ISSUE 2-2008
INTERVIEW
STUDIES
Mихайло Самус Александр Алесин
RUSSIA AND UKRAINE
Александр Дергачев
OUR ANALYSES
Отар Довженко
REVIEW
Петр Вагнер
APROPOS
Богдана Костюк


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
ОБОРОННО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ГАЛУШКИ: УКРАИНСКИЙ ОПК В ПРОЦЕССЕ ТРАНСФОРМАЦИИ
By Mихайло Самус | Заместител директора, Центр исследований армии, конверсии и разоружения, Украина | Issue 2, 2008

     В Украине состояние отечественного оборонно-промышленного комплекса всегда вызывало повышенное внимание всех без исключения слоев общества. ОПК для украинцев является предметом гордости и причиной претендовать на звание развитой нации. То, что в Украине производятся уникальные самолеты, ракетоносители и бронетехника знают и постоянно вспоминают все - политики, чиновники, журналисты, рабочие, домохозяйки. Хотя на самом деле, украинский ОПК до сих пор остается «сиротой», до проблем которой никому нет дела.
    
И что особенно удивляет – это не случайно сложившиеся обстоятельства. Это устоявшаяся позиция государства. Государственный аппарат в Украине действует настолько неэффективно и нерационально в сфере управления оборонной промышленности, что по неволе начинаешь подозревать целенаправленность этой деятельности. В условиях практического отсутствия государственного оборонного заказа и закупок оружия для украинских Вооруженных сил, государство одновременно не дает хода процессам приватизации и блокирует попытки реализовать коммерческие проекты на оборонных предприятиях. При этом, в условиях тотальной государственной собственности в оборонно-промышленной сфере, государство не считает необходимым разработать эффективную систему управления этим сектором.
    
Уже почти 20 лет в Украине идут споры о возможной модели развития ОПК – сугубо рыночной, жестко государственной или смешанной. Пока конца дискуссии не видно. А в это время ситуация на предприятиях продолжает усугубляться. Кажется, еще пару лет такого «государственного управления» и от ОПК Украины останутся одни воспоминания и гордость за уникальные самолеты и ракеты.

Советское наследие
     По различным данным, на момент обретения независимости на территории Украины располагалось около 750 предприятий обороной промышленности с общей численностью персонала 1,5 млн человек. В выполнении оборонных заказов участвовали 140 научно-технических и научно-производственных организаций. В целом с оборонным производством было связано до 35% украинской промышленности. В рамках советского оборонно-промышленного комплекса украинские оборонные предприятия специализировались на производстве ракетных комплексов, баллистических ракет, аэрокосмического оборудования, морских судов разных классов, танков и бронетранспортеров, электроники, радиолокационных станций и оборудования, грузовых самолетов. Однако, несмотря на столь значительные производственные мощности, украинская оборонная промышленность оказалась не в состоянии обеспечить потребности Вооруженных сил Украины по ряду причин, связанных со структурой советского ОПК.
    
Во-первых, структура, объемы и виды продукции предназначались для удовлетворения оборонных нужд бывшего Советского Союза в его глобальном противостоянии с США и НАТО. Естественно, потребности украинских Вооруженных сил абсолютно отличались от нужд ВС СССР как по характеристикам вооружений, так и по их количеству. Объем производства танков в Украине в десять раз превышал потребности ее национальной обороны. Такое же несоответствие существовало в других сегментах вооружений. Например, все авианесущие крейсеры, около половины крейсеров и больших надводных кораблей, построенных в СССР, выходили с украинских судостроительных заводов. Для Украины, которая имеет более скромные интересы в Мировом океане, чем СССР, такие корабли просто не нужны. Так же, после того как Украина стала безъядерным государством, ракетная отрасль ОПК, которая производила лучшие в мире межконтинентальные баллистические ракеты (SS18, SS20, SS24), оказалась в такой же ситуации.
    
С другой стороны, оборонная промышленность Украины оказалась не в состоянии обеспечить потребности ВСУ, поскольку производство многих видов необходимой военной техники было расположено в других республиках бывшего Советского Союза, в первую очередь в России. Оказалось, что украинская оборонная промышленность может производить только 15–18% видов вооружений, в которых нуждаются Вооруженные силы Украины.
Во-вторых, ОПК Украины представлял собой лишь обломок оборонно-промышленного комплекса СССР, поэтому он фактически не имел замкнутых производственных циклов и не мог выпускать готовую продукцию. Украина способна самостоятельно производить не более 3% военной техники, необходимой для ее вооруженных сил. При этом, украинская оборонная промышленность на 80% зависит от поставок комплектующих из России.
    
В-третьих, учитывая объемы производства, рассчитанные на удовлетворение оборонных потребностей советского периода, поддерживать оборонную промышленность на том уровне, на котором Украина унаследовала ее от СССР, очень дорого и невозможно в рамках существующего бюджета.
    
Со времени обретения независимости Украина шла путем экономических преобразований, начатых в советский период. В оборонной промышленности были реализованы в первую очередь такие направления этих реформ, как либерализация цен, внедрение рыночных механизмов и программ конверсии оборонного производства в коммерческое гражданское производство. Украинские конверсионные программы имели большое значение для политики страны в оборонном секторе, которая привела к значительному сокращению производства и мощностей в оборонной промышленности. В 1992 году Украина начала реализацию 450 программ конверсии военных предприятий и их перевода на производство примерно 5 тыс. видов товаров гражданского назначения. Предстояло создать мощности для производства нескольких тысяч видов агротехнического оборудования. 45 программ предназначались для пищевой промышленности, 41 программа – для производства медицинского оборудования, 62 программы – для потребительских товаров длительного пользования и 34 программы – для разработки и внедрения экологических энергосберегающих технологий.
    
На реализацию этих программ, по различным оценкам, требовалось финансирование в размере 2 млрд. долл. США На их осуществление украинское правительство заложило в бюджет 656 млн. долл. США, но фактически выделило только 20% от этой суммы. Кроме того, предприятия использовали эти средства большей частью не по назначению. Директора предприятий истратили деньги на выплату зарплаты и сохранение рабочих мест, при этом почти половина конверсионных денег была получена предприятиями, не имеющими отношения к оборонному производству. При таких обстоятельствах конверсия не принесла ожидаемых результатов. Гражданская же продукция, произведенная конверсионными военными предприятиями, не могла конкурировать на либерализованном рынке из-за ее низкого качества и высокой себестоимости. Не имея возможности развивать производство гражданской продукции, руководство оборонных предприятий начало сокращать средства, выделяемые на научные исследования и разработки, увольнять работников и полностью сворачивать производство.
    
Второй шаг правительства Украины в сфере оборонной политики состоял в принятии рыночных экономических принципов и прекращении государственного финансирования оборонных предприятий, что привело к резкому падению оборонного производства. Лишив оборонную промышленность государственных заказов и финансирования, украинское правительство надеялось сократить дефицит бюджета и обуздать инфляцию.
    
Начиная с 1994 года государственное финансирование предприятий ОПК было урезано до 10% объема, необходимого для поддержания существующих производственных мощностей. Объявив о необходимости проведения рыночных реформ, украинское правительство также во многом прекратило осуществлять государственное регулирование оборонного сектора экономики. Отказавшись от административных мер, правительство не сумело внедрить эффективные рыночные механизмы регулирования производства. Эта политика привела к децентрализации контроля над ОПК. Украинский оборонно-промышленный комплекс превратился в аморфное объединение предприятий разных форм собственности с характеристиками, типичными для периода начального накопления капитала. Такие предприятия были вынуждены выживать без поддержки государства в жестких условиях рынка.
    
В результате такой политики украинское оборонное производство сократилось в десять раз по сравнению с уровнем 1991 года. Около 550 связанных с обороной промышленных предприятий и конструкторских бюро самоликвидировались или были закрыты, а число рабочих мест сократилось в семь раз. Доля оборонного производства в украинской промышленности упала с 35 до 6%. Такое резкое падение привело к социальной напряженности, стремительному сокращению научно-технического потенциала страны, массовому исходу высококвалифицированных рабочих, инженеров и строителей в коммерческие структуры или за границу, физической устарелости существующих производственных мощностей, расхищению оборудования оборонных предприятий.
    
Опыт тех украинских оборонных предприятий, которые сумели выжить в эти чрезвычайно тяжелые времена, указывает на три перспективных направления, которые могла бы принять оборонно-техническая политика страны: нацеливание производства на мировые рынки вооружений, создание замкнутого технологического цикла производства важнейших видов вооружения и военной техники, развитие межведомственной и международной промышленной кооперации. Военное производство смогли сохранить лишь те предприятия, которые поддерживали военно-промышленные связи с Россией и продавали свою продукцию на международных рынках вооружений.
    
Таким образом, начиная с 1996 года Украина переориентировала свое военное производство с обслуживания нужд национальной обороны на удовлетворение спроса на международном рынке вооружений. В 2000-2007 гг. 90% ее заказов на военную технику были получены из-за рубежа, и только пять процентов составили отечественные заказы. Хотя еще в 1997 г. экспорт военной продукции составлял 43% от всей военной техники и вооружений, произведенных в Украине. Благодаря значительному росту экспорта гражданской продукции доля военной продукции в объеме экспортных поставок Украины в 1997 г. сократилась до 9% (по сравнению с 31% в 1993 году).
    
Несмотря на то что некоторые предприятия выжили, переключась на замкнутые циклы производства военной техники, потенциальный успех такого подхода весьма ограничен. Создание замкнутых производственных циклов требует крупных капиталовложений и структурной перестройки, на что Украина не способна. На практике только крупные военные концерны, имевшие возможность накопить финансовые ресурсы за счет сбыта своей продукции за рубеж, как, например, танкостроительный завод им. Малышева, сумели переключиться на производство по замкнутому циклу.  

Трансформация или развал
     Тенденции развития украинского ОПК говорят об отсутствии реального стремления руководства страны вывести отрасль из кризиса. Чего только стоят десятилетние дискуссии о возможном построении системы управления ОПК. Даже решение Совета национальной безопасности и обороны в июле 2007 г. о создании Национального агентства по вопросам ОПК не приблизило украинский оборонно-промышленный комплекс к выходу из тупика. В результате розыгрыша кулуарных схем, вместо Национального агентства ОПК как центрального органа исполнительной власти, было создано Национальное агентство ОПК в рамках Минпромполитики на базе существующих структур, отвечающих за деятельность оборонных предприятий. Коллизия состоит в том, что на сегодня оборонно-промышленные предприятия в Украине формально подчиняются трем структурам: Министерству промышленной политики, Министерству обороны и Национальному космическому агентству. Главной проблемой как раз и является их разобщенность, отсутствие согласованности в действиях, распыление финансирования, особенно, что касается НИОКР. Такая ситуация еще больше усугубляется тем, что подавляющее большинство предприятий ОПК остаются в государственной собственности и не имеют возможности гибко реагировать на изменение рыночной ситуации. Более того, убогая нормативно-правовая база в оборонно-промышленной сфере превращает деятельность предприятий в процесс преодоления трудностей, а не решение конкретных производственных или маркетинговых задач.
    
Центральный орган исполнительной власти, который бы комплексно занялся отечественным ОПК смог бы не только оптимизировать деятельность оборонных предприятий как в интересах выполнения гособоронзаказа, так и на экспорт. Но и управлять процессом жизненно необходимой приватизацией предприятий. Пока понимание такой необходимости у украинского руководства отсутствует.

    
Если же говорить о современном состоянии украинского ОПК, то основными сегментами оборонной промышленности Украины являются авиастроение, авиационное и корабельное двигателестроение, радиоэлектроника, ракетостроение, бронетехника. Для того, чтобы лучше понять основные тенденции современного развития украинской «оборонки» рассмотрим три основные отрасли – авиастроение, бронетанкостроение и кораблестроение.

    
Авиастроение. Украина остается в десятке стран мира, способных разрабатывать и строить самолеты. Украинская авиационная отрасль занимает ведущие позиции в мире в разработке транспортных и военно-транспортных самолетов. Авиационная промышленность Украины в принципе владеет всеми составляющими инфраструктуры, которая разрешает проектировать, создавать, испытывать, строить и эксплуатировать самолеты, авиационные двигатели, бортовое оснащение и т.п. При этом, отечественная авиапромышленность остается одной из базовых отраслей экономики и насчитывает 39 предприятий различных форм собственности и назначения. Лидерами авиастроительной промышленности Украины является Авиационный научно-технический комплекс им. О.К.Антонова (АНТК), Киевский государственный авиационный завод "Авіант", Харьковское государственное авиационное производственное предприятие, ЗАО "Мотор-Січ", Запорожское машиностроительное конструкторское бюро "Прогресс" им. Ивченка, НИИ "Аэроупругих систем", ГАХК «Артем», КБ «Луч», Харьковское агрегатно-конструкторское бюро, Жулянський машиностроительный завод и целый ряд других.

    
За свою историю эти предприятия разработали и выпустили более 11 тыс. самолетов 65 типов и 43 типов и модификаций двигателей для 53 типов самолетов и вертолетов. Самолеты семейства "Антонов" эксплуатируются в 42 странах мира. При этом, суммарный потенциал авиационной промышленности Украины превышает потребности внутреннего рынка. Кроме того, для Вооруженных сил Украины предприятия авиапромышленности могут выпускать только транспортные самолеты, делать модернизацию и продолжение ресурса транспортных самолетов «Антонов», которые находятся на вооружении. Самолеты боевой (истребительная и бомбардировочная) и специальной авиации, а также вертолеты всех типов в Украине не разрабатывались и не выпускались. Хотя в последние 10 лет украинские предприятия освоили и реализовали ряд программ по модернизации боевых самолетов, в частности, МиГ-29.

    
Согласно данным Минэкономики Украины, за последние 5-7 лет предприятия авиационной промышленности Украины в определенной мере смогли преодолеть следствия кризиса 1990-х лет. Разработаны и запущены в серийное производство самолеты Ан-38, Ан-74, Ан-140, Ан-148. Завершается программа испытаний и начато производство военно-транспортного самолета Ан-70.

    
В тоже время, по мнению экспертов Центра исследований армии, конверсии и разоружения, фактически продолжается стагнация отрасли, при этом, в основном, из-за неэффективного государственного управления. Более того, кризисные явления в авиапроме заметно усилились в 2006-07 гг. Это годы, на которые пришелся пик вертикальной интеграции, и в частности, создание авиационного концерна. Аналитики констатируют, что за прошедшие 15 лет государство так и не смогло выработать рецепт развития отрасли промышленности, которая без преувеличения могла стать локомотивом развития украинской экономики.

    
Создание госкорпорации «Антонов» в 2005 г., а в последствии – формирование госконцерна «Авиация Украины», как считают представители ЦИАКР, не решили одной из ключевых проблем – коррекции приоритетов и консолидации усилий по выработке единой в государстве политики развития авиапромышленности. В тоже время, государство (или менеджмент авиаконцерна от его имени) так и не приступило к выполнению функций управления национальным авиастроением.

    
У экспертов сформировано убеждение, что фактические показатели деятельности авиапрома свидетельствуют о нахождении отрасли в глубоком пике. Скажем, в 2005 г. авиастроительные предприятия поставили заказчикам 2 самолета Ан-32, один самолет Ан-74, два Ан-140 и один Ан-148. В 2006 г. – один Ан-32 и Ан-140. В 2007 г. построено 2 самолета Ан-32Б. Не выполняются условия поставок самолетов Ан-74 в Египет и Ливию, Ан-148 в Казахстан. Срываются строки поставок агрегатов самолетов Ан-140 и Ан-148 в РФ.
     Притчей во языцах стала ситуация вокруг Ан-70. Самоустранение государства от процесса создания этого перспективнейшего самолета на фоне неопределенности позиций России губит Ан-70. Кажется, уже все понимают, что если до 2010 г. самолет не станет на крыло, конкуренты из Европы, а там и Китая, вытеснят украинский самолет с рынка.
    
Аналитики полагают, что работа украинских авиапромышленников на внешнем рынке является еще одним свидетельством неразберихи и отсутствия государственной стратегии в этой отрасли. Чего только стоят метания Украины вокруг проекта модернизации самолета Ан-124. По этому самолету были подписаны соглашения и меморандумы и с EADS, и с Объединенной авиастроительной корпорацией (РФ), и с компанией Luftfahrttechnik-Projektentwicklungs GmbH (Австрия). В сухом остатке пока – ноль. Непростая ситуация наблюдается и вокруг проектов Ан-140 и Ан-148. Одним словом, складывается впечатление, что государство не заинтересовано в развитии этого высокотехнологического сегмента, а порой даже целенаправленно разваливает национальный авиапром в угоду зарубежным конкурентам.

    
Любопытно, что согласны с таким утверждением и российские эксперты. В частности, директор российского Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов считает, что украинский авиапром медленно умирает. «О кризисе говорить некорректно. Если посмотреть на греческое значение слова «кризис», то мы увидим, что оно означает переход из одного состояния в другое – болезненный или неболезненный. Украинский авиапром никуда не переходит, а умирает», - заявил Р.Пухов. По мнению эксперта, украинское правительство в силу «политической разъятости» не в состоянии поддержать свой авиапром. «Украина даже не будет игроком второго плана, как Канада со своим Embraer’ом или Бразилия с Bombardier. И даже как Россия! Печально, ведь у Украины были все шансы», - отметил он. В свою очередь, главный редактор российского издания «Военно-промышленный курьер» Игорь Коротченко считает, что главной проблемой украинского и российского авиапромов является отставание масштабов производства авиационной техники. Из-за этого, по его мнению, страдают в первую очередь рентабельность и прибыль предприятий самолетостроительной отрасли. «Связано это, конечно, с распадом СССР и нарушением производственной цепочки. Мы зависимы друг от друга по комплектующим», - отметил эксперт. Вторая, не менее важная, по словам И.Коротченко, проблема – недостаточное финансирование отрасли. «Так уж повелось, что авиапром финансируется по остаточному принципу», - заметил он. При этом эксперт полагает, что конструкторский потенциал таких дееспособных структур, как АНТК им.Антонова и ОАО «Мотор Січ», - огромен. По мнению И.Коротченко, именно эти проблемы нужно решать в первую очередь. И этому не должны мешать политические разногласия Москвы и Киева. «Ведь если Россия реализовывает ряд проектов в сфере ОПК с другими странами НАТО, то что нам мешает сотрудничать с Украиной?», - говорит он.

     Бронетанковая промышленность. Одной из отраслей ОПК Украины, которая имеет замкнутый цикл разработки и производства, является бронетанковая промышленность. При этом следует напомнить, что в период развала СССР танкостроение в Украине находилось в сложном положении, в связи с недостаточным финансированием как перспективных разработок, так и серийного производства. Однако, не считаясь с этим, разработчики и производители танков - Харьковское конструкторское бюро машиностроения им. Морозова госпредприятие «Завод им.Малышева» не утратили свои позиции и сохранили потенциал разработки новых образцов бронетехники. В 1993 г. они предложили свою новую разработку – танк Т-80УД. Как известно, Украина победила в тендере на поставку 320 таких танков Пакистану. В течение 1997-1999 гг. Украина выполнила этот контракт, который до сих пор остается наиболее крупным в новейшей украинской истории. Во время выполнения этого контракта украинские танкостроители столкнулись с целым рядом непредвиденных препятствий, главным из которых было то, что в советское время около 70% комплектующих танка Т-80 Украина импортировала из других республик СССР, главным образом, из России. В 1996 г. Россия отказалась поставлять комплектующие для Т-80УД в рамках выполнения пакистанского контракта. Это заставило Украину развернуть мощности для производства всех комплектующих у себя. И сейчас Украина – одна из немногих стран мира, которые имеют замкнутый цикл производства современных танков.
     Ведущей организацией по разработке бронетанковой продукции в Украине является ХКБМ им. Морозова, которое во всем мире знают как разработчика легендарного танка Второй мировой войны – Т-34. После войны ХКБМ не только не утратило своего научно-производственного потенциала, а и доказало, что способно создавать новые образцы танков. Сегодня ХКБМ имеет штат высококвалифицированных инженеров-конструкторов и собственную производственную базу, участок для полевых испытаний. Наличие развитой научно-исследовательской базы с большим количеством специализированных стендов позволяет испытывать и доводить до производственной готовности все основные узлы и системы танков и других военно-гусеничных машин, которая существенно сокращает сроки их создания и испытания.
    
Основной продукцией, которую сейчас ХКБМ может предложить заказчикам, являются основные боевые танки Т-80УД, Т-84 и “Оплот”, тягач-транспортер МТ-ЛБ и инженерные машины на его базе, а также современные компьютеризированные средства обучения личного состава. ХКБМ также занимается разработкой программ модернизации практически всех типов танков, созданных во время существования СССР. В частности, ХКБМ разработало несколько программ модернизации танка Т-72. Модернизация танка предлагается по трем направлениям, которые характеризуют его основные боевые свойства – движимости, огневого могущества и защищенности. Танки, модернизованные по первому варианту, имеют обозначение Т-72АГ и характеризуются установкой основных компонентов из танков Т-84 и Т-80УД. Второй вариант имеет обозначение Т-72 МП. Его характерным признаком стало применение французского комплекса управления огнем. Третий вариант модернизации (Т-72-120) характеризуется установлением пушки натовского стандарта – 120 мм. Также на базе танка Т-72 ХКБМ в начале нового тысячелетия создало так называемую тяжелую боевую машину пехоты, которая представляет собой гибрид танка и БМП. Эта машина оснащена танковой башней с пушкой, однако длина ее корпуса увеличена, за счет чего она может перевозить десант до пяти человек.
    
В 1998-1999 гг. были разработаны два варианта модернизации танка Т-64. В 2004 г. началось выполнение госзаказа от Минобороны Украины на модернизацию 400 танков до уровня БМ «Булат». На данный момент Вооруженным силам Украины были поставлены около 40 таких боевых машин.
    
Одновременно с разработкой основных танков ХКБМ совместно с “Заводом им. Малышева” работают над модернизацию существующих и созданием новых легких бронированных машин, как гусеничных, так и колесных. В частности, разработаны проекты модернизации бронетранспортеров БТР-60, БТР-70, БТР-80, бронированной разведывательно-дозорной машины БРДМ-2. В конце 2003 г. на ХКБМ в рамках государственного оборонительного заказа завершена модернизация бронетранспортера советского производства БТР-70. Одно из его основных преимуществ над базовой машиной – установка дизельного многотопливного двигателя, который существенно уменьшает расход горючего и повышает запас хода БТР с 400 до 570 км, а также уменьшает вероятность возникновения пожаров.
    
Одной из новых разработок ХКБМ является бронетранспортер БТР-3Е1 – боевая колесная машина, которая плавает, массой 16,4 тонны, с экипажем 9 чел. В основе ее конструкции положена схема серийного БТР-80. Машина оснащена дизельным двигателем модели УТД-20С1. В состав вооружения входят 30-мм автоматическая пушка, пулемет, автоматический гранатомет и противотанковый ракетный комплекс с дальностью поражения целей до 4000 г, размещенные в модуле “Шквал”. БТР-3Е1 развивает скорость на шоссе до 80 км/ч., на воде – до 8 км/ч. Запас хода за топливом составляет 600 км. В 2007 г. поступила информация о том, что Таиланд может закупить до 100 БТР-3Е1 для нужд собственной армии.
    
Наиболее перспективной разработкой ХКБМ является новый БТР-4. По словам представителей предприятия, БТР-4 может быть принят на вооружение украинской армии в 2009 г. По их мнению, при условии стабильного финансирования, в течение 1,5-2 лет реально провести весь комплекс испытательных работ и выйти на серийный образец. «Конечно, подобные системы вооружений, как правило, требуют более длительной разработки. Однако, учитывая весь комплекс проведенных работ по созданию БТР-4, можно говорить о более коротких сроках», - считает заместитель генконстурктора ХКБМ Юрий Волченко. Он говорит, что пока БТР-4 испытывается в комплекте с боевым модулем «Гром», однако в перспективе возможна его замена на другие подобные разработки, например, боевой модуль «Штурм». «Хочу сказать, что БТР-4 сейчас отвечает последним тенденциям развития легкой бронетехники. Мы отказались от стереотипов постсоветской школы и создали бронетранспортер по схеме, которая сейчас используется ведущими мировыми разработчиками бронетехники – десант в корме, двигатель посередине», - подчеркнул собеседник агентства. Более того, по его словам, на базе БТР-4 предполагается создать унифицированную базу для постройки целой линейки боевых машин для вооруженных сил. «На этой базе возможно размещение тяжелого вооружения – например башни от БМП-3 с 100-мм пушкой, средств РЭБ, миномета, другого вооружения», - заметил Ю.Волченко. Также, он сообщил, что в новой машине использован гидрообъемный привод для перемещения по воде, вместо водомета, который стоит на советских БТР-80, что позволило сэкономить место, повысить маневренность, управляемость машины на воде.
    
Перспективным предприятием бронетанковой отрасли является Харьковское конструкторское бюро двигателестроения. ДП ХКБД было создано в 1932 г. с целью разработки дизельных двигателей для бронетанковой техники. Именно здесь были созданы первый в мире танковый дизель В-2 для танка Т-34. Сейчас ДП ХКБД представляет собой современный научно-производственный комплекс. Здесь созданы уникальные двухтактные двигатели типов 5ТДФ и 6ТД для танков Т-64, Т-80УД и Т-84. Эти танковые двигатели являются самыми “низкими” в мире: Их сравнительный анализ с танковыми дизелями других стран мира свидетельствует о том, что они выгодно отличаются удельными показателями, габаритами и объемами моторно-трансмиссионных отделений танков. Например, при одинаковой мощности (1200 л.с.) масса дизеля 6ТД-2 на 1000 кг меньше за массу дизеля AVDS 1790 (США), литровая мощность – в два раза больше, чем у дизеля С12V (Великобритания), а габаритная мощность в 2-6 раз больше, чем у дизелей AVDS 1790 и С12V.
    
Как заявляют представители Харьковского конструкторского бюро по двигателестроению, на сегодня уже практически завершено создание перспективного танкового двигателя мощностью 1400 л.с. По словам генерального конструктора ХКБД Сергея Алехина, уже изготовлен опытный образец, который прошел конструкторско-доводочные испытания. «Этот двигатель, который создается на основе двигателя 6ТД-2, предназначен для перспективных танков для украинской армии. Строится он согласно техническому заданию Министерства обороны Украины», - сказал С.Алехин. При этом, он подчеркнул, что разработка двигателя шла на собственные деньги ХКБД. «Сейчас мы предлагаем сотрудничество «Укрспецэкспорту» с тем, чтобы завершить в короткие сроки испытания двигателя», - говорит генконструктор. По его словам, ХКБД, при наличии финансирования, может получить новый двигатель через полгода. «Однако нужны средства, чтобы предлагать этот двигатель не только на украинский рынок, но и за рубеж», - подчеркнул он.
     С.Алехин утверждает, что новый украинский танковый двигатель является одним из лучших в мире. «Это самая перспективная разработка, которая будет пользоваться спросом на международном рынке в ближайшие 10 лет», - говорит он. «Наш двигатель создается на уровне немецкой серии 890. У немцев получается соотношение, при котором 1 кг веса двигателя дает 1 л.с. У нас получается даже больше – двигатель весит 1200 кг, а мощность – 1400 л.с.», - указал генконструктор. Более того, по его словам, в связи с тем, что у украинского двигателя теплоотдача меньше на 30%, чем у четырехтактных двигателей, система охлаждения у него будет меньше, а это потребует меньшего объема моторного отделения. «Мы однозначно будем выигрывать у немцев по объему моторного отсека», - сказал С.Алехин. При этом он сообщил, что размерность нового двигателя аналогична серийному двигателю 6-ТД2 производства Завода им.Малышева.
    
Еще одним, без лишней скромности, революционным предложением ХКБД является новый вариант модернизации танков Т-72 за счет замены штатного двигателя и размещения в моторном отсеке основной силовой установки, вспомогательной силовой установки и компрессора кондиционера. Эта схема модернизации танков Т-72 позволяет решить сразу несколько задач, стоящих перед конструкторами. Во-первых, за счет установки вместо штатного двигателя нового двигателя 5ТДФМА достигается увеличение мощности до 1050 л.с. Во-вторых, за счет меньших размеров основного двигателя мы имеем возможность разместить в штатном моторном отсеке вспомогательный агрегат. И в-третьих – в освободившееся пространство в моторном отсеке мы устанавливаем компрессор кондиционера.
    
В результате такой модернизации, танк получает улучшенные качества по маневренности, существенную экономию ресурса и горюче-смазочных материалов, а также повышенную комфортность работы экипажа и надежность функционирования электроники. Особенно важной является установка вспомогательного энергоагрегата, который в шесть раз экономит топливо и масло на стоянке. При этом, современный танк проводит в стояночном режиме до 50% общего времени эксплуатации, а это значит, что предложенная харьковчанами схема позволяет сохранить ресурс основного двигателя в 2 раза, а также значительно повысить маскировочные возможности танков. Ведь вспомогательные силовые установки в разы уменьшают шум и пятно обнаружения в тепловизоре по выхлопным газам.
    
Особенно важным в варианте модернизации Т-72 ХКБД является то, что все дополнительные агрегаты удалось поместить в штатный моторный отсек. Это означает, что не нужно ставить никаких дополнительных устройств на броне, не нужно осуществлять их дополнительное бронирование, что существенно увеличивает вес танка. И главное – сама модернизация практически не предполагает никаких изменений в конструкции Т-72, что радикально уменьшает время для проведения модернизации и, конечно, существенно снижает ее стоимость. Это, безусловно, говорит о том, что новая разработка может иметь большой спрос на международном рынке, поскольку на вооружении различных армий мира находится около 20 тыс. танков Т-72, а конкуренты пока не могут предложить ничего похожего на разработку ХКБД.
    
Отрадно, что украинские конструкторы уже начали готовиться к проникновению и на столь желанный европейский рынок. Во всяком случае, генконструктор ХКБД утверждает, что если потребуется довести украинские двигатели до норм Евро-3, харьковчане готовы работать в этом направлении. «Пока наши двигатели отвечают требованиям автомобильных ГОСТов, которые применяются в Украине. Если будут выдвинуты более жесткие требования, тогда мы будем работать в этом направлении», - в частности сказал С.Алехин. Он заявил, что для приведения украинских двигателей до норм Евро-3 необходимо, в первую очередь, установить электронную форсунку, произвести изменения рабочего цикла двигателя. «Мы работаем сейчас над этим», - утверждает С.Алехин. Кроме того, по его словам, обязательно нужно использовать топливо европейского качества, а в украинском топливе допускается присутствие 0,5% серы. «Вообще наши двигатели созданы для того, чтобы выполнить боевую задачу», - подчеркнул генконструктор.
    
Еще одним предприятием, которое активно работает над созданием и модернизацией боевых бронированных машин, есть Харьковский тракторный завод (ХТЗ). На нем в инициативном порядке проведена работа по модернизации бронированной гусеничной машины МТЛБ. Для людей, которые на практике не сталкивались с МТЛБ, эта аббревиатура не значит ровным счетом ничего. В тоже время, это детище Харьковского тракторного завода – «многоцелевой тягач легкий бронированный» – является одной из наиболее удачных и популярных бронированных машин ХХ столетия. По официальным данным, на сегодняшний день, на вооружении армий 42 стран мира находится около 50 тыс. МТЛБ. Естественно, что весь этот «бронепарк» необходимо модернизировать и совершенствовать. Украина имеет все шансы быть основным подрядчиком по приведению устаревших, но все еще эффективных машин к современным требованиям.
    
МТЛБ разрабатывался КБ ХТЗ в 1950-е гг. как многоцелевой тягач для новых артиллерийских систем. Армии потребовался бронированный тягач с низким силуэтом, с высокими характеристиками подвижности, способный не только буксировать артиллерийскую систему, но и перевозить под прикрытием брони ее расчет и боекомплект. Однако созданная на ХТЗ машина оказалась настолько удачной, что за ее исходным предназначением вскоре увиделись и многие другие. Тягач превратился в универсальную базу, на которой было построено целое семейство боевых и вспомогательных бронированных машин. На базе МТЛБ были созданы машины управления для различных родов войск, самоходно-артиллерийские установки и установки самоходных зенитных и противотанковых ракетных комплексов и даже авиатранспортабельные дорожно-землеройные машины.
    
Однако, даже такие удачные машины имеют свой ресурс и свои пределы. КБ ХТЗ разработало комплекс мероприятий по модернизации МТЛБ, акцентировав внимание на трех основных направлениях: подвижность, огневая мощь, защищенность. Что касается подвижности, то харьковчанам удалось увеличить запас хода по грунтовой дороге до 800 км, а максимальную скорость по шоссе поднять до 70 км/ч, на плаву – до 7 км/ч. Такие показатели были достигнуты за счет установки более мощного двигателя ЯМЗ-238Б (310 л.с) и усовершенствованной трансмиссии с гидрообъемной передачей в механизме поворота. Также увеличена энергоемкость подвески и клиренс – до 500 мм. Кроме того, был установлен дополнительный поддерживающий ролик на гусеницах, а также дисковые тормоза. Немаловажным является также улучшение условий работы водителя за счет увеличения объема отделения управления, замены рычагов штурвалом, снижения усилий на органах управления, установки удобного сидения и повышения эффективности системы обогрева. Огневую мощь новой МТЛБ просто нельзя сравнивать с «классической» моделью. Вместо 7,62-мм пулемета ПКТ, на модернизированном варианте устанавливается универсальный стабилизированный боевой модуль, созданный ХКБМ им. Морозова. В состав модуля входят 30-мм автоматическая пушка, спаренный 7,62-мм пулемет, пусковая установка ПТУР, автоматический гранатомет. Углы наведения по вертикали составляют от -10 до +60, по горизонту - 360. Естественно, что все это вооружение имеет современную систему управления огнем, что превращает МТЛБ в грозную боевую машину. Защищенность новой МТЛБ повышена путем усиления противоминной стойкости и баллистической защиты корпуса в местах размещения экипажа. Например, под водителем устанавливается двойное днище. Машина оборудуется также антикуммулятивной защитой, то есть, подвешиваются бортовые экраны, которые существенно повышают защищенность экипажа и десанта. Кроме того, средствами защиты служат дополнительные топливные баки, установленные на корпусе. Более того, изнутри МТЛБ защищается кевларом, что существенно повышает защищенность экипажа и десанта. Благодаря специальным краскам значительно снижена заметность в оптическом, инфракрасном и радиолокационном диапазонах.
    
По заявлениям представителей ХТЗ, новый МТЛБ (который иногда называют МТ-ЛБР6) предназначен для подразделений сухопутных войск, участвующих в миротворческих, антитеррористических операциях, сопровождения войсковых колонн и т.д., особенно в сложных условиях бездорожья в горной, болотистой и пустынной местностях, в различных климатических зонах при температурах от -45 до +50 Цельсия. Эта машина весом 13,2 т, вмещающая экипаж 3 человека и десант 7 человек, является авиатранспортабельной и плавающей, что является преимуществом при использовании в миротворческих операциях.
     Пока новая машина не принята на вооружение украинской армии, хотя потребность в модернизации нескольких тысяч МТЛБ, которые находятся в составе ВСУ, постоянно растет. Как растет и экспортный потенциал разработки ХТЗ.
    
В тоже время, довольно сложная ситуация сложилась на основном производителе танков – заводе им. Малышева. За последнее время харьковский завод им.Малышева распродал свои основные фонды примерно на 200 млн грн. Из этих средств на модернизацию производства было направлено около 3-4%. Остальные деньги пошли на погашение банковских кредитов, долгов перед поставщиками оборудования и заработной платы. По информации Харьковской обладминистрации, имеющихся оборотных средств заводу катастрофически не хватает. К примеру, только на оплату потребляемой электро- и теплоэнергии он тратит около 30 млн грн, тогда как объем производства в прошлом году составил порядка 100 млн грн. С начала века (после выполнения пакистанского контракта на производство нескольких сотен боевых машин) завод каждый год заканчивает с чистым убытком на уровне примерно 40 млн грн. На сегодняшний день существует проект решения Минпромполитики (ему подведомственен завод им.Малышева), которым предусмотрено проведение реструктуризации предприятия. Этой программой предполагается сократить его основные фонды за счет продажи. В частности, среди прочего речь может пойти о реализации корпуса 175, специализирующегося на производстве ходовой части бронемашин, а также корпуса 300Н, в котором ранее изготавливались танковые двигатели.
    
Общая площадь этих сооружений превышает 200 тыс. кв. м. На сегодняшний день производственные корпуса в Харькове продаются относительно недорого. К примеру, Харьковский завод тракторных двигателей реализует свои площади маленькими участками (по 0,5–2 тыс. кв. м) в среднем по $330 за квадрат. Завод им.Малышева может распродавать свои активы примерно по такой же стоимости, но только при условии дробления их на многочисленные небольшие участки. Если же предприятие надумает продавать корпуса целиком, то они будут стоить около $100/кв. м.
    
По данным Харьковской ОГА, практически все реализуемые активы не задействованы в производстве, но при этом на их содержание «Малышев» ежегодно тратит миллионы гривен. С этой точки зрения распродажа активов завода кажется оправданной. Но, учитывая опыт предыдущих лет, можно утверждать, что основная часть привлеченных от реализации имущества средств в ближайшей перспективе также пойдет на погашение кредитов. При этом на развитие, которое сможет вывести предприятие на рентабельную работу, как всегда, практически ничего не останется.
    
Кораблестроительная отрасль. После распада Советского Союза Украина унаследовала до 30% судостроительных верфей бывшего СССР. Одних судостроительных и судоремонтных заводов насчитывалось (с филиалами) более 60. Украинские военные верфи способны строить любое боевое судно - от маленьких десантных катеров водоизмещением несколько десятков тонн до тяжелых атомных авианосцев водоизмещением 80 тыс. тонн.
     В «Белой книге 2005», говорится, что основными направлениями модернизации и разработки новых вооружений и военной техники для Военно-морских сил Украины на ближайшие пять лет будет создание нового боевого корабля класса «корвет», модернизация фрегата «Гетьман Сагайдачний» и разработка комплекса навигации и кораблевождения. Очевидно, что такой объем работ «на внутренний рынок» для отечественного кораблестроительного комплекса будет явно недостаточным для сохранения и развития научных и производственных мощностей. Нет особых надежд и на экспортные проекты. Видимо, пока военные корабелы Украины будут вынуждены выживать за счет постройки гражданских судов.
    
Сегодня Украина располагает тремя базовыми предприятиями, которые занимаются постройкой военных кораблей: киевское ОАО «Завод «Ленинская кузница», николаевское Государственное предприятие «Судостроительный завод имени 61 коммунара» и Феодосийская судостроительная компания «Море». При этом в период своего расцвета в составе ОПК бывшего СССР "Завод им. 61 коммунара" специализировался на строительстве самых крупных боевых кораблей - эсминцев, крейсеров и авианосцев. ФСК "Море" - на фрегатах, быстроходных боевых катерах и малых десантных кораблях. «Ленинская кузница» специализировалась на малых противолодочных кораблях (корветах).
    
За годы независимости номенклатура и объемы производства украинскими кораблестроителями существенно уменьшились. Фактически, отечественные предприятия построили для нужд ВМС Украины лишь пять кораблей. В 1992 г. в состав ВМС поступил корабль управления "Славутич", созданный на Черноморском судостроительном заводе. В 1993 г. украинский флот пополнился двумя судами - фрегатом "Гетьман Сагайдачний" производства керченского судостроительного предприятия "Залив" и малым десантным кораблем "Донецк", построенным на ФСК "Море". В следующем 1994 г., на вооружение украинских ВМС был поставлен корвет "Луцьк", построенный на ОАО «Завод «Ленинская кузница». И затем, с перерывом в 12 лет, в феврале 2006 г., в состав Военно-морских сил Украины был включен корвет "Тернопіль” также постройки ОАО «Завод «Ленинская кузница».
    
Недостроенными остались два корвета на подводных крыльях проекта 11451 "Сокол", созданием которых занималась ФСК "Море". Ввод этих кораблей в строй был отложен не по традиционной причине - из-за отсутствия бюджетного финансирования – а в связи с отсутствием политического решения о целесообразности их включения в состав ВМСУ. Пока же корветы продолжают «ржаветь» на территории завода.
    
Были прекращены попытки ввести в строй ВМС Украины единственную подводную лодку "Запоріжжя", также как и создать свой вариант военной субмарины.
    
Заложенный в средине 80-х гг., ракетный крейсер «Украина» из-за отсутствия средств превратился в долгострой. Только в конце 2005 г. военное руководство страны признало, что такой корабль не нужен украинскому флоту и его следует продать. Однако и продать «Украину» оказалось проблематично в связи с отсутствием реальных покупателей и сложностями с оснащением крейсера вооружением, которое необходимо поставлять из России.
    
Остался нерешенным вопрос создания отечественного производства военно-морского вооружения. Хотя, по мнению экспертов к этой проблеме необходимо относиться исключительно прагматично. Например, специалисты считают, что артиллерию среднего калибра дешевле закупать за рубежом. Системы эти технически очень сложные, стоимость их достигает до 12 млн за образец (калибра 127-130 мм). Да и потребность в них единичная: одна - две установки на корабль. А вот артустановки малого калибра - 20-30 мм - можно и нужно делать своими силами, например, создать что-то схожее с 30-мм российской АУ АК-630 и ее модификациями. Создание ракетного вооружения, в основном, упирается в проблему финансирования. Ведь для того, что бы испытать и довести до кондиции уже изготовленный зенитный ракетный комплекс требуется несколько пусков дорогостоящих телеметрических и боевых ракет. А для испытания опытного или головного образца потребуются годы и несколько десятков, а то и свыше сотни пусков. И сегодня, и в обозримом будущем это Украине не по карману.
    
Экспортный задел украинских военных корабелов также не выглядит внушительно. Фактически единственными экспортными контрактами, которых удалось добиться нашим военным судостроителям (заключенным через госкомпанию «Укрспецэкспорт» или ее дочерние фирмы), стали постройка ФСК «Море» малого десантного корабля на воздушной подушке типа «Зубр» для Греции и пяти патрульных катеров проекта «Гриф» для Вьетнама. Строящийся авианосец «Варяг» в виде платформы за $20 млн был продан Китаю. В 1991-92 гг. на украинских верфях было достроено несколько кораблей для ВМФ России. В частности, ФСК «Море» поставило российским ВМФ два противолодочных корабля на подводных крыльях класса «Сокол».
    
Несколько оптимистичнее смотрится ниша поставок корабельного комплектующего оборудования. Украинские газотурбинные агрегаты, производства Государственного научно-производственного комплекса газотурбостроения «Зоря-Машпроект» (г.Николаев), ставятся на значительное количество военных кораблей, которые производятся в России как для ВМФ РФ, так и на экспорт. Только на кораблях ВМС Индии установлено более ста турбин производства «Зоря-Машпроект», не говоря уже о ВМФ России. Кроме того, Украина поставляет за границу радиолокационные станции разного назначения, оптико-электронные системы управления огнем малокалиберной зенитной артиллерии, оборудование вентиляции и кондиционирования воздуха, компрессоры, теплообменные аппараты, системы управления и контроля техническими средствами и др.
    
Сейчас, ситуация на украинских заводах, которые могут производить военные корабли, прямо скажем, не радужная. Заказы для Министерства обороны Украины на «Заводе «Ленинская кузница», «Заводе им. 61-го коммунара» и ФСК «Море» отсутствуют. По оценкам экспертов, ближайший военный заказ для украинского кораблестроения может поступить не ранее 2009 гг. – именно тогда должно закончиться проектирование перспективного корвета для ВМС Украины. Вообще же представители украинских заводов, задействованных в производстве военных кораблей, в один голос утверждают: в Украине нет стратегии и государственной политики военного кораблестроения. Главной проблемой, по мнению украинских корабелов является не дефицит финансирования, технологий или производственных мощностей, а отсутствие эффективного менеджмента и реального понимания ситуации со стороны правительства.
    
Согласны с ними и представители Казенного исследовательско-проектного центра кораблестроения (КИПЦК), который выполняет основной объем работ по проектированию военных кораблей в Украине. В частности, они считают, что Украине следует разработать долгосрочную программу развития военного кораблестроения, по крайней мере, на период от 15 до 20 лет. В Украине же на данный момент разработана программа развития вооружений и военной техники на пятилетний период с 2006 по 2011 гг. По их мнению, нельзя развивать военное судостроение чисто оперативным планированием, нужна долгосрочная стратегия.
    
Однако пока кораблестроительная отрасль работает по «точечным» направлениям. Например, тот же КИПЦК является главным проектировщиком перспективного многоцелевого корвета, который будет разрабатываться в Украине согласно распоряжению N325-р от 9 августа 2005 г. На данный момент в основном уже согласовано тактико-техническое задание на строительство нового корвета и началось его проектирование. Уже точно определено, что вооружения нового корабля должно отвечать стандартам НАТО, что фактически означает отказ от российских вооружений, которые проектировались во времена СССР и являются неэффективными. Предположительно, новый корабль буде создаваться в кооперации с другими странами, включая Францию, Германию, Италию, Нидерланды.
    
По мнению специалистов, успешное функционирование украинской кораблестроительной промышленности возможно лишь при условии активного участия в международных проектах и программах. Объясняется это просто - постоянное усложнение и удорожание вооружений и военной техники приводит к неспособности большинства государств самостоятельно разрабатывать и производить весь спектр необходимых для создания кораблей материалов, комплектующих, изделий, оборудования, вооружения, средств радиоэлектроники и тому подобного. Особую актуальность международная кооперация приобретает для Украины в связи с объявленным курсом на вступление в НАТО.
    
Как видно, новый фарватер для украинского военного кораблестроения пока не проложен. Отсутствие стратегической долговременной программы развития кораблестроения, мизерные объемы государственных заказов, проблемы с привлечением внешних финансовых средств делают не только работу, но и само выживание украинских кораблестроительных заводов проблематичным. В тоже время, простаивание заводских мощностей и утечка квалифицированных кадров, в конце концов, ухудшают перспективы этих предприятий на получение зарубежных заказов и участие в проектах международной кооперации. Как говорят сами украинские корабелы, реальным выходом их этой критической ситуации может быть только действительно государственный подход к развитию военного кораблестроения: принятие программы развития отрасли, формирование реального государственного оборонного заказа и лоббирование экспортных возможностей отечественных предприятий. Только так кораблестроительная отрасль Украины сможет выйти на новый курс, который поможет преодолеть не только внутренние, но и внешние «рифы».  

Евроатлантические перспективы
     Принятый Украиной курс на европейскую и евроатлантическую интеграцию поставил вопрос, что произойдет с украинским ОПК после вступления в ЕС и НАТО. Кто-то считает, что такой шаг неминуемо приведет к упадку и полному уничтожению украинского ОПК. Поэтому, необходимо, как и раньше в разработке и производстве вооружений отдавать приоритет сотрудничеству с традиционным партнером, то есть с Россией.
    
Другие специалисты, наоборот, считают, что только при условии тесного сотрудничества с Западом можно сохранить и реформировать украинский ОПК. Из Европы можно получить высокие технологии для создания новых перспективных образцов военной техники. Ведь по некоторым данным, 90% высокотехнологической и наукоемкой продукции приходится на семь ведущих высокоразвитых стран Запада. Частица России в выпуске и экспорте такой продукции не превышает 0,3%. В силу этой тенденции российские оборонные предприятия тоже ищут пути военно-промышленной кооперации со странами Западной Европы и США.
    
В пользу сотрудничества с Западом говорит и тенденция, связанная с принятым РФ курсом на создание собственных замкнутых циклов производства стратегически важных образцов вооружения без участия Украины.
    
Анализ возможных направлений сотрудничества в оборонно-промышленной сфере РФ со странами НАТО показывает, что Украине надо стремиться сотрудничать и на восточном и на западном векторе. Кооперационные связи с российской "оборонкой" традиционно глубокие и их надо всячески сохранять и укреплять. В условиях ограниченных возможностей сотрудничества с ЕС и НАТО, на ближайшую перспективу только сотрудничество с Россией обеспечит гарантированное развитие ОПК Украины. В то же время, учитывая принятый Украиной курс на евроатлантическую интеграцию, следует ожидать, что Россия будет стремиться максимально ограничить контакты с Украиной в оборонно-промышленной сфере.
    
Опыт перевооружения армий стран НАТО, а также процесс вступления в НАТО стран ЦВЕ показывает, что в этой сфере отсутствует какой-либо жесткий принцип. Никто не принуждает новых членов НАТО приобретать оружие обязательно в странах НАТО. Более того, никто в Альянсе централизованно не занимается вопросом закупок военной техники. Этот вопрос решается, исходя из экономических возможностей каждой страны самостоятельно. К вопросам совместимости ОВТ Альянс тоже относится достаточно гибко. Известно, что для оборонного сектора членство в НАТО имеет два аспекта: построение собственной национальной системы безопасности и адекватное участие в коллективной системе безопасности. Так вот в решении первой задачи Альянс не имеет жестких требований, и его члены могут самостоятельно делать выбор систем вооружения, с учетом их взаимосовместимости с техникой НАТО. Жесткие требования касаются лишь тех систем, которые принимают участие в системе коллективной безопасности, то есть систем управления и средств связи.
    
Украинский ОПК уже сегодня способен производить образцы вооружений по стандартам НАТО и имеет, хотя и небольшой, опыт в оснащении вооружением стран НАТО.
    
В 1999 г. были завершены предварительные исследования вида перспективного боевого надводного корабля класса "фрегат", с точки зрения обеспечения повышенных требований к его взрывопожаробезопасности. В работе приняли участие двенадцать стран членов НАТО и участников программы "Партнерство ради мира", в том числе и представители Украины.
    
Казенный опытно-проектный центр кораблестроения в течение последних лет принимает участие в работах по исследовательскому проектированию, так называемого, малого боевого надводного корабля. Роботы осуществляются командой специалистов в составе группы NG/6 NNAG (NATO Naval Armament Group) по проектированию кораблей.
    
В 1999-2000 гг. КИПЦК совместно с турецкими партнерами разработал проектные предложения для участия в международном тендере на создание серии корветов для потребностей ВМС Турции (программа MILGEM). Украинский проект "Мистраль-1500" получил высокую оценку со стороны специалистов турецких ВМС и независимых экспертов (компания Гиббе энд Кокс, США). Но реализация проекта была отложена из-за финансово-экономического кризиса и серии природных катастроф, которые поразили Турцию. В 2005 г. программа возобновлена, и Украина получила предложения турецкой стороны относительно продолжения совместных работ. В настоящее время КИПЦК подготовлены предложения по участию в международном тендере создания патрульных кораблей для ВМС Бельгии.
    
Также, Польша поставила на свои самолеты станции противодействия ПЗРК «Адрос» и изучает возможность установки на свои бронетранспортеры системы активной защиты «Заслон». Известной является программа SALIS, в рамках которой украинский самолеты Ан-124 «Руслан» обеспечивают стратегические авиационные перевозки для стран НАТО. 
    
Опыт реструктуризации ОПК стран ЦВЕ в процессе подготовки к вступлению в НАТО, свидетельствует о том, что они с помощью западных стран очень эффективно провели структурную перестройку своих отраслей промышленности. Например, Польша, которая, пожалуй, ближе всех стоит к Украине по структуре своего ОПК, не только добилась динамичного развития своей «оборонки», но и уверенно догоняет Украину по объемам оружейного экспорта. Резкое возрастание объема экспортирование оружия Польшей и Чехией свидетельствует о том, что импорт западных технологий себя оправдывает.
    
Фактически, можно говорить, что украинскому ОПК угрожает не вступление в НАТО, а отсутствие продуманной национальной стратегии развития оборонной промышленности.
    
Главной угрозой для ОПК Украины является отсутствие внутреннего рынка вооружений, то есть недостаточный объем и финансирование государственного оборонного заказа. Договоренности в рамках НАТО обязуют членов Альянса помогать друг другу во время возможной агрессии. Однако каждая страна НАТО должна собственными силами обеспечивать боеспособность национальных вооруженных сил. Основным покупателем оружия, которое производится предприятиями национального ОПК, все же должны быть собственные вооруженные силы - это является одной из предпосылок сохранения национального ОПК.
     В Украине государственный оборонный заказ составляет лишь 3-5% от объемов общего производства предприятий ОПК. Все остальное направляется на экспорт.
     Структурная перестройка ОПК в контексте евроатлантической интеграции Украины требует проведения комплексных мероприятий, технологического восстановления оборонных производств и внедрения новейших энергосберегающих технологий. Кроме того, целесообразно принять меры по усовершенствованию структуры и полномочий органов государственной власти, в особенности их подразделений, которые обеспечивают реализацию структурной перестройки ОПК и сотрудничество с Альянсом.
    
Изменения должны также затронуть систему лицензирования производства продукции оборонного назначения, систему государственного планирования и финансирования в сфере исследований и разработок, а также систему управления процессами диверсификации оборонных производств. Реформирование этих систем разрешит создать новую структуру управления, обеспечить единое технологическое планирование развития ОПК, долгосрочное развитие ВВТ, государственного оборонного заказа и конверсии оборонной промышленности.
    
В этой связи целесообразно сформировать и реализовать действующую военно-техническую политику с учетом всех ее составляющих: государственного оборонного заказа, научно-технологического развития, финансово-инвестиционного, социально-экономического и внешнеэкономического аспектов функционирования ОПК. При структурной перестройке ОПК важно внедрять эффективные формы и механизмы интеграции оборонных и гражданских областей отечественной промышленности, а также найти оптимальное соотношение между объемами финансирования новых разработок ВВТ и модернизации существующих систем вооружений.
    
Стратегическими направлениями структурной перестройки ОПК Украины целесообразно считать:
-         формирование организационно и функционально сбалансированной структуры ОПК, которая будет обеспечивать научно-технический прогресс, в том числе в смежных отраслях промышленности;
-         создание научно-промышленной базы для обеспечения обороны и безопасности государства, оснащения Вооруженных сил современными вооружениями;
-         обеспечение создания и восстановление на современной технологической основе сложной наукоемкой техники;
-          расширение экспортных возможностей государства.

     Стратегия структурной перестройки ОПК заключается в закреплении положительных тенденций и трансформации комплекса в оптимальную, гибкую систему, способную самостоятельно развиваться и приспосабливаться к потребностям национальной обороны и мировых товарных рынков. Государство должно стимулировать формирование на базе имеющегося научно-технического, технологического, производственного и финансового потенциала эффективно функционирующих структур с высоким уровнем стратегического менеджмента, который должный обеспечить:
-         создание и производство (в случае необходимости - лицензионное) новейших образцов ОВТ;
-         модернизацию, ремонт и сопровождение эксплуатации вооружений и военной техники, другой сложной наукоемкой продукции украинских и иностранных разработчиков и производителей;
-         увеличение объемов производства сложной наукоемкой продукции гражданского и двойного назначения, конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках;
-         сохранение, защиту и развитие критических технологий, повышение научно-технического и технологического потенциала, проведение фундаментальных исследований, создание новых научно-технических направлений.

     Одним из основных направлений реализации структурной перестройки ОПК есть концентрация научно-технического и производственного потенциала путем формирования интегрированных структур, конкурентоспособных на внутреннем и внешнем рынках. Интегрированные структуры должны формироваться по принципу обеспечения единого технологического цикла разработки, производства, реализации и послепродажного обслуживания высокотехнологической продукции. При этом необходимая концентрация научно-технического и технологического потенциала на приоритетных направлениях развития вооружений и военной техники, новейших технологий и технологий двойного назначения, исходя из рыночной стратегии, экономической целесообразности, с учетом специфики технологий оборонных производств и направлений их специализации. Разгосударствление и приватизация оборонительных предприятий должно осуществляться поэтапно. При этом необходимо обеспечить государственный контроль за сохранением профильности оборонного предприятия.
    
Членство Украины в двух основных европейских институтах - НАТО и ЕС - есть частью ее внешнеполитической стратегии, однако НАТО и ЕС имеют разные приоритеты относительно оборонно-промышленной интеграции своих членов. Независимо от конечной цели развития оборонно-промышленной интеграции Украины с западными странами - то ли ради приближения членства в НАТО, то ли ради приспособления к экономической системе ЕС, необходимо ориентироваться на реализацию таких механизмов:
-         увеличение инвестиционной составляющей оборонных расходов;
-         введение в действие в Украине офсетного законодательства;
-         привлечение Украины к новым сферам сотрудничества, таких, например, как ПРО и космические проекты;
-         создание безопасной среды для оборонно-промышленной интеграции.

     В Украине сохраняется научный, технологический и производственный потенциал для развития современных вооружений и военной техники. Особенностью ОПК Украины является высокая концентрация научно-исследовательских структур и промышленных мощностей по разработке и производству интеллектуальных, высокоточных и наукоемких вооружений и их подсистем, авиационных и космических технологий, технологий создания высокоточного оружия, сложных информационных систем, систем связи, радиолокационной техники. Перспектива развития украинского ОПК заключается в формировании четкой государственной политики в этой сфере, создании стабильного внутреннего рынка оборонной продукции, а также оптимальном развитии экспортного потенциала отечественной «оборонки». Ключевым вопросом для украинского ОПК остается сохранение эффективных контактов с российскими партнерами с одновременным углублением кооперации со странами Европы.

Print version
EMAIL
previous MAY UKRAINE BECOME A “SOVEREIGN DEMOCRACY”? INTERVIEW WITH ANDERS ASLUND, MIHAIL POGREBINSKY, OLEH SOSKIN AND ANDREW WILSON. |
ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА: БЕЛАРУСЬ НА МИРОВОМ РЫНКЕ ВООРУЖЕНИЙ |
Александр Алесин
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.