ISSUE 1-2001
INTERVIEW
Александр Куранов Петр Вагнер
STUDIES
Димитрий Белошевский Виталий Моев
RUSSIA AND ...
Элла Задорожнюк Karel Stindl
OUR ANALYSES
Александр Иванов Владимир Воронов Елена Киселева Татьяна Волокитина  & Галина Мурашко
REVIEW
Роман Майоров
APROPOS
Давид Штяглавски Игорь Некрасов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
ПУТИН ЕЩЕ НЕ НА ПОЛПУТИ
By Виталий Моев | еженедельник Литературная Газета, Российская Федерация | Issue 1, 2001

Многим помнится, как гулко разнесся по миру недоуменный вопрос, прозвучавший в начале прошлого года в швейцарском Давосе: “Who is mister Putin?” Ответом в напряженной тишине зала послужил только чей-то придушенный смешок. Теперь, когда В. В. Путин отстоял первый год на посту президента России, о нем можно говорить и говорить...

Анти-Ельцин
     В книжке “Эпоха Ельцина” помощники экс-президента занятно описали, как их патрон долго колебался, какого присматривать сменщика: “как я” или “анти-я”? В конце концов, неким чутьем остановился на варианте “анти”. И вскоре из политического небытия, из зашторенного полумрака “спецслужб” над российскими просторами взошла счастливая звезда ВВП - Владимира Владимировича Путина.
     До этого, вероятно, о нем лучше знала немецкая контрразведка, чем отечественная общественность. Что слышали дома? Состоял в питерской команде А. Собчака, немного поработал в президентской администрации, немного - главой Федеральной службы безопасности и вот уже он во главе правительства, а через полгода президент. На выборах победил в первом же туре голосования и с таким отрывом, словно страна узрела мессию. Можно сказать, как говаривал польский писатель С. Е. Лец: “Люди не устают заблуждаться, это внушает оптимизм”. Иллюзии - двигатель прогресса.
     Подстать феерическому взлету были и необычайно высокие ставки ожиданий, причем обоего рода, как в предвкушении благ, так и в опасении бед. И тут существовала занятная разница.
     Оптимистические надежды лично от ВВП зависели мало. Чем он мог особо обнадеживать - без школы публичной политики, без опыта в государственном управлении? Разве молодой энергией. Скорее можно сказать, что о надеждах косвенно позаботился прежний президент, ввергнувший страну в такой обвал, что поневоле рождался оптимизм известного свойства: хуже не будет, хуже некуда.
     Зато тревоги и опасения, те связывались именно с личностью ВВП, с его прошлой специальностью. Так сложилось, что в России не больно расположены к “бойцам невидимого фронта”, мешает память о подвигах ВЧК, НКВД, КГБ... Какой окажется политика у воина “щита и меча”? Что ему демократия, политические свободы, права человека? Не проснуться бы однажды в полицейском государстве... От Ельцина в последний срок не ждали ничего доброго, но его и не боялись. Новый президент подавал надежды, а вместе с тем немного и пугал. Особенно интеллигенцию.
     Теперь уже можно судить по делам. И к самым изначально важным проблемам, мне думается, относилось три. Это разлад государственного управления; это обнищание людей; и это крапивный расцвет криминала и коррупции.

Год вертикали

     Самым крупным событием первого года стало тысячу раз протолченное и протертое в комментариях “укрепление властной вертикали”. На этот счет президент приложил максимум усилий и тут достиг, бесспорно, самых значительных результатов.
     После печально знаменитой ельцинской разнузданной отмашки “берите суверенитета, кто сколько проглотит” Россия становилась странным и шатким государственным образованием. По конституции - Федерация, а на деле - сплошная ярмарка тщеславий и “война суверенитетов”. В центре, якобы, правила “сильная рука”, но местные сатрапы - главы республик, губернаторы краев и областей - творили чуть все, что хотели. Скажем, не везде признавались полномочия федерального Министерства финансов и Казначейства. Из иных концов не поступали в общую казну налоги. Городились внутренние таможенные барьеры, а кое-где чуть ли не призывались в ружье собственные вооруженные силы. В калмыцкой Элисте, столице мировых шахмат и финансовых плутней даже замахивались на собственную эмиссию безналичных рублей. Словом, над раздерганной Федерацией реально возносилась тень если не распада, то мертвящего кон- федерализма. Путину удалось остановить разброд. Укрепление государства благоприятно сказалось на стабильности в обществе. Директор Центра политических исследований С. Марков замечательно определял наследие Ельцина как “анархическую демократию”. Теперь, по его словам, “государство было вырвано из рук региональных олигархов и возвращено нации, …создан более-менее работоспособный механизм реализации решений".
     В работе с “вертикалью” выделялись три линии. Прежде всего, поверх географической сетки 89 субъектов Федерации президент нарезал крупных семь федеральных округов, во главе которых посадил своих эмиссаров. Много раз говорилось, что им не вменялось руководить губернаторами или контролировать их, а только “координировать”. И все же избалованные бесконтрольностью "субъекты" сразу ощутили недреманное государево око. По некоторым сведениям, московский мэр Ю. Лужков готовит для президента проект следующих реформ, и полномочия глав округов будут расти дальше.
     Интересам “вертикали” служила также подработка местных законов для согласования их с федеральными. Расхождения выявлялись на местах в каждом четвертом акте, причем далеко не безобидные. Так, Конституция Татарии вместо стандартного права граждан свободно получать и распространять информацию даровала только хождение ДОСТОВЕРНОЙ информации. А на каких весах взвешивать “достоверность”? Очевидно, на цензорских?.. Увязка законов - дело хлопотное. Но две трети расхождений за год устранили.
     Наконец, в-третьих, претерпел изменения Совет Федерации - верхней палаты парламента. Руководителей регионов, которые раньше попадали туда автоматически, ВВП попросил очистить место, а тем самым, к слову, они лишались парламентского иммунитета. “Вертикаль”, конечно, выиграла, хотя выиграл ли Совеет федерации, - бабушка надвое казала. К его прерогативам относятся некоторые весьма серьезные вещи, скажем, вопросы войны и мира. И кто же их будет теперь решать? Вместо лидеров регионов, - по крайней мере выборных! - всё передоверено простым назначенцам. Не шибко авторитетно. Скорее всего, состояние переходное, временное. Многим представляется логичней избирать депутатов в верхнюю палату, как избирают в нижнюю.
     При скромном государственном опыте ВВП показал, что административные рычаги строить и пользоваться ими умеет. Но все же на двух этажах “вертикали” работы задержались. На самом нижнем и на самом верхнем. Под нижним имею в виду органы местного самоуправления, те, над которыми возвышаются региональные структуры. На эту низовую власть ВВП не обратил (пока?) ни малейшего внимания. Ну, а что касается верхнего этажа, об этом лучше отдельно.

Пифагоровы штаны

     Была такая школьная присказка на уроках геометрии: “Пифагоровы штаны во все стороны равны”. Так вот “пифагоровы штаны” российской верховной власти далеко не равны; одна штанина короче другой.
     Президентская власть в России по Конституции имеет крупный перевес над парламентской. При Ельцине досточтимые ветви власти только и знали, что без устали хлестать друг друга. В парламентах первого и второго созывов либо не было никакого большинства, либо преобладали пресловутые “коммунопатриоты”. Никто не хотел уступать, и кончилось тем, что Ельцин открыл по Белому дому пальбу из танков.
     Путину уже досталась Дума иной внутренней конфигурации. Правда, классического партийного большинства все еще нет. Однако пропрезидентская фракция “Единство” плюс близкая к ней группа “Народный депутат” всегда могут “переголосовать” противников, ловко маневрируя между левым и правым политическими флангами и “прикупая” недостающие голоса, когда с одной, когда с другой стороны. Я уже подшучивал как-то, что если в Праге М. Земан с В. Клаусом ради большинства пошли на противоестественный брак, то наша Дума развлекается противоестественным флиртом.
     Но, так или иначе, сотрудничество Кремля и Думы пошло на лад. В нынешнем году - кто бы мог раньше подумать? - даже прошел бездефицитный бюджет. Но если раньше досаждали вечные драчки между президентом и парламентом, то теперь не всегда радует новая дружба. Нынешняя Дума выглядит, по оценке известного политолога из Московского центра Карнеги Л. Шевцовой, всего лишь “приводным ремнем” президентской власти.

     От “анархической демократии” Ельцина к “управляемой демократии” Путина?
     Это в немалой степени дань обстоятельствам. Былая глыба однопартийности раскрошилась на мелкие осколки. Многопартийная дроблёнка и чересполосица не позволяли и пока не позволяют, чтобы в парламенте складывалось политическое большинство, стоящее на одной идеологической платформе. А без этого Дума не в силах делать то, что делается обычно при парламентской демократии,- то есть не может формировать правительство и по-настоящему с него спрашивать (в России это прерогатива президента).
     Подготовлен закон, по условиям которого сумеют выжить лишь крупные партии, вероятно, десяток-полтора; способных протискиваться в парламент останется четыре-пять. Вопрос о большинстве в Думе, таким образом, может решиться уже на следующих выборах. Или еще раньше - чего стоило начатое недавно слияния “Единства” с лужковским “Отечеством”. Путин, к слову, замечал, что и президент “в будущем должен, вероятно, выдвигаться от общественно-политических объединений”.
     Однако среди ученой политической элиты далеко нет согласия, целесообразно ли спешить перекраивать “штаны” власти. Президент Фонда развития парламентаризма С. Мндоянц уверен, что “парламентское большинство должно будет участвовать в формировании правительства, а правительство - опираться на большинство парламента”. А, скажем, бывший помощник президента Ельцина Г. Сатаров, президент Фонда “Индем”, противоположного взгляда: “Я поддерживаю то, что впервые мы получаем ручной, управляемый парламент. Для переходного периода необходим лет на 20 тотальный контроль исполнительной власти над парламентом”, потому что иначе, по мнению Г. Сатарова, нельзя “осуществить глобальную, фантастически революционную реформацию в нашем обществе”. Чья правда?
     Впрочем, вот еще особое мнение упоминавшейся Л. Шевцовой: “Означает ли слабый парламент сильное президентство? Отнюдь нет. Слабый парламент, слабая многопартийная система означают и слабость института президентства. Почему? Потому что президент оказывается ответственным за всё и, следовательно, за все провалы и ошибки”.
     Парламент, где у Путин большинство, не станет против воли президента перекраивать полномочия. Так что решение проблемы “штанов” целиком зависит от ВВП, от того, что с его точки зрения сила и что слабость.

Хлеб без масла

     Один из журналистов в интервью заметил Путину, что экономика не оправдала ожиданий. ВВП не согласился: “Были ожидания меньшего роста. Результат превысил ожидания”. Действительно, российская экономика после десятка лет застоя и развала впервые стала пробуждаться к жизни. Даже встрепенулась. Темп роста составил 7,8 процента, а в конечном итоге года достигнет, по ожиданиям президента, 8 процентов. Тут вспоминаются пасьянсы, которые раскладывались экспертами года полтора назад. Если бы, дескать, удалось поднять рост на уровень от 8 до 10 процентов, то через 15 лет мы сравнялись бы соответственно с Испанией или Англией. Нынче 8 процентов, считай, в кармане. Стало быть, заживем по крайней мере как в лазурной Андалусии? Сомнительно. Во-первых, ежу понятно, что благодарить надо высокую нефтяную конъюнктуру, за долговечность которой никто голову под топор не положит. Во-вторых, по некоторым приметам, темпы в последнее время как бы слегка замялись. А в-третьих, - и главных! - оживление на макроэкономических высотах почти не передавалось к подножию, где обитают простые люди и “довлеет дневи злоба его”. Где хлеб насущный для многих остается без масла и даже не всегда досыта.
     Да, государство, слава богу, начало расплачиваться с населением за долги по зарплате и другим выплатам. Да, дождались некоторых прибавок к жалованью так называемые бюджетники - медики, учителя, другие государственные служащие. Пенсии выросли за год на 40 процентов (сроду такого не бывало). Но ведь и цены не стоят на месте. В первом квартале нынешнего года инфляция оказалась вдвое выше, чем ожидалось. Те же пенсии все еще ниже прожиточного уровня - стыдно признаться, сокрушался перед журналистами ВВП.
     Чтобы экономический рост оставался устойчивым, а тем более высоким, и чтобы плоды его достигали людей, не обойтись без глубоких структурных реформ. Пока предпринималась скорее “разведка боем”. Большое дело - скостили подоходный налог; ставка снизилась с удушающих 49 процентов до божеских 13 процентов. Готовится и снижение налогового пресса на прибыль, но пока только готовится. Реструктуризация естественных монополий едва-едва наклевывается, хотя ВВП говорил о ней больше года назад. Буксует пенсионная реформа.
     Продвинулись, но не особо далеко. Может быть, поэтому президент считал нужным хотя бы объясниться, чтобы не оставалось кривотолков о его взглядах и намерениях. Никогда еще он с такой ясностью не высказывался как сторонник либерально-реформистской ориентации. Повторял, что не намерен экспроприаторски пересматривать итоги приватизации, и не имеет ничего против “амнистии капитала”. Давал понять, что к “невидимой руке” рынка у него больше доверия, чем к зримым и мохнатым рукам государственного регулирования. Подчеркивал, что “единственным способом удерживать отток капитала (20 миллиардов долларов в год) и сделать инвестиции в России привлекательным делом, является “регулируемая, но, тем не менее, либерализация рынка капитала”. Поддерживал принцип свободной купли-продажи земли. Одновременно в большой беседе с журналистами ВВП настаивал и на другом: “...Моя позиция такова: без поддержки населения обеспечить преобразования в экономике невозможно. Любая так называемая “шоковая терапия”, какими бы благими пожеланиями она не обосновывалась, чревата серьезными опасностями. Лучшими пожеланиями вымощена дорога в ад”. Как для кого, а по мне взгляды вполне подходящие.
      “Ударным” для экономики президент мыслит второй год своей работы, подобно тому, как первый был “ударным” по укреплению властных рычагов. Да и по соображениям “политтехнологов” откладывать дальше некуда. Третий год будет уже предвыборный, особо задевать избирателей не рекомендуется. А ведь, как ни крути, только безобидными припарками в больших экономических преобразованиях никогда не обходится

Ой, цветет “малина”...

     Парадоксально. Путин по своему прошлому, как говорилось, - человек из охранных систем, близкий родственник стражей порядка. Казалось бы, ему и карты в руки, чтобы приняться за криминал, коррупцию и прочую в этом роде нечисть. Но, увы. Если в укреплении государства он сделал немало, если в экономике мало, но делалось, тут, к сожалению, ни первого, ни второго. Как говорится, конь не валялся. Год впустую, если не к худшему.
     Для кратенькой иллюстрации. В январе-феврале по сравнению с прошлым годом число тяжких преступлений увеличилось. С начала года произошло 54 громких убийства, и совершались они чаще не на бытовой, а на "деловой" почве.
     Что греха таить, бытового криминала, рядовых краж у нас хватало всегда. При советской власти тоже. Однако в новое время и тут подоспели свои новости, мгновенно подмеченные наблюдательным фольклором: “раньше крали многие понемножку, а теперь немногие крадут помногу”. Не в бровь, а в глаз. Гнезда преступности, именуемые в русском просторечии “малиной”, стали нередко устраиваться под сенью солидных офисов, в штаб-квартирах респектабельных компаний и корпораций. И эта “новая” преступность получает отпора меньше всего.
     Нераскрытыми остается большинство громких заказных убийств. Журналиста В. Листьева. Депутата Думы Г. Старовойтовой. Пшиком кончилось разбирательство кошмарного взрыва на Котляковском кладбище. Перечислять можно долго. На страницах газет поименно склоняются известные преступные группировки и их лидеры, которых правоохранители не могут схватить за руку. Случалось, лица, объявленные в розыск, ни от кого не думали прятаться и даже выступали с интервью. Самое странное впечатление оставляет Генеральная прокуратура, где происходят загадочные назначения и смещения, то открываются многообещающие знаковые дела, то вдруг прикрываются под смехотворным предлогом вроде того, что искомый документ прибыл из Швейцарии в копии, мало разборчивой для чтения. А вдобавок коррупция в государственных и негосударственных структурах. Вдобавок чиновная зависимость судов от начальственного “телефонного права”. Картина из рук вон.
      Объективности ради можно сказать одно. Президент сам подчеркивает, что дальше ехать некуда. В недавнем ежегодном Президентском послании Федеральному собранию на эти темы говорилось с большой резкостью. В том числе президент останавливался на богатых возможностях “для произвола и произвольного выбора, недопустимого в такой афере, как закон”; сообщал об “огромном числе жалоб на необоснованное насилие и произвол” в органах следствия и суда; делал вывод, что “проблема из юридической переросла в общегражданскую”. “Как результат, - заключал ВВП, - наряду с теневой экономикой у нас уже формируется и своего рода теневая юстиция”.
     И не прошло дня (буквально), как в подтверждение появился поразительный пример.

Захват НТВ

     Случай сыграл злую шутку. В понедельник 2 апреля саратовский судья В. Николаев своим вердиктом запретил проводить собрание акционеров, которые готовили переворот в руководстве российской телекомпании НТВ, кстати, известной зрителям и в Чехии, и во многих других странах. Вето судья наложил до тех пор, пока не пройдет судебное рассмотрение по существу конфликта. Однако собрание состоялось уже на следующий день: мудрый судья В. Николаев успел за одну ночь прозреть и переменил решение на диаметрально противоположное. Весть об этом распространилась не только в тот же день3 апреля, но и примерно в те часы, когда Путин зачитывал Федеральному собранию свое Послание, а в нем и слова о том, что “граждане теряют надежду добиться справедливости в суде”. Не хочешь, да потеряешь.
     С собранием акционеров захват НТВ государственной монополией “Газпром” стал фактом. Журналисты отказались повиноваться; нарушился ход передач; в уголке телеэкранов красными буквами засветилось слово “протест”.
     Все это весьма напоминало недавние события в Праге. Сходство состояло, например, и в том, что на должности генерального директора и главного редактора двинули весьма одиозные фигуры. Но имелась и разница: НТВ - компания не общественная, как ЧТ, а частная. “Наезд” подавался под соусом “священного права” акционеров на свою собственность. Однако декорации просвечивали. Оставляла сомнения правомочность прокрученного собрания акционеров и не оставляло сомнений, что они явно пренебрегли специальным указанием Конституционного суда, требующим особой осмотрительности при кадровых назначениях в такой специфической сфере, как СМИ. Не приняли “газовики” и мирного предложения журналистов временно “заморозить” ситуацию, пока стороны не будут выслушаны в суде.
     Все было шито белыми нитками и не случайно мишенью стало вещание, самое критичное к власти. Выдвинутый на острие атаки “газовщик” А. Кох - небезызвестны деятель эпохи российской “приХватизации” - сам признавал перед телекамерами, что “Газпром” действовал под “давлением из правительства и из Кремля”. И это самое тревожное.
     Мне далеко не всегда нравились позиции НТВ, однако свобода слова присутствует не там, где все СМИ “правильные”, а только там, где они разные. Деньги деньгами, акционеры акционерами, а под угрозу все равно попала свобода прессы. Настораживают, кстати, и сообщения из регионов, где нередко “прижимают” местную прессу.
     Возмущенное обращение в защиту свободы слова подписали больше ста видных деятелей политики и культуры. Полторы сотни центральных и периферийных газет объединились и выпустили в поддержку коллег специальный номер “Общей газеты”. Тревогу и озабоченность выражали Союз журналистов страны, московский Союз писателей, политический блок “Союз правых сил” и партия “Яблоко”. В Москве и других городах проходили митинги с участием многих тысяч демонстрантов.
     Наконец, председатель Общественного совета НТВ - а это ни кто иной, как “отец перестройки” М. Горбачев - отправился прямо к президенту. Как будто бы принес добрую весть: ВВП поддерживает предложение журналистов, чтобы в конфликте разобрался суд. А между тем, не дожидаясь никакого суда, под покровом ночи телеканалом завладели новые хозяева. И боюсь, как бы вся эта история не оказалась знаковой для начавшегося второго года президентства Путина.

В Чечне

     На решительных действиях в Чечне ВВП сделал первый капитал своей популярности. Это было, когда он готовился стать президентом. По опросам социологов, в сентябре 1999 года его кандидатуру как будущего президента поддерживал 1 (один!) процент избирателей; а через три месяца их стало больше половины. Причина ясная. В обществе глубоко переживались бездарность прежнего президента и его военачальников, которые не могли сломить терроризм, а только обратили в руины чеченскую столицу Грозный и принесли в жертву тысячи жизней.
     За минувший год крупные отряды боевиков были разбиты. Захваченные документы, принесли, кстати, новые подтверждения того, что деньгами, оружием и волонтерами Чечню подпитывал и продолжает подпитывать “террористический интернационал”; опасность его теперь чаще признается и теми, кто раньше не желал говорить ни о чем, кроме того, что Россия “злоупотребляет применением силы”. ”Черный интернационал” тем временем продолжает расползаться. Кому мало было Чечни, получил в подтверждение Македонию, кому мало Македонии, мог понаблюдать, как талибы взрывали тысячелетние памятники, кому и этого недостаточно, путь послушает басков, их организацию ETA: не так давно она погрозила всем, кто нынешним летом соберется на испанские пляжи. Потеря контроля в Чечне, безусловно, означала бы еще одно пятно расползания террора.
     Всё так. Но трагедия от этого не становится менее трагичной. О мелких вылазках боевиков сообщается каждый день. Новинкой в них становятся нападения не только на военнослужащих, но все чаще на мирных жителей, на русских и на своих же соплеменников, пытающихся налаживать мирную жизнь. Убивают сельских старост и школьных учителей, на весенних полевых работах стали подрываться на минах трактористы. Придется еще прикладывать немало усилий, чтобы вахабитский безумный газават не переменился в гражданскую войну чеченцев против чеченцев. Кремль делает упор на поддержку местных органов власти, на помощь в восстановлении здравоохранения, просвещения и, разумеется, - хозяйства. Если, в конце концов, удастся утвердить мир на чеченской земле, Россия, может быть, хоть частью искупит вину за то, что в свое время не сумела остановить демонов войны.

После качелей

     Во внешнюю поитику Путин вносит некоторую коррекцию, в которой ключевыми словами служат “независимость” и “защита национальных интересов”. Была ли надобность? Мне думается, была.
     Вслед за падением советского режима в российской дипломатии поселилась весьма наивная иллюзия. Будто оскаленное атомное противостояние “двух противоположных систем” обнимало и исчерпывало все от “а” до “я”, что только может мешать странам жить в безоблачной дружбе. А раз мрачное противостояние позади, ничто уже, якобы, не мешает открывать друг другу объятия и бесконечно брататься. Доверие и предупредительность по отношению к вчерашним протвникам не знали границ. Чего стоил опереточный жест еще горбачевского министра В. Бакатина, когда он на блюдечке с голубой каемочкой преподнес американцам схему “прослушек” в московском посольстве США. Курам на смех.
     Как на качелях. От тотальной подозрительнсти к тотальному легкомыслию. Никакая другая, а российская сторона, президент Ельцин прямо купались в демонстрациях панибратсва, выдумывая то формат “без галстуков”, то “без пиджаков”, то с вениками в русской бане.
     Между тем, дипломатия партнеров оставалась такой, какой она была и будет всегда, то есть прежде всего преследующей национальные интересы, предпочитая их всевозможным сентиментам. Чтобы уразуметь это, вовсе не требовалось обучаться в дипломатических акамедиях. Убедиться мог любой, кто просто не закрывал глаза на то, как строятся отношшения между странками, отнюдь не состоящими в “ антагонистических формациях” - между Соединенными Штатами, Британией, Германией, Францией... При всей близости систем у них не все и не всегда складывается гладко, вылезают свои сучки и задоринки. Это нормально, только так и бывает. Дипломатия и существует на то, чтобы сглаживать углы. Но для начинающей дипломатии новой России чужой школы оказалось недостаточно, и ей не раз охотно преподавали полезные уроки. Никто вслед за роспуском Варшавского договора не поспешил распускать НАТО, хотя, скажем, президенту В. Гавелу в свое время каалось естественным, что раз не стало одного блока, ни к чему и другой. При объединении Германии президенту СССР М. Горбачеву обещали воздерживаться от продвижения НАТО на восток, а потом и не вспоминали.
     Мне представляется, что, корректируя внешнюю политику, Путин стремится “остановить качели”, не допускать крайностей и проводить в обшем стандартный для суверенной страны курс зашиты национальных инетесов.
     Что тут, казалось бы, вызывающего? Между тем, замечает испанская Corriere della Sera (Ф. Драгосей), “ российский президент отстаивает для России статус, который многие, как кажется, не хотят признавать”. А французская Figaro (А. Безансон) даже уверяла читателей, будто Путин “вынашивает план восстановить систему противостояния блоков..." Вот тебе на!.. Из двух блоков остался один, и не путинский, а Путин, видите ли, “вынашивает план...” Хотя на самом деле он заявляет: “Росия будет провдить внешнюю политику, лишенную всякого великодержавного шовинизма”.
     Что же получается? Когда американский президент Буш отбрасывает международную договоренность 1997 года по охране атмосферы, - это благородный трепет за национальные интересы. А если Москва прибавляет в торговле с Тегераном, это уже faux pas, хотя никаких международных норм не нарушается. Типичный двойной стандарт. Как не надоест...
     Успела обратить на себя внимание и другая особенность теперешней политики России. Президент демонстрирует “круговую активность”, не хочет ограничиваться обоймой “избранных” связей, а устремляется по всем геополитическим азимутам, как в западном, так и в восточном направлении. Он также настроен возвращаться в те страны, с которыми раньше шел самый активный торгово-экономический обмен, но в “постсоветское” безвременье связи почти механически рвались, в результате у каждого из партнеров повисало на шее множество всякой “незавершенки” - начатые проекты, замороженные стройки, стало некуда девать иную продукцию и неоткуда брать иные запчасти. Если не подогревать всякого рода предрассудки, а подразумевать только экономическую выгоду, тут под всходами чертополохов остается лежать обширное поле взаимных возможностей. Не случайно среди первых стран, где побывал Путин, оказались, к примеру, Вьетнам или Северная Корея.
     Тут сам собой возникает вопрос: а Восточная Европа? Болгария, Венгрия, Польша, Словакия, Чехия - им принадлежало видное место в экспортно-импортном обороте России. Отчего новый российский президент не поспешал сюда? Не знаю. Разве вот что?..
     Последние десять лет, работая корреспондентом “Литературной газеты” по Восточной Европе, я не раз дивился, как горячечно иной раз объясняются здесь в прессе, что “мы” - неотъемлемая принадлежность “Запада”, “наше” будущее - только с Европой. “мы” - неколебимые приверженцы атлантизма... Разумеется, если любишь, почему бы не оповещать хоть на весь мир? Тот, кому хочешь понравиться, будет доволен. Но вот другие слушатели вокруг, те тоже не глухие; им слышится: а “вы”, дескать, держитесь подальше, “вам” соваться нечего, “вас” не ждут и не желают видеть. Какой в таком случае можно ждать встречной поспешности?.. Впрочем, это только мои домыслы, скорее всего пустые. Источников “заслуживающих доверия” у меня в Кремле нет и едва ли там склонны особо поддаваться эмоциям. Да вот ведь и ЧТК информировал не так давно, что Путин как раз собирается в Прагу. Дело за сроками. Как разъяснял пресс-секретарь Л. Шпачек, оказывается, “найти наиболее подходящее время - это самое проблематичное в контактах государственных деятелей”. Вот настоящая проблема! А что там чувствительная пресса...

“Скучная дорога к счастью?”

     Однажды во Франции Путина спросили, какие три портрета он поместил бы на своем столе. ВВП отвечал без запинки: Пушкина, Петра Первого и Де Голля. Как бы выложил три карты с намеком на свои симпатии и склонности. Отчего же не пошадать?
     Пушкин. Надеюсь, ВВП не мнит себя “солнцем русской государственности”, как Пушкин был “солнцем русской поэзии”? Речь, по-видимому, о русском свойстве, чувстве неотделимости от народа. Небеспочвенно. Как сообщал социолог А. Ослон, когда они спрашивают людей о президенте, им чаще всего отвечают: “он простой”, “такой, как мы”. ВВП, в самом деле, держится просто, избегает поз и рисовки, жестов величия и превосходства. Но для портрета обычного “человека из народа” не очень подходят, пожалуй, его сдержанность, сухость (если не сказать тусклость) и застегнутость на все пуговицы, при виде которой в голову невольно приходит опаска: “Пойди знай, что там у него на уме?..”
     Любопытны материалы еще одного опроса, предпринятого службой РОМИР совсем незадолго до годовщины. Очень мало кто находил стиль президента “подавляюще-снисходительным” (3,2 процента опрошенных), “авторитарным” (6 процентов) или, напротив, “демократическим”(8 процентов). Зато больше трети (37,1 процента) посчитали, что ВВП держится “официально- деловито”; на взгляд 14,6 процента опрошенных он ведет себя “неопределенно”, а 10,5 процента сочли его манеры “скрытно-теневыми”.
     Петр Первый. Не допускаю, чтобы сегодня кого-то могло привлекать, как неистовый царь стриг бороды боярам, лично порол кнутом провинившихся и повелел казнить родного сына. В Петре обычно восхищает, что он был самым неукротимым в российской истории реформатором, не только прорубил знаменитое ”окно в Европу”, но развернул лицом к Европе целое государство (не избегая, впрочем, и смехотворной подражательности). И еще: в легенды входит, что Петр был на троне “столяр и плотник”, сам тачал себе сапоги, и норовил смоляными своими усищами влезать везде и во все. Однако Петровская манера горячиться с реформами явно не в характере ВВП. Зато уместно вспомнить, как за недолгий срок он возникал на экранах телевизоров то в шлеме летчика-истребителя, то в халате для дзюдо, то в бушлате моряка-подводника, то в очках горнолыжника, то в каске уральского металлурга. Люди, которые с ним встречались, часто говорят, что ВВП всегда бывает “в курсе”, цепко вникает в тонкости и детали. Не чета Ельцину; тот запросто бухал в колокола, не заглянув в святцы. Деловитость - превосходная вещь, лишь бы роковые подробности не затеняли человеку то, что у чехов называется “rozhled”, способность видеть не только малое, но и большое, не только вблизи, но и широко далеко.
     Наконец, третий портрет-зеркало. Самый загадочный. Почему Де Голль? В знак уважения к “ценностям европейской цивилизации”? Так ведь хватало портрета Петра, “западника”, дальше некуда. Образец современного “государственника”? Или просто комплимент Франции, поскольку разговор шел там? Мне кажется, на столе ВВП лучше смотрелся бы Макиавелли.
     Современный политический язык чудесно придумал, как обходиться без неприятного слова “циник” - говорят “прагматик”, и сразу звучит вполне позитивно. Так вот Путин - прагматик. Хотя Макиавелли вспоминается не только поэтому.
     Путин - человек военной выучки, “силовой” обоймы; боялись, как бы не потянуло на генеральские замашки. Зычный глас. Крутой нрав. Железо в руке. “Не рассуждать - исполнять!..” Слегка ёкало сердце: не хватало еще нам получить нового диктатора... А у него оказался ровный и не такой громкий, скорее скрипучий голос и вкрадчивая манера вести дела. Отмечают, что ВВП порой даже излишне мягок и уступчив. Когда журналисты спросили, как он “в порядке самооценки” изменился за год президентства, какой, вы думаете, последовал ответ? ВВП о себе сказал: “Стал добрее”. И добавил, что в его положении “качество, которое является определяющим, - терпимость”.
     “ Опыт разведки”, если уж на то пошло, мне кажется, проглядывает иначе. В наклонности действовать тихой сапой, не спеша и хитроумно маневрируя, соблюдая правило: хочешь что-то получить - что-то и отдай. Примеров сколько угодно. Хотя бы история с тем изгнанием губернаторов из уютных кресел в вете федерации. Наступил на хвост, но слегка и обласкал - губернаторы получили право избираться на свой пост больше двух раз.
     Или взять куплю-продажу земли. ВВП не скрывал, что в принципе он за частную собственность в полном объеме, включая и рыночный оборот пашни. Но в Думе и в регионах многие пока чешут в затылке, не решаются на полный шаг. Как быть? Выручает компромисс: пусть в регионах решают сами. Те, кто уже завел куплю-продажу, - молодцы, а другие пусть думают и “дозревают”.
     Комментатор Интернетовской странички Utro.ru ( С. Эдуардов) нашел для стилистики ВВП подходящие слова: полтора шага перед, полшага назад. Почерк, который едва ли будет меняться. Энтузиастам “крутых переломов”, “решительных прорывов” и тому подобного революционного вспышкопускательства полагаю, ждать нечего. Но так ли оно плохо? Не довольно ли нынешняя Россия уже накувыркалась на крутых горках?
     В журнале “Новый мир” аналитики центра “Политпросвет” (Н. Савёлова и Д. Юрьев) выступили с большой статьей “Первое лицо, единственное число”. Путину в ней отводился раздельчик под названием “Скучная дорога к счастью”. В два ученых пера авторы предвидят, что ВВП предстоит нелегкий путь между “Сциллой авторитаризма” и “Харибдой популизма”. И если, мол, получится удачно проскользнуть, “то нас ждет... скука”. Потому что “лет на десять-пятнадцать” установится атмосфера “достаточно унылого общего делания”. Только я что-то не разберусь в интонации - это плохо, да? “А он, мятежный, ищет бури”? По мне, если бы осуществился такой, а не иной вариант, то лучше и не надо. Как это говорилось у А. Солженицына в очерках “Бодался теленок с дубом”? “Историю меняют все-таки постепеновцы”. Аминь.

Сумма суммарум

     Насколько я мог проследить в прессе, один только вождь коммунистов Г. Зюганов распространялся о “годе упущенных возможностей”. Чаще российские политики и наблюдатели оценивали первый год президентства Путина все же со знаком плюс, хотя не скупились и на критику. Рейтинг ВВП остается на высоком уровне; немного дрогнул, когда погибла подлодка “Курск”, но потом выровнялся. Социологи говорят о “путинском большинстве”, насчитывающем где-то 60 процентов населения.
     По случаю первой годовщина главный редактор “Независимой газеты” В. Третьяков даже задавался вопросом: “Стоит ли голосовать за Путина в 2004 году?” И без колебаний отвечал: “...Конечно, стоит. Даже бесспорно стоит.”

Путин, однако, даже еще не на полпути. Еще плыть и плыть между “Сциллой авторитаризма” и “Харибдой популизма”, о которых предостерегали просвещенные политологи. А я, с позволения, из того же славного греческого сочинения вспомнил бы еще о сладкоголосых сиренах. Они времени не теряли и уже заливаются во всю.


     Найдется ли где-нибудь кроме чиновной России столько угодливости и заискивания перед власть предержащими? Столько готовности бить поклоны и до одури кадить кадилами? Прихлебатели бросились, как и он, носить часы на правой руке. Диву даешься, в каком множестве замельтешили портреты. Детскую литературу поспешили осчастливить историей пай-мальчика Володи, к скульпторам потекли заказы на изваяния в гипсе и бронзе. Удосужились подсчитать, что имя ВВП за год прошло по российским СМИ в 162 689 заметках. А один бойкий попик - отец Владимир, надевший стихарь после милицейского кителя, - тот умудрился присвоить имя Путина своей церквушке в ростовском местечке Красный сад...


     Увы, у нас легко складываются опасные культы и мультики. Президенту не мешало бы хорошенько прицыкнуть на камарилью. Такой командный окрик, ей-богу, не вызвал бы упрека и у самого строгого демократа.

Print version
EMAIL
previous ДЕСЯТЬ ЛЕТ НОВОЙ РОССИИ. НАБРОСКИ К ТЕМЕ |
Димитрий Белошевский
РEГИOН ЦEНTPAЛЬНAЯ ЕBPOПA НA PУБEЖE BEКOB: взгляд из России |
Элла Задорожнюк
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.