ISSUE 2-2006
INTERVIEW
Ондржей Соукуп Валентина Люля
STUDIES
Владимир Воронов Emil Souleimanov
RUSSIA AND NEAR ABROAD
Jakub Kulhanek
OUR ANALYSES
Отар Довженко
REVIEW
Pavel Vitek
APROPOS
Vaclav Pravda


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
OUR ANALYSES
ЯНУКОВИЧ ІS…, ИЛИ СВЕРШЕНИЕ «ГОЛУБОЙ» МЕЧТЫ
By Отар Довженко | журналист, Украина | Issue 2, 2006

     Возвращение представителей «доющенковской» украинской власти во главе с Виктором Януковичем в западной прессе часто называют здоровым демократическим процессом. По поводу демократичности сомнений нет: значительная часть украинского общество до сих пор не может оправиться от преподанного ей урока, когда законно избранные в парламент партии и блоки, не сумев составить обещанную коалиционную комбинацию, переформатировали ее вместе со своими избирательными программами и политическими платформами. Насколько здоровым является процесс высаживания старых тоталитарных кадров на искусственно и не до конца демократизированную, но почти полностью обескровленную многочисленными ошибками «оранжевых» почву – вопрос дискуссионный. «Урожай» первых двух месяцев хозяйничанья Януковича соответственный – внешнеполитическая суматоха, внутреннеполитическое напряжение, ряд крайне непопулярных экономических решений, тревожные прогнозы на зиму и – пока что – никаких ростков обещанного экономического чуда.

Янукович – верхом на «тянитолкае»
     Если абстрагироваться от эмоций, переполняющих каждого участника «Оранжевой революции» (автор – не исключение) при одной лишь мысли о том, что Премьером вновь стал Янукович, следует признать, что 3 августа 2006 года никакой трагедии не произошло. К власти в Украине пришла неоднородная группа разношерстных политиков, неспособных ни договориться между собой, ни окончательно поделить сферы влияния, которые скорее мешают друг другу, чем сотрудничают. Тут уместно вспомнить сказочное животное под названием Тянитолкай1 , имеющего вместо зада еще один перед, которое не может определиться, в какую сторону идти – впрочем, это существо часто приходится привлекать в качестве метафоры, описывая отечественную политику. Только две политические силы – Партия регионов и Социалистическая партия – в течение двух месяцев после подписания «Универсала национального единства» сохраняли, по крайней мере, видимое единодушие. И «Наша Украина», навязанная Президентом в партнеры «антикризисной» коалиции на непонятных правах, и Коммунистическая партия, которую успешно использовали для давления на потенциальных союзников «регионалы» (а теперь с радостью избавятся от нее при первой возможности), все это время вели себя вызывающе, блокировали некоторые решения большинства и ставили под сомнение договоренности, торжественно зафиксированные в «Универсале». Можно смело утверждать, что все государственная политика в этот период, - кроме, разве что, кадровой политики правительства, - была не плодом объединенных усилий, а побочным продуктом противостояния групп, кланов и фракций правящего альянса. «Сильной рукой», которой более всего страшилась либеральная общественность (ей, естественно, не дают расслабиться Путин и Лукашенко под боком), даже не пахнет – наоборот, новые люди в гуманитарной, медийной и других открытых для общества сферах спешат засвидетельствовать свою верность демократическим идеалам, обещая, что ни одно из позитивных достижений предыдущих правительств не будет уничтожено. Те, для кого проект государственного бюджета – не набор непонятных цифр, относятся к этим обещаниям скептично, но все же общественность и медиа, не веря глазам своим, констатируют: ощутимого регресса гражданских свобод, «отката» к временам Кучмы таки не происходит. Хотя не исключено, что это – лишь затишье перед бурей.
     До «нашеукраинцев» (а возможно, и до некоторых социалистов – кроме Мороза, с самого начала интересовавшегося только спикерским креслом) понемногу доходит, как цинично и действенно их использовали «регионалы». Войдя в правительство, но не став участниками коалиции, не имея влияния, получив «объедки» - гуманитарные министерства, которые не интересовали «донецких» - они легитимизировали возвращение Януковича, ничего не выиграв и в то же время окончательно разочаровав свой электорат. В начале сентября, когда политики вернулись из отпусков, «донецкие» прекратили какие-либо реверансы в сторону «оранжевых» министров и начали действовать на свое усмотрение.
     Напомню, как выглядит квота «Нашей Украины» - вернее, квота Виктора Ющенко, поскольку все «оранжевые» министры принадлежат именно к его команде, - в правительстве Януковича. Бывший социалист Юрий Луценко, клявшийся ни при каких обстоятельствах не работать под началом «зека», публично извинился перед всеми обманутыми и со словами «если не я, то кто? » остался бороться с преступностью в правительстве человека, которого столько раз называл преступником. Луценко – личный враг многих «регионалов», в частности, Бориса Колесникова, так что его переназначение стало еще одним фактором конфликта внутри ПР, о котором будет идти речь ниже. Анатолия Гриценко, пронатовского министра обороны, усиленно готовят к отставке «в связи с неудовлетворительным исполнением обязанностей» - кроме информационной кампании, направленной против преданного Ющенко министра, Кабмин непосредственно ставит ему палки в колеса, запрещая Минобороны заниматься хозяйственной деятельностью. Борис Тарасюк, далеко не лучший министр иностранных дел в истории Украины, сам заявил 28 сентября, что готов к отставке, коль скоро его евроатлантическая ориентация не вяжется с заявлениями Януковича по поводу НАТО. Министр юстиции Роман Зварич, рожденный в диаспоре националист, выглядящий оксюморонно в окружении донецких «дуболомов», мог бы контролировать и, в случае надобности, блокировать решения правительствай2 , имеющего вместо зада еще один перед, которое не может определит3 , но то ли не умеет, то ли не отваживается. Что же касается трех гуманитарных министров-«нашеукраинцев» - Министра здравоохранения Юрия Поляченко, Министра молодежи и спорта Юрия Павленко и Министра культуры Игоря Лихового – то их компетенция предусматривает большую ответственность и малые возможности. Ввиду неизменно катастрофической ситуации в их отраслях, которая вряд ли может быть исправлена при теперешнем уровне бюджетных отчислений и качества государственно менеджмента, их в любой момент могут отправить в отставку.
     Однако, скорее всего, «оранжевых» выселят из Кабмина оптом. Их пребывание в правительстве, согласно договоренностей начала августа, должно было быть узаконено созданием новой коалиции – широкой, или «национального единства». По крайней мере, так эти договоренности поняли Президент и «НУ», поскольку ПР, СПУ и КПУ толкуют их содержание иначе: «НУ» присоединится к «антикризисной» коалиции. 5 сентября «Наша Украина», впервые осознав, что ее «кидают», опубликовала негласно подписанный Меморандум о создании широкой коалиции, на что коалицианты даже не посчитали нужным отреагировать. «Нашеукраинцам» публично продемонстрировали, что, в отличие от первых месяцев после выборов, диктовать условия им не пристало. Как на зло, национал-демократическая часть пропрезидентского блока заартачилась: не хотим, мол, быть в одной коалиции с коммунистами. Фракционная дисциплина в «НУ» чрезвычайно слаба – если сравнивать с ПР, то отсутствует вообще, - поэтому попытка заставить «руховцев» и христианских демократов сесть за один стол с красными могла бы вылиться в окончательный распад блока и переход, по меньшей мере, половины фракции под знамена Блока Юлии Тимошенко.
     Пока лидеры «нашеукраинцев» пытались навести порядок в своих рядах, «регионалы» перешли в наступление, провоцируя ситуативных союзников, еще не окончательно отказавшихся от своих политических убеждений, на конфликт. Провокация удалась: в частности, «НУ» осудила Януковича за его брюссельское заявление по поводу НАТО; были и другие случаи совсем не союзнического поведения ющенковцев, которые не прекращали размахивать никому, кроме их самих, не нужным «Универсалом». Обычный прием уличных хулиганов – не нападать на потенциальную жертву, а раздразнить ее, чтоб она полезла драться сама, - сработал идеально. Дискредитировав себя перед избирателями братанием с «донецкими», «Наша Украина попалась на крючок и оказалась в ситуации, когда возвращение в оппозицию от политической смерти уже не спасет. Да и не поймут украинцы оппозиции, которая в то же время представляет и власть: ведь Виктор Ющенко остается Президентом, который не может быть в оппозиции по определению. Ющенко мог бы попытаться спасти «НУ», предприняв какой-нибудь символический шаг – например, торжественно отказавшись от почетного председательства в партии Народный Союз «Наша Украина». Но тогда блок непременно распадется, и его частички пополнят Партию регионов (Партия промышленников и предпринимателей Кинаха, часть НСНУ) и БЮТ (все остальные, за исключением отдельных персоналий). Президент не находит в себе сил бросить блок, который давно уже стал для него чемоданом без ручки и приносит больше хлопот, чем пользы.
     Пока писалась эта статья, новости о ходе коалиционных переговоров вариировались от «вот-вот» до «ничего не вышло». Скорее всего, неопределенность будет продолжаться еще какое-то время, но рано или поздно представители «НУ» - в том числе Гриценко и Тарасюк, которые, хоть и представляют собой квоту Президента, но не соответствуют самому духу правительства Януковича – покинут Кабинет Министров. Этого, кажется, хочет и сам Янукович. Что выйдет из Тянитолкая, если отрубить ему одну из голов – резвый скакун или инвалид?

Янукович с человеческим лицом
     Привыкшие представлять лидера Партии регионов примитивным, тупым порождением командно-административной системы, вопиюще безграмотным и ограниченным «завгаром» с замашками уголовника, который непременно, едва получив соответствующий мандат, преврати вверенную ему Украину в «зону», наверное, сейчас ощущают некоторый когнитивный диссонанс. Отчасти это связано с остроумной пиар-технологией – «мыслевирусом» об «ином Януковиче», который пиарщики Виктора Федоровича начали использовать еще во время президентских выборов. Тогда Тарас Чорновил, руководитель избирательного штаба кандидата от власти, в недавнем прошлом пламенный оппозиционер, сын «совести нации» Вячеслава Чорновила, говорил приблизительно так: «Янукович быстро учится и развивается. Он выучил украинский язык, много читает. Вчера он не знал, кто такой Гулак-Артемовский, но сегодня уже знает». Намекая тем самым на растиражированный оппозицией казус, когда Премьер, находясь в рабочей поездке в Черкасской области, назвал украинского поэта Гулака-Артем?вского «Артёмовским». На самом деле, конечно же, Виктор Янукович не только не прочитал Гулака-Артемовского, но и не перестал радовать оппонентов фееричными языковыми ляпами. Но все-таки высокооплачиваемые усилия американских имиджмейкеров, с которыми, как известно, уже довольно давно сотрудничает Янукович, пошли ему на пользу. Премьер стал довольно складно говорить, отказался от экспромтов, в которых чаще всего проявлялась его грубая пролетарская закалка, и даже, пусть с опозданием, научился чисто по-кучмовски выскальзывать из неудобных коммуникативных ситуаций. Вернувшись к власти, «регионалы» любят повторять, что пребывание в оппозиции пошло им на пользу: глядя на Януковича, в это легко поверить.
     Интеллигенция, чья вера в «украиноязычного высокодуховного либерала» Ющенко, противопоставленного в 2004 году «хаму» Януковичу, давно развеялась, уже почти поверила в то, что «донецкие» освоили, по меньшей мере, школьную науку. Но вот в начале сентября министры подложили своему шефу очередную свинью: Интернет-издание «Украинская Правда» опубликовало заявления на досрочное прекращение депутатских полномочий министров Азарова, Рыбака, Клюева и Джарты. Они, как некогда Янукович, наделали потешных ошибок в анкетных данных. На постоянные обвинения прессы и оппозиции по поводу русского языка, на котором разговаривают в правительстве и парламенте «донецкие» власть имущие, большинство просто отмалчивается. Кажется, из всего донецкого блока в правительстве только Янукович говорит по-украински довольно свободно, почти не ошибаясь и употребляя русизмов даже меньше, чем его давнишний визави Ющенко. Первый вице-премьер Николай Азаров, пытающийся овладеть государственным языком уже много лет, недавно с парламентской трибуны призвал «бєрємєнних мам спакійна чєкати, калі в ніх народіться дєтіна». Все это, впрочем, ничуть не волнует симпатиков Януковича, которые твердят: для того, чтоб управлять топливно-энергетическим комплексом или умело считать деньги, не обязательно быть филологом.
     В конце концов, Азаров и другие игноранты украинского языка – далеко не самый яркий случай прихода к власти человека, не владеющего не только государственным языком, но и способностью адекватно оценивать окружающую действительность. Деятельность нового киевского мэра, исключительно русскоязычного Леонида Черновецкого, прихожанина харизматической церкви «Посольство Божье» и владельца «Правекс-Банка», иллюстрирует иронию, с которой судьба подходит к определению результатов выборов. Учитывая уровень неадекватности, которую столичный городской голова демонстрировал как до, так и после4 выборов, можно сделать вывод: для того, чтобы нравиться избирателям, совсем не обязательно демонстрировать сообразительность, начитанность, хорошие манеры, знание государственного и иностранных языков и тому подобное. А может, даже наоборот.
     Языковой вопрос, разбереженный во время двух последних избирательных кампаний, остается наиболее болезненным из тех, которые лежат на поверхности и являются понятными большинству граждан. Соответственно, простейшим методом нейтрализации умеренных оппонентов остается манипуляция темой государственного языка. Уже несколько раз кто-то из парламентариев – чаще всего эту роль исполняет бывший харьковский губернатор Евгений Кушнарев – делал заявление о том, что ПР непременно придаст русскому языку статус государственного. После этого тотчас же возникал Янукович или кто-то из его вице-премьеров и успокаивал взволнованную общественность, засвидетельствовав свою верность Конституции и «Универсалу национального единства».
     Тем временем языково-культурная сфера (а в скором времени, если проект превращения Государственного комитета телевидения и радиовещания в Министерство информации будет реализован – и информационная) оказались под надзором вице-премьера Дмитрия Табачника, одного из корифеев «гуманитарной политики» по-кучмовски. В команду Кучмы Дмитрий Владимирович пришел еще совсем молодым, в 1992 году возглавив пресс-службу КМУ, и в течение 122 лет был в числе ближайших доверенных лиц Леонида Даниловича. В отличие от донецких «проффесоров», Табачник – настоящий доктор наук, историк, выходец из научной среды и, в конце концов, интеллектуал. Он владеет редкостным для украинской власти вообще умением получать с гуманитарного сектора навар (приватизация, торговля музейными экспонатами и архивными документами, растрата бюджетных средств – приблизительный перечень грехов, в которых подозревают Табачника), не разрушая его окончательно. Но главным заданием Табачника может быть нейтрализация негативных месседжей, которые будут исходить от правительства Януковича. Он чудесно справился с этим в начале сентября, когда в прессе появилась сенсационная информация: проект программы деятельности правительства на 2006-2011 год предусматривает придание русскому языку статуса государственного. Выдержав паузу, Табачник заявил, что материалы, на которые ссылались журналисты, не являются ни официальныим, ни окончательными, и на самом деле ничего подобного правительство не планирует. Инцидент был исчерпан.
     Кроме Табачника, в команде Януковича не так много интеллигентных и в то же время преданных ему лично людей, которые могли бы помочь Премьеру с ремонтом имиджа. Двое лучших споуксменов, Тарас Чорновил и Анна Герман – перебежчики из национал-демократической среды с репутацией предателей. Нина Карпачева – владелица еще одного человечного лица в первой пятерке ПР, уполномоченный по правам человека ВР Украины, присоединение которой к «бело-голубым» в 2006 году стало для всех неожиданностью, - не выявляет особого желания прислуживать Януковичу и предпочитает остаться омбудсманом, отказавшись от мандата5 . Молодого и блестящего Эдуарда Прутника, свою правую руку в сфере медиа, Янукович командировал в Гостелерадио – организовывать медиаресурс к будущим выборам. Хотя для Прутника, который, если верить слухам, поставил себе целью стать Президентом Украины, могло найтись и лучшее применение. Других людей, которые могли бы презентовать «иного Януковича» людям, для которых язык и культура важнее газа и ферросплавов, пока не видно. Разве что новый пресс-секретарь Премьера Денис Иванеско, в прошлом телеведущий и журналист, владеющий хорошо подвешенным языком и, поговаривают, уже начал названивать в редакции СМИ с просьбами уделить внимание – или не уделять его – тем или иным темам и событиям.
     Тенденция к разрушению политического мифа о Януковиче-варваре, общающемся с подчиненными тюремным сленгом и поддерживающим дисциплину кулаками, очевидна. Но для того, чтоб заработать реноме культурного, вернее, окультуренного человека, Премьеру недостаточно самому исполнять рекомендации имиджмейкеров. Заезженный афоризм «короля играет свита» в этом случае справедлив как никогда – все эти косноязычные технократы с жестокими огоньками в глазах, «красные директора» с бригадирскими замашками, скользкие реликты времен Кучмы играют Януковича. Не позволяя выделиться из их массы, к чему он, кажется, уже сознательно стремится.

Янукович – тихий авторитарист
     Парадокс, но, с таким трудом (не будем забывать – лишь благодаря предательству, или, если кому-то угодно, изменению политической позиции оппонентов) сформировав парламентскую коалицию, «донецкий клан» - вернее, союз нескольких донецких кланов и финансово-промышленных групп, объединенных под бело-голубым флагом Партии регионов, - получил значительно больше реальной власти, чем мог надеяться получить в случае победы Виктора Януковича на президентских выборах 2004 года. Позволим себе, в виде исключения, презренное историками сослагательное наклонение, чтобы смоделировать эту ситуацию – к тому же, псевдоисторические изыскания на эту тему уже не раз предпринимались. Если бы «Оранжевая революция» не началась или захлебнулась в самом начале, Янукович и его команда получили бы, в первую очередь, эффективную, энергичную, сплоченную и смертельно обиженную несправедливыми результатами выборов оппозицию. Выведенный Милорадом Павичем закон, по которому дети побежденных всегда побеждают детей победителей, вполне справедлив и по отношению соответствующих электоратов. О теперешней оппозиции речь пойдет ниже, но стоит отметить, что она, без сомнения, не владеет такими отменными бойцовскими качествами. Кроме того, несмотря на то, что политической реформы, призванной урезать полномочия Президента и усилить парламент, в случае победы Януковича могло и не быть (она, вероятно, была лишь запасным «вундерваффе» Кучмы-Медведчука на случай бунта прозападной оппозиции), руки Президенту Януковичу связывал бы Леонид Данилович. И дело даже не в парламенте, значительная часть которого сохранила бы личную преданность Кучме. Дело в том, что фигура Кучмы – самого влиятельного человека Украины, талантливого комбинатора, своеобразного «злого гения» украинской государственности – была и осталась бы значительнее более масштабной, чем фигура Януковича, в частности, и в глазах самих «донецких». Виктор Федорович в те времена никогда не имел определяющего влияния в среде «донецких», не выделялся среди региональных лидеров среднего класса, пока ему не выпал жребий премьерства под боком Кучмы. Это потом, благодаря Майдану, недовольство немного меньшей, чем половина, части граждан Украины сделало его символом необходимого Востоку реванша над «оранжевой чумой». Если бы первая часть плана Кучмы – пересадка Януковича в президентское кресло – была реализована, вряд ли кто-то помешал бы ему реализовать и следующие части, в которых «донецким», которых Кучма побаивался и никогда не подпускал слишком близко, была уделена важная, но не главная роль.
     До начала парламентской избирательной кампании фраза «Янукович – лидер Партии регионов» несла в себе ощутимый оттенок иронии: все знали, что за спиной экс-премьера возвышается значительно более масштабная фигура главного финансиста партии, миллиардера-промышленника Рината Ахметова. Названного, кстати, самым влиятельным человеком Украины по версии журнала «Корреспондент» - Президенту Ющенко оставили второе место. Ахметову, с одной стороны, выгодно было прикрывать Януковичем собственное политическое могущество, поскольку сам он никогда не был публичным политиком, и только теперь, став народным депутатам, понемногу осваивает науку пребывания в поле зрения СМИ и общества. С другой Партия регионов нужна была Ринату Леонидовичу прежде всего как собственный политический проект, который останется жизнеспособным после изменения номинального лидера; поэтому политсовет партии отказался перед выборами от создания «Блока Януковича», который мог вместить множество мелких политических проектов «бело-голубой» направленности, и решила идти на выборы самостоятельно. Несколько раз политологи преждевременно объявляли о скорой замене Януковича кем-то более молодым и «европейским» - называли, в частности, Валерия Коновалюка6 и самого Ахметова.
     Однако, «Янукович как символ» оставался нужным Партии регионов до того момента, когда вследствие соглашения между Президентом и парламентским большинством произошло его выдвижение в Премьеры. Кто знает, каким бы был выбор Ахметова и других центров влияния в партии, если бы не угроза внеочередных выборов: электорату был обещан именно Премьер-Янукович, посему выдвигать от партии более компромиссного и удобного человека можно было, только на 100% убедившись в том, что будущие выборы состоятся не ранее 2011 года. Чего, ввиду специфики украинской политики, никто гарантировать не мог. Так Виктор Янукович стал полноценным Премьер-министром, в отличие от первой каденции, прошедшей под «патронатом» Кучмы. Партия, пусть и контролируемая Ахметовым, оказалась более зависимой от своего наиболее разрекламированного брэнда, чем он – от ее. Если вдруг между партией и ее выдвиженцем возникнет конфликт, единственным способом легального давления (о нелегальных можно лишь догадываться) на Премьера может быть инициирование его отставки, но в этом случае «регионалам» придется отвечать перед десятью миллионами избирателей, поддержавших никак не Ахметова, Колесникова или Богатыреву, а «команду Виктора Януковича».
     Получив возможность распределять власть, Янукович стал не только формально, но и реально независимым от Ахметова, в чьих руках остался другой важнейший ресурс – деньги; от партии, которая утонет вместе с ним, если решит утопить его; от парламентского большинства, которое распадется, как только примет решение о его отставке; от Президента, который не станет рисковать остатками своего рейтинга, разрушая шаткую конструкцию, которую сам в начале августа назвал «объединением Украины». Не до конца очевидной пока что остается мера зависимости от России, но школа Кучмы должна помочь Януковичу получить достаточно широкое пространство для политического маневра и «многовекторного» балансирования между Востоком и Западом. Эту беспрецедентную в украинской истории независимость глава правительства подтверждает не словом – на словах он остается верным солдатом партии, слугой коалиции, партнером Президента, объединителем Украины и другом России – а делом. Действуя по принципу «говори то, что они хотят услышать, и делай то, что считаешь нужным», Янукович самостоятельно определяет политику Кабмина и каждого министерства, и делает это настолько авторитарно, что всем, кто называл стиль премьерства Юлии Тимошенко «ручным управлением», должно стать стыдно.

Янукович и младорегионалы
     Внутренний конфликт в Партии регионов сегодня является излюбленной темой политических аналитиков. Противостояние двух бизнесово-политических групп, которые обозреватель газеты «Деловая столица» Ксения Карсавина метко окрестила «отцами-основателями» и «отцами-содержателями», во-первых, делает невозможным развитие событий по какому-то предопределенному простому сценарию, выгодному новой власти, во-вторых, обещает наблюдателям много интересного.
     Партия регионов, возникшая в конце 90-х и претерпевшая существенные метаморфозы в течение 1998-2001 годов, а в 2002-м вошедшая на правах далеко не самого влиятельного7 участника в прокучмовский блок «За Единую Украину!», до 2004 года была лишь ширмой для прикрытия деятельности одного из ведущих украинских кланов – «донецких». Среди тех, кто создавал и укреплял эту политическую силу, были Владимир Рыбак (первый председатель партии, в то время – мэр Донецка), Николай Азаров, братье Андрей и Сергей Клюевы, а также другие влиятельные прагматики, признавшие со временем верховенство за, или же, выражаясь языком криминального мира, «согласившиеся ходить под» Януковичем. Финансируя партию и считаясь ее «хозяином», владелец System Capital Management Ринат Ахметов не спешил выходить на свет. У него была собственная карманная партия – Партия мусульман, влившаяся в ПР перед выборами 2004 года – и не возлагал особых надежд на Партию регионов: в те времена на выборах побеждали именные блоки харизматичных лидеров, которых среди Донецких не было, а по-настоящему популярной партией была только Коммунистическая. Самой популярной, кстати, была она на Донбассе, так что переход абсолютного большинства жителей региона из-под красных флагов под бело-голубые в 2004-2006 годах можно считать настоящим донецким электоральным чудом.
     Но времена меняются, и Партия регионов после выборов 2004 года, отождествившись с оппозицией, получила мощный потенциал для вхождения во власть, который не мог не заинтересовать Ахметова и его команду (в ее числе обозреватели называют только две известные фамилии – Бориса Колесникова и Раисы Богатыревой, тогда как остальные – сотрудники SCM всех рангов, от топ-менеджеров до водителей и охранников). Возможно, Ринатом Леонидовичем двигала не так жажда власти, как инстинкт самосохранения. Ведь ПР, получив большинство голосов или консолидировав другие политические силы вокруг себя, могла выйти из-под его контроля. Итак, Ахметов вошел в избирательный список ПР под скромным номером 7 и ввел в него значительное количество своих людей. Большинство, в силу непубличности и малоизвестности, сосредоточилось во второй сотне, что выглядело довольно странно – ведь даже сами регионалы не надеялись получить больше, чем 120-130 мандатов. Блестящий расчет: со два десятка политических «звезд», прошедших в Верховную Раду по списку «Регионов», утратили свои мандаты, перейдя на работу в правительство, и в конец списка «подтянулись» люди Ахметова, в результате чего, по оценкам осведомленных, «последний олигарх Украины» контролирует более 60% фракции ПР.
     Ахметов сам решил делегировать в Кабмин исключительно «отцов-основателей», имевших опыт и горячее желание протирать кожу министерских кресел. Для самостоятельного вхождения во власть он и его группа не имели ни опыта, ни кадрового потенциала. Лишь несколько креатур «младорегионалов» были расставлены на второстепенных, хотя на самом деле очень важные должности. Ахметов применил на практике принцип, который столько раз провозглашали «оранжевые»: «неважно, кто именно занимает ту или иную должность, главное, чтобы он исполнял государственную политику» - заменив последние три слова на «защищал мои интересы». Он согласился на возвращение в правительство техничных и опытных людей Кучмы, никогда не принадлежавших к среде «донецких» и даже бывших их конкурентами в оппозиционной деятельности: Дмитрия Табачника, Юрия Бойко, Анатолия Толстоухова и других8 . А сам, тем временем, занялся вплотную луганскими и донецкими угледобывающими предприятиями, которые Янукович еще в августе пообещал отдать «украинским металлургическим холдингам». Всегда готовый, в отличие от столичных птиц высокого полета – Януковича, Азарова и Клюева – действовать на региональном уровне и мазать руки в угольную пыль, он демонстрирует поразительную активность, меняя руководителей еще не приватизированных шахт на своих людей всюду, где возможно.
     Такая ситуация должна была бы всех устраивать. В чем же причина конфликта? Упростив, можно обрисовать ее так.
     Главный интерес Рината Ахметова – развитие собственного бизнеса. Он не раз заявлял о своих намерениях превратить SCM в полноценную транснациональную компанию и стать полноценным игроком мирового рынка. Политика, власть, Партия регионов, пророссийская риторика для Ахметова – всего лишь средства для создания соответствующих условий, в которых именно его бизнес может достичь если не гегемонии, то, по крайней мере, лидерства. Президенту Кучме удавалось уравновешивать влияние и могущество нескольких олигархов и не позволять им воевать между собой. Теперь, когда все остальные олигархи со своими политическими проектами проиграли выборы или отказались от попыток влиять на большую политику изнутри, Ахметов не имеет конкурентов, и только контролируемое правительство нужно ему для проведения выгодной ему политики. А поскольку главным стратегическим направлением расширения бизнеса Ахметова являются европейский и мировой рынки, Ринат Леонидович вдруг оказывается ситуативным единомышленником «оранжевых» либералов-западников. Ему выгодна либерализация экономики, ослабление налогового давления, а на определенных условиях даже евроинтеграция. Он готов играть по цивилизованным, европейским правилам, если убедится, что честная игра – результативна. Не зря его давно сравнивают с итальянским политиком-олигархом Сильвио Берлускони. Хотя, в отличие от харизматичного итальянца, которому статус олигарха и шлейф неприятных историй не помешал в свое время получить поддержку большинства избирателей, Ахметов не тщеславен и вряд ли стремится стать Премьером (в этом году у него была такая возможность, но он не изъявил желания) или Президентом Украины.
     Группа Януковича – люди, засвидетельствовавшие лояльность к номинальному лидеру ПР и вознагражденные за это высокими постами – за некоторым исключением, состоит из чиновников, функционеров и политиков, а не бизнесменов. По крайней мере, большинство теперешних членов правительства не владеют собственным легальным бизнесом. Несомненно, живут они не на одну зарплату, но главные статьи их доходов по возвращении в Кабмин – власть и государственный бюджет. В системе исполнительной власти Украины – до двадцати тысяч должностей, каждую из которых можно продать, в зависимости от важности и контролируемых финансовых потоков, по цене от нескольких десятков тысяч до нескольких миллионов; госслужащие на особо хлебных местах еще и платят руководству «десятину», часть которой, при хорошо выстроенной вертикали власти, доходит до наивысших кабинетов. А с госбюджетом все понятно: есть десятки известных министрам-профессионалам способов подоить эту коровку, но для этого ее нужно спрятать в хорошо защищенном от посторонних глаз хлеву. При этом, конечно же, рекомендовано как можно меньше резких движений, регулярная оздоровительная приватизация, в случае же недовольства общественности – имитация реформ. Янукович, Азаров, Клюев и другие делали это и во время первой каденции, но тогда они еще не были наивысшей инстанцией. Благодаря «Оранжевой революции», одним из побочных, а на самом деле главных эффектов которой был переход к «более демократичной» парламентско-президентской форме правления, бюджет полностью оказался в их распоряжении. Теперь его нужно освоить, и можно догадаться, что никакие либеральные реформы, никакая европейская интеграция, никакая борьба с теневой экономикой на самом деле не входит в их планы.
     Непростые отношения между Ахметовым и Януковичем, который из «свадебного генерала» всего за несколько месяцев превратился в самостоятельного политического лидера, усложняются еще и тем, что сейчас народный депутат Ахметов фактически перестал быть нужным Премьеру. До того времени, когда Партии регионов опять понадобится финансирование, Янукович и его команда соберут достаточно денег, чтобы как-то обойтись без Ахметова. Еще одна роль Рината Леонидовича – посредничество в решении самых серьезных конфликтов9 между президентским «посторанжевым» лагерем и ПР – тоже перестала быть актуальной. Единственным фактором, заставляющим наделенного наивысшей властью Януковича считаться со своим бывшим работодателем и «серым кардиналом», остается контроль Ахметова над значительной частью фракции. Что-то наподобие красной кнопки на «ядерном чемоданчике», нажав на которую, Ринат Ахметов способен разрушить парламентскую коалицию, выселить Януковича и его команду из Кабмина и поставить точку в победоносном периоде истории Партии регионов. Правда, тогда его собственное будущее – как политическое, так и деловое – тоже окажется под угрозой.
     Конфликт между «молодыми» и «старыми» старательно скрывают от посторонних глаз. Как пишет Зенон Печерица в журнале «Час.UA», «Партия регионов практически никогда не выносит сор из избы. Какими бы глубокими ни были внутрипартийные конфликты и противоречия, их обсуждение и решение всегда происходит в узком кругу за закрытыми дверями: масс-медиа и общественности всегда сообщают только готовые решения». Пока что это скорее внутреннее напряжение, которое может потенциально перерасти в противостояние или войну. Возможно, эмоциям дадут волю на Х партийном съезде, который должен пройти в ближайшем времени. Возможно, то, что должно произойти, произойдет в 2007 или 2008 году, ближе к президентским выборам. Но весьма вероятно, что конец политического взлета Януковича – именно в Ахметове. Владелец SCM привык оставаться в тени, но вряд ли согласится быть в тени Виктора Януковича.

Янукович и «жабомишодраківка»
     Описанная в античной пародийной поэме война мышей и лягушек – или же, в украинской традиции, «жабомишодраківка» – происходила при невмешательстве богов, не питавших особой симпатии ни к одной, ни к другой стороне. Точно так же, при безучастии общества, которое заинтересованно, но без эмоций наблюдает за ходом событий, идет сегодня противостояния между двумя средоточиями исполнительной власти в Украине: Секретариатом Президента и Кабинетом Министров. Это война за не до конца перераспределенные полномочия, на которые, опираясь на разночтения пореформенных конституционных норм, претендует правительство. Мыши, вооруженные зубами и когтями, не умеют плавать – а безоружные лягушки защищены от них только в своем болоте. Не имея реальных рычагов влияния на правительство, почти утратив политическое представительство в парламенте (о системном кризисе «Нашей Украины» говорилось выше), с трагично низким рейтингом10 , безоружный Президент остается одним из ключевых государственных институтов, без которого невозможно полноценное функционирование остальных органов государственной власти. Даже его бездеятельность может намертво заблокировать реализацию некоторых решений Кабмина, не говоря уже о законах – стабильного конституционного большинства для преодоления вето у «антикризисной» коалиции нет и вряд ли будет. Цель Януковича – к моменту официального развода, после которого «Наша Украина» и Президент станут оппонентами Партии регионов и ее сателлитов, уменьшить, насколько это возможно, зависимость правительства от Президента. Это также испытание на прочность для главы государства: сделав хоть шаг назад, уступив хотя бы одну позицию из своих и без того урезанных полномочий, Ющенко будет вынужден отступать и впредь, пока не станет, как в свое время любили повторять оппозиционеры, «английской королевой», к чьему мнению прислушиваются, которой отдают все надлежащие почести, но которая не может повлиять на принятие и воплощение конкретных политических решений.
     Эта борьба должна решить, является ли Президент функциональной частью государственной власти, или же чисто символически ее возглавляет. Кампания с самого начала была выигрышной для правительства, поскольку в наихудшем для «бело-голубых» случае сохранится status quo, тогда как на случай победы у них есть масса вариантов, среди которых и радикальные: коммунисты давно предлагают упразднить пост Президента Украины вообще, а используемый «регионалами» для озвучивания провокативных тезисов Евгений Кушнарев 13 сентября заявил, что Президента должна выбирать Верховная Рада11 . Все участники противостояния ссылаются на Конституцию, как на истину в высшей инстанции, впрочем, не исключая возможности ее изменить. На Виктора Ющенко возложена еще одна историческая миссия: сохранить введенный Леонидом Кучмой институт сильного Президента, или, по крайней мере, обеспечить традиции президентства в Украине достойное завершение.
     Виктор Андреевич вызов принял и начал подготовку к войне. В первую очередь он почти полностью обновил руководство своего Секретариата. Олег Рыбачук, возглавивший президентскую канцелярию после скандальной отставки Александра Зинченко, был, во-первых, одним из ближайших соратников Президента, во-вторых, блестящим менеджером европейского типа, из тех немногих наших политиков, способных говорить с иностранцами без переводчика. Эта «европейскость», пожалуй, и не позволила Олегу Борисовичу реализоваться на ответственной должности: роль прагматика-организатора в Секретариате играл его заместитель Иван Васюнык, заполонивший аппарат своими людьми, непростые политические заявления делал Анатолий Матвиенко, доступ к Президенту и его график после назначение Веры Ульянченко главой Киевской облгосадминистрации контролировали пресс-секретарь Ирина Геращенко и помощник Андрей Кислинский. Функции Рыбачука были эфемерны, и его врожденный демократизм не позволял выходить за рамки полномочий руководителя Секретариата, даже если этого требовала защита интересов главы государства. С начала осени в СМИ начали распространяться слухи об отставке Рыбачука, а 15 сентября появился соответствующий Указ. Олег Борисович – человек из тех, кем не разбрасываются – был переведен на должность штатного советника.
     Когда прозвучала фамилия нового руководителя Секретариата, всем стало понятно: эпоха игр в демократию окончена раз и навсегда. Виктор Иванович Балога12 , человек, свободный от каких-либо идеологических сантиментов, один из самых эффективных менеджеров в лагере «Нашей Украины», призван превратить Секретариат Президента в центр принятия решений и политического влияния, способный соревноваться с Кабмином. За талант в решении любых проблем, широкие политические связи и характерный «закарпатский» стиль руководства Балогу чаще всего сравнивают с его исконным (и, в конце концов, побежденным им) противником в региональных войнах – Виктором Медведчуком.
     Можно представить глубину отчаяния Президента, если он дал Балоге – человеку далеко не самому близкому и политически, и духовно, - карт-бланш на кадровые изменения в Секретариате, который необходимо было перевести в военный режим. Первой жертвой стала Ирина Геращенко, работавшая пресс-секретарем Виктора Ющенко с 2001 года и бывшая одной из ближайших его советчиц, одновременно возглавляя пресс-службу главы государства. Проблема Геращенко состояла в том, что она обросла личными контактами с политиками и СМИ и пыталась скорее прикрыть Президента от посторонних взглядов, допуская к нему только избранных, чем показать его всем в лучшем свете. Геращенко стала козлом отпущения за все просчеты имиджмейкеров и пиарщиков Ющенко. На смену ей пришла «незапятнанная» красавица-телеведущая Ирина Ванникова, а пресс-службу в скором времени возглавит другой человек – профессиональный менеджер. Балога первым из «оранжевых» руководителей преступил табу на словосочетание «информационная политика», пообещав создать влиятельную и эффективную информационную службу, которая будет адекватно освещать деятельность Президента (что, в первую очередь, означает противостояние экспансии «бело-голубых» в информационном пространстве и нейтрализацию медийных спецопераций).
     Если не испугать, то взволновать противника должен был парад назначений заместителей Балоги. Арсений Яценюк и Виктор Бондар – молодые (соответственно, 32 и 30 лет) аполитичные профессионалы, которых во время работы в Кабмине удалось уберечь от компромата и дискредитации. Бывший Министр экономики Арсений Яценюк был одной из наиболее вероятных «компромиссных» кандидатур на пост главы правительства; теперь он – представитель Президента в Кабинете министров и член наблюдательного совета Нацбанка, а также куратор подотчетной Президенту Службы Безопасности Украины. Министр транспорта в правительстве Еханурова Виктор Бондар будет отвечать за силовые министерства, региональную и кадровую политику. Еще один управленец от Бога, Александр Чалый, недавно сменивший амплуа еврооптимиста и агитатора за НАТО на пропаганду нейтралитета и неприсоединения, займется внешней политикой. Иван Васюнык, очевидно, вскоре освободит свой кабинет, а пока что ему поручили курировать гуманитарную сферу. Но это еще не все! По-настоящему угрожающе для «донецких» с их вечным дефицитом презентабельных кадров прозвучали слова, сказанные Рыбачуком на представлении Балоги: «Мы получили ряд людей-профессионалов, без двух «ф» и без иронии, которые будут работать в Секретариате и в аппарате СНБОУ».
     «Особое место, - пишет Олег Полищук («Комментарии»), - в своей деятельности новое руководство СП отводит работе с губернаторами. Во время селекторного совещания Виктор Иванович сообщил, что увольнение и назначение губернаторов продолжает находиться исключительно в компетенции Президента, а на угрозы Януковича провести губернаторскую чистку можно не обращать внимания».
     Первым ударом, призванным раз и навсегда убедить Ющенко с Балогой в том, что на Януковича нельзя не обращать внимания, была история с так называемой «контрассигнацией». Устами единственного министра, который в состоянии произнести такое длинное слово – Дмитрия Табачника – Янукович дал Президенту понять, что имеет намерение выборочно игнорировать его Указы. Серьезность этого намерения подтверждались возвращением в Секретариат 7 Указов Президента «без контрассигнации». Президентские юристы заявили, что «контрассигнация» тут абсолютно ни при чем, и опубликованный Указ вступает в силу и без подписей Премьера и профильного министра. 27 сентября Секретариат повторно направил в Кабмин проигнорированные ранее Указы, на что Кабмин, естественно, ответил: без контрассигнации – ни-ни. Неизвестно, сколько еще предстоит путешествовать документам с Банковой на Грушевского и назад – вывести Секретариат и Кабмин из клинча сможет разве что Конституционный Суд. Тем временем в комментариях специалистов по поводу юридической основы конфликта преобладают неутешительные для Президента…
     Не успела команда Президента оправиться от первого удара, а уже не заставил себя ждать второй. 29 сентября на расширенном заседании при участии губернаторов (предусмотрено было также участие Президента, но он в последний момент отказался – по одной из версий, из-за попытки Януковича посадить его не по центру президиума, а по правую руку от себя самого) Кабинет Министров предложил главе государства уволить пятерых глав областных государственных администраций. Формулировка «за неудовлетворительную подготовку к зиме» выглядело абсолютно издевательски. Губернаторы всегда принадлежали к президентской вертикали власти, и Кабинет Министров принимал участие в их назначении только формально – Януковичу, в свое время работавшему главой Донецкой ОГА, это хорошо известно. К тому же, кандидаты на увольнение – не просто верные ющенковцы, но и гаранты лояльности к нему ряда самостоятельных политических сил: Николай Лаврык – ПППУ Кинаха (номинально она является частью «НУ», однако постоянно дрейфует по направлению к ПР); Валерий Асадчев – Украинской народной партии Костенко; Арсен Аваков является своеобразным мостиком между «НУ» и БЮТ. В Харьковской и Херсонской областях, где «региональные» областные советы вынесли вотум недоверия своим губернаторам – Арсену Авакову и Борису Силенкову – Президенту, - и он это осознает, - уже не удастся назначить на их место своих людей. По мнению Ющенко, вотум недоверия облсовета является лишь рекомендацией, которую глава государства может учесть или проигнорировать; по мнению же Януковича, Президент обязан уволить председателя ОГА, которому не удалось найти общий язык с областным советом. Конечно же, мнения юристов разделились приблизительно поровну…
     «Жабомишодраківка» сейчас в самом разгаре и будет длиться, наверное, еще очень долго. Но главный вывод из нее можно сделать уже сегодня. Утверждение «все они одинаковые», чрезвычайно популярное среди украинцев, ошибочно. «Оранжевые» и «голубые», или же «ющенковцы» и «донецкие» - разные, более того, принадлежат к различным политико-биологическим видам, действуют в разных системах общественных координат, и именно это, а не амбиции или неудержимая жажда власти, не позволяет им договориться. И война между ними настолько же непрогнозируема, как и описанная в античной поэме война мышей и лягушек.

Янукович – друг оппозиции
     Юлию Владимировну Тимошенко часто называют идеальным лидером оппозиции. Это один из наиболее расхожих стереотипов современной политической мысли Украины – даже Президент Ющенко позволял себе такого рода оценки. Правда, в его исполнении у них был особый подтекст: мол, на власть Тимошенко, по крайней мере, до 2011 года, рассчитывать не стоит, зато в оппозиции она может принести государству пользу. Имидж щуки, призванной повышать бдительность карася13 , закрепился за Тимошенко всерьез и надолго – хотя, если присмотреться повнимательней, щука начинает выглядеть как-то по-вегетариански.
     Поскольку четыре парламентских фракции, представляющие весь спектр идеологий, от коммунистической до националистической, на сегодня формально принадлежат к власти, оппозиционной остается только одна политическая сила – Блок Юлии Тимошенко, который вместе с двумя выходцами из Соцпартии (Йосипом Винским и Галиной Гармаш) создал 22 сентября межфракционное оппозиционное объединение. Этот шаг был помпезным и живописным, но, как это часто случается с БЮТ, преждевременным и не слишком обдуманным: единственной надеждой довести численность оппозиции до волшебной отметки 150, которая делает невозможным создание коалицией конституционного большинства, было присоединение хотя бы части «нашеукраинцев». После присоединения части БЮТовцев к «антикризисной» коалиции – по прогнозам, со временем ряды блока покинут не меньше двадцати депутатов, недовольных перспективами оппозиционного статуса14 , - у Тимошенко останется около 110 «штыков». Как в случае распада «НУ» на две части – сторонников компромисса и принципиальных, так сказать, - так и в случае перехода пропрезидентского блока в оппозицию полностью, признание «нашеукраинцами» лидерства Тимошенко и вступление в объединенную оппозицию на правах «младших братьев» маловероятно. Они скорее создадут альтернативную пропрезидентскую оппозиционную группу, которая будет кооперироваться с БЮТ лишь в случае особой надобности.
     Наибольшая проблема БЮТ как оппозиции – нехватка ярких личностей, самостоятельных харизматичных лидеров. Кроме самой Юлии Владимировны, ясное дело. Непомерный авторитаризм Тимошенко не позволяет ее соратникам развиваться в направлении политического лидерства. Неудивительно, что наиболее заметные фигуры в ее теперешней команде – люди, вовлеченные в БЮТ за полгода до выборов: Николай Томенко, Андрей Шевченко, Владимир Яворивский, Сергей Терехин… Тогда как старые БЮТовцы – Василий Онопенко, Григорий Омельченко, Олег Билорус, Анатолий Семинога, правая рука Юлии Владимировны Алексанр Турчинов и другие – люди или непубличные, или, как политзаключенный советских времен Левко Лукьяненко, вросли в определенное общественно-политическое амплуа, за рамками которого оказываются совершенно беспомощными. Кроме того, в БЮТ образца 2006 года появилось две категории депутатов, которых можно смело назвать политическим балластом: кучмисты, взятые «на перевоспитание» - значительная их часть сейчас перебегает в правящую коалицию – и политические аферисты вроде Олега Ляшко. Зависимость от имиджа лидера – проблема всех именных блоков (ее, как уже было сказано выше, удалось грамотно избежать Партии регионов), но в БЮТ нет ничего вне Юлии Тимошенко. Его политическая платформа – Юля, идеология – Юля, мировоззренческая позиция – тоже Юля. А ее на всех не хватает. Тимошенко может работать за пятерых или десятерых, но не за всю оппозицию.
     Однако, персонифицированность БЮТ, его сведенность к одной-единственной миловидной женщине с косой влечет за собой еще одно обстоятельство: этот блок не представляет какой-либо целостной бизнесовой, политической, общественной среды, в отличие от остальных парламентских политических сил. А значит, он не является природным конкурентом Партии регионов. Если присмотреться к персоналиям БЮТ, можно убедиться, что это преимущественно или «гуманитарии», или бизнесмены в ранге миллионеров; миллиардеров-промышленников, которые могли бы претендовать на жизненное пространство «донецких», в команде Тимошенко нет и быть не может. Как и людей, которые бы достаточно хорошо разбирались в экономике, чтобы разоблачить теневые схемы и махинации правительства Януковича. Кажется, единственная неприятность, которую Юлия Владимировна принесла «донецким» во времена своего премьерства – начало реприватизации «Криворіжсталі», что, впрочем, было одним из предвыборных обещаний Виктора Ющенко. К тому же, теперь Ринат Ахметов быстро компенсирует свои потери. Итак, БЮТ не представляет собой угрозы для Януковича, и вялые попытки Тимошенко оппонировать ему лично и его политической силе выглядят крайне неубедительно.
     Эксцентричная и шумная, но безвредная оппозиция в лице БЮТ очень нужна Януковичу: она подтверждает его статус демократа в чисто восточноевропейском понимании этого слова, то есть человека, который позволяет иметь иное мнение, хотя и имеет возможность запретить. У власти Януковича и оппозиции Тимошенко есть все предпосылки для налаживания взаимовыгодного, хоть и неформального, сотрудничества. Скажем, Тимошенко, одержимая желанием победить на президентских выборах 2006 года, стремится перетянуть к себе весь «оранжевый» электорат, разочарованный приходом к власти Януковича и «коллаборационистской» позицией Ющенко – Янукович ей в этом помогает, окончательно разрушая «майданный» миф о Ющенко-мессии и заставляя «Нашу Украину» раз за разом демонстрировать свою беспринципность в гонке за властью. Янукович, чтоб не быть выдавленным из власти15 на внеочередных выборах или в 2011 году, хочет, чтобы национально ориентированный электорат, составляющий удельные «25% Ющенко», раздробился между отдельными правыми партиями и проектами – Тимошенко сделает даже больше, не только рассеяв «оранжевое» электоральное ядро, но и изменив его ценностные ориентации в соответствии с ситуацией политического дуализма ПР-БЮТ. Им одинаково выгодна окончательная политическая смерть Ющенко, уже пребывающего в состоянии полусмерти.
     Неэффективность обвинений в бандитизме, подкупе, разворовывании бюджета и прислуживании России, остающихся главным оружием в так называемой борьбе БЮТ с властью, доказали выборы как 2004, так и 2006 года, но тимошенковцы не собираются менять пластинку. Янукович не скрывает ухмылки, когда Юлия Владимировна или кто-то из ее правдолюбов в тысячный раз клеймит его с парламентской трибуны за уголовное прошлое или связи с организованной преступностью. Конечно же, он поостережется и не даст им настоящих поводов для критики: ни политических преследований, ни налоговых проверок несговорчивых, ни закрытия фирм или других форм репрессий, скорее всего, не будет. Он и его ближайшие соратники – Азаров, Клюев, Рыбак, Прутник – по-отечески обвиняют оппозицию в чрезмерном радикализме, как попрекают юношеским максимализмом и категоричностью пылких юношей. Истеричность Тимошенко, которую действительно можно принять за радикализм, является гарантией того, что она не перетянет к себе «родной» электорат Партии регионов, не станет другим Ющенко – надеждой для обездоленных и, особенно, Запада. Запад настороженно относится к Тимошенко, продемонстрировавшей за полгода своего премьерства совсем не рыночные подходы к управлению экономикой. Хотя сама Юлия Владимировна, очевидно, надеется перехитрить «регионалов», заручиться поддержкой и Запада, и России, и даже Ющенко, чтоб сесть у желанное президентское кресло (пускай даже это кресло в 2009 году будет иметь чисто символическую ценность). Тем временем позиции БЮТ во внутренней политике укрепило избрание одного из вернейших соратников Тимошенко, Василия Онопенко, председателем Верховного Суда Украині.
     Возможны, впрочем, разные варианты. Так, в конце сентября, в разгар уже даже не холодной, а довольно-таки горячей войны между Президентом и Кабмином, в СМИ появилась информация о том, что Президент может назначить Тимошенко секретарем Совета национальной безопасности и обороны. Секретарь СНБОУ – должность, полномочия которой зависят от конкретного человека, занимающего ее, и от желания Президента. В свое время Ющенко временно расширил их специально для Петра Порошенко, но потом, под давлением общественности и оппозиции, опять сузил. Сейчас обязанности секретаря СНБОУ исполняет Владимир Горбулин, человек опытный и мудрый, который мог бы быть весьма полезен Ющенко в переделе властных полномочий, если бы не солидный возраст16 . И, хотя Тимошенко уже опровергла факт получения такого предложения (но не саму возможность своей работы на этой должности), с учетом по-постмодернистски иррациональной логики текущей политической ситуации в Украине этот вариант нельзя называть абсурдным. Назначение Тимошенко означало бы старт украинской версии операции «Преемник».

Янукович… и что дальше?
     Описывая деяния правительства Януковича после его возвращения к власти под знаменами «объединения Украины», автор должен был, наверное, подробнее остановиться на вечно злободневных темах газы, нефти, НАТО и отношений с Россией, которые больше всего интересуют читателей за пределами Украины. Но выводы и обобщение, которые можно сделать по итогам двух месяцев стабильно неопределенной ситуации, были бы преждевременными и ошибочными. Потому что договоренность между группой политических сил, создавших в июле 2006 года «антикризисную» коалицию, и Президентом, зафиксированная в «Универсале национального единства», не была решением проблемы. По общему согласию «оранжевые» и «голубые» отложили проблему на месяц-два, чтобы вернуться к ней при более благоприятных обстоятельствах. Час настал, и в последующие несколько месяцев противостояние как между парламентскими политическими силами, так и между ветвями власти будет только обостряться.
     Возможно, коллапс наступит перед Новым Годом, когда снова, как и в прошлом году, необходимо будет решать вопрос с поставками в Украину российского газа. Сейчас переговоры между правительством Януковича, «Нафтогазом України», «Газпромом», «Росукрэнерго» и еще неизвестно кем продолжаются с неизвестным успехом – 2 октября первый вице-премьер Николай Азаров прямо сказал17 : «Мы ничего не будем рассказывать, пока не достигнем договоренности на приемлемых для нас условиях». Для кого именно приемлемыми должны быть эти условия, догадаться легко. Несомненно, в обмен на газ Россия потребует более активных темпов реинтеграции (или, как это сейчас называется, интеграции в евразийское экономическое пространство), публичного и однозначного отказа от вступления в НАТО и, возможно, ЕС, торможения вступления во Всемирную торговую организацию (пропустить Россию вперед) и, наконец, создания российско-украинского газотранспортного консорциума. От того, насколько успешно и уверенно правительство будет отстаивать национальные интересы по каждой из этих позиций, зависит будущее не Украины – она уж как-нибудь выкарабкается, и не такое бывало, - а Партии регионов и правительство Януковича. Пока что Москва не испытывала своих украинских партнеров на лояльность. Если, когда это наконец случится, Янукович поддастся, раскол в ПР и отставка правительства неминуемы. «Младорегионалы» с удовольствием уберут Януковича со сцены под предлогом предательства национальных интересов и поставят своего или выгодного им нейтрального человека, договорившись – им это значительно легче сделать, чем зубрам из Кабмина – с Банковой о ненападении.
     «Оранжевая» часть общества смирилась с приходом к власти Януковича значительно легче, чем «голубая» после выборов 2004 года – с приходом Ющенко. Население Востока и Юга, согласно результатам соцопросов, все еще доверяет Януковичу и ПР, но ряд непопулярных решений правительства – повышение тарифов на коммунальные услуги, ограничение пособия при рождении ребенка и так далее – заставят пошатнуться их святую веру в Железного Хозяина18 . Януковича ждет судьба, уже постигшая Ющенко, которой не избежать ни одному лидеру, въезжающему во власть верхом на невыполнимых обещаниях. Ему еще припомнят «покращення вашого життя вже сьогодні»19 . Во время первого премьерства, имея полностью подконтрольную правительству и Администрации Президента систему массовой (дез)информации, Янукович и Кучма полагались на принцип «проблема исчезает, как только мы перестаем о ней говорить». Но благодаря либерализму и слабости «оранжевых» медиапространство стало конкурентной средой, в которой Партия регионов пока что не обладает особыми преимуществами. Ведущие медиасобственники уже не зависят от власти, а непосредственное давление на них при таком уровне прозрачности, который существует сегодня на рынке медиа, невозможно. Попытки, конечно, будут предприниматься, особенно в контролируемом Прутником секторе государственного телевидения, но этими попытками «регионалы», не имеющие иезуитских навыков Медведчука, могут серьезно себе навредить. Можно попробовать купить медиаресурс, но на то, чтобы выкупить все возможные каналы распространения иного мнения, не хватит даже миллиардов Рината Ахметова. Посему, под давлением объективной реальности популярность Партии регионов и Януковича будет непрестанно падать.
     Лишенные возможности применять специфические, типично «донецкие» методы управления, Янукович и его люд чувствуют себя в правительстве неуютно. Возможно, они уже завидуют мудрым коммунистам, которые, получив свою квоту в Кабмине – должности аграрного вице-премьера и Министра промышленной политики – делегировали на них не своих разговорчивых, но непривычных к работе лидеров, а независимых профессиональных управленцев, которые, хоть и не имеют к КПУ никакого отношения20 , достойно представляют красных в коалиционном правительстве и при надобности будут отстаивать их интересы. Такой вариант – назначить в правительство аполитичных министров и Премьера, которые не будут вызывать ни у кого аллергии (в частности, называли фамилии Арсения Яценюка и владельца «Индустриального Союза Донбасса» Сергея Таруты) и дать им работать, - предлагала «регионалам» летом, перед подписанием «Универсала», «Наша Украина». Но Янукович решил править сам. Возможно, скоро ему снова придется вернуться к этой идее, но уже на значительно менее выгодных условиях…
     Ситуация, когда правительство, Президент и Верховная Рада находятся в оппозиции друг к другу (не удивляйтесь: например, Верховная Рада конституционным большинством в 344 голоса преодолевает президентское вето на закон о моратории на повышение тарифов на коммунальные услуги, после чего председатель ВР – представитель коалиции! - отказывается этот закон подписывать, и правительство – коалиционное! – публично требует отменить мораторий), Януковичу выгодна: Президента, который, вопреки действующей Конституции, в общественном сознании остается воплощением наивысшей власти, всегда можно обвинить во всех неприятностях и поражениях. Легковерные сторонники ПР пока что принимают такую аргументацию: мы, мол, проводим государственническую политику, но катастрофическую ситуацию, созданную непрофессиональными действиями предыдущих правительств (Тимошенко и Еханурова), не так просто исправить, а тут еще и Ющенко мешает… Но для сохранения этого преимущества не можно перегибать палку – например, следует смириться с позитивными мифом о Майдане, который, к огромному сожалению Януковича, существует в сознании части украинцев и никуда не исчезает. Когда в конце сентября вице-премьер по вопросам топливно-энергетического комплекса (sic!) Андрей Клюев заявил, что правительство «решило вопрос» с фрагментом надписей на стене киевского Главпочтамта, который «оранжевая» власть поместила под стекло как памятник революции, стало ясно, что ПР не будет придерживаться нейтралитета по отношению к Майдану и его символам. Клюев, как и его шеф, не понимает, что разочарование «оранжевых» масс в Ющенко и «НУ» не перечеркивает в их памяти светлых образов Майдана, а покушаясь на них, «регионалы» толкают маятник народного недовольства в другую, совсем ненужную им сторону.
     Естественно, никому и в голову не приходило, что Янукович будет всегда. У него нет ни таланта, ни предпосылок, чтоб стать украинским Туркменбаши, Лукашенко или хотя бы Путиным; да и украинское общество уже прошло тот этап развития, на котором возможно возвращение к «евразийскому» авторитаризму. Вопрос только в том, при каких обстоятельствах Янукович уйдет. Точнее, что он готов сделать для того, чтоб остаться при власти как можно дольше. И еще точнее – чего это может стоит Украине.

P.S. Пока этот текст готовился к публикации, переговоры между «Нашей Украиной», Партией регионов и другими участниками «антикризисной коалиции» увенчались первым официальным заявлением блока «Наша Украина» о переходе в оппозицию. Это, впрочем, вряд ли можно считать последним аккордом «коалициады», поскольку как Президент, так и Премьер считают необходимым возвращение к конструктивному диалогу и надеются на продолжение переговоров. Верховная Рада, учтя пожелания правительства, 5 октября отменила свое собственное решение о моратории на повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги, а тем временем в Харькове, где местная власть подняла тарифы в три раза, народ вышел на улицы, напоминая мэру – «регионалу» Михаилу Добкину – о его предвыборных обещаниях, наоборот, тарифы понизить. Таким образом, можно говорить о том, что процесс осознания невыполнимости обещаний ПР с последующим разочарованием в этой политической силе уже пошел.


1 Вымышленный персонаж книги советского русского писателя Корнея Чуковского «Доктор Айболит».
2 Вымышленный персонаж книги советского русского писателя Корнея Чуковского «Доктор Айболит».
3 Решения Кабинета Министров Украины перед вступлением в силу должны визироваться в Министерстве юстиции.
4 К примеру, по распоряжению Черновецкого, только он сам и его заместители имеют право давать комментарии журналистам, поскольку, по его мнению, другие сотрудники Киевской городской государственной администрации «специально очерняют мэра перед СМИ».
5 Пока готовился материал, Нина Ивановна изменила свою позицию и подала заявление о сложении полномочий омбудсмана. Последние 5 месяцев она, вопреки требованиям закона, совмещала депутатский мандат с работой уполномоченного по правам человека.
6 Молодой Валерий Коновалюк, один из ярчайших представителей Партии регионов образца 2004 года, переоценил свои возможности и покинул «Регионы» ради непопулярной партии «Трудовая Украина». Она, в свою очередь, , раскололась, и возглавляемая Коновалюком часть получила на выборах 32 место.
7 В первуй двадцатке избирательного списка «За ЕдУ» был только один член ПР, во второй – трое. Со временем отдельная фракция ПР в Верховной Раде IV созыва была сформирована преимущественно из депутатов-мажоритарников с востока Украины.
8 Политический обозреватель Дмитрий Лыховий характеризует теперешнюю команду Януковича как «убежденных антимайдановцев», хотя у автора этих строк возникают некоторые сомнения по поводу преданности как «регионалов», так и их союзников из бывшей команды Кучмы каким-либо идеям или убеждениям.
9 В частности, бесплодные переговоры, продолжавшиеся в течение второй половины июля 2006 года между Президентом и представителями созданной в Парламенте «антикризисной» коалиции, начали продвигаться только после того, как со стороны «регионалов» в них начал принимать участие Ахметов.
10 По данным опроса центра «Социальний монмторинг», в сентябре 2006 года Виктору Ющенко полностью доверяли 9% респондентов, «скорее доверяли» - 28%, «скорее не доверяли» - 27%, полностью не доверяли – 28%. Таким образом, рейтинг Президента Ющенко упал до уровня его предшественника, Леонида Кучмы, накануне «Оранжевой революции». .
11 В чем Кушнарева, впрочем, не поддержал Председатель ВР Александр Мороз.
12 Подробный политический портрет нового главы Секретариата Президента составила «Украинская правда».
13 Известная восточнославянская пословица: «На то и щука в пруду, чтоб карась не дремал».
14 Голосование семнадцати БЮТовцев за назначение «регионала» Эдуарда Прутника главой Гостелерадио – яркая иллюстрация этого процесса.
15 Имеется в виду известное высказывание Януковича наканкне «Оранжевой революции»: «Мы пришли во власть всерьез и надолго, и никому не удастся нас из нее выдавить».
16 Украинское законодательство устанавливает предельный возраст для государственных служащих – 65 лет. Горбулину в этом году исполнилось 67.
17 В программе «Епіцентр» (канал «1+1») в ответ на просьбу объяснить, какие именно аргументы должны убедить Москву установить для Украины низкую цену на газ.
18 «Залізний хазяїн» – название книги народного депутата Анны Герман, работавшей пресс-секретарем Януковича в 2004 году и описавшей свое знакомство и работу с лидером ПР.
19 Один из предвыборных слоганов Партии регионов.
20 Вице-премьер по АПК Юрий Мельник принимал участие в последних выборах в составе национал-патриотического Украинского народного блока Костенко-Плюща, а Министр промышленной политики Анатолий Головко работал заместителем «оранжевого» губернатора Запорожской области Артеменко.

Print version
EMAIL
previous RUSSIA AND NEAR ABROAD: PAST AND PRESENT |
Jakub Kulhanek
THE UKRAINIAN QUESTION IS STILL HERE TODAY |
Pavel Vitek
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.