ISSUE 2-2001
INTERVIEW
Александр Куранов
STUDIES
Александр Чубарьян Vladimir Votapek
RUSSIA AND ...
Tomas Urbanec Татьяна Пархалина
OUR ANALYSES
Петр Вагнер  & Димитрий Белошевский Владлен Сироткин
REVIEW
Николай Хорунжий
APROPOS
Игорь Некрасов
NEW POINT OF VIEW
Ярослав Шимов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
APROPOS
Что видит Игорь Некрасов? - What does Igor Nekrasov see?
ОТПЕТЫЙ МИРОТВОРЕЦ
ISSUE 2, 2001

         Время от времени некоторым гражданам доводится устанавливать и даже вступать в контакт с представителями органов правопорядка. Скажем, хотя бы для того, чтобы спросить их о чём-то простом и очевидном. И это делается вовсе не потому, что они, правоохранительные сотрудники, не сумеют ответить на сложный вопрос. Чаще всего у них ни о чём узнавать вовсе не хочется. Но что же делать, если не у кого спросить в незнакомом месте адрес улицы или переулка, куда непременно надо попасть? Чаще, впрочем, расспрашивают граждан именно они, московские милиционеры. Они требуют паспорт и настаивают на подробном и неторопливом объяснении приезжими цели их пребывания в городе Москва. Это очень важная работа. Никто и не думает мешать милиционерам. Речь пойдёт не об этом. А о совершенно противоположном. Когда поневоле миришься с неизбежным. Когда приходится срочно доставлять что-то ценное и важное (подарок или личное послание, доверять в доставке которых почтовому отделению боязно) знакомому иностранцу-дипломату. Разговор с представителем внутренних дел неотвратим. В этот момент становится немного обидно, что зарубежные гости даже не ведают, сколь надежно оберегается их труд и покой.

         Милиционер у фасада особняка московского посольства одного из чрезвычайно экономически развитого государства выглядел как-то нескладно: низкорослый, похожий на мышь в своей серовато-угрюмой форме. Да ещё и с грязными ногтями. Обнадеживало, правда, то, что он улыбался чему-то своему, наверное, милиционерскому. Лучше рассмотрев милиционера, догадался о том, что его зубам неприятен ежевечерний виртуальный дантист в белоснежном халате, увлеченно рассказывающий о пользе зубной пасты. Милиционера стало жалко. Это было странно. Почему? Да потому, что с утра до поздней ночи российские телеканалы щеголяют перед зрителями отвагой, проницательностью и красотой неуязвимых героев-ментов “Убойной силы” с “Улицы разбитых фонарей” из “Бандитского Петербурга”. Куцый московский милиционер нипочём не желал напоминать супермена, способного в одиночку расправиться с бандой грабителей, наркоманов, малолетних преступников и международных террористов. Было похоже на то, что еще не всё лучшее и достойное звания и статуса столицы было бережно доставлено в Москву с берегов Невы. Как же часто приходится сталкиваться с народной мудростью пословицы: “По одёжке встречают, да по уму провожают”! Внешний вид обманчив и коварен. Расплата следует незамедлительно.

         “Предъявите документы!” – разбудив староарбатский переулок, зычно потребовал милиционер. Он мгновенно понял: просьба заключается в желании переместить подарок с открыткой внутрь посольства. Вновь улыбнувшись мутными зубами чему-то мной незамеченному, он требовательно всматривался в ходока. То есть в меня. Жалость к мышиному виду моментально исчезла. Едва ли не заодно с просьбой. Захотелось быстро-быстро уйти и доверить пересылку бандеролям с сургучом и заклеенными марками заказному письму, обрекая себя на очередь в Главпочтамте на Чистых Прудах. “Ну и добрый молодец!”, - пронеслось что-то в голове, зашумело и улетело с ударением на первой букве “о” в слове “молодец”, удержав возле посольского крыльца. Стало стыдно. Как и у большинства граждан, проживающих со мной в одной и той же непредсказуемой стране, предъявляемые документы нежелательно часто напоминают своим владельцам о совсем ином государстве со странноватой репутацией и подозрительными историческими событиями. Но выхода у меня не было. Пришлось доставать книжицу.

         Паспорт с красной, словно обгоревшей на солнцепёке кожицей и серпастым гербом, изучался требовательным стражем порядка подозрительно долго и внимательно. Чёрно-белые фотографии мало напоминавших меня портретов юноши и молодого человека едва ли не двадцатилетней давности насторожили милиционера, видевшего перед собой совсем иное: очкарика со шкиперской бородкой. Мистическим образом разместившаяся на тринадцатой страничке паспорта (“нехорошая” цифра помещена в квадратик, украшенный четырьмя вензелями в нижнем правом углу) пара штампов его крайне возбудила: “Так, военнообязанный. А что это означает? Что он, военнообязанный, должен сейчас делать?” , - требовательным тоном вопрос задавался человеку, едва не выронившему от изумления и новогодний подарок, и праздничный конверт. Переулок и московская старина замерли. Даже им, многое повидавшим, было любопытно разведать что-то новенькое.

          “Еще не знаете? Напрасно. Скоро узнаете. Очень скоро”, - пригрозили не слишком опрятные пальцы милиционера, только что ковырявшие страницы моего паспорта, действие которого, согласно “Извлечению от 28 августа 1974 года”, “не ограничивается сроком”. “А что, пора к чему-то готовиться? Неужели к войне?” , - я услышал свой робкий голос. “А Вы как думали?” - ответили губы милиционера, еще шире раскрывшие улыбавшиеся зубы. Он не раскрыл тайну. Которой, похоже, обладал. Мне было дано разрешение передать презент дипломату. Его государство с самого начала уверенно занимало прочное место и в “Большой семёрке”, и даже в “Большой восьмёрке”, чести появиться в составе которой удостоилась не столь давно и моя страна, в которой обитают уникальные милиционеры, а в столице происходят и вовсе удивительные события.

         Президент моей страны в начале января подписал указ о призыве российских военнослужащих запаса на военные сборы в 2002 году. Занятна арифметика вердикта: ровно десять лет назад именно эта система переподготовки перестала существовать. Силёнок справиться с резервистами явно не хватало. И вот благодаря бдительному милиционеру, прямо из алюминиевой будки у посольства многолетнего мирового экономического лидера был получен внятный и убедительный намёк: пункт “Воинская обязанность” вновь заработал. И всякий находящийся в призывном возрасте (до 45 лет включительно), должен готовиться к войне. С врагами. А они, следует полагать, скрываются повсюду. Достойное сопротивление им могут и должны оказать как бородатый очкарик из московского переулка, так и настойчивый молодой депутат за трибуной Думы, не говоря уже об энергичном предпринимателе на шикарной иномарке. “Вот оно что, вот к чему так возбужденно готовится милиционер! Он хочет стать суперменом!” , - а в голове зажужжала строчка из песни: “Хотят ли русские войны? Спросите вы у тишины…”

         Поскольку возвращенный паспорт не имеет ограничений срока действия, решил искать возможные ответы на лирический запрос из песни у прошлого. Они были найдены в “Учебном пособии по начальной военной подготовке”, изданном в год обретения моего нынешнего удостоверения личности, внимательно изученного дотошным милиционером. Вариантов, доступных (и недоступных) моему пониманию, оказалось несколько. Например, “Пособие способствует воспитанию ненависти к врагам нашей Отчизны”. Какой ужас, сколько страсти, авторы вовсе не жалели эмоций! Чуть спокойнее и выдержаннее смотрелась эволюционная версия: “Быстро овладеть современным оружием и боевой техникой и в короткие сроки стать полноценным воином – дело весьма сложное”. Сам собой напрашивался вывод: ратные сборы военнообязанных и законопослушных граждан – очкариков, депутатов и бизнесменов - 2002 года летним периодом могут и не ограничиться. В “Пособии” мне приглянулся по-милиционерски безупречный пунктик: “Быть бдительным. Не дать ни одному вражескому лазутчику и шпиону проникнуть безнаказанно ни по земле, ни по воздуху, ни по воде, не дать агрессору нанести внезапный удар по нашей Родине”.

         Кое-кто ещё помнит о том, что в Советской Армии солдат обучали политграмоте. Всякий военнослужащий был обязан справиться с тремя вещами. Во-первых, перечислить все страны блока НАТО. Во-вторых, назвать советские республики с их столицами. И, наконец, хорошенько подумать над более сложным заданием, предварительно разграфив тетрадную страничку на две половинки. Советскому солдату требовалось вписать в одну из них преимущества социалистического образа жизни. Противоположная графа вбирала в себя отвратительные недостатки капитализма.

         Боюсь ошибиться, но, вероятнее всего, и вчера, и сегодня, и в будущем энергичному милиционеру досконально известны все ответы на все вопросы. Для него почти ничего не изменилось. Он разграфил тетрадный лист. Он готов. Он бдителен. Он не один. Он владеет. Он обладает миссией. Он практически гарант. Он готов к войне, начать которую может незамедлительно. Возможно, это единственное, чего он еще не знает.

         Пост милиционера расположен у посольства экономически необыкновенно развитого государства, с которым моя страна отчего-то так и не заключила мирный договор.

Print version
EMAIL
previous ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В 90-х. ГЛАЗАМИ УЧАСТНИКА |
Николай Хорунжий
НЕКРАСОВСКИЙ ВОПРОС |
Игорь Некрасов
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.