ISSUE 1-2001
INTERVIEW
Александр Куранов Петр Вагнер
STUDIES
Димитрий Белошевский Виталий Моев
RUSSIA AND ...
Элла Задорожнюк Karel Stindl
OUR ANALYSES
Александр Иванов Владимир Воронов Елена Киселева Татьяна Волокитина  & Галина Мурашко
REVIEW
Роман Майоров
APROPOS
Давид Штяглавски Игорь Некрасов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
OUR ANALYSES
БЕЗ ПРАВА НА ОШИБКУ
By Александр Иванов | консультант фонда "Независимая экспертиза", Российская Федерация | Issue 1, 2001
Америка и Россия на новом витке развития мировой цивилизации

     К моменту американской трагедии 11 сентября 2001 года верхушка российской политической элиты практически уже определилась в вопросах приоритетов дальнейшего развития страны. Президент Владимир Путин и его ближайшее окружение готовы были сделать более весомую ставку на сотрудничество с западными государствами и, прежде всего, США. Да, на первые роли в мире Россия сейчас не может претендовать в силу очень многих причин экономического, военного и иного характера. Но, пусть и следуя отчасти в фарватере США, но играя при этом, по возможности, одну из ведущих ролей на планете,- такой вариант отвечал амбициям Путина и находил поддержку у определенной части российского руководства.
     Этим объясняются и многие последующие после терактов в США действия Путина. Он первым 11 сентября позвонил коллеге Джорджу Бушу и выразил ему соболезнование в связи с происшедшей трагедией и гибелью тысяч людей. Практически все последующие выступления и заявления Путина также шли в одном русле: терроризм – болезнь общемировая, Россия борется с ним в одиночку уже несколько лет, поэтому она остро воспринимает нынешние чувства американцев и готова вместе с ними вести совместные действия по борьбе с международным террором и его носителями.
     Поддерживая США, Владимир Путин одновременно надеялся легитимизировать свою политику в Чечне, за которую Запад и конкретно Вашингтон столь долго и порой весьма жестко Москву на всех уровнях критиковали. Однако первое же заявление американского посла в России Александра Вершбоу, одобрившего присоединение Москвы к антитеррористической коалиции, но предупредившего о по-прежнему особом отношении США к ситуации в Чечне, на некоторое, весьма, правда, непродолжительное время союзнический пыл Кремля охладило.
     Доказать свою приверженность западным ценностям и окончательный разрыв России с изоляционистским прошлым Путин вновь постарался во время визитов в ФРГ и Бельгию, со встречами в последней с руководящими деятелями Евросоюза и НАТО. Здесь получил еще большее усиление путинский намек двухгодичной давности о возможности если не прямого вступления России в Североатлантический союз, то желательности максимально тесного взаимодействия России и НАТО, но лучше всего – создание на основе последнего новой общеевропейской структуры безопасности, взамен ныне полуумершей и никчемной ОБСЕ.
     И в западных столицах, и в российской многие политики, эксперты и журналисты задались вопросом: насколько искренни в своих нынешних устремлениях и воззрениях Путин и его ближайшее окружение, какие тактические и стратегические цели преследуют они, идя на широкомасштабное сближение с Западом, который в последние 2-3 года - особенно после событий в Югославии в 1999 году, а также под воздействием внутренней политики Путина, направленной на возрождение «национальной гордости великороссов» – снова многими россиянами стал восприниматься если не в качестве противника, то, по крайней мере, и не в качестве международного попутчика. Кроме старых обид, не забытых со времен «развитого социализма», значительная часть россиян ставила в вину западным странам распад СССР, неудачу общественно-экономических реформ 1990-х годов, которые не помогли России ни построить подлинное гражданское общество, ни поднять уровень жизни рядовых граждан, а также тот фактор, что на международной арене Россия была отодвинута на вспомогательные роли.
     У начинавшего полтора года назад свое правление Владимира Путина качественный и, по возможности, равноценный диалог с тогдашним руководством США не получился. Билл Клинтон все необходимое для себя и своей страны от Москвы получил еще во времена Бориса Ельцина, и его, а также его окружение, на исходе второго президентского срока мало интересовали проблемы и запросы политически «подраставшего» российского лидера. И новая команда Белого дома поначалу отреагировала на призывно-встречные запросы из Кремля весьма отчужденно, чему свидетельством были, например, первые заявления с упоминанием России и ее действий и роли в мире со стороны госсекретаря Колина Пауэлла и помощника президента по национальной безопасности Кондолизы Райс.
     Однако дипломатам обеих стран удалось отчасти преодолеть барьер непонимания, после чего последовала люблянская встреча двух президентов, которые после личного знакомства явно пришлись друг другу по нраву. Следующие их переговоры на саммите «большой восьмерки» в Генуе лишь подтвердил возникшие симпатии и взаимопонимание, хотя и не сняли многих трудностей в межгосударственных отношениях, прежде всего – проблему договора по противоракетной обороне от 1972 года.
     Используя свой нынешний, чрезвычайно высокий кредит популярности у собственного народа, Владимир Путин готов был сделать ряд, наверное, двусмысленных в глазах немалой части российской общественности, но чрезвычайно необходимых для него шагов навстречу своему американскому коллеге и в целом Западу для решения важных домашних и международных проблем сегодняшнего, но в еще большей степени – завтрашнего дня. В связи с этим события 11 сентября в США, можно сказать, сыграли свою определенную роль, помогая Кремлю быстрее освоить то политическое пространство, на преодоление которого при иных обстоятельствах у него ушло бы значительно больше времени, а некоторые моменты, возможно, не возникли бы в отношениях Москва – Вашингтон и вообще, по крайней мере, в обозримом будущем.
     Помимо полной легитимизации своей нынешней внутренней политики (а прежде всего, как уже упоминалось, в той сфере, которая касается Чечни, а также некоторых иных сторон) на Западе, Путин и его ближайшее окружение нуждаются во внешнем понимании и поддержке по многим иным направлениям. Россия спешит вступить во Всемирную торговую организацию, чтобы стать полноценным участником мирового экономического процесса, закрепиться на полных правах в «G-8», вернуть себе более серьезную роль при решении проблем безопасности в Европе, во всеоружии подготовиться к, предположительно, самому тяжелому по функциональной загрузке 2003 году, когда придет время выплачивать значительную часть огромного внешнего долга России, а также преодолевать напророченные многими экспертами технико-технологические беды внутрироссийского промышленно-экономического хозяйства, связанные со старением всей экономической базы страны.
     Но стремление Владимира Путина к если не прямо военному, то политико-идеологическому союзу с США в его антитеррористической кампании, было встречено в России отнюдь не с полномасштабными пониманием и поддержкой. Уже на трехдневной встрече в Сочи, где Путин – якобы, во время его краткосрочного отпуска – совещался с ближайшими своими сподвижниками (силовые министры, МИД, генштаб, некоторые представители администрации президента, эксперты ряда институтов), проявились некоторые расхождения в позициях и намерениях ряда ведомств, в том числе, и с планами самого Путина.
     Участники совещания выражали опасения о развитии ситуации в регионах, окружающих Россию и внутри самой России сразу в нескольких направлениях. Если Москва поддерживает Вашингтон в его военных акциях, то как далеко может простираться данная поддержка? Все согласились, что прямого боевого взаимодействия быть не может, но вот в сфере сотрудничества разведывательных ведомств, а также военной поддержки вспомогательного характера (предоставления возможности пролета американских самолетов над территорией России, договоренность с партнерами из среднеазиатских республик о найме ВВС США тамошних аэродромов, более усиленная «подпитка» военной техникой, запчастями, а также предоставление инструкторов для подразделений афганского Северного альянса и т.п.) могут быть расширены контакты обеих стран, т.е. России и США.
     Далеко не всем деятелям российского истеблишмента подобные новации в поведении Москвы пришлись по душе. Особенно тяжело преодолевает старый недуг недоверия к США, в целом к Западу и, особенно, к НАТО российский генералитет. Военная верхушка России в массе своей настроена с антипатией к Западу, боится усиления контактов с его представителями, не видит себя в новой роли, но, главное, боится и более чем уверена в том, что Запад, конкретнее – США россиян, попользовавшись их помощью, затем отбросит за ненадобностью на прежние позиции, а сам Вашингтон после этого лишь усилит собственные, в частности, закрепившись на южноазиатских рубежах СНГ – в Узбекистане, Таджикистане и других государствах этого региона, а в случае последующего переноса центра тяжести антитеррористической кампании, например, в Ирак, заменит Россию в качестве приоритетного партнера также в государствах Заказказья, попутно отрезав от нее столь давних «закадычных друзей», как Ирак, Иран, Индию.
     Многие в России уверены также в другом: что их страна вынуждена будет вступить в войну с мусульманским миром в случае, если произойдет нападение талибов, например, на Узбекистан. Америка, как всегда, обойдется авиатехникой, но на земле именно российские солдаты вынуждены будут отражать атаки исламистов. В более широком плане значительная часть российского общества боится возможности развязывания крупномасштабной войны западных стран с мусульманским сообществом. Учитывая, что Россия непосредственно граничит с регионом проживания мусульман, а также имеет в своем составе многомиллионное мусульманское население, все это может привести к более значительному вовлечению России в такого рода события, в отличие от географически более удаленных от данного театра возможных военно-политических действий США и стран Западной Европы.
     Далеко не всем в России по душе и роль главного поставщика сырьевых продуктов на Запад, которую Москва, судя по всему, согласилась взять на себя на тот случай, если на какой-то период западные государства будут отрезаны от нефте- и газодобывающих арабских стран. Проведенные в течение октября 2001 года экспресс-опросы населения в разных городах и регионах России в целом подтверждают подобного рода тенденции и опасения. В частности, отвечая на вопрос «Поддерживать ли нам Америку в военной акции возмездия?» свое согласие выразили 42% москвичей, но лишь 23% жителей российской провинции. Отрицательно ответили на этот вопрос 49% москвичей и уже 68% провинциалов.
     Развернувшиеся военные действия США и их союзников в Афганистане не поддерживают 57% москвичей и примерно три четверти жителей остальной России, многие из которых считают это лишь очередной демонстрацией военной силы США. Наиболее отрицательное мнение сложилось у россиян о деятельности и целях НАТО, которую, правда, откровенно не доверяет и опасается ныне на 6% меньше граждан России, чем в 1999 году, во время натовской акции в Югославии, но в целом настроено недружелюбно по отношению к Североатлантическому альянсу около 50% россиян.
     Даже после 11 сентября 2001 года лишь 12% респондентов заявили, что отношение к США у них «несколько улучшилось». Однако наряду с этим 4% опрошенных считают, что Америка сама спровоцировала теракты и использует их теперь для развязывания новой войны. (Использованы данные Всероссийского центра изучения общественного мнения и фонда «Общественное мнение»)
     В среде российских политиков среднего и высшего звена наблюдается, своего рода, равнение на президента и его решения, как это уже стало привычным для политической элиты за последние полтора года. Откровенный, но весьма слабый ропот слышен, в основном, со стороны высших офицеров и генералов, не одобривших ни допуск частей США в среднеазиатские республики, ни отказ от бывших российских баз во Вьетнаме, а особенно на Кубе. Противоречия, и ранее существовавшие у министра Сергея Иванова с начальником генштаба Анатолием Квашниным и большинством остальных генералов, после событий 11 сентября и последующих решений Кремля лишь умножились.
     Абсолютно маргинальной остается позиция коммунистических и псевдолиберальных политиков типа Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского, настаивающих на недоверии к США и защите «наших арабских братьев», т.е., прежде всего, саддамовского Ирака. Удивили моментальной сменой своих взглядов некоторые правоцентристские политики. В частности, Борис Немцов, еще в начале сентября призывавший – с оглядкой на сочувствие западных лидеров – к переговорам с чеченским лидером Асланом Масхадовым и получивший за это словесный нагоняй от Путина, вскоре после 11 сентября призвал в буквальном смысле слова "расправляться" с «неугодными», т.е. варварскими, поддерживающими террористов народами. В интервью одной из московских газет Немцов заявил следующее: «О том, что после установления ответственных за теракт они будут уничтожаться, можно даже не упоминать. Причем не важно, будет ли это отдельная группировка или целая страна». К сожалению, точка зрения Немцова тоже бытует у определенной, пусть и не очень большой части российского общества.
     В целом же о населении России можно сейчас сказать, что оно находится в некотором роде в смятении, оглядываясь на безрадостное, но столь знакомое прошлое, и с тревогой задумываясь о грядущем будущем. Многим казалось, что худшее в жизни уже позади, что Россия во главе с Путиным начинает понемногу вылезать из недавних бед, и впереди россиян ждут если не процветание и богатство, то, по крайней мере, не вечные невзгоды. Однако, оказалось, что пришла новая опасность, причем, не национального, а общепланетарного масштаба. Хотя она затронула пока не Россию, а ее старого недруга – Америку, настроенные в большинстве своем антиамерикански россияне не возрадовались чужой беде, но насторожились, примеривая ее к себе, к собственной стране.
     К тому же свой президент повел Россию на сближение с США, а значит, на противопоставление – наверняка, небезопасное – тому миру, откуда в основном исходит угроза терроризма, т.е. мусульманскому. Не исключено, что уже ближайшие социологические опросы покажут в связи с этим определенное падение популярности Владимира Путина среди населения страны.
     Тем не менее, немалая часть российского общества готова вместе со своей политической элитой принять нынешний вызов времени, чтобы Россия, наконец, нашла свое место в этом мире и оказалась там, где ей, наверное, полагается быть – рядом и вместе с Европой, с Западом, с США и другими цивилизованными государствами. Прятаться в собственную скорлупу, заново переигрывать итоги холодной войны (в частности, путем создания новых союзов на востоке) или, как не раз в прошлом, «стоять нараскарячку» между Европой и Азией, Западом и Востоком, вызывая своей позой и поведением недоверие и насмешки соседей и слева, и справа – все это можно и нужно сейчас отбросить, оставить истории.
     Правда, для полноправного союза России с западными партнерами необходимо встречное движение с обеих сторон. Подтвердят ли Москва и Вашингтон, как и союзники США, заявленные ими ныне позиции и намерения и в обозримом будущем или вернутся к прежней политике настороженности и противостояния – база для этого закладывается именно сейчас, каждый месяц, каждый день. Очень важно не допустить случайных сбоев или преднамеренных провокаций, преодолеть неизбежные неожиданности и препятствия.
     На новом, едва начавшемся витке мировой цивилизации каждый следующий шаг любого государства, а тем более, столь великих, как Америка и Россия, может привести к существенным переменам в жизни человеческого сообщества. Права на ошибки просто не существует.

Print version
EMAIL
previous CENTRAL EUROPE AND RUSSIA |
Karel Stindl
GENERATION "A" или ПАРК ЛУБЯНСКОГО ПЕРИОДА |
Владимир Воронов
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.