ISSUE 4-2008
INTERVIEW
Lubos Vesely
STUDIES
Matsiei Falkowski Vlad Lupan
RUSSIA AND CRIMEA
Yulia Tyshchenko Wojciech Konończuk
OUR ANALYSES
Vladimir Voronov
REVIEW
Vit Machalek
APROPOS
Tatyana Rachmanova


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
RUSSIA AND CRIMEA
КРЫМСКАЯ СИТУАЦИЯ И „ЮЖНООСЕТИНСКИЙ СИНДРОМ“. ВОЗМОЖНЫЕ КОНФЛИКТЫ В КРЫМУ: МЕЖДУ РЕАЛИЯМИ И МАНИПУЛЯЦИЯМИ
By Yulia Tyshchenko | Researcher in Politics, Ukrainian Center for Independent Political Research, Ukraine | Issue 4, 2008

     На 18 году независимости Украины Автономная Республика Крым (АРК) продолжает оставаться на политической карте страны одним из регионов, где политики и эксперты прогнозируют возможность возникновения конфликтов. Анамнез таков: в недавнем прошлом, характеризуя конфликтный потенциал региона и описывая сферу межэтнических взаимоотношений, Крым часто сравнивали с Чечней. Также были популярны сравнения АРК с Косово в ходе размышлений о перспективах и разнообразных вариантах крымского сепаратизма. После грузино-осетинского конфликта, точнее, грузино-российского, активно заговорили о возможности реализации в регионе южноосетинского сценария, дестабилизации ситуации, а то и вовсе вооруженных проявлений конфликта между Украиной и Россией.
     В разнообразных анализах конфликтного потенциала Крыма в качестве сценариев дальнейшего развития событий фигурирует возможность возникновения конфликта на межэтнической почве между славянским большинством, населяющим автономию, и крымскими татарами. Потенциально рассматривается угроза обострения украинско-российского противостояния, связанного с дальнейшим ухудшением украинско-российских отношений и политикой России, ориентированной на защиту „русскоговорящих соотечественников“, которые живут за рубежом. Это направление укладывается в популярную в России доктрину „Русского мира“, которая есть частью внешнеполитических идеологем России на постсоветском пространстве.
     Одним из возможных катализаторов конфликтной ситуации в этой связи является проблема 2017 года — т. е. дата завершения базирования Черноморского Флота РФ в Крыму согласно Договору о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией,1 так называемого „большого договора“, подписанного 31 мая 1997 года, - основного соглашения, которое определяет российско-украинские отношения.
     Остается только прогнозировать реалистичность таких сценариев и возможности их нейтрализации со стороны украинской власти, крымских государственных и общественных институтов, международных структур.
     В то же время, сравнения Крыма с „горячими точками“ постсоветского пространства далеко не новы. Их можно трактовать не только как анализ своеобразных конфликтных моделей развития ситуации в геополитических измерениях, но и как элемент информационных войн на постсоветском пространстве, инструмент нагнетания общественно - политической напряженности в регионе, как рычаг влияния на позицию международных структур относительно Украины, трактовки ее как страны, в которой существует не только стойкий кризис политической системы, но и потенциальная угроза территориального конфликта со всеми последствиями для Европы и НАТО.
     В то же время в Крыму, согласно данным социологического исследования, проведенного российской организацией Центр Социологических и Маркетинговых Исследований „SOCIUM“ 11-23 сентября 20082 с целью выявления состояния общественного мнения населения региона , позитивный ответ на вопрос Поддерживаете ли Вы военную операцию руководства Грузии «Чистое поле» в Южной Осетии? дало 6%, не поддержало более 90 % респондентов. В свою очередь, 81 % опрошенных позитивно ответили на вопрос Поддерживаете ли Вы военную операцию российских войск в Грузии «Принуждение к миру»?, только 15 % критично отнеслись к действиям РФ в этом регионе.
     Подобные данные и оценки во многом характеризуют специфику Крыма в восприятии геополитических реалий жителями полуострова. В частности, для населения региона в целом характерна анти-НАТОвская ориентация и позитивное отношение к дальнейшему развитию отношений с РФ вплоть до последующей интеграции. Такая ситуация, обусловленная этническим и языковым составом населения полуострова, подогревается спекуляциями со стороны политических элит относительно перспектив и последствий интеграции Украины в НАТО, мощными информационными влияниями со стороны РФ, выступающей категорически против вступления Украины в Альянс.
     В Крыму существует традиционно негативное отношение к возможному присоединения Украины к НАТО. В частности, социологические опросы показывают, что против вступления в НАТО в Крыму и Донбассе выступает 88,2% опрошенных граждан. Социологические опросы относительно отношения жителей полуострова к вступлению в эту структуру, проведенные фактически после грузино-осетинского конфликта, показали, что 89 % не поддерживают такого решения, 7,5% выступают за, 3,5 % затрудняются с ответом.
     В массовом сознании большинства крымчан тема вступления Украины в НАТО противостоит тенденциям интеграции с Россией, вхождению Украины в ЕЭП, о идее коротого и в самой РФ говорят все меньше и меньше.единое экономическое пространство.
     В целом специфика ситуации в АР Крым обусловлена рядом причин, которые характерны для автономии и отличают ее от других украинских областей. К актуальным проблемам относятся - неэффективное управление, отсутствие действенных инструментов имплементации решений власти, которые бы могли стабилизировать ситуацию в регионе и позитивно повлиять на социальное и этнополитическое развитие. К крымским проблемам можно причислить слабую координацию взаимоотношений центральной и региональной власти в продвижении в тех или иных направлениях государственной политики, особенности социально-экономического развития автономии, этнополитический аспект взаимоотношений на полуострове, влияние внешнеполитических факторов на внутреннюю ситуацию, слабая интегрированность Крыма в социокультурное и информационное пространство Украины.
     АР Крым в этнонациональном плане представляет собой полиэтнический и поликультурный регион, которому присущи типичные черты и проблемы всех этнокультурных регионов с симбиозом стереотипов и алгоритмов жизнедеятельности. Согласно данным опроса Центра Социологических и меркетинговых исследований „SOCIUM“, проведенного 11-23 сентября 2008 года в Автономной Республике Крым, жители региона трактуют вопросы, возникающие в процессе межэтнического диалога, как потенциально конфликтные. В частности, 51 % опрошенных положительно отвечают на вопрос Можно ли отнести Крым, с вашей точки зрения, к конфликтогенным регионам?, не согласны с этим - 33%, затрудняются с ответом 16 % опрошенных. Те, кто прогнозирует в Крыму возможность конфликтов, указывают следующие потенциальные причины: противоречия между украинскими властями и всем населением; конфликтогенность между крымскими татарами, другим населением Крыма и украинской властью; националистическая политика Киева; агрессия. Среди потенциальных конфликтогенных факторов определяется ряд геополитических составляющих, что означает, что вокруг Крыма происходит столкновение интересов многих государств. Часть опрошенных негативно высказывается в отношении Украины, трактуя ситуацию, как оккупацию Крыма со стороны Украины.
     Можно отметить, что негативные тенденции восприятия общественно-политической ситуации в АР Крым как потенциально конфликтной со стороны жителей региона отражают неэффективность выполнения решений по стабилизации социально-экономической и общественно-политической жизни в регионе, предусмотренных рядом решений центральной власти, указывающих, к примеру, на неудовлетворительные меры по использованию земельных ресурсов на территории Крымского полуострова и недостаточное развитие информационного пространства Автономной Республики Крым. 

Этнополитическая и языковая ситуация в АР Крым
     Автономная Республика Крым — единственное в унитарной Украине административно-территориальное образование, где в силу ряда обстоятельств в составе населения доминируют этнические русские, которые, согласно Всеукраинской переписи населения 2001 года3,4, составляют 58,3% общей численности жителей Крыма. Этнические украинцы - 24,3%. В результате массового возвращения на полуостров крымских татар их доля в составе населения автономии достигла 12,0%.
     В соответствии с этнической спецификой, этнолингвистическая ситуация в регионе отлична от общеукраинской. Так, по данным Всеукраинской переписи населения 2001 года, 77% жителей Крыма считают родным русский язык, 10% - украинский, 11% - крымскотатарский. При этом процент русскоязычных школ в автономии превышает долю этнических русских. Отметим, что русский язык родным признали 97% евреев Крыма, 89% немцев, 82% белорусов, 79% корейцев, 78% болгар, 273% греков и 061% украинцев. В общем, русский считают родным языком 23% нерусского населения региона.
     В Крыму не хватает лингвистического двуязычия, распространенного на Востоке и Юге Украины. Процесс урегулирования языкового вопроса в автономии имеет потенциально конфликтный характер, его активно эксплуатируют некоторые политики, что иллюстрируется попытками проведения в АР Крым референдума по поводу предоставления в Украине статуса государственного русскому языку. Например, 22 февраля 2006 г. Верховная Рада АРК 53 голосами „за“ приняла решение О назначении республиканского (местного) консультационного референдума по инициативе граждан Украины, которые постоянно проживают в Автономной Республике Крым. Однако, референдум так и не состоялся.
     В то же время, исходя их статистических данных, тезисы про украинизацию Крыма выглядят манипулятивными. Наблюдается языковый диспаритет в области печатных СМИ. Среди средств массовой информации АР Крым существенно преобладают русскоязычные издания, ведь совокупный тираж газет на украинском, крымскотатарском и всех остальных языках составляет всего 5% от общего объема. Государственная телерадиокомпания „Крым“ и коммерческие телерадиокомпании ведут вещание в основном на русском языке. Сегодня в Крыму исключительно на украинском языке издаются всего лишь 4 печатных издания, 4 - исключительно на крымскотатарском, тогда как русскоязычных изданий существует 987.
     Совокупный тираж русскоязычных газет, издаваемых в Крыму, составляет порядка 1,3-1,5 миллиона экземпляров. По данным Госкомтелерадио за 2007 год, все имеющиеся 27 коммунальных печатных средств массовой информации с местной сферой распространения в АР Крым тоже выпускаются на русском.
     Решение проблемы такого дисбаланса в сфере СМИ должно осуществляться не через запрет, но политику содействия выпуску украиноязычной продукции, осуществление надлежащих фискальных мероприятий, которые способствовали бы развитию украиноязычных СМИ, изданий, выходящих на крымскотатарском, языках других этнических меньшинств полуострова.
     В Крымской автономии насчитывается 632 общеобразовательные школы, в том числе 192 – с двумя языками обучения, 14 – на крымскотатарском языке. 95,6% учеников Крыма получают образование на русском, 6,3% - на крымскотатарском и только 3,2% школьников учатся на украинском языке. Образовательная ситуация остается практически законсервированной. В то же время, задача власти должна заключаться в нахождении компромиссов в языковой политике, сфере образования. Сейчас тут наблюдается необъявленная война против решений центральной власти. Так, в Концепции развития национального образования в АР Крым до 2012 года, утвержденной Постановлением ВР АР Крым от 18 октября 2006 года № 215--5/06, содержится лишь одно положение, касающееся создания условий углубленному изучению украинского, русского, крымскотатарского языков“. Однако, ни факты, ни причины, ни последствия языкового дисбаланса, который наблюдается в сфере образования по региону, не раскрываются.
     В целом в регионе наблюдаются значительные языковые диспропорции, которые определяет основное содержание информационного и социокультурного пространства Крыма. 

Границы территории конфликтов
     Основными факторами, обуславливающими конфликтный потенциал АР Крым в области этнополитических отношений, остается нерешенность проблем интеграции крымских татар в украинское общество, отсутствие полноценного межкультурного диалога. Эти проблемы принято структурировать следующим образом:
     - политико-правовые: отсутствие законодательно закрепленной реабилитации крымскотатарского народа, неурегулированный вопрос о статусе национальных органов самоуправления крымских татар, недостаточное представительство в исполнительной власти, силовых структурах, отсутствие Закона Украины О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку;
     - социально-экономические: вопрос земельной приватизации, безработица, неразвитость инфраструктуры в местах компактного проживания репатриантов;
     - культурно-образовательные: потребность в открытии школ с крымскотатарским языком обучения, возвращение крымскотатарской топонимики, налаживание функционирования в АРК крымскотатарского языка, издание книг, газет, телевидения, возвращение культурных ценностей, восстановление "святых мест" (старинных мечетей и азизов) и т.д.
     Существуют противоречия в нормативно-правовом обеспечении процесса репатриации и интеграции ранее депортированных крымских татар, греков, армян, болгар, немцев в украинское общество.
     Вопрос распределения ресурсов в АР Крым имеет не только социально-экономическую, но и этнополитическую составляющую. Нередко конфликты вокруг земельных участков, и даже бытовые ссоры, приобретают характер межэтнических столкновений . Влияние этих факторов на состояние межэтнических отношений и общественно-политической ситуации в автономии усиливается с учетом существующей антитатарской и исламофобской информационной кампании в Крыму.
     В то же время, в регионе последнее время растет количество пророссийских организаций и движений не столько гуманитарной, сколько, скорее, политической направленности. Ориентирами их деятельности есть неприятие украинского, идея присоединения полуострова к Российской Федерации. Независимо от того, что они малочисленны и способны привлечь к участию в своих акциях максимум несколько сотен участников, деятельность этих организаций широко освещается в СМИ, создавая соответствующий фон в информационном пространстве Украины и России. Как и раньше, дают о себе знать старые организации и общественно-политические движения пророссийской направленности, появившиеся сразу после развала СССР. Они уже в большинстве своем интегрировались в крымский и украинский политикум, но часто позволяют себе делать открытые заявления сепаратистского содержания.
     Одна из особенностей Крыма в политическом измерении заключается в том, что общественно-политические отношения здесь сплошь и рядом определяются не только политической конкуренцией между различными политическими региональными элитами, поиском рычагов воздействия на процессы в автономии, но и этнополитической и этнорелигиозной ситуациями, которые во многом определяют специфический фон социально-политических вопросов.
     Одни крымские пророссийские организации активно участвуют во внутреннеукраинской политической борьбе, другие „топчутся“ на спорных вопросах украинско-российских отношений, исполняя внешний заказ, зачастую и не скрывая, что их деятельность финансируется из Российской Федерации. Последние обычно активно выступают и против вступления Украины в НАТО, и против вывода российского Черноморского флота из Крыма. Можно предположить, что пророссийские организации Крыма и в будущем будут активизироваться каждый раз, когда это необходимо соответствующим силам в России или Украине.
     Например, шаги по пути в европейские и евроатлантические структуры будут сопровождаться активизацией деятельности соответствующих организаций полуострова. Радикальный характер акций пророссийских организаций может быть усилен по мере приближения даты вывода Черноморского флота РФ с территории Крыма в 2017 году. Провоцируя антинатовские настроения на полуострове, определенные силы в России намерены создать ситуацию контролируемого хаоса. 

Осетинская пята для Украины по-крымски: социокультурные сценарии конфликта
     Внутри Украины и за ее пределами ситуация на Кавказе стала очередным поводом для возобновления риторики о дальнейшем геополитическом будущем АР Крым, обеспечении прав русского национального меньшинства в этом регионе.
     30 августа 2008 г. премьер-министр РФ В. Путин в интервью немецкой телекомпании ARD5 отрицая, что Крым является следующей целью России, заявил: Крым не является никакой спорной территорией. Там не было никакого этнического конфликта, в отличие от конфликта между Южной Осетией и Грузией“. Он добавил, что там, внутри общества, в Крыму, происходят сложные процессы. Там проблемы крымских татар, украинского населения, русского населения, вообще славянского населения. Но это внутриполитическая проблема самой Украины. В то же время, существуют и несколько иные заявления представителя России в НАТО Дмитрия Рогозина, который, указывая на вопрос о возможной защите граждан России в том же Крыму, отметил, что мы будем обеспечивать безопасность своих граждан везде, где бы они ни проживали - хоть среди белых медведей, хоть в Африке, хоть в США. Это конституционный долг нашего руководства - обеспечивать жизнь и человеческое достоинство граждан России“.6 Доподлинно трудно сказать, сколько сегодня граждан Украины в АР Крым имеют еще и российские паспорта. Называются разные цифры, однако, гипотетически можно представить, что этот регион потенциально может быть использован для напряжения ситуации в Украине извне. Ни в коей мере не считая крымчан, этнических русских, проживающих в автономии, своеобразной 5-й колонной в Украине, можно предположить, что их естественными интересами могут с легкостью манипулировать отдельные политики и политические движения.
     Сдержанные оценки ситуации, которая сложилась вокруг Южной Осетии, со стороны некоторых украинских политиков были во многом детерминированы контекстом международных отношений: общими взаимоотношениями с РФ, газовыми переговорами украинского правительства, желанием понравиться российским руководителям. Именно этим можно было объяснить, к примеру, более чем осторожные комментарии премьер-министра Юлии Тимошенко, а то и вовсе поддержку признания решения о независимости Южной Осетии со стороны лидера Партии регионов Украины (ПРУ) Виктора Януковича. Во многом осторожная позиция в оценках действий России в Грузии объяснялась также электоральными настроениями в самой Украине, население которой испугал конфликт, фактически - первый межгосударственный вооруженный конфликт на постсоветском пространстве. Также украинские политики (Блок Юлии Тимошенко, ПРУ) склонны к довольно осторожной оценке потребности интеграции Украины в НАТО, что связанно с отношением к российскому фактору и электоральными настроениями в самой Украине.
     Сегодня подавляющее большинство крымчан выступают за союз с Россией и бессрочное базирование Черноморского флота в Крыму. Причем, жители автономии оценивают ситуацию в Украине как „очень тяжелую“ и „катастрофическую“ - констатируют данные социологических исследований киевского исследовательского центра „Имидж-Контроль“, проведенных среди взрослого населения Крыма с 16 августа по 2 сентября 2008 года.7 Так, согласно результатам опроса, 90,4 процента жителей республики ориентированы на сотрудничество с Россией во внешнеполитической сфере. Менее 10 процентов выступают за сотрудничество с Западом. Превалирующее число опрошенных (75,2 %) считает, что Черноморский флот Российской Федерации должен оставаться по Крыму всегда. Почти 12 % респондентов затруднились в выборе позиции по поводу ситуации с ЧФ, 8 % уверены, что российские корабли должны покинуть Севастополь после 2017 года. В то же время только 1,4 % - выступают за немедленный вывод ЧФ.
     Одним из последствий для Украины российско-грузинского конфликта и признания со стороны РФ независимости Южной Осетии и Абхазии, которое ставит под угрозу территориальное единство Грузии, стало не только отсутствие консолидированной позиции украинских политиков по этому вопросу, но и прямые параллели относительно возможностей украинско-российского конфликта именно в Крыму. Особенно, если учесть, что одной из ключевых причин грузино-российского противостояния является стремление грузинского правительства выйти из институтов, в которых доминирует Россия, таких, как Организация Коллективной безопасности и СНГ. В то же время, Грузия выбрала целенаправленный курс интеграции в НАТО, что неприемлемо для России и вызывает более чем острую реакцию, следствием которой стал вооруженный конфликт. Эксперты указывают также и на такие самоочевидные причины ситуации, как не урегулированные конфликты в Абхазии и Южной Осетии, где Россия оказывает значительную поддержку сепаратистам. Такие действия Грузия считает аннексией своей территории.
     Украина, несмотря на отсутствие консенсуса элит, также выбрала курс на евроатлантическую интеграцию. Хотя ее перспективы в силу комплекса причин пока выглядят туманно. Старая Европа не хочет портить взаимоотношения с РФ, а также ждет от Украины стабилизации перманентного политического кризиса. Даже в силу этого, пока зеркального, повторения, южно-осетинской ситуации в Украине не будет. В то же время, риск дестабилизации ситуации в Крыму остаться исходя из внутренних причин, этнополитической ситуации, действий политических элит. Фактор Крыма в геополитическом измерении может быть использован со стороны РФ как один из рычагов влияния на Украину при усилении составляющей евроатлантической интеграции в политике украинского руководства. При усилении центростремительных тенденций в Украине по отношению к РФ.
     Можно предположить, что по отношению к АР Крым со стороны РФ осуществляется сегодня несколько другая стратегия и тактика, чем это наблюдалось в Южной Осетии. Прямой вооруженный конфликт пока вынесен за скобки геополитического уравнения, хотя в будущем определенные сюжеты могут актуализироваться локально, например, в Севастополе. Стратегия проявляется в стимулирование пророссийских организаций, усиленном информационном влияние на регион со стороны РФ, ретрансляции идей „русского мира“, построение крымской региональной идентичности, укорененной в российских социокультурных смыслах, и ее противопоставление украинской политической идентичности. Со стороны российских СМИ и организаций активно стимулируются антикрымскотатарские настроения. В русскоязычных крымских изданиях в большом количестве публикуются материалы не просто некорректные, или дезинформационные, но и разжигающие межнациональную вражду. Конфликты время от времени проявляются в актах вандализма относительно татарских учреждений, мусульманских кладбищ и даже физических нападениях. По данным Прокуратуры в АР Крым случаи ксенофобии отмечены в Симферополе, Симферопольском, Белогорском районе. В течение 2008 года случались акты вандализма на кладбищах. Нередко конфликты вокруг земельных участков, и даже бытовые ссоры , приобретали характер межэтнических столкновений, вызванных бездеятельностью местной власти и неспособностью позитивно повлиять на ситуацию со стороны официального Киева. Конфликт в АР Крым возможен, более того, наблюдаются столкновения между местной властью и крымскими татарами. Противостояние происходит, но оно в большей мере локализовано в гуманитарном, социокультурном и информационном пространствах Украины и РФ. Крым является одним из своеобразных полигонов столкновения подобных влияний.
     С другой стороны, наблюдается усиление российских экономических интересов в регионе. К примеру, по данным на 2006 год, соглашения о межрегиональном сотрудничестве Автономной Республики Крым заключены с 17 регионами иностранных государств. Российской Федерации: г. Москвой, Московской областью, г. Санкт-Петербургом, Краснодарским и Красноярским краями, Тюменской, Пермской, Тамбовской, Новосибирской, Волгоградской, Курской, Ивановской, Мурманской областями, Республикой Карелия. Других государств: провинцией Хайнань (КНР), Подляским Воеводством (Республика Польша), Минским горисполкомом (Республика Беларусь). И только с 5-ю регионами Украины: Донецкой, Запорожской, Винницкой, Львовской и Черновицкой областями. Кроме того, с г. Москвой и Краснодарским краем подписан Трехсторонний меморандум о подтверждении намерений о возобновлении Керченской паромной переправы, с Краснодарским краем подписаны Соглашение о сотрудничестве в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, Меморандум о дружбе и сотрудничестве и Перечень мест пересечения украинско-российской Государственной границы на ее Крымско-Краснодарском участке, с Воронежской областью подписан Протокол и Меморандум о сотрудничестве, с Ленинградской областью подписан Протокол намерений.
     В 2006 году наибольшие объёмы экспортных поставок приходились на Российскую Федерацию – 27,9 млн.долл. США, Турцию – 8,6 млн.долл. США, Италию – 7 млн.долл. США, Беларусь – 6,9 млн.долл. США, Республику Корея – 3,2 млн.долл. США, Польшу – 3,1 млн.долл. США.
     Сложно судить и о реальных объемах российской собственности в Крыму, количестве земельных наделов, домов, гостиниц. По большому счету, это своеобразные сдерживающие факторы в реализации остро негативных и взрывоопасных сценариев со стороны РФ по отношению к Украине в этом регионе. В то же время, в Крыму могут разыгрываться локальные конфликты вокруг вопроса Севастополя и даты возможного вывода флота. Конфронтационные сценарии будут зависеть от эффективности политики украинской власти и реального диалога с РФ, позиции Европы и США, их инвестиций в экономику региона, хотя сегодня перспективы такой экономической деятельности очень неутешительны. Учитывая кризис и действия власти, которая не создает прозрачных условий для прихода европейского капитала на украинский рынок в целом, а ее политика по отношению к АР Крым не скоординирована, недостаточны рычаги контроля над имплементацией политики, нет ясного представления об особенностях информационной, образовательной, этнонациональной политики Украины, которая бы содействовала интегрированию региона в Украину на условиях формирования политической национальной идентичности.

Выводы:
     В силу сложившихся геополитичееских особенностей АР Крым и в дальнейшем будут сравнивать с «горячими точками», где происходят конфликты. Это будет обусловлено не только реальными причинами и рисками, которые побуждают к возникновению конфликтов в межэтнической сфере: противоречиями между социокультурными смыслами, влиянием этностереотипов и мифологем на характер межэтничеких отношений, существованием различных интересов политических и культурных элит, обусловленное противоположным видением будущего региона. Трактовка ситуации а Крыму, как потенциально конфликтной также во многом обусловлена и стратегиями формирования негативного информационного фона относительно региона и Украины в целом со стороны стран, использующих противоречия, существующие здесь в качестве рычагов и механизмов для сохранения влияния. В частности это относиться к РФ.
     При неэффективной политике центральной власти в урегулировании межэтнических отношений, их конфликтный потенциал будет сохраняться, что создает дополнительные риски возникновения напряжения в сфере межэтнического взаимодействия. Обострять ситуацию может ситуативная и неэффективная политика официального Киева относительно интеграции крымских татар, игнорирование потребностей целостного народа в развитии культурной, социальной, политической сферах, вопросах земли.
     Регион и в дальнейшем будет сохранять свой конфликтный потенциал исходя из стимулирования деятельности деструктивных по отношению к Украине пророссийских организация со стороны определенных структур РФ.
     Отсутствие грамотной информационной политики относительно Крыма со стороны официального Киева также не содействует интеграции региона в украинский политический и социокультурный контекст, информационное пространство страны, причем в данной ситуации необходимо учитывать языковую специфику полуострова и ставить осторожные акценты в языковой политике.
     Нескоординированность политики Центральной власти относительно региона содействует развитию бесконтрольности и коррумпированности местной власти, особенно в сфере распределения земельных ресурсов, что представляет собой дополнительную конфликтную составляющую.
     Крым навряд ли повторит южноосетинские сценарии лета 2008 года, однако основной задачей в этом плане есть минимизация рисков возникновения «крымского сценария» дестабилизации и конфликтов. В этом случае это будет сложнейшее образование, составляющими которого могут стать конфликт в межгосударственных отношениях, межэтнические и межрелигиозные противоречия.
     Для снятия рисков возникновения конфликтных ситуаций в контексте базирования РФ в регионе необходимо согласованно и планомерно проводить диалог с РФ с учетом национальных интересов, перспектив евроатлантической интеграции.

1 http://zakon1.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi?nreg=643_006
2http://www.socium.info
3 http://www.ukrcensus.gov.ua/rus/results/general/nationality/
4 http://www.ukrcensus.gov.ua/rus/results/general/nationality/
5 http://www.rian.ru/politics/20080830/150810743.html
6 http://www.gazeta.ru/news/lenta/2008/08/28/n_1263852.shtml
7 http://forum.proua.com/index.php?showtopic=26263

 

Print version
EMAIL
previous A MOLDOVAN PERSPECTIVE OVER RUSSIA’S CIS |
Vlad Lupan
CRIMEAN POTENTIAL OF DESTABILIZATION |
Wojciech Konończuk
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.