ISSUE 2-2008
INTERVIEW
STUDIES
Mихайло Самус Александр Алесин
RUSSIA AND UKRAINE
Александр Дергачев
OUR ANALYSES
Отар Довженко
REVIEW
Петр Вагнер
APROPOS
Богдана Костюк


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА: БЕЛАРУСЬ НА МИРОВОМ РЫНКЕ ВООРУЖЕНИЙ
By Александр Алесин | независимый военный аналитик, Беларусь | Issue 2, 2008

     Не так давно МИД Беларуси опубликовал Национальный отчет о политике экспортного контроля, экспорта вооружений и военной техники в 2007 г.
     В отличие от ряда прошлых лет (МИД Беларуси готовит доклады об экспорте вооружения и военной техники с 2002 г.), когда к отчету прилагались обширные талицы, в которых перечислялись покупатели белорусского оружия,его укрупненая номенклатура и количество, содержание упомянутого документа было весьма кратким. В нем сообщалось только то, что страна торговала оружием с 50 государствами мира, а экспортерами были 82 белорусские фирмы и организации.
     Комментируя появление очередного национального отчета, аналитики обращают внимание на то обстоятельство, что тенденция сокращения объемов информации о белорусских поставках вооружения и военной техники за рубеж,а также ее детализации, прослеживается на протяжении вот уже ряда лет.
     Так в 2006 г. в Регистр ООН по обычным вооружениям была включена только одна белорусская оружейная сделка в соответствии с которой наша страна поставила в Азербайджан 41 танк Т-72. Сумма этого контракта не была обнародована.
     В 2005 г., по данным ООН, Беларусь поставила в Азербайджан 19 танков Т-72, в Словакию - два военно-транспортных вертолета Ми-8, в Джибути - два ударных вертолета Ми-24.
     В 2004 г. основным белорусским покупателем был Судан, который закупил 21 бронированную разведывательно-дозорную машину БРДМ-2, 7 бронетранспортеров БТР-80, 10 бронетранспортеров БТР-70 и одну боевую машину пехоты БМП-1. В Кот-'Ивуар было продано 2 штурмовика Су-25.
    
В 2003 г. в Судан из Беларуси было поставлено 9 БМП-2, 39 БРДМ-2, 32 ед. различных артиллерийских систем, Швеция получила 19 ракет к переносному зенитному ракетному комплексу "Игла", Кот-д'Ивуар - 20 боевых бронированных машин различного типа и 16 различных артсистем.
    
В 2002 г. Иран из арсеналов белорусской армии закупил 15 танков Т-72, Алжир приобрел 2 истребителя МиГ-29, Судан - 14 артсистем различного назначения, Кот-д'Ивуар - 12 БМП-1, 10 120-мм возимых минометов "Сани" и 2 ударных вертолета Ми-24.
    
Однако многие эксперты уверены, что наиболее продуктивным, с точки зрения величины полученной выручки, для белорусских торговцев оружия был период 1992-2001 гг. не отслеженный статистикой ООН. Согласно информации опубликованной исследовательской службой Конгресса США, только за 1998-2001 г. Беларусь продала оружия на 1 млрд. USD и заняла тогда по этому показателю 11 место в мире.
    
На первый взгляд столь весомые успехи РБ на ниве оружейного бизнеса могут показаться труднообъяснимым феноменом, так как республика не производила раньше и не производит теперь готовых образцов вооружений. Однако ларчик открывается до смешного просто: после распада СССР на ее территории оказались внушительные арсеналы Краснознаменного белорусского военного округа, считавшегося одним из самых боеспособных (если не самым) в составе Советской армии.
    
Значительная часть этих вооружений и военного имущества подлежала сокращению в соответствии с ограничениями Договора по обычным вооруженным силам в Европе (ДОВСЕ). В этот перечень были включены: 2.171 ед. Основных боевых танков, 1.420 боевых машин пехоты и бронетранспортеров, 167 боевых самолетов.
    
Как полагают эксперты Российского института стратегических исследований (РИСИ), первоначально реализация избыточных вооружений на мировом рынке не входила в планы руководства страны и все эти излишки, против договорного уровня, подлежали демонтажу и утилизации. Однако вскоре был сделан вывод о том, что гораздо выгоднее зарабатывать на продаже ВВТ, чем тратить деньги на их уничтожение.
    
Между тем торговля оружием оказалась делом весьма непростым, прежде всего в том плане, что породила ряд серьезных нарушений и прямых злоупотреблений как со стороны чинов Минобороны, так и начальников на местах.

На тропе военного бизнеса
     И уже в 1995 г. были созданы специализированные внешнеторговые организации "Белтехэкспорт", "Белорусинторг" и "Белвнешпромсервис" наделенные искючительным правом реализации ВВТ. Годом позже под патронажем Совета безопасности начала работу фирма "Белспецвнештехника". И как полагают аналитики, именно в результате новых подходов к экспорту избыточных вооружений и создания соответствующего механизма, и произошел резкий рост объема поставок ВВТ из Беларуси.
    
В данном контексте специалистами прежде всего упоминаются контракты по продаже оружия Перу. Начиная с 1996 г. (а по некоторым данным и раньше) Лима закупила у Минска: 150 танков Т-72; около десятка самоходных зенитных пушечно-ракетных комплексов "Тунгуска" и ракетных комплексов "Тор", а также 10 носимых ЗРК "Оса" или "Стрела" предназначенные для уничтожения воздушных целей на малых и средних высотах; 18 фронтовых истребителей МиГ-29 (в т. ч. 2 МиГ-29УБ) и столько же штурмовиков Су-25 вместе с управляемыми ракетами (УР) класса "воздух-воздух" Р-27, Р-60, Р-73, 80-мм неуправляемыми снарядами (НУРС) и зажигательными авиабомбами,а также средствами наземного контроля.
    
Несколько меньше известны общественности поставки 100 танков Т-72 Венгрии (по данным РИСИ Беларусь также поставляла Венгрии авиабомбы ФАБ-500 и ФАБ-1500) и такого же их количества Чехии. Единичны упоминания 10 тыс. автоматов АКМ и боеприпасов к ним (а также возможно и ракет класса "земля-воздух") Судану и небольшого количества стрелкового вооружения и боеприпасов Йемену.
    
В публикациях зарубежных СМИ приводятся также данные и о других белорусских оружейных контрактах этого периода. В частности поставка в начале 1999 г. в Анголу партии из 7 БМП-1, нескольких единиц РСЗО "Град" (по некоторым источникам "Смерч"), некоторых типов боеприпасов для артиллерии и стрелкового оружия (общая стоимость контракта - 1,4 млн. USD); продажа Китаю двух полевых армейских трубопроводов, средств их транспортировки на базе автошасси "КрАЗ" (общая стоимость контракта – 300 тыс. USD).
    
Но на этом фоне явно выделяется еще одна "самолетная" сделка 18 августа 1999 г. от имени ГК "Росвооружение" было заявлено о заключении контракта на поставку из России в Беларусь 8 истребителей МиГ-29УБ. Согласно предположению экспертов российского Центра анализа стратегий и технологий, эти эти самолеты приобретены Минском у Москвы с целью последующей перепродажи в Алжир в рамках контракта на поставку 36 МиГ-29.
    
Информация об этой операции впервые была обнародована в 1998 г. Лондонским институтом стратегических исследований. Вместе с тем ряд экспертов выразили мнение, что сам факт закупки столь крупной партии учебно-боевых самолетов, может косвенно свидетельствовать, что общее количество истребителей проданных Беларусью Алжиру существенно больше (64). Дело в том, что как правило соотношение учебно-боевых и боевых самолетов составляет 1:8.
    
Имеется также косвенная информация о подготовке в указанное время продажи в одну из африканских стран (по некоторым данным в Анголу) фронтовых бомбардировщиков Су-24. Хотя, по мнению других авторов, речь может идти и об участии Беларуси (в части подготовки летного и технического персонала)в реализации контракта на поставку 4 Су-24 из России в Алжир.
    
Между тем, значительное количество сделок с оружием в 90-х гг. так и не удалось довести до конца из-за острой конкуренции со стороны других бывших советских республик. Так Индией в 1995 г. планировалась закупка 12 боевых вертолетов Ми-35 (экспортная версия Ми-24) достаточно длительный срок бывших в эксплуатации, но укомплектованных штатным ракетным вооружением и запасными частями, а также необходимым наземным оборудованием.
    
Стоимость каждой машины была определена в 1 млн. USD. Что касается общей суммы сделки, то в некоторых обзорах фигурировала цифра даже в 1,5 млрд. USD. Предпродажный ремонт вертолетов планировалось произвести на Оршанском авиаремонтном заводе. Однако контракт так и не был заключен, поскольку индийская сторона предпочла заключить контракт с российской компанией "Росвертол", которая представляет интересы производителя и осуществляет фирменную предпродажную подготовку техники и ее последующее обслуживание.
    
Уместно будет отметить, что учитывая атмосферу секретности которой в Беларуси окружена торговля оружием можно с большой долей вероятности предположить, что информация о многих сделках в этой сфере так и не стала достоянием исследователей. Строить предположения о том, что они могли иметь место позволяют отдельные косвенные данные.
    
Так по данным РИСИ в ходе реализации ДОВСЕ белорусскому руководству еще в 1995 г. удалось получить право на экспорт 298 танков Т-80. А по информации журнала Military Technology по состоянию на конец 1998 г. Эти танки на вооружении белорусской армии уже не числились. Нельзя исключать ошибки западных аналитиков, но не исключено, что Т-80, также как и танки более старых типов, могли быть проданы за рубеж. Во всяком случае в российской прессе промелькнула информация о поставках Беларусью в КНДР неких танков. Другие источники говорят, что это были машины устаревших моделей.

Времена меняются
     Но как уже отмечалось выше с началом нового тысячелетия, информация о громких оружейных контрактах стала поступать все реже. Резко сократились и экспертные оценки объемов продаж. И как представляется дело не в увеличении степени секретности которой окружены поставки Беларусью оружия за рубеж.
    
Как представляется, скромность показателей национальной отчетности по торговле оружием в последние 6-8 лет объясняется двумя основными обстоятельствами. Во-первых, подошли к концу излишки вооружения и боевой техники доставшейся Беларуси в наследство от СССР, а во-вторых в мире изменилась структура спроса на товары и услуги военного назначения.
    
Соответственно и времена, когда за счет экспорта (и реэкспорта, скажем, из России) больших партий дорогостоящей авиационной техники годовые объемы белорусских оружейных продаж достигали многих сотен миллионов долларов, похоже, безвозвратно канули в лету.
    
Немаловажным является и то обстоятельство, что свои национальные отчеты о политике экспортного контроля, экспорта вооружений и военной техники страны-участники ООН и сегодня по старинке подготавливают в разрезе следующих укрупненных позиций: боевые танки, боевые бронированные машины, артиллерийские системы большого калибра, боевые самолеты, ударные вертолеты.
    
Между тем, структура оружейного рынка претерпела коренные изменения, и многие страны, имеющие высоко развитый ВПК (и Беларусь в том числе), специализируются преимущественно на производстве специального программного обеспечения и систем управления, электронных и опто-электронных компонентов, коммуникационных и вычислительных систем имеющих военное и двойное назначение.
    
А также, широко применяют их при глубокой модернизации образцов оружия и боевой техники разработанных в прежние годы. Причем не только для собственных оборонных нужд, но и на продажу.
    
И несмотря на то, что год от года стоимость такого рода продукции растет практически в геометрической прогрессии (в последнее время затраты на нее все чаще превосходит стоимость "железа" на которое она устанавливается), применяемая до сих пор устаревшая методика не позволяет ООН в полной мере отслеживать и контролировать глобальный оборот современных технологий используемых в военных целях. А ведь именно они сегодня пользуются приоритетным спросом (и соответственно более всего продаются) на мировом оружейном рынке.
    
Не очень отстает от мировых лидеров в данной сфере и Беларусь. К числу предлагаемых ею передовых технологий военного и двойного назначения относятся автоматизированные системы управления оружием и войсками; электронные и электронно-оптические системы наведения и прицеливания; средства адиоэлектронной борьбы и разведки; бортовые авиационные приборные комплексы. Нельзя не упомянуть также об электронных компонентах и матобеспечении вычислительных систем.
    
Вниманию потенциальных покупателей в развивающихся странах предлагаются программы модернизации бронетанковой, атиллерийской, авиационной и радиолокационной техники, зенитно-ракетных комплексов, средств связи и радиоэлектронной борьбы.
    
А также широкая номенклатура армейских автомобилей, колесных тягачей и многоосных шасси под установку разнообразных видов вооружений и оборудования.
    
В свете воздушных операций в Персидском заливе, особую ценность представляет белорусский опыт по созданию автоматизированных интегрированных систем ПВО, способных противостоять массовому применению крылатых ракет.
    
Как полагают эксперты, во многом именно современные интеллектуальные технологии и продукты, а также созданные на их базе программы модернизации систем оружия и боевой техники, сегодня не только обеспечивают значительную часть выручки ВПК Беларуси от операций на мировом рынке вооружений (порядка 250-300 млн. USD ежегодно), но и позволяют ему на вполне законном основании (ООН не требует отчета по этим позициям)сохранять в тайне истинный размер экспортных операций.
    
И все же несмотря на это и сегодня можно определить наиболее значительных покупателей белорусских военных технологий и услуг по модернизации вооружений выпущенных в советские времена.

Самый "большой" друг Минска
     В последние несколько лет все большее число наблюдателей обращает внимание на резкую интенсификацию отношений между Беларусью и Китаем на различных уровнях. В соответствии с официальной версией целью всех этих практически непрерывных контактов является усиление степени политического взаимодействия и экономического сотрудничества двух стран, упрочение их связей в области науки и культуры.
    
На сегодняшний день бурно развивающаяся Китайская Народная Республика с ее почти полуторамиллиардным населением является далеко не первым по значимости внешнеторговым партнером Беларуси.
    
Не очень впечатляют и основные статьи белорусского экспорта в Китай. Это: калийные удобрения, капролактам, карьерные самосвалы и запчасти к ним, электронные интегральные схемы и микросборки, металлопродукция, химическая продукция, продукция станко-и приборостроения, кожевенное сырье. Беларусь импортирует из КНР комплектующие изделия и материалы для своих экспортно-ориентированных производств.
    
Выражая неудовлетворенность достигнутым президент РБ Александр Лукашенко, неоднократно заявлял о необходимости увеличить взаимный товарооборот до нескольких миллиардов долларов. Однако, китайцев на равных сотрудничающих с ведущими транснациональными корпорациями трудно удивить даже новейшей продукцией гражданских отраслей отечественной индустрии. Ввиду чего отдельные эксперты даже выражают удивление по поводу того подчеркнутого внимания которое, в отличие от бизнесменов, проявляет к Беларуси высшее руководство КНР.
    
Отчасти природу его столь пристального интереса к нашей стране можно объяснить, основываясь на не столь давнем сообщении информагентства Синьхуа. Из него следует, что в городе Чанчунь северо-восточной провинции Цзилинь создана государственная база научно-технического сотрудничества КНР с Беларусью,Россией, Украиной и другими стран СНГ. Она ориентирована на контакты в области оптической электроники, материаловедения,биотехнологий и других отраслей науки.
    
Несколько раньше между Белорусским государственным университетом и Харбинским политехническим институтом (ХПИ) было подписано соглашение о сотрудничестве, согласно которому стороны учреждили Центр научно-технического сотрудничества для ведения совместных исследований и разработки новых технологий. По словам ректора ХПИ Чжао Ци, сотрудничество с БГУ призвано стимулировать научные исследования института по таким передовым направлениям, как нанотехнологии, лазерные технологии и др.
    
Однако как полагают аналитики, наших практичных партнеров вряд ли интересует наука ради науки ее достижения прежде всего нужны Китаю для использования в освоении космоса и создании технологий двойного и военного назначения.
    
В 2005 г. в Китае побывал генерал-полковник, министр обороны РБ Леонид Мальцев, который был принят заместителем председателя КНР Цзен Цинхуном. Результатом поездки стало подписание документов, расширяющих рамки сотрудничества в сфере подготовки военных кадров, в частности, Дополнительное соглашение об обучении военнослужащих НОАК в Военной академии РБ. Также были достигнуты практические договоренности о реализации совместных программ модернизации образцов вооружения и военной техники.
    
Столь явное желание руководства Китая заполучить белорусские технологии двойного и военного назначения, эксперты объясняют действующим вот уже почти 20 лет эмбарго на поставку странами НАТО новейших систем вооружений Китаю. Очевидно следует напомнить, что запрет этот был наложен после жестокой расправы с демонстрантами на площади Тяньаньмэнь в 1989 г.
    
Свято место не осталось пусто и емкий китайский рынок продукции военного назначения заняли другие страны прежде всего Россия и Израиль. Что стало поводом для постоянных требований европейских союзников США о снятии запрета, который лишил их доходов от экспорта оружия в Китай. Однако Вашингтон остается непреклонным, опасаясь что современные вооружения из стран Западной Европы могут быть использованы в потенциальном конфликте против американских войск, защищающих Тайвань от НОАК.
    
Одновременно США предприняли попытки урезать и экспорт передовых военных технологий в КНР из Израиля. На что Тель-Авив вынужден был согласится Опасаясь чрезмерного усиления военной мощи Китая весьма щепетильно к продажам новейших разработок в этой сфере стала относится и Россия. Чем не замедлила воспользоваться Беларусь.
    
Еще одним крупным клиентом белорусского ВПК в последние два года стал президент Венесуэлы Уго Чавеса стремление которого модернизировать свою армию встретило ожесточенное сопротивление США. В связи с чем, наряду с Россией, он рассматривает и Беларусь в качестве поставщика современной военной техники.
    
Очевидно здесь есть необходимость вспомнить, что с 6 по 9 декабря 2007 г. Александр Лукашенко во главе белорусской делегации находился с официальным визитом в Венесуэле в ходе которого наряду с прочими документами подписал 8 декабря с Уго Чавесом соглашение о военно-техническом сотрудничестве.
    
О характере взаимодействия между двумя странами в этой сфере позволяют высказывания лидеров двух стран, сделанные в предшествующий период. Так еще в 2006 г. президент Чавес заявил о необходимости приобретения его страной современных систем ПВО для обеспечения прикрытия воздушных рубежей от побережья Карибского моря до границы с Бразилией. Причем в поле зрения венесуэльских военных, наряду с российским разработками в данной области, попали и белорусские. Прежде всего автоматизированные системы управления ПВО.
    
В этом же году состоялся и первый визит президента Уго Чавеса в Минск, в ходе которого он ознакомился с вооружениями и боевой техникой как уже имеющихся в распоряжении белорусских военных, так и с перспективной продукции белорусского ВПК. Cреди прочего ему были показаны и средства ПВО.
    
О том, что интерес этот не был праздным подтвердило и выступление Чавеса по национальному телевидению. По его словам приобретение современных вооружений в Беларуси (наряду с их закупками в России, Китае и Иране)призвано компенсировать последствия введенного США в мае 2006 г. Эмбарго на военные поставки Каракасу.
    
В 2007 г. парламент Венесуэлы одобрил проект соглашения о военно-техническом сотрудничестве с РБ. В документе, в частности, идет речь о взаимодействие двух стран "в производстве, модернизации, поставках белорусской стороной вооружений для сухопутных сил, военной авиации и ПВО".
    
Оценивая потенциальную стоимость возможных контрактов государственный секретарь Совета безопасности РБ Виктор Шейман, заявил что можно говорить о заказах для предприятий белорусского ВПК на сумму превышающую 1 млрд. USD и гарантирующих им загрузку на многие годы.
    
Что до конкретных образцов вооружений, то собираясь не так давно в гости к своему другу и коллеге Александру Лукашкенко глава Венесуэлы сообщил, что одной из главных целей его поездки является согласование окончательных деталей контракта, который позволит Венесуэле получить комплексную систему ПВО с дальностью действия 200-300 км. Включая "радары дальнего обнаружения и ракеты соответствующего радиуса действия" а также систему управления всеми элементами противоздушной системы.

Госвоенпром как способ дистанцирования от России
     Как полагают многие аналитики именно смена конъюнктуры на мировом рынке военных технологий заставила президента Лукашенко принять решение о вычленении из индустриального сектора страны предприятий ВПК и создании на их базе централизованно управляемой структуры, которая получила название Государственный комитет военной промышленности (Госвоенпром), которая способствовала бы дальнейшему повышению эффективности деятельности оборонных заводов. В ее компетенцию также войти и вопросы международного военно-технического сотрудничества.
    
Помимо включения в проектируемое ведомство организаций со 100-процентной военной специализацией, Александр Лукашенко посчитал нужным привлечь туда и предприятия выпускающие продукцию военного назначения из состава других министерств, прежде всего Минпрома. Практически все они сегодня принадлежат государству. Но и частные предприятия перешедшие под юрисдикцию нового ведомства стали функционировать под полным государственным контролем.
    
Благодаря сохранению уникального научно-технического потенциала, созданного еще в советские времена, предприятия оборонного профиля РБ сегодня развиваются весьма динамично и есть вполне реальная возможность (конечно предприняв определенные организационные и финансовые усилия)значительно поднять степень развития наукоемких производств в Беларуси. Чему в значительной степени способствует немалый спрос на продукцию белорусского ВПК.
    
Исходя из всего вышеизложенного, некоторые эксперты полагают, что создание в Беларуси централизованной структуры по управлению предприятиями ВПК следует расценивать как своеобразную игру на опережение. Своеобразным ответом на усиливающиеся попытки супергигантов оборонной промышленности России вовлечь в сферу своего влияния, а по возможно и накрепко привязать к себе белорусские предприятия, которые еще с советских времен являются их традиционными поставщиками. Что связано амбициозными планами российского ВПК по дальнейшему наращиванию торговли оружием на мировом рынке.
    
Надо сказать, что до недавних пор этим поползновениям практически нечего было проивопоставить. Так уж сложилось с советских времен, что предприятия белорусской оборонки практически не выпускали образцов готовых вооружений.
    
Это не только ставило белорусские предприятия в практически исчерпывающую технологическую и экономическую зависимость от их традиционных российских покупателей, но и способствовало консервации на будущее сложившейся еще во времена СССР однобокой "компонентной" структуры белорусского ВПК. Не говоря уже о том, что основные дивиденды от торговли оружием (впрочем как и изделиями гражданского назначения) при таком раскладе достаются продавцу конечного продукта.
    
В свете вышеизложенного можно с большой долей вероятности предположить, что целью вычленения предприятий ВПК и создания отдельной отрасли со своим органом управления, является не только тотальный контроль за деятельностью заводов оборонного профиля и переориентация в интересах государства, возникающих в сфере реализации вооружений и оборонных технологий, немалых финансовых потоков.
    
Очевидно на повестке дня стоит также вопрос концентрация всего наличного потенциала белорусской оборонки на создании (включая программы глубокой модернизации) и доведении до покупателя самых современных образцов готовых вооружений и боевой техники.
    
Тем более, что белорусской оборонке вполне под силу создание новых вооружений и реализация целого ряда проектов глубокой модернизации существующих. Главное здесь, не только определиться с заказчиками, но и найти зарубежных партнеров, которые бы предоставили новейшие технологии и взяли на себя существенную часть затрат. И вовсе не обязательно чтобы эти партнеры были российскими.

Print version
EMAIL
previous ОБОРОННО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ГАЛУШКИ: УКРАИНСКИЙ ОПК В ПРОЦЕССЕ ТРАНСФОРМАЦИИ |
Mихайло Самус
РОССИЙСКИЙ ВОПРОС ДЛЯ УКРАИНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ |
Александр Дергачев
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.