ISSUE 4-2008
INTERVIEW
Lubos Vesely
STUDIES
Matsiei Falkowski Vlad Lupan
RUSSIA AND CRIMEA
Yulia Tyshchenko Wojciech Konończuk
OUR ANALYSES
Vladimir Voronov
REVIEW
Vit Machalek
APROPOS
Tatyana Rachmanova


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
APROPOS
СЕВАСТОПОЛЬ - ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ
By Tatyana Rachmanova | Director and Producer, France | Issue 4, 2008

      В декабре прошлого года я, наконец, закончила монтаж 20 минутного репортажа о Крыме и украинско-российских отношениях для передачи на Франс 2, ведущем государственном канале Франции. И, как всегда бывает в конце монтажа, меня долго не оставляет ощущение, что я не так, а главное, не все смогла рассказать. Уж если „мысль изреченная есть ложь“, то что говорить о мысли, переведенной на язык телевидения…
      И опять ждали бы меня долгие споры с самой собой – так ли надо было сказать, то ли интервью я выбрала… если бы не редакция Русского Вопроса, которая предложила мне просто написать о том, что я видела.
      Разумеется, мой рассказ никак не претендует на объективный анализ или на отражение полной картины ситуации в Крыму, это просто путевые заметки по ходу съемок.

* * *

      В Крыму я, как типичный гражданин бывшего СССР, была не в первый раз. В детстве много раз отдыхала в Ялте, Новом Свете и Коктебеле. На этот раз целью моего путешествия был Севастополь, который в моем детстве был закрытым городом.
      Итак, Севастополь – „город российской славы, город советской мечты.“ Я нигде не видела такой концентрации всяческих памятников на квадратный километр. Нас, естественно, сразу повезли по памятным местам, как здесь говорят, первой и второй защит Севастополя, то есть Крымской и Великой Отечественной войн. Интересно, написал ли кто-то научное исследование на тему, как удалось воспитать такое чувство гордости за героические битвы за Севастополь, которые обе были проиграны. Но здесь все, от мала до велика, помнят и чтут великое прошлое города, защитника великой страны. Защищать только Украину им кажется слишком мелко.

* * *

      Еще в Париже мы решили не поднимать в репортаже вопрос крымских татар, хотя прекрасно понимали всю его остроту и актуальность в регионе. Но как объяснить это все французскому зрителю для которого даже разница между словами „русский“ и „российский“ не очевидна, Им непросто будет разобраться в клубке здешних проблем.
      Полдня я провела в Крымской Раде, мне хотелось понять, почему они поддержали действия Москвы в Абхазии и Осетии, ходатайствовали о признании независимости этих республик. Такие решения должны были бы приниматься на национальном уровне. А в Крыму 90% депутатов проголосовало „за.“ Увы, за несколько часов, проведенных в этом мощном здании, построенном когда-то для Областного комитета КПСС Крыма, так и не удается понять,что на самом деле думают жители Крыма, которые избрали эту Раду. Зато постигаешь всю степень незрелости и несовершенства демократии и избирательной системы на постсоветском пространстве.

* * *

      В первый же день наших съемок мы попали на демонстрацию. Надо сказать, здесь это не удивительно, демонстрации и всякие пророссийские акции здесь стали нормальным явлением. Например, каждое воскресенье тут проходит Севастопольский ритуал - группа из 10-12 активистов проносит по городу Российские и Советские флаги, раздает прохожим ленточки с российским триколором. Они останавливаются у памятника войнам, погибшим в Афганистане, заканчивают у памятника Екатерине Второй. Надо сказать, несколько странно выглядит этот мини парад иностранных флагов. Хотя потом привыкаешь, поскольку весь город наполнен российской символикой. Интересно, а что бы сказали власти Москвы, или Белгорода, если бы у них по центру города ходили с украинскими флагами?

* * *

      На второй день съемок нас пригласили на ужин в семью не военных севастопольцев. Почему не военных? Просто еще перед приездом мне сказали, что без разрешения пресс -службы министерства обороны в Москве российские военные моряки не имеют права приглашать нас домой, не могут давать интервью, даже если я буду их спрашивать о погоде на завтра.
      Вот мы в гостях у симпатичной пары лет 50, разговор сразу переходит на политические темы. Мой первый шок – они обожают Путина и Российскую власть, поскольку „в России порядок, забота о народе.“ Я пытаюсь им объяснить, на что похож на самом деле этот так называемый „порядок,“ и как свободно я чувствую себя в Украине. Аккредитоваться при МИДе, снимать на телевидении украинского флота, попросить интервью у президента Ющенко – все можно, все просто! Этого совершенно невозможно себе представить в России. Но спорить бесполезно, хозяин берет гитару и поет нам о России, о Суворове, о славе Севастополя – „Россия, матушка моя“ – что тут скажешь…
      Надо признать, что Украина пока проигрывает битву за Севастополь, поскольку она ее ведет не на равных. Основное сражение разыгрывается между реальной Украиной, с ее экономическими проблемами, кризисом, политическими распрями в Киеве - и „идеальной“ Россией, которую видят крымчане на российских каналах, полностью подчиненных Кремлю. Круглый год какая-то рождественская сказка!.
      А в Севастополе к этому надо добавить реальную разницу в зарплатах моряков украинского и российского флотов. Мне говорили, что они различаются втрое. Кроме этого, сюда идут какие-то деньги на поддержку пророссийских организаций. Правда, злые языки утверждают, что они разворовываются еще до пересечения украинской границы.

* * *

      Я не знаю, как жил Крым с начала перестройки до моего приезда, но сейчас ситуация кажется довольно нервозной. Субботний день, светит солнышко, еще по-осеннему тепло, мы с оператором снимаем картинки города , гуляющих в центральном парке детей, фонтаны… На набережной несколько пар молодоженов снимаются на фоне памятника затопленным кораблям (ох уж эти севастопольские мемориалы!), пьют шампанское. Милейшая картинка для французского телевидения. Подхожу к невесте, такая красивая брюнетка с голубыми глазами: „Вы любите Ваш город, Севастополь?“ И тут же получаю неожиданно нелирический ответ: „Да, это мой город. Мы здесь русские, я хочу, чтобы мои дети говорили по-русски. Севастополь, Крым, Россия!“ И сразу все выглядит немного по-другому.
      Я слишком недолго была в Крыму, чтобы понять, что происходит на самом деле с украинским и русским языками. Но практически все, с кем я встретилась, мне говорили, что русский язык притесняют, а значит притесняют их культуру, что они не хотят читать Пушкина, и даже Гоголя по-украински. Вопрос с языком не так прост. С одной стороны, русский язык, это не только язык России, но, с другой стороны, все же в Украине государственный язык - украинский. Остальное я оставляю специалистам, не хочется говорить на тему, о которой я ничего не знаю.
      Только не думайте, что в Крыму или в Севастополе все мечтают о присоединении к России. Совсем нет. Вот мы снимаем анти-НАТОвскую демонстрацию, малочисленную, но хорошо организованную – Партия регионов, партия Витренко, какие-то русские общины… Один из молодых участников нам твердо заявляет, что он гражданин Советского Союза и всегда им останется (интересно, какой Сoюз он имеет в виду - ему при развале СССР было не больше 15 лет ). Но он не хочет восстановления Союза, его мечта - независимый Крым в Европейском Союзе, то, что здесь многие называют „косовский вариант“. Наиболее пророссийским решением из всех услышанных во время съемок было создание союза между Украиной, Белоруссией и Россией. Хотя, мне кажется, никто в это не верит. Все, чего здесь хотят –сохранения статуса русского языка и немного порядка в Киеве.
      Кстати, насчет порядка в Киеве. За пару недель до моей поездки, мне позвонил главный редактор моей передачи и радостно сообщил: „Тебе повезло, на Украине объявлены выборы! Будешь снимать митинги, купим на украинском телевидении предвыборные ролики, это здорово оживит твой репортаж“.
      Он даже не стал слушать мои сомнения по поводу предстоящих выборов: „О чем ты говоришь, выборы объявил по телевидению сам Президент, они обязательно будут! Где ты видела, чтобы публично объявленное решение высшей власти страны не выполнялось“?
      Может быть, я этого нигде и не видела, но выборы все же на состоялись.

* * *

      Наши съемки начались с двухдневных перипетий с заходом корабля НАТО в севастопольскую бухту. Интересно, кто и зачем принимает такие странные решения. Начнем с того, что заход американского корабля и его швартовка рядом с центральной площадью планируется на 7 ноября, то есть на день oктябрьской революции, когда в Севастополе традиционно проходит ностальгический митинг, и проходит не где-нибудь, а у памятника Нахимову, в 200 метрах от причала, принимающего корабль НАТО. Так что можно себе представить, как толпа с Красными флагами под гимн СССР идет „на абордаж врага.“
      В последний момент дата прихода корабля переносится на 6 ноября, на 8 утра. Ранним утром, а это первый день наших съемок, мы прибываем на набережную. Серый, холодный день, вдоль воды расположилось человек 30-40 манифестантов с флагами Партии регионов, партии Витренко и т.д.. Сегодня рабочий день, так что здесь в основном пенсионеры, несколько депутатов городского совета и группа молодежи, мобилизованная Партией регионов. Все обычно, речи, плакаты, все без большого энтузиазма. Все ждут корабля. Проходит часа два - три. Вдруг у организаторов начинают трещать мобильные телефоны – им сообщают, что судно повернуло в сторону границы, поскольку - так демонстрации сообщают из рупоров - американцы и украинское руководство узнали о собравшихся на набережной и, чтобы не показывать американцам, что Севастополь против НАТО, корабль решили не пускать. Вы можете себе представить ликование на набережной – они защитили город от врага! То есть малюсенькая демонстрация заставила повернуть американский крейсер… Корабль правда все-таки пришел к вечеру, когда все демонстранты уже разошлись.
      На следующий день, 7 ноября, на митинг, посвященный годовщине революции, собралось уже человек 300 или 500, по плану после пения советского гимна и нескольких ностальгических речей предполагалось всей толпой идти громить корабль. Только его уже нет на набережной, он рано утром ушел. Почему - не знаю, но все демонстранты меня уверяли, что натовцы испугались.
      Я не знаю, кто в руководстве Украины или в военных кругах принимал все эти решения, но они просто мастера по укреплению оппозиции.

* * *

      Пару лет назад я сняла большой документальный фильм о том, как делаются цветные революции. Ситуация, которую я увидела в Севастополе, напоминает начальный период подготовки к революции. Все очень похоже на учебник революций, написанный Джином Шарпом, который вы можете прочитать в Интернете (От диктатуры к демократии, М.: Новое издательство, 2005). В городе существуют молодежные организации, организованные и финансируемые пока в основном местным бизнесом. Регулярно проводятся флеш-мобы, у российских общин есть свои средства массовой информации. Московские политики тоже вливают какие-то деньги.
      Основная часть геополитической игры разыгрывается сегодня вокруг базы черноморского флота в Севастополе. Я, к сожалению, не смогла побывать на базе и встретиться с моряками. Просто не хватило времени ждать разрешения. С некоторого времени для любой съемки на флоте нужно получить разрешение из пресс-службы министерства обороны в Москве. Это разрешение должно быть послано по телексу (да-да, не по факсу и не по электронной почте). Наш телекс сначала почти неделю отправляли, а потом он потерялся по дороге. Его все же нашли, но я уже вернулась в Париж, мне надо было начинать монтаж и оператору пришлось снимать без меня.
      Тема российской базы, планов на нее в Москве и Киеве заслуживает отдельного разговора, который выходит за рамки моих путевых заметок.
      Кажется немного странным, когда говорят, что база российского флота находится в Севастополе. Нет, весь город – это и есть база флота. Так что, пока база здесь, то есть до 2017 года, Севастополь останется русским. А потом? Неизвестно, хотя офицеры в разговорах со мной, естественно, не на камеру (никто не дает интервью без разрешения Москвы), несколько раз сказали, что их не беспокоит 17 год хотя бы потому, что корабли, которые сегодня находятся в Севастополе, заржавеют до этой даты.
      Ситуация могла бы стать критической, но, по-моему, этого не случится хотя бы потому, что Российской власти Крым не нужен, ей просто нужен очаг нестабильности в Украине. До сих пор Москва, и не только в Крыму, демонстрировала, что у нее нет никой разумной и последовательной стратегии, зато есть умение создавать склоки и раздоры у соседей. Так что она будет подбрасывать дрова в виде финансовых средств в очаг раздоров в Крыму, но и все. Пока все. И эта ситуация существует уже много лет, как это было и в Осетии, и в Абхазии до августа 2008 г.. Повторится ли в Крыму осетинский вариант? Очень хочется верить, что не повторится.
      Большинство населения здесь живет обычной жизнью, и, как сказала нам одна молодая пара, „нас больше волнуют пробки на улицах, чем корабли НАТО“. Здесь, как и в России, тоже растет новое поколение, прагматичное и космополитичное. В конце наших съемок мы отправились в Ялту, чтобы проехать по одной из самых красивых дорог в Европе, снять Ливадийский дворец, известный всему миру конференцией 1945-го года, поснимать туристов на набережной Ялты. Отдыхающих было мало, все же ноябрь в кафе на набережной мы сели за столик с молодым человеком, судя по одежде и почти профессиональному фотоаппарату - немцем или скандинавом. Оказалось, что он программист из Москвы, путешествует один по Украине на велосипеде. Вопросу, считает ли он Крым русским, он очень удивился: „Крым русский? Не знаю, я не думал об этом. Я здесь в первый раз, очень красиво. Это правда, что здесь больше говорят по-русски, чем в других регионах Украины, где я проезжал на велосипеде. Но Крым же на Украине, да и какая разница. Я могу сюда свободно приехать, здесь хорошие гостиницы, вкусная еда, здесь говорят на понятном языке. Украина или Россия - главное, что можно приехать“. Пара за соседним столиком услышала наш разговор: „А мы вот жители Ялты. Что вы все в Москве и Киеве пугаете нас конфликтами? Здесь все спокойно. Демонстрации, напряжение, которые нам показывают по телевизору – это о каком-то другом Крыме. Пусть политики свои проблемы решают в другом месте“.
      В той или иной редакции эта же фраза прозвучала почти во всех интервью, которые мы сняли за эти десять дней. Но, к сожалению, пока Москва, Киев, а теперь уже и Европа разыгрывают Крым в большой геополитической игре, эти голоса трудно услышать и еще труднее им поверить.

* * *

      Работа над сюжетом закончена, чем дальше географически и во времени я отдаляюсь от Крыма реального и возвращаюсь к Крыму из газет и политических выступлений, тем критичнее мне снова кажется ситуация в регионе. Наверное, дело в том, что решения принимаются на расстоянии, а платят за них на месте.

Print version
EMAIL
previous РОЛЬ РОССИИ В ИСТОРИИ КАВКАЗА |
Vit Machalek
IMAGE OF CRIMEA AS A POTENTIALLY BREAKAWAY AREA IS A MYTH. INTERVIEW WITH A. BOGOMOLOV |
Lubos Vesely
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.