алгоритм, функции «священной обороны Отечества», официальной идеологии (пангерманизм или панславизм) и т. д.
         Весьма продуктивен и основной тезис автора – об империях-необходимостях, что обеспечивало их длительное геополитическое существование (подобного рода «необходимость» в еще большей степени была присуща «больному человеку Европы» - Оттоманской Порте, сумевшей пробалансировать в геополитике два века – с конца XVIII в. до 1918 г.). Я бы лишь расширил эту аналогию на весь мир, а не только Европу: это и региональный Таиланд (королевство Сиам) в Юго-Восточной Азии, и Китай в 1911-1949 гг., и Бразилия в XIX – XX вв. в Латинской Америке.
         Я. Шимов своей оригинальной статьей восполняет тот пробел, который издавна существует в российской (советской) исторической науке, после распада Габсбургской империи игнорировавшей (в отличие от Германии) специфику развития «лоскутной монархии» в XVII – начале ХХ в. Число «габсбурговедов» в СССР – СНГ несопоставимо с «германоведами» - покойный коминтерновец проф. Владимир Турок-Попов, современный историк – знаток Австро-Венгрии Тофик Исламов, несколько молодых исследователей из Института славяноведения и балканистики и из СНГ.1 Вот весь этот куцый список.
         В результате в современной исторической и политологической науке РФ произошел некорректный перекос: прогнозы о будущем развитии РФ сопоставляются с чем угодно (Евросоюз, США), но только не с Австро-Венгрией, по незнанию ее истории и специфики.

* * *

         И все-таки прямая связь между «державами-необходимостями» - Австро-Венгрией и РФ – в сегодняшних условиях геополитики и «смутного времени» в России вещь весьма спорная.
         Прежде всего, различными были после 1867 г. (образование Австро-Венгрии и отмена крепостного права в Российской империи) алгоритмы их внутриполитического развития. Габсбургская династия, с трудом выдержавшая удар буржуазных революций 1848-1849 гг. в своих провинциях (Венгрию спасла лишь иностранная военная интервенция Николая I), пошла на кардинальные уступки «националам» - введение национально-культурной автономии (ландтаги – земельные парламенты в Галиции, Чехии и др., преподавание в школах, наряду с немецким, на национальных языках и т. д.). Это явилось первым крупным шагом к развалу империи. «Национальный вопрос, - справедливо пишет Я. Шимов, - стал для [габсбургской] монархии вопросом жизни и смерти».
         Ничего подобного монархии Романовых в середине XIX в. не угрожало. Русские цари вплоть до добровольного отречения Николая II 2 марта 1917 г. оставались наднациональными, что было зафиксировано и в первой русской конституции 1906 г. – она не признавала сам принцип национальности, заменяя его традиционным для Российской империи принципом вероисповедания (как и в Оттоманской империи), причем в мирное время в армии служили только христиане – православные, католики, протестанты (когда в разгар Первой мировой войны в 1916 г. из-за огромных потерь русской армии впервые в Средней Азии начали производить мобилизацию мусульман, в Киргизии это вызвало восстание и массовую резню русских переселенцев).
         Более того, русские цари, в отличие от габсбургских императоров, всегда больше боялись в своей огромной империи-континенте регионального сепаратизма русских, чем национализма «инородцев». И далеко не случайно, что еще при Временном правительстве А. Ф. Керенского о своей региональной автономии объявили в Томске «сибирские областники», избравшие даже собственное, отдельное от Всероссийского, «Сибирское Учредительное собрание», а его исполнительный орган – т. н. САУС (Совет уполномоченных автономной Сибири) просуществовал в эмиграции в Китае до 1937 г. – до японской интервенции.
         И нынешние газетные публикации РФ о возможности создания «дальневосточных», «енисейских» или «уральских» республик оттуда – из регионального русского сепаратизма (хотя и отрицать сегодня национальный сепаратизм в РФ – Татарстан, Башкирия – было бы неверным). Кстати, назначение Путиным семи своих представителей в регионы – это отражение прежнего страха Центра прежде всего перед «русским» сепаратизмом.

* * *

         И далеко не случайно, что модель австро-венгерской «национальной культурной автономии» оказалась в центре внимания и «временных» революционных демократов во главе с Керенским, и большевиков в их лидером Лениным (хотя большевики первоначально, до победы в ВКП(б) Сталина) вкладывали в это понятие «чисто пролетарское» наполнение – «национальное по форме, социалистическое по содержанию»).
         Кстати, «австро-венгризм» расколол и «временных». Александр Керенский и глава Петросовета грузинский меньшевик Николай Чхеидзе мыслили бывшую Российскую «тюрьму народов» как Федерацию свободных наций.
         Министр иностранных дел проф. П. Н. Милюков и военный министр фабрикант А. И. Гучков – как по-прежнему «единую и неделимую». Керенский и Чхеидзе в мае 1917 г. поехали в Киев и там публично признали автономную «самостийность» Украины, а Милюков с Гучковым в знак протеста вышли из первого состава Временного правительства.
         В сентябре 1917 г. просвещенный украинский националист профессор Киевского университета Михаил Грушевский собрал в Киеве огромное совещание «националов» бывшей Российской империи (напомним, что 1 сентября Керенский провозгласил Россию республикой), на котором вновь зазвучала модель Австро-Венгрии как образец для подражания.
         И хотя киевское совещание «националов» высказалось за добровольную «Федерацию всех народов России», на практике развитие и национализма, и регионализма в бывшей Российской империи пошло совсем другим путем – на штыках иностранных армий.
         Тот же Грушевский как глава Украинской Рады 9 февраля 1918 г. раньше большевиков подписал в Брест-Литовске от имени «самостийной» Украины сепаратный мир с Германией и Австро-Венгрией, а для защиты своей мнимой «незалежности» (независимости) от «москалей» пригласил войска кайзера в Украину. Немцы, в отличие от австрийцев, «играть в национальность» никогда не умели. Задолго до этой оккупации Мольтке-младший писал: «Европейская война разразится рано или поздно, и это будет война между тевтонами и славянами. Долгом всех государств является поддержка знамени германской духовной культуры в деле подготовки к этому конфликту». 2
         Понятное дело, немцы, заняв Украину, никаких «самостийников» поддерживать не стали – посадили в Киеве свою марионетку «гетмана» Павла Скоропадского, бывшего свитского генерала Николая II, а тот набрал в свое правительство одних «москалей», включая и бывшего «легального марксиста» М. Туган-Барановского, ставшего «самостийным» министром иностранных дел (ни премьер, ни министр ни слова не говорили по-украински).
         Грушевский и его Рада бежали в Каменец-Подольский, а на Украине началось националистическое движение «петлюровцев». Германская оккупация способствовала территориальному распаду Украины: когда в ноябре 1918 г. «тевтоны» начали уходить, «мать-Украина» имела уже Донецко-Криворожскую республику с центром в Харькове, националистическую республику в Малороссии с Киевом во главе, Западно-Украинскую народную республику со столицей во Львове, анархо-республику батьки Махно в Гуляй-поле и татарско-крымский анклав в Симферополе.
         Немцы, однако, надолго оставили свой след в постреволюционной России: именно по их «лекалам» 1918 г. при образовании СССР были нарезаны республиканские границы на Украине (до 1954 г. без Крыма), в Белоруссии и Прибалтике, ибо и там в декабре 1917 г. – марте 1918 гг. они посадили своих «гетманов скоропадских».
         После германцев в черноморские порты пришли военные корабли и солдаты Антанты, затем огнем и мечом прошлись «добровольцы» ген. Антона Деникина – все это вместе взятое превратило Украину в главное кровавое поле гражданской войны 1918-1920 гг., на котором уже ни о какой австро-венгерской модели и тем более «федерации свободных народов» речь не шла, что в конечном итоге принесло успех большевикам.
         Аналогичная ситуация сложилась и в Закавказье, где местные националисты поочередно опирались на иностранные штыки – германские и английские – в Грузии, турецкие – в Баку и т. д.
         Не лучше обстояли дела и у регионалов. Старый народник Николай Чайковский, племянник знаменитого композитора, сидел в Архангельске в 1918-1920 гг. как глава «Северной окраины России» под охраной британских штыков и даже деньгами в его «государстве» стали английские фунты стерлингов.
         Та же картина наблюдалась в 1918-1922 гг. в Приморье и в 1918-1920 гг. в Забайкалье: в Приморье регионалов охраняла Антанта, в Чите атамана Григория Семенова – японцы.
         И оказалось, что в отличие от Австро-Венгрии, в России 1917-1922 гг. ни националы, ни регионалы никакой прочной опоры в низах не имели, поэтому и опирались на иностранные штыки. А это отсутствие массовой поддержки населения (что отмечают очень многие участники «белого движения» в Гражданскую войну) отражал тот своеобразный нейтралитет крестьянства, которое не хотело воевать ни на стороне «красных», ни на стороне «белых». По последним подсчетам российских и американских историков (см., в частности, книгу профессора Гарвардского университета эмигранта Владимира Бровкина «За линией фронта») до 1/3 пленных солдат принудительно воевали то у «красных», то у «белых».
         Но не только «тевтоны» не понимали исторических особенностей национально-государственного устройства России (не «нация», а «народ», т. е. вероисповедание, объединяющее много различных «наций») – не понимали этого и духовные наследники Великого Просвещения XVIII в., особенно в США. Американцы настолько возрадовались Февральской революции, что дипломатически признали Временное правительство даже на три дня раньше, чем Англия и Франция. Американский президент профессор Принстонского университета Вудро Вильсон (главный инициатор развала Австро-Венгрии и Османской империи) в своем послании Павлу Милюкову 4 апреля 1917 г. впал в такую эйфорию, что предложил своему коллеге русскому профессору* немедленно декретировать в России… республику, не дожидаясь решения Учредительного собрания. 3
         Еще более эйфоричен был новый посол США при «временных» Д. Френсис, славший в Вашингтон восторженные депеши о «самой изумительной революции в истории», о скором превращении республиканской России во «вторые США», а союз этих «двух США» обеспечит Антанте победу над автократическими Германией и Австро-Венгрией, что в свою очередь «драматическим образом изменит общую мировую геополитическую ситуацию». 4
         Более того, американцы, дезориентированные вначале пиаракциями большевиков (8 ноября 1917 г. развесили по Петрограду афиши о создании «Второго Временного правительства – Совнаркома», а 13 января 1918 г. обозвали свой III Всероссийский съезд советов «Вторым Учредительным собранием»), долго колебались – а не признать ли им дипломатически и правительство «максималиста» (но республиканца) Ленина, как ранее они признали правительство «социалиста» Керенского и профессора Милюкова?
Вильсон поручил двум американцам – секретарю «Общества друзей русской свободы» (с его помощью Максим Горький в 1906 г. собрал в США несколько миллионов долларов «на революцию», часть из которых передал большевикам), главе «Американского бюро печати» и по совместительству разведчику А. Булларду и полковнику Р. Робинсу, руководителю миссии американского Красного Креста в России – прощупать Ленина на предмет установления дипломатических отношений США со «Вторым Временным правительством».
         Оба посредника в ноябре 1917 – мае 1918 г. неоднократно встречались с Лениным и Троцким, бывали в Смольном и в Кремле, присутствовали на заседаниях Петро- и Моссовета (Буллард знал Ленина еще раньше – встречался с ним в 1915-1916 гг. в Швейцарии). Оба американских эмиссара (особенно, Робинс) рекомендовали Вильсону восстановить дипотношения со «Вторым Временным правительством» при условии, что Ленин, как и Керенский, продолжит войну с Германией и Австро-Венгрией на стороне Антанты.
         Вильсон даже прислал в президиум «Второго Учредительного собрания» (III съезда Советов в Петрограде в январе 1918 г.) приветственную телеграмму.
         И только когда американскому журналисту и разведчику Эдгару Сиссону, прибывшему в Петроград для противодействия германской пропаганде, с помощью вмонтированным в Смольном «белых» шпионов (радиошифровальщиков, телеграфистов спецсвязи и др. – руководил ими проантантофильски настроенным журналист Евгений Семенов-Коган) удалось добыть документы о двойной игре большевиков в Брест-Литовске (они были изданы в октябре 1918 г., под эгидой Конгресса США и вошли в историю как «документы Сиссона»), Вильсон отказался от своей химеры. 5

* * *

         В 1919 г. во многих европейских газетах была популярна такая карикатура: на земной шар накинуты две петли – за одну тянет В. Вильсон (и под ним надпись – «Лига Наций»), за другую – В. И. Ленин (и под ним – «Коминтерн»).
         При всей гротескности этой карикатуры она верно отражала суть двух планетарных проектов, почти одновременно предложенных (и, главное, практически реализованных) – национального (Вильсон) и интернационального (Ленин).
         Более того, оба доктринера-футуриста создали и инструменты реализации их химер. Вильсон – Лигу Наций, Ленин – Коминтерн, причем в один и тот же 1919 год. Каждая из этих глобальных «контор» имела свои «дочерние» организации. Лига Наций – МОТ (Международная организация труда), ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения), Комитет по делам беженцев, даже свой «мозговой штаб» - т. н. «Лигу умов» (предшественницу «Римского клуба»), где заседали такие «инженеры человеческих душ» межвоенного периода, как писатели Рабиндранат Тагор, Голсуорси, Ярослав Гашек, Бернадр Шоу, Ромен Роллан и др.
У Коминтерна также имелись свои «дочки» - Крестинтерн, КИМ (Коммунистический Интернационал Молодежи), Профинтерн, МОПР, Межрабпром, даже «пролетарское олимпийское движение» - Спортинтерн, проводившее в 20-х – начале 30-х гг. свои «рабочие олимпиады».
         Само собой, каждая «контора» имела свои научные и учебные заведения (особенно много у Коминтерна: Университет народов Востока, Китайский университет и т. д.), немалое число ассоциаций, причем даже пацифистское движение в Европе было поделено между Лигой Наций и Коминтерном.
Разумеется, никаких контактов между Лигой наций и ИККИ (Исполнительным Комитетом Коммунистического Интернационала) не было – «два мира, две системы», и СССР – плацдарм мировой революции – до 1934 г. в Лигу Наций не входил.
         Коминтерн был более агрессивной организацией. Современный читатель может сегодня прочитать документы о подготовке «красных террористов» в школах Коминтерна под Москвой, о «нелегалах» ИККИ за границей, о том, как Коминтерн пытался поднять мировую революцию в 1923 г. в Германии, в 1924 г. – в Эстонии, в 1926 г. – в Австрии и Великобритании, в 1927 г. – в Китае. 6
         К сожалению, конструируя будущее «державы-необходимости» - РФ – Я. Шимов полностью игнорирует этот «коминтерновский» период советской истории (1919-1939 гг.). А зря. Мы не поймем историю создания, развития и краха СССР, если не изучим его «коминтерновскую» основу.
         Как В. Вильсон, конструируя Лигу Наций, «подгонял» под нее границы послевоенной Европы и Передней Азии (на месте двух империй – конгломерат мелких и слабых экономически, как правило, мононациональных государств), так и В. И. Ленин, сплачивая огромную Россию и заново завоевывая национальные (Закавказье, Украина) и региональные (Сибирь, Дальний Восток) окраины, мечтал о создании «Мирового Союза Социалистических республик» (эта задача была прямо указана в преамбуле первой конституции СССР 1924 г.).

         Как в 1906 г., отмечает Я. Шимов, близкий ко двору Габсбургов румын Аурел Поповичи предлагал трансформировать остаток «Священной Римской Империи» - Австро-Венгрию – в «Соединенные Штаты Великой Австрии» (федеративную монархию), так и Ленин в 1919-1923 гг. пытался создать «пролетарские» штаты мира, но не на национальной, а на классовой основе. Первые четыре «штата» этой «мировой пролетарской республики» были созданы в декабре 1922 г. в Москве под названием СССР. В него вошли РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР (Азербайджан, Грузия, Армения). Все другие нацменьшинства вошли в состав этих первых «пролетарских штатов» на правах автономий (в частности, все будущие союзные республики Средней Азии – в РСФСР).
         Но жизнь оказалась сильней обоих доктринеров. Схема Лиги Наций Вильсона не надолго пережила своего создателя. Первый удар по доктринеру был нанесен Сенатом США уже в 1920 г. – американские сенаторы не ратифицировали Версальский мирный договор и Устав Лиги Наций, и Версальская система 1919-1939 гг. стала развиваться в Европе без США. Очень скоро благородный принцип наций начал перерождаться в национализм (как сегодня в СНГ), а за ним – и в фашизм. Серия военно-фашистских переворотов в «версальских» государствах (в 1919 г. – в Венгрии, в 1923 г. – в Болгарии, в 1926 г. – в Польше, в 1929 г. – в Югославии) еще до прихода нацистов Гитлера к власти в 1933 г. в Германии показала, что «мононациональный принцип» В. Вильсона оказался химерой. Восточная Европе по пути American dream не пошла.
         Не лучше обстояли дела и у другого доктринера – В. И. Ленина. Уже при конструировании «мирового СССР» он столкнулся с сильной скрытой оппозицией внутри партии, главой которой стал нарком национальностей Иосиф Сталин. Известная резкая переписка 1922-1923 гг. Ленина об «автономизации» СССР отражала нечто большее, чем личные разногласия двух лидеров большевизма. Для реализации доктрины Ленина о «мировых пролетарских США» не хватало главного – мировой пролетарской революции, хотя его последователи – «коминтерновцы» держались за эту идею как религиозные фанатики. Достаточно сказать, что на VI Всемирном конгрессе Коминтерна в 1928 г. в Москве Николай Бухарин, новый (вместо «троцкиста» Зиновьева) лидер ИККИ, сделал 6-часовой доклад, а конгресс единогласно принял «Программу мировой революции».
         Надо отметить, что оба доктринера раньше своих соратников поняли крах своих химер. Они и умерли в один – 1924 г., сломленные реалиями жизни, не совпавшими с их доктринами.

* * *

         Мировая пролетарская революция не свершилась, но СССР и Коминтерн остались. Правда, победив в партии и государстве к 1930 г. (XVI съезд провозгласил его «корифеем марксизма» за совершенно антимарксистскую теорию «возможности победы социализма в одной, отдельно взятой стране»), Сталин вскоре превратил заграничную агентуру аппарата ИККИ в инструменты своей тайной полиции, в 1938-1939 гг. арестовал и уничтожил большую часть этого аппарата в Москве, а в 1943 г. вообще распустил Коминтерн, восстановив вместо него традиционное патриаршество РПЦ.
         В национальной полемике внутри СССР Сталин внешне вернулся к великодержавному русскому шовинизму, который, однако, отличался большим своеобразием. Первым делом еще в 1923 г. он постарался ликвидировать «пролетарский демократизм» в отношениях между субъектами СССР во внешней политике: ранее существовавшие самостоятельные загранпредставительства УССР, БССР и ЗСФСР были упразднены, а их постпреды (послы) перешли в 1924-1925 гг. на должности советников-посланников в посольствах РСФСР. «Строптивых» типа предсовнаркома и министра иностранных дел Украины Христиана Раковского (он выступил за Ленина против Сталина в ЦК ВКП(б) и на пленуме ИККИ) быстро нейтрализовали – Раковского, например, в сентябре 1923 г. отправили советским послом в Англию. 7 Параллельны были упразднены дипломатические отношения между членами «пролетарского СНГ» - должности т. н. «дипломатических агентов».
         Затем руки дошли и до национально-культурной автономии, почти целиком заимствованной Лениным из австро-марксизма Отто Бауэра и других австрийских социал-демократов. По конституции 1924 г. азбука и письменность сочинялась для всех, даже очень малых народов, включая крайний Север. В Ленинграде в межвоенный период действовал целый педагогический институт народов Севера. Существовали не только национальные округа и национальные области, но и отдельные «национальные деревни». С этим последним «баловством» Сталин покончил быстро и решительно – деревни остались, но «национальность» их была упразднена.
         Вскоре началась сталинская чехарда со статусами «союзных» и «автономных» республик и их подчиненностью. Конечно, эта политика не имела ничего общего с подлинным национальным возрождением хотя бы в духе Вудро Вильсона – Сталину надо было создать в ВКП(б) партийную опору из «националов». А для этого следовало поднимать статус автономий до уровня «союзных республик». И с 1924 г., вскоре после смерти Ленина, этот процесс пошел. Сначала Сталин развалил ЗСФСР на ее изначально три составные республики (хотя даже Вильсон в своем проекте 1918 г. ратовал за Закавказскую Федерацию) – Азербайджан, Грузию и Армению, что вновь вызвало к жизни застарелую проблему Нагорного Карабаха.
Затем дело дошло до Туркмении и Киргизии – они также повысились до «союзных» (Казахстан, Таджикистан и Узбекистан еще несколько лет останутся «автономиями» в составе РСФСР).
         Далее начнется чехарда с автономиями. Единую Горскую республику разобьют на целый «букет» автономий, причем некоторые из них начнут «футболить» из одной союзной республики в другую. Так, от Осетии-Алании отрежут Южную Осетию и передадут Грузии. К ней же в 1931 г. из РСФСР передадут Абхазию, бросив семена нынешнего абхазо-грузинского конфликта и проблему 300 тыс. грузинских беженцев в Тбилиси и Батуми.
         Все эти «рокировки» нужны были Сталину для укрепления своих личных позиций в партии и государстве, ибо первые секретари союзных республик автоматически входили в ЦК и даже в Политбюро (Украины, Белоруссии, Казахстана), избирались в Верховный Совет СССР.
         Но Сталин никому не доверял, даже своим ставленникам – «националам». Поэтому за спиной любого первого союзного «национального» секретаря маячил второй – и обязательно русский.
         Вместе с тем бывшим национальным окраинам бывшей царской России – союзным республикам СССР – бросалась «морковка»: были созданы республиканские академии наук (и звания республиканских академиков и член-корреспондентов), академические театры (и народные и заслуженные артисты республик), республиканские университеты и т.д. За годы существования СССР сформировалась собственная национальная научная и культурная элита, из которой после распада СССР в 1991 г. вышли многие лидеры новых государств СНГ – Акаев в Киргизии, бывшие президенты Азербайджана Эльчибей и Армении Тер-Петросян, лидер «Саюдиса» и премьер Литвы музыкант Ландсбергис и др.
         И в результате в СССР не сложилось ни национально-культурной автономии австро-венгерского образца (1867-1914 гг.), ни американской модели «штатов» и новой нации американцев, хотя брежневская пропаганда после принятия новой конституции СССР в 1977 г. потратила немало чернил на восхваление «новой исторической общности – советского (американского?) народа».
         Все эти эксперименты сначала с созданием «пролетарского СССР», а затем с его сталинской моделью в течение целых 70 лет не могли пройти бесследно: в СССР действительно сложилось нечто среднее между национальным «европеизмом» и заокеанским «американизмом». Это «нечто среднее» некоторые современные политологи СНГ пытаются определить термином «евразийство», хотя и он не раскрывает всей специфики России как «державы-необходимости».
         Во всяком случае, в отличие от Австро-Венгрии в 1867-1918 гг., в СССР говорить об организованном массовом национально-освободительном движении в 1985-1991 гг. (за исключением республик Прибалтики и Молдавии и, частично, Украины – львовский «Рух») не приходится. Выступления националов-одиночек действительно имели место, но они искусственно раздувались на Западе усилиями эмигрантов-националистов (чеченцем Авторхановым и др.).
         Зато гораздо большее значение для судеб СССР имело возникновение после его сталинской «реорганизации» мощных кланов партийной этнократии, которая в 1988-1991 гг., по образному выражению директора Института славяновения члена-корреспондента РАН Владимира Волкова «разодрала на куски СССР» 8.
         Именно представители этих кланов – «жусов», которые еще при Брежневе крепко держали партийную власть в союзных республиках в своих руках, и стали, как правило, президентами «независимых» государств в СНГ. Причем не в результате действительно национально-освободительного движения, как в «лоскутной Габсбургской империи», а в результате одномоментной перекраски в «националов»: вчерашние марксистско-ленинские атеисты Ельцин, Алиев, Ниязов вмиг стали «верующими» в православие или ислам, поехали по «святым местам» - в Мекку или Сергиев Посад. Такое ханжество и лицемерие ничуть не смутило демократический Запад, который, оказывается, и в XXI в. исповедует максиму президента США Теодора Рузвельта – «я знаю, что этот президент (в Латинской Америке – авт. ) сукин сын, но это – наш сукин сын».
         И вряд ли из таких республик СНГ, возглавляемыми такими вот «туркменбаши», получаются «державы-необходимости». Скорее, им уготован путь «императора Бокассы» в Центрально-африканской республике.

* * *

         Думается, что и новая попытка поднять на борьбу с «русскими гяурами» очередных «сукиных сынов» Северного Кавказа путем организации радиовещания из Праги радио «Свобода» на чеченском и ингушском языках ничего конструктивного, кроме нового обострения идеологической «холодной войны» (например, закрытия в Москве корпункта «Свободы» путем непродления истекающей в 2003 г. лицензии на вещание), не даст.
         Современные последователи Вудро Вильсона в США, как и почти сто лет назад, никак не могут взять в толк, что Российская Федерация – не США и даже не Австро-Венгрия до 1914 г. Беженцы в Чечне и Ингушетии живут в своих палаточных лагерях в начале XXI в. в таких условиях, в каких в конце XIX в. не жил в габсбургской монархии самый последний словак или русин из Закарпатья. И не радио на чеченском языке нужно этим женщинам, детям и старикам, а мир, но пока – еда, горячая вода, лекарства, больницы и школы детям.
         К чему будет призывать это радио несчастных беженцев? К обвинению Путина в преступлениях против человечности и отдаче его, как Милошевича, под суд международного трибунала? В России и без того немало людей любой национальности, которые давно заметили политику двойных стандартов США и Евросоюза в отношении СНГ.
         За десять лет существования СНГ бывший homo soveticus достаточно натерпелся от отечественной доморощенной «демократии», если только в России по официальным данным около половины – 38 % - населения живет ниже черты бедности. И это – по явно заниженным оценкам. На деле – более 50 %. Да и могло ли получиться иначе, если за время существования СНГ в одной только РФ цены на электроэнергию выросли в 23 тыс. 503 раза, на газ – в 35 тыс. 630 раз, за проезд и провоз по железной дороге – в 17 тыс. 754 раза9 по сравнению с «проклятым советским гулаговским прошлым» (Валерия Новодворская, «мать» ельцинской «дерьмократии»).
         Коррупция, мафиозные разборки, «олигархи» - вот что принес западноевропейский принцип «национальной независимости» в СНГ, который к тому же был лишь фиговым листком для партийных этнократов.
         Дискредитирована сама система «демократических выборов» - в Москве и Петербурге на муниципальном (районном) уровне все чаще и чаще срываются местные выборы – «голосуют ногами» (не являются к урнам) или голосуют «против всех».

* * *

         Россия в ХХ в. прошла все этапы развития человечества: национальный этап (1917-1922 гг. и 1991-2001 гг.), классовый этап (СССР и Коминтерн в 1919-1939 гг.), сталинскую диктатуру и брежневский застой, горбачевскую перестройку и псевдодемократию «царя Бориса». И нигде она не нашла своего «града Китежа».
         Но она станет действительно «державой-необходимостью» только на условиях соблюдения прав человека, а может быть, и того больше – подлинно великой державой. И тогда уже точно – Российская Федерация не развалится!


* Эйфория Вильсона была вызвана именно профессорским титулом Милюкова. «Это правительство должно быть хорошим, поскольку его возглавляет профессор», - заявил президент США вскоре после отправки послания к Милюкову. У американских президентов всегда была плохая память на имена и географические названия. При Вильсоне премьером «временных» был не Милюков, а князь Георгий Львов (до июля 1917 г.), а у нынешнего президента Дж. Буша-младшего постоянно путаются Словения и Словакия…
1 См., в частности, «Австро-Венгрия: интеграционные процессы и национальная специфика». Сб. статей. М., ИСБ РАН, 1997.
2 Цит. по: M. Balfour. The Kaiser and his times. - London, 1964, p. 189.
3 См. А. И. Уткин. I мировая война. – М., 2001, с. 338.
4 D. Francis. Russia from the American embassy. - New York, 1921, p. 88, 244.
5 Подробней см. новейшую публикацию документов и воспоминаний «Тайна Октябрьского переворота: Ленин и немецко-большевистский заговор». Состав. Виктор Кузнецов. – СПб, «Алетейя», 2001.
6 Подробней см. «Коминтерн и идея мировой революции. Документы». Под ред. Я. С. Драбкина. – М., «Наука», 1998.
7 Френсис Конт. Революция и дипломатия (документальная повесть о Христиане Раковском). – М., 1991, с. 89.
8 Владимир Волков. СССР разодрали на куски этнократические кланы… «Литературная газета», № 8, 27.02 – 5.03. 2002 г.
9 Александр Юров. Опять дойка – «Московский комсомолец», 27.02.2002 г.
Print version
EMAIL
previous В. СУВОРОВ: РОССИЯ НЕ ВОЗРОДИТСЯ НИ ПОД СЕРПОМ, НИ ПОД ОРЛОМ |
Димитрий Белошевский  & Петр Вагнер
«А РОССИЯ ДЕЛАЕТ ВСЕ НАОБОРОТ» |
Александр Куранов
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.