ISSUE 1-2009
INTERVIEW
Lubos Vesely
STUDIES
Ростислав Павленко Игорь Яковенко Юрий Дракохруст
RUSSIA AND CIS
Владимир Дмитренко
OUR ANALYSES
Виктор Коган-Ясный Pavel Venzera
REVIEW
Вацлав Рамбоусек
APROPOS
Сергей Танев Наталья Ярцева


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
RUSSIA AND CIS
РОЛЬ РОССИИ В „БЛИЖНЕМ ЗАРУБЕЖЬЕ“ В УСЛОВИЯХ МИРОВОГО КРИЗИСА СГУЩЕНЬЕ КРАСОК ИЛИ ЖЕСТОКАЯ ПРАВДА?
By Владимир Дмитренко | историк и писатель, Украина | Issue 1, 2009

     Сегодня нет, наверное, ни одного крупного бизнесмена, политика или военного, который бы не понимал, что после выхода из разразившегося в США и охватившего вскоре все страны и континенты мирового экономического кризиса, наш мир станет иным.
     При этом многих  беспокоят вопросы, как кризис повлияет на страны, образовавшиеся на месте бывшего Советского Союза,  какой станет в результате кризиса Россия. Усилится, или ослабнет? Сблизится ли с западным миром, или отдалится от него? Будет ли оставаться надежным поставщиком газа, нефти и других сырьевых ресурсов? Будет ли вмешиваться в дела соседних государств? Особую обеспокоенность в США и странах Западной Европы, а также в странах, непосредственно граничащих с Россией, вызвал военный конфликт, происшедший между Россией и Грузией в августе 2008 года.
     Очень многие на Западе отождествляют Россию с развалившимся ранее Советским Союзом, а всех россиян, или всех, кто говорит по-русски, считают русскими.  Различия между Россией и прежним Советским Союзом есть, и они весьма существенны. После распада СССР Россия, как наибольшая из союзных республик, с согласия остальных республик, ставших независимыми государствами, объявила себя преемницей СССР. Однако отождествлять Россию с СССР было бы абсолютно неправильно.
     Россия действительно унаследовала большую часть территории бывшего СССР, но отнюдь не унаследовала всей его военной, экономической и политической мощи. Политическая система России вряд ли может быть признана демократической в европейском понимании слова „демократия“.
     Несмотря на ужесточение режима при Путине,  эта система является несравненно более мягкой к своим гражданам в сравнении с прежней коммунистической системой власти, существовавшей в развалившемся Советском Союзе. Если граждане СССР были наглухо закрыты от внешнего мира „железным занавесом“, то теперь любой желающий россиянин может свободно выехать в любую страну мира по своему усмотрению. В Советском Союзе любое частное предпринимательство рассматривалось как преступление. Советским гражданам было запрещено иметь валюту и осуществлять валютные операции. Сегодня же большинство предприятий России - частные, при этом у иностранных фирм появилась возможность открывать в России свои филиалы, организовывать совместные предприятия с российскими фирмами, получать и вывозить из России прибыль.  
     Первичное накопление капитала российскими олигархами, да и значительной частью российских предпринимателей среднего звена, в большинстве случаев было присвоением  государственного имущества отдельными лицами за счет их близости к власти, решительности и беззастенчивой наглости, а не следствием  их выдающихся предпринимательских талантов. Но, так или иначе, а частный бизнес в России появился, встал на ноги, и научился работать весьма эффективно. Став собственниками фабрик и заводов, газет, журналов и телекомпаний, новые правители России не заинтересованы  в возврате к прошлому. Новый образ жизни нравится им гораздо больше, а свою собственность, каким бы образом они ее не обрели, терять они не собираются. Так что между прежним СССР и нынешней Россией существуют весьма серьезные различия.
     Нельзя сравнивать и прежние имперские амбиции Советского Союза, претендовавшего на мировое лидерство, с потугами нынешних лидеров России.  Ностальгия по былому могуществу в Москве, безусловно, проявляется. Это видно и по отдельным заявлениям некоторых несдержанных на язык политиков, и по тону многих российских газет и журналов, и по популяризируемым в России романам в стиле фэнтези, где российские герои - спецназовцы совершают безумно смелые подвиги, круша всех врагов, и по таким же фильмам, не сходящим с российских телеэкранов. Однако в реальной жизни уменьшившиеся возможности вынуждают московских лидеров действовать гораздо осторожнее, чем могли действовать прежние руководители СССР.
     Российской элитой движет сегодня, прежде всего, желание удержать то, что она имеет. Удержать и, при возможности, преумножить. Но главное - удержать. Реакцию России на внешние раздражители, как это случилось в августе 2008 года, можно спрогнозировать с большой долей уверенности. В общих чертах это будет „политика Путина“, но с некоторыми коррективами. 
     Передав в 2008 году после восьми лет правления (больше не позволяла конституция) власть своему преемнику, президенту Медведеву, Путин, став премьер-министром, сохранил пока свое влияние. А сам Медведев, видимо, разделяя пока общие взгляды Путина на внутреннюю политику и перспективные пути развития российской экономики, судя по всему, является сторонником еще более активной внешней политики России.
    Застал ли кризис Россию врасплох? И да, и нет. Россия накопила очень значительные валютные резервы, позволяющие ей смягчать последствия кризиса. Но как долго это  будет возможно? Падение цен на сырье и энергоносители оказалось для российской экономики чрезвычайно болезненным. К тому же кризис может резко обострить проблемы России, связанные с ее национально-территориториальным делением и демографическим кризисом. Все это, безусловно, повлияет и на внутреннюю, и на внешнюю политику России. Чего же могут ожидать в этих условиях со стороны России ее ближайшие соседи?

Грузия
    Наибольшее опасение России вызывает политика Грузии, которую Москва считает антироссийской практически с момента распада Советского Союза. Именно это обстоятельство обусловило повышенный интерес России к конфликту между Грузией и ее автономиями, а также то, что Россия в этом конфликте встала на сторону Абхазии и  Южной Осетии. Особенно беспокоит Россию желание  Грузии вступить НАТО. Руководство России явно опасается того, что это приведет к усилению сепаратистских настроений на юге России, и, прежде всего, на Северном Кавказе.   
В вопросах с Южной Осетией и Абхазией Россия не может позволить себе пойти на какие-либо уступки, так как это вопрос ее самосохранения. По этим же причинам Россия будет очень внимательно присматриваться к тому, что происходит в Закавказье, стараясь не вмешиваться напрямую, но, в случае необходимости, активно влияя на происходящие там процессы. 
     Не вызывает сомнений тот факт, что пока в Грузии у власти будет находиться президент Саакашвили, никакой серьезный диалог между Грузией и Россией невозможен. После ухода Саакашвили со своего поста такой диалог станет возможным, как и некоторая нормализация экономических отношений. Однако любое правительство Грузии, кто бы ни пришел  к власти после Саакашвили, будет ставить вопрос о возвращении под свой контроль Южной Осетии и Абхазии. Россия же на это пойти уже не может, независимо от того, получит или не получит Грузия поддержку в этом вопросе от стран Запада.
    Если бы Грузия захотела  оказать давление на Москву путем поддержки сепаратистов в Чечне и других неспокойных северокавказских республиках России, это могло бы привести лишь к тому, что Россия, в свою очередь, поддержала бы сепаратистские настроения в самой Грузии. Исторически Грузия далеко не всегда была единой державой. Учитывая это, Россия могла бы стимулировать развитие сепаратизма в различных районах Грузии: и в Аджарии, где далеко не все довольны ликвидацией центральными властями в Тбилиси аджарской автономии, и в гористой Сванетии, и в бывшей когда-то отдельным царством Кахетии.
    В целом, в качестве крайней меры, Россия имеет возможность в значительной степени дестабилизировать положение в Грузии, усугубив все имеющиеся там проблемы. В этом случае под большим вопросом окажется возможность Грузии обеспечивать транзит через свою территорию нефти и газа из Азербайджана. Но вероятнее всего, что на такие шаги Россия пойдет лишь в том, случае, если Грузия сама предпримет какие-то новые недружественные шаги против России.   Можно не сомневаться, что в случае вступления Грузии в НАТО Россия не предпримет вторжение, но приложит все усилия для того, чтобы дестабилизировать положение в Грузии, и страны НАТО будут вынуждены ежегодно и очень долго тратить очень большие суммы на помощь Грузии.

Армения и Азербайджан
     С двумя другими государствами Закавказья, ставшими независимыми государствами после распада Советского Союза – Арменией и Азербайджаном, Россия предпочитает, и видимо будет предпочитать соблюдать нейтралитет, стараясь сохранять нормальные отношения. Но можно не сомневаться также и в том, что Россия будет учитывать при этом последствия случившейся в период распада Советского Союза войны между Арменией и Азербайдажаном. Десятки тысяч армян были вынуждены бежать тогда из Азербайджана, десятки тысяч азербайджанцев бежали из Армении. Тысячи человек были убиты. Азербайджан тогда утратил Нагорно-Карабахскую автономную область, населенную преимущественно армянами, и ряд населенных ранее азербайджанцами и входивших в состав Азербайджана районов между Арменией и Нагорным Карабахом.
    Армения вышла в той войне победительницей. Но хотя страны давно уже прекратили между собой военные действия, их спор отнюдь еще не урегулирован, и до нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном еще очень далеко. Неурегулированность конфликта осложняет жизнь и в Азербайджане, и особенно в не имеющей выхода к морю,  не имеющей собственных энергоносителей Армении.  Эта страна  очень зависит от поставок газа из России, и вообще от торговли с Россией, причем нынешний кризис еще более обострил и без того плачевное состояние армянской экономики.
    С приходом к власти в Азербайджане президента Гейдара Алиева, которого впоследствии сменил на посту президента его сын Ильхам Алиев, Азербайджану удалось преодолеть экономическую катастрофу, в которой он оказался после распада СССР и войны с Арменией. Произошло это в результате того, что Гейдар Алиев, а затем и Ильхам Алиев, приложили все усилия для налаживания нормальных отношений и с Россией,  и с Западом, и со всеми соседними государствами.
    Но территориальная проблема очень осложняет положение в Азербайджане. Эта же проблема заставляет президента Азербайджана Ильхама Алиева соблюдать крайнюю осторожность в своих отношениях с Западом. Иногда Ильхам Алиев позволяет себе очень резкую критику действий России (так, например, было в январе 2009 года, когда Россия осуществила крупную поставку вооружений в Армению), однако при этом он старается не доводить дело до открытой политической конфронтации.
     Руководители Азербайджана очень заинтересованы в получении западных инвестиций и западных технологий. Но они понимают, что если они станут открыто проявлять стремление вступить в НАТО, или иным образом обострят отношения с Россией, Россия вполне может постараться обострить их конфликт с Арменией, И это может привести к очень печальным для Азербайджана последствиям. К тому же, им приходится учитывать  и то, что в России проживают и работают более 1 миллиона азербайджанцев.
     Еще одним фактором, сдерживающим западный вектор в политике Ильхама Алиева, является стремление Запада навязать свое видение демократии. И было бы неверно пытаться объяснить это  просто желанием Ильхама Алиева сохранить свою власть. Это не совсем так, все гораздо сложнее. Правление Алиевых оказалось очень успешным для Азербайджана, азербайджанцы стали жить явно лучше, чем раньше, и Ильхам Алиев пользуется реальным, а не дутым уважением большинства жителей. Однако успехи Азербайджана были обусловлены не только продуманным курсом Алиевых, но и тем, что им удалось выстроить и поддерживать вертикаль власти, обеспечивающую выполнение принятых решений. Попытка же немедленного введения западноевропейских принципов управления разрушит вертикаль власти, и, скорее всего, приведет Азербайджан не к процветанию, а к хаосу. Все это прекрасно понимают и в России.
     Вышесказанное дает основания полагать, что и Армения, и Азербайждан заинтересованы в настоящее время избегать любых ссор и конфронтаций с Россией, поддерживая с нею хорошие отношения и развивая взаимовыгодные торгово-экономические связи. В этом же, а еще больше в  усилении своего влияния в этих странах, заинтересована и Россия, особенно в период кризиса. Поэтому конфликты между Россией и Арменией или между Россией и Азербайджаном в настоящее время крайне маловероятны. Однако в случае непредвиденного обострения отношений России будь то с Арменией, будь то с Азербайджаном, она имеет возможность обострить конфликт между ними. Помимо этого Россия имеет очень важные рычаги экономического давления на эти страны, так как является важнейшим рынком сбыта и армянской, и азербайджанской продукции, занимая первое место в экспорте Армении и третье место в экспорте Азербайджана. 
 
Постсоветские государства Средней Азии
    Несмотря на существенные различия между  бывшими республиками Средней Азии,  все эти государства -  Казахстан,  Узбекистан,  Туркменистан,  Киргизстан,  Таджикистан - объединяет не только то обстоятельство, что здесь в качестве основной религиии доминирует ислам, но и то, что во всех этих республиках у власти находятся люди, занимавшие ранее очень высокое положение  в тогдашней местной коммунистической элите.
Нынешний президент Казахстана Назарбаев, бессменно занимающий этот пост с советских времен, был ранее Первым секретарем ЦК коммунистической партии Казахстана, а президент Каримов, также с 1991 года бессменный лидер Узбекистана , был ранее Первым секретарем ЦК коммунистической партии Узбекской ССР. Президентами  Туркменистана и Киргизстана после распада Советского Союза также стали бывшие Первые секретари соответственно коммунистической партии Туркменистана Ниязов, провозгласивший себя „туркменбаши“ – отцом всех туркмен, и коммунистической партии Киргизстана Акаев, пытавшийся выглядеть сторонником европейских демократических ценностей. В Таджикистане после развала Советского Союза разгорелась довольно длительная и кровопролитная гражданская война, сопровождавшаяся вторжением туда отрядов моджахедов из соседнего Афганистана. Но и в здесь к власти, в конце концов, пришел бывший партийный руководитель.
     До обретения независимости руководители союзных республик вынуждены были проводить общий курс, определяемый Москвой, но все назначения в своих республиках имели право проводить практически по своему усмотрению, и на все хоть сколько-нибудь важные посты расставляли преданных лично им людей. С обретением независимости они стали полноправными руководителями своих государств – более мощной силы, чем была сосредоточена в их руках, просто не было. И во всех этих государствах им удалось выстроить довольно жесткую вертикаль власти. Став независимыми от указаний из Москвы, каждый из этих руководителей стал проводить собственную политику, иногда весьма сильно отличавшуюся от политики соседей.
     Отношения между образовавшимися на месте прежних советских республик независимыми государствами были сложными. Границы республик в свое время не всегда проводились с учетом мнения проживавших там людей. В итоге, после того, как эти республики получили независимость, между ними возникли некоторые трения,  никогда, впрочем,  не доходившие до прямого военного противостояния между ними.
     Россия очень внимательно следила за положением дел в Средней Азии, стараясь проводить курс на сохранение своего военного, политического и экономического влияния в регионе при невмешательстве во внутренние аспекты управления этими странами. Даже обретя независимость, лидеры всех государств Средней Азии вынуждены были, в той или иной мере, учитывать позицию России.  Экономика этих стран просто не могла в тот период функционировать без России и ее специалистов. К тому же, Россия была тогда чуть ли не единственным рынком сбыта их продукции. Вдобавок к этому, руководители этих стран столкнулись с угрозой проникновения исламских радикалов из соседнего Афганистана, где не прекращалась гражданская война, где большую часть территории контролировали талибы, и откуда шел в Среднюю Азию (и через Среднюю Азию дальше) поток наркотиков. Таджикистан даже был вынужден просить Россию о размещении на своей территории российских войск и пограничных отрядов с тем, чтобы перекрыть пути проникновения вооруженных отрядов из Афганистана.
    Всем государствам Средней Азии, вернее, их руководителям, приходилось балансировать между собственными интересами и интересами России. Находя компромисс, они старались укрепить собственные режимы  при этом не раздражая, или не слишком раздражая, Россию,  диверсифицировать  рынки сбыта своей продукции, а также  свои военные, экономические и политические связи. 
     Этот процесс был очень непростым. Во-первых, потому, что руководителям среднеазиатских государств приходилось прислушиваться к мнению Москвы, так как очень многие их жители отправились на заработки в Россию, а, во-вторых, из-за того, что ни одна из этих стран не имеет выхода к морю. Корабли из каспийских портов Казахстана и Туркменистана могут доставить товары лишь в порты Ирана, Азербайджана и России, при этом через реку Волгу и систему каналов (Волго-Донский  и Беломорско-Балтийский каналы) корабли  могут выйти далее в Черное, Балтийское или Белое моря, но этот путь идет через Россию.
     Через Россию идут и все основные пути поставок любых товаров, в том числе и  среднеазиатского газа, из стран Средней Азии в Европу,. Обладающий огромными запасами нефти и газа Туркменистан не имеет пока возможности экспортировать их в обход России. Россия всегда утверждала, что не препятствует транзиту газа через свою территорию. Но постепенно ей удалось установить свой контроль над всеми поставками туркменского газа. Долгое время часть туркменского газа покупала Украина по ценам ниже российского, и газ этот шел транзитом через Россию в Украину. Но серия неудачных переговоров, проведенных в последнее время руководителями „Нафтогаза“ Украины с лидерами Туркменистана, привели к тому, что Туркмения предпочла продать свой газ России на несколько лет вперед.
Проект поставок газа и нефтепродуктов из Туркменистана к Черному морю через дно Каспийского моря, а затем через Азербайджан и Грузию к грузинскому порту Поти на Черном море  весьма сложен и трудноосуществим. Поставки туркменского газа в Иран не дают Туркменистану возможности, во-первых, продать весь газ, а, во-вторых, получить за него желаемую цену. Газопроводы и нефтепроводы через Казахстан в Китай очень заинтересовали среднеазиатские государства, но они пока еще остаются в стадии проектировки или начала строительства. Таким образом, транзит через Россию является, как минимум, на несколько следующих лет основным путем для поставок газа и нефтепродуктов в Европу.
     Россия, естественно, всегда старалась воспользоваться этим, чтобы монополизировать поставки и зарабатывать на перепродаже среднеазиатских сырьевых ресурсов. К тому же, все прекрасно понимали, что Россия, в случае обострения отношений, всегда может  затруднить проход любых среднеазиатских товаров по своей территории, или вовсе запретить транзит товаров из какой-то страны. До такого никогда не доходило, но всем  ясно, что такая возможность существует.
    В то же время развитию отношений среднеазиатских государств с Западом очень часто мешало искаженное понимание многими западными лидерами процессов, происходящих в странах этого региона. Здесь мы сталкиваемся с фундаментальным вопросом, приемлема ли концепция демократии в евроатлантическом понимании в условиях другой цивилизации. Пример Ирака показывает, что это непросто, если не вообще невозможно. После того, как в 2001 году США начали военную операцию против талибов, государства Средней Азии поддержали проведение этой операции, а Киргизстан даже предоставил в аренду  США военно-воздушную базу Манас неподалеку от своей столицы. Расчет руководителей среднеазиатских государств был на то, что наличие американских войск поможет развитию взаимовыгодных связей с Западом и притоку западных инвестиций, служа одновременно и определенным противовесом влиянию России. Они полагали, что присутствие американских войск поможет укрепить стабильность в регионе. Но ситуация развивалась с точностью до наоборот. Очень скоро в Киргизстане произошла „тюльпанная революция“, в результате которой президент Акаев утратил власть и покинул страну.
    Резко обострилась внутриполитическая ситуация и в соседнем Узбекистане, где президенту Каримову лишь с большим трудом удалось удержать власть, применив силу. В Узбекистане могли прийти к власти примерно те же силы, что пришли к власти в результате „исламской революции“ в Иране. Такой вариант развития событий в случае, если бы Каримов не применил силу, был бы наиболее вероятным. 
Все эти факты резко изменили отношение руководителей среднеазиатских государств к США, потому что трудно было не увидеть связь между этими событиями и деятельностью прибывших американцев, пытавшихся ускоренно внедрить демократические ценности. Результатом же было то, что руководители всех среднеазиатских государств стали относиться к представителям США и других западных стран настороженно, а влияние России усилилось, так как в ней теперь эти руководители видели единственную альтернативу. Усилился также интерес  руководителей среднеазиатских государств к развитию всех форм сотрудничества с Китаем.   Пришедшая к власти в Киргизстане оппозиция не стала исключением, потребовав в 2009 году вывести американские войска с территории Киргизстана. Она также опасалась за свою власть.
     Таким образом, усилия западных стран, направленные на поддержку „тюльпанной революции“ в Киргизии и  помощь оппозиционным движениям в Узбекистане  вместо того, чтобы усилить позиции западных стран в этом регионе, привели к усилению там влияния России и Китая, проявивших понимание к существующим  „царствующим“  режимам. 
 Степень влияния России на различные страны Средней Азии различна. Таджикистан и Киргизстан очень зависят от Москвы в силу своего весьма сложного экономического положения.  Узбекистан зависит несколько меньше. Но все эти страны рассматривают Россию как фактор стабильности. Туркменистан, располагающий огромными запасами нефти и газа, мог бы ощущать себя экономически вполне независимым, если бы не его географическое положение, не позволяющее ему пока стать новым Кувейтом. Пока Туркменистан практически не имеет никакой возможности торговать своими ресурсами в обход России и диктовать свои цены, хотя существенно повысить цену на газ ему удалось. 
     К тому же Туркменистан явно рассматривает Россию, как фактор стабильности, учитывая свое соседство с гораздо более сильным Ираном. Происшедшие в Туркменистане перестановки во властных структурах после смерти Ниязова и избрания нового президента привели к некоторым изменениям во внутренней политике. Однако видимых изменений в отношениях между Туркменистаном и Россией пока не произошло. Во всяком случае, все контракты между Россией и Туркменистаном на покупку Россией туркменского газа сохранили свою силу. Вероятнее всего, новый президент Туркмении в условиях кризиса и падения цен на газ и нефть не решится идти на обострение отношений с Россией и форсировать альтернативные проекты поставок туркменского газа и нефти в обход России.
    Россия же, скорее всего, попытается использовать период кризиса, чтобы убедить новое руководство Туркменистана в целесообразности вообще отказаться от поиска альтернативных вариантов путей сбыта туркменского газа и нефти.  Однако вероятность, что это удасться сделать, невысока - после того, как мировый кризис будет преодолен, Туркменистан все равно начнет проявлять интерес к поиску альтернативных путей сбыта своего сырья. Так что Россия может за счет кризиса лишь на некоторое время продлить свою монополию.
     Наиболее равноправным и независимым в своих отношениях с Россией чувствует себя добившийся неоспоримых успехов в своем экономическом развитии Казахстан. В страну удалось привлечь иностранный капитал и технологии, построено много новых современных заводов и фабрик. Чрезвычайно быстро развивалась торговля и сотрудничество Казахстана с Китаем, что позволило Казахстану несколько диверсифицировать свои торгово-экономические связи и уменьшить свою зависимость в этом плане от России. 
     При этом Казахстан никогда не предпринимал недружественных политических или иных акций против России,  старался развивать свои политические и экономические связи на взаимовыгодной основе и с соседними странами Средней Азии, и с Западом, и с развитыми странами Востока, и с Россией.
     Но, развивая политическое, экономическое и военное сотрудничество, руководство Казахстана крайне болезненно и остро реагировало на любые попытки кого бы то ни было вмешиваться в свои внутренние дела.  Интересно отметить, что на момент распада Советского Союза около трети населения Казахстана составляли русские. Некоторые из российских политиков поначалу пытались использовать это, как фактор давления. В частности, в российской прессе было опубликовано несколько статей о притеснении русского населения со стороны казахских властей, дискриминации русских при приеме в высшие учебные заведения и при назначении на ответственные посты. Высказывалась и критика препятствий, которые создавались властями Казахстана для создания и деятельности казачьих организаций   исторически проживавших на территории Казахстана потомков русских казаков Оренбургского и Семиреченского казачьих войск. Нельзя сказать, что русские в Казахстане не подвергались дискриминации. Определенная дискриминация, особенно в первые годы после получения Казахстаном независимости, безусловно, была. Но в действительности российские власти никогда не были озабочены положением каких-то там этнических русских. Это была просто попытка использовать проживавших в Казахстане 6 миллионов русских как карту в большой политической и экономической игре.
     Постепенно, достигнув компромисса с Казахстаном по гораздо более важным для себя экономическим и политическим вопросам, руководство России, видимо, пришло к выводу о нецелесообразности активного использования „русской“ карты в своей игре с Казахстаном, после чего внимание российской прессы к этому вопросу утихло. Руководство Казахстана, со своей стороны, также в значительной мере изменило свое первоначальное отношение к проживавшим на территории Казахстана русским, придя к выводу о том, что Казахстану пока нужны русские специалисты. Это привело к тому, что межнациональные противоречия хотя и не исчезли полностью, но значительно ослабли.
     В целом и Россию, и Казахстан вполне устраивают сложившиеся между ними отношения, хотя каждая из сторон, конечно же, всегда прощупывает другую сторону на предмет возможности каких-либо уступок и изменений в свою пользу. 
     Все вышесказанное дает основания полагать, что в условиях мирового экономического кризиса  Россия, вероятнее всего, будет стараться удержать, а если получится, то и расширить свое экономическое влияние на страны Средней Азии. Но действовать будет осторожно, и главным для нее будет не столько расширить свое влияние, сколько удержать прежние позиции и сохранить сложившееся взаимопонимание с лидерами среднеазиатских государств. Прежде всего – с Казахстаном, который и сам начинает превращаться в местного регионального лидера.  Во всех странах Средней Азии у проживающего там русского и русскоязычного населения есть определенные проблемы. В Киргизии и Казахстане этих проблем сравнительно меньше, в Узбекистане, Туркмении, Таджикистане больше.
Однако, скорее всего, Россия не будет серьезно поднимать вопросы о правах местного русскоязычного населения, или об имеющихся в этих странах нарушениях прав человека. Приоритет будет отдаваться экономическому, военному и политическому сотрудничеству. При этом, если ранее Россию более всего тревожили в борьбе за экономическое влияние в Средней Азии страны Запада, то в настоящее время она все более ощущает здесь в качестве своего конкурента еще и Китай.
   Активность Китая в Средней Азии, проекты строительства нефтепроводов и газопроводов из нефте- и газодобывающих стран Средней Азии в Китай, строительство автомобильных дорог, связывающих Китай и страны Средней Азии, очень беспокоят Россию. Тем более что все это происходит одновременно с усилением активности китайских компаний в Сибири и на Дальнем Востоке. Однако вряд ли в период кризиса Россия пойдет на обострение своих отношений с Китаем. 

Страны Балтии
     Отношения России со странами Балтии – Эстонией, Латвией и Литвой всегда были нелегкими. При этом одним из главных вопросов, который всегда муссировали российские средства массовой информации, было положение русскоязычного населения этих стран. Однако в действительности проблема лишенного гражданских прав русскоязычного населения этих стран руководство России волнует не сильно. А о проблемах русского населения этих стран вспоминают  только тогда, когда ухудшаются отношения в других сферах. Гораздо больше Россия озабочена проблемами своих экономических связей со странами Балтии и недопущением размещения в этих странах баз НАТО. 
     Мировой экономический кризис серьезно осложнил положение в странах Балтии, особенно в Эстонии и Латвии. Десятки тысяч человек еще летом 2008 года считавшие себя людьми весьма преуспевающими, к концу года потеряли все, многие даже лишились квартир, став бездомными. Это привело к массовым акциям протеста, накалив обстановку.
     Россия, конечно же, будет стараться использовать это для изменения  настроений общества в этих странах, с тем, чтобы на следующих выборах к власти в этих странах пришли силы более лояльные к России. В российских средствах массовой информации всячески обсасываются проблемы стран Балтии, при этом навязывается мысль, что главной причиной всех неурядиц является деятельность правительств этих стран, приведшая к ослаблению их связей с Россией.  Такая пропаганда облегчается тем, что ошибок, как признают и  эксперты в самих странах Балтии, действительно было допущено немало.
     Но Россия заинтересована лишь в некотором изменении  курса этих стран, недопущении размещения в этих странах баз НАТО, а также в облегчении процедуры прохождения российских транзитных товаров через территорию этих стран. В полной же дестабилизации политического положения и экономики этих стран Россия как раз незаинтересована. Причина этого очень проста – значительная часть местных предприятий принадлежит крупному российскому капиталу, тесно связанному с теми, кто правит Россией. Кто же будет разорять свой собственный завод, фабрику своей дочки, сына, зятя, или просто друга и хорошего знакомого? Нет, правящие круги России заинтересованы не в разорении экономики стран Балтии, а в том, чтобы использовать кризисную ситуацию для усиления своего влияния на экономику, а если удастся, то и на политику этих государств.
     Поэтому все протесты русскоязычного населения стран Балтии, прислушивающегося к мнению российских средств массовой информации, будут подогреваться лишь до той степени, чтобы играть на нервах,  заставлять идти на уступки российскому капиталу. Но вот после того, как уступки будут сделаны, власти России и контролируемые ими силы сделают все возможное, чтобы погасить масштабы протестных выступлений, даже если положение русскоязычных жителей и не улучшится.
    России выгодно иметь в странах Балтии сотни тысяч обездоленных, не имеющих гражданства русскоязычных жителей как свою опору, иначе Россия могла еще в 1991 году без особых проблем добиться от стран Балтии предоставления этим людям гражданства и всех гражданских прав. Рычагов давления на страны Балтии у России было более чем достаточно – и силовых, и экономических. Но эти рычаги не были использованы – в случае решения  проблемы эти жители автоматически перестали бы быть протестным электоратом, который  руководству России было так  выгодно там иметь.

Беларусь
     Особые отношения сложились у России с Беларусью. В начале 90-х годов, получив независимость, Белоруссия отказалась от статуса ядерной державы и отдала ядерное оружие, которое досталось ей от прежнего Советского Союза. Неурядицы и разногласия между политиками, возглавлявшими Белоруссию в момент получения ею независимости, очень скоро привели часть из них к мысли поддержать на выборах некую малозначительную и не имеющую собственного политического веса фигуру. Представлялось возможным управлять через такую фигуру всеми политическими и экономическими процессами в стране. В этом качестве некоторые из них поддержали почти никому ранее не известного Александра Лукашенко, которому и удалось победить тогда на выборах. Но очень скоро события пошли совсем не так, как рассчитывали те, кто не воспринимал Лукашенко всерьез. Став президентом Беларуси, он очень скоро прочно овладел всеми рычагами государственного управления, а все, кто пытался соперничать с ним, были изгнаны из органов власти. 
    Очень помогла Лукашенко в укреплении его режима позиция западных стран, начавших блокировать развитие политических и экономических связей с Беларусью, вводить против нее различные санкции,  открыто поддерживать  оппозицию. Лидеры беларусской оппозиции оказались не способными к объединению и не смогли выдвинуть ни разумных политических и экономических программ, ни идей и лозунгов, которые могли бы объединить и вдохновить  народ.    
    За счет такой позиции Запада и в условиях отсутствия эффективных политических оппонентов Лукашенко смог позиционировать себя как сторонник сближения с Россией. Это не только привлекло к нему симпатии значительной части беларусских избирателей, но и позволило успешно получать существенную помощь от Москвы, мороча голову российским политикам приятными им идеями создания единого государства России и Беларуси. Ни на какое объединение   Лукашенко идти, конечно же, не собирался, ведь тогда ему надо было отказаться от своей власти или сильно ее урезать, но такие заявления помогали ему годами получать российские нефть и газ по сниженным ценам, открывали российский рынок для беларусских товаров. Когда, в конце концов, пришедший к власти в России после Ельцина президент Путин занял более жесткую позицию и стал требовать реальных шагов к объединению, Лукашенко сделал все, чтобы этого не допустить. Напряжение чуть не привело к разрыву всех отношений между Беларусью  и Россией. Однако позволить себе полностью порвать с  Россией Лукашенко просто не мог в силу серьезной  экономической и энергетической зависимости. Лукашенко вынужден был пойти на ряд экономических уступок Кремлю.
     России была предоставлена возможность выкупить контрольный пакет акций Беларусской газотранспортной системы и ряда важнейших  предприятий. Процесс „подминания“ Россией Беларусской экономики продолжается. Можно не сомневаться, что Лукашенко будет предпринимать все возможные усилия, чтобы замедлить этот процесс, а Россия попытается использовать кризис для того, чтобы этот процесс, наоборот, ускорить. Изменить же эту ситуацию может лишь приход в Беларусь крупного западного капитала. Но для этого необходимо, чтобы Запад стал более прагматично относиться к сотрудничеству с этой странной. 
     Симптомом того, что лидер Беларуси стремится улучшить свои связи с Западом, является его отношение  к последним событиям в Грузии. Строя на словах единое с Россией  государство, Лукашенко не спешит признавать независимость Северной Осетии и Абхазии.  Кое-кто может увидеть в такой медлительности Александра Лукашенко лишь его намерение выторговать у России что-то в обмен на признание. Такой фактор, наверное, тоже присутствует. Но гораздо важнее  его явное желание снизить напряженность в отношениях Беларуси с Западом, расширив экономическое сотрудничество с западными странами.    
    Так что, несмотря на все успехи, битва за Беларусь Россией пока не выиграна. Эта битва продолжается, и мировой экономический кризис лишь обострил ход борьбы.

Молдова
     Самая маленькая из образовавшихся на месте бывшего Советского Союза постсоветских государств, Молдова прошла через очень многие испытания. Неумелые действия ультранационалистически настроенного руководства Молдовы привели к тому, что в 1991 году от нее отделилась, провозгласив себя независимым государством, Приднестровская Молдавская республика. Предпринятая тогдашними руководителями Молдовы попытка вернуть Приднестровье силой провалилась. Результатом было то, что Россия получила возможность вмешаться в эти события. Довольно крупная группировка российских войск, находившаяся на территории Приднестровья, вполне могла бы вообще не допустить вторжения молдовских войск и  кровавого развития событий.  Но действовать она стала лишь после того, как молдовские войска были выбиты с территории ПМР приднестровскими ополченцами.
     Россия, несмотря на возражения Молдовы, объявила, что ее войска выступят „миротворцами“ и не допустят нового вторжения. В Приднестровье такое решение все приветствовали. С тех пор Приднестровская Молдавская Республика существует как отдельное государство, хотя и никем пока не признанное. Напряженность же в отношениях между Молдовой и Приднестровьем, неурегулированность конфликта позволяет России сохранять там свои войска, при этом обеспечивая ей симпатии местного населения. За прошедшие девятнадцать с лишним лет в Приднестровье большинство жителей (там проживает около 660 тысяч человек) привыкли к мысли, что Молдова - это враг, мешающий приднестровцам жить, а Россия – это друг. На проведенном в 2008 году референдуме подавляющее большинство жителей Приднестровья высказались в поддержку независимости от Молдовы и за последующее присоединение к России.
     Скорее всего, президент Приднестровской республики  Смирнов, бессменно возглавляющий это государственное образование с момента его создания, да и другие руководители, гораздо больше хотели бы не присоединяться к России, а быть руководителями независимого государства. Но жесткая позиция Запада, настаивающего на том, чтобы Приднестровье продолжало оставаться в составе Молдовы, просто не оставляет им  другого выбора, кроме как ориентироваться на оказывающую им кое-какую поддержку Россию.
     Добровольное объединение Молдовы и Приднестровья невозможно. В случае если Украина и Молдова, между которыми находится Приднестровская Молдавская республика добъются вывода  российских войск, силовой вариант решения вопроса станет возможным. Во-первых, в условиях полной экономической блокады не имеющая  возможности торговать с кем-либо,  или получать от кого-либо помощь, минуя Украину или Молдову, Приднестровская Молдавская республика будет вынуждена согласиться с любыми предъявленными требованиями. Во-вторых, после вывода российских войск молдовская армия может осуществить и силовой захват Приднестровья. Но такой силовой вариант решения приднестровского вопроса может оказаться очень невыгодным и для Молдовы, и для соседней с нею Украины, и для всех стран Европы вообще. В этом случае Приднестровье может на много лет превратиться для Молдовы и для всей Западной Европы в мощный очаг нестабильности и терроризма, в своеобразный сектор Газа. Ведь почти все жители Приднестровья, и особенно молодежь, настроены против объединения с Молдовой, при этом почти все они имеют оружие,  умеют с ним  обращаться  и готовы его применить.  
     Просчеты и нынешних, и особенно прежних руководителей Молдовы привели к тому, что экономическое положение этой страны очень нелегкое. Естественно, что кризис усилил все ее  трудности. Зависимость от российских энергоносителей и  российского рынка сбыта  сельскохозяйственных товаров заставляет Молдову очень внимательно прислушиваться к мнению Москвы.  Занозой в теле Молдовы является и Приднестровье. При этом Россию устраивает и вариант, когда Приднестровье остается в своем нынешнем неопределенном положении, и вариант, если Приднестровье сможет присоединиться к России. Невыгодным для России является лишь  вариант, если Приднестровье обретет полную независимость, а конфликт прекратится. Но прямо препятствовать нормализации отношений в регионе и признанию Молдовой независимости Приднестровской Молдавской республики Россия не может.
     Вероятнее всего, что в условиях кризиса Россия будет использовать и проблему Приднестровья, и экономические рычаги давления для того, чтобы не допустить вступления Молдовы в НАТО и размещения баз НАТО на территории Молдовы, а также для того, чтобы усилить свое экономическое присутствие в Молдове.

Украина

     Наиболее тяжелые последствия нынешний экономический кризис может принести для Украины. В момент распада Советского Союза Украина обладала довольно развитой промышленностью и сельским хозяйством, хорошим научным потенциалом, успешно работающим морским и речным торговым флотом, мощными вооруженными силами с третьим по величине в мире ядерным потенциалом.
    Провозглашение независимости было встречено населением с большим подъемом и  энтузиазмом, но надежды большинства людей не оправдались. Пришедшее к власти новое руководство Украины принялось обогащаться, забыв обо всем остальном. Свое ядерное оружие Украина отдала, не получив ничего взамен. В стране была развязана невиданная инфляция, на которой наживались те, кто имел отношение к власти.   Ваучерная приватизация привела не столько к появлению на предприятиях эффективного собственника, сколько к присвоению близкими к власти людьми государственного имущества. В стране появилась прослойка очень богатых людей и огромных пласт бедных, а иногда и почти что нищих. Миллионы украинцев вынуждены были отправляться на заработки в ближнее и дальнее зарубежье. К концу 90-х годов экономическое положение Украины стало постепенно улучшаться, но шел этот процесс недостаточно быстро.
     В 2004 году значительная часть украинцев активно поддержала „помаранчевую“ революцию, в результате которой к власти пришли так называмые „демократические“ силы, позиционирующие себя как сторонники Запада. Однако надежды украинского народа не оправдались. С каждым годом положение осложнялось, вызывая разочарование населения  и дискредитируя саму идею ориентации на западные ценности. 
     Вместо того чтобы привлечь в страну западные инвестиции и технологии, новые руководители страны принялись выяснять между собой отношения, а чиновники занялись созданием новых и новых препон для бизнеса,  вымогательством новых и новых взяток. Состояние дел в экономике ухудшается, а противоречия в обществе нарастают.  
    Люди в стране заговорили о том, что „при Кучме было лучше“. Однако и в Партии регионов, пытающейся позиционировать себя как оппозиция, люди тоже не видят достойной альтернативы. Рейтинг этой партии тоже падает. Но наибольшее недоумение и раздражение приветствовавшего ранее „помаранчевую“ революцию населения вызывает постоянно усиливающаяся и дошедшая чуть ли не до прямой конфронтации борьба за власть между лидерами оранжевой революции, президентом Виктором Ющенко и премьер-министром Юлией Тимошенко.
    К мировому экономическому кризису Украина оказалась не готова. Падение мирового спроса на основые виды украинского экспорта нарушило торговый баланс. Вызывают удивление и непонимание  действия национального банка Украины, начавшего играть непонятные игры с курсом гривни, давая возможность допущенным к информации о будущих изменениях курса валютным спекулянтам зарабатывать суперприбыли,  не давая возможности обычным людям погасить взятые ранее валютные кредиты. В сложнейшем положении оказались и руководители всех предприятий, не зная, как планировать свою работу.
    Строительные организации почти полностью прекратили свою деятельность. В тяжелейшем положении оказались металлургия и химическая промышленость, транспорт. Начали трещать и лопаться банки, грозя коллапсом всей украинской банковской системе. Между тем, президент и премьер-министр никак не могут найти общий язык.
     Не стоит сомневаться, что Россия внимательно следит за текущими процессами в Украине, и, видимо, постарается укрепить  за счет кризиса свое экономическое и политическое влияние. Пока нет никаких признаков того, что Москва дестабилизирует ситуацию, хотя рычаги есть. Более того, Россия выразила готовность предоставить Украине стабилизационный кредит. Но этот кредит, конечно же, будет предоставлен на каких то условиях и под какие то гарантии. Целью России может быть и газотранспортная система, и отказ Украины от идеи вступления в НАТО, и многие другие аспекты.
    Однако наибольшее опасение вызывает возможность того, что экономический кризис, разрастаясь, может начать угрожать Украине не только финансовым дефолтом. Под угрозой  само ее существование как единого государства. Ведущие политические партии Украины, входящие в парламент, явно не заинтересованы в дальнейшем нарастании напряженности. Входящие в их состав бизнесмены, а почти все украинские парламентарии имеют свой бизнес, озабочены спасением своих предприятий от банкротства. Но предпринимаемые украинскими властями меры по спасению экономики носят судорожный характер, а затягивающийся кризис ведет к усилению радикальных настроений и к расколу в обществе, подталкивая доведенных до отчаяния людей к массовым выступлениям.  
    Озабоченная своими собственными проблемами,  сама находящаяся в тисках кризиса, Россия явно не собирается форсировать такое развитие событий - ей выгоднее всего лишь держать эти настроения на определенной высокой точке, добиваясь отказа Украины от вступления в НАТО и расширяя свое экономическое и политическое влияние. Более того, вызвавшее большой шум февральское высказывание посла России в Украине, бывшего премьер-министра России Черномырдина о „грызне“ среди украинских высших должностных лиц, высказывание не слишком дипломатичное, но вполне искреннее, могло быть вызвано отнюдь не желанием кого-то обидеть или унизить, а неумело высказанной глубокой озабоченностью нынешним положением дел. Ведь развал Украины сулит России  гораздо больше сложностей и неприятностей, чем преимуществ.  

Заключение
     Рассматривая возможные действия России в условиях мирового экономического кризиса важно также отметить, что ее активность будет зависеть  от того, как этот  кризис будет развиваться в самой России. К тому же, если ранее тандем Путин-Медведев представлялся абсолютным монолитом, то сейчас, в ходе развития экономического кризиса появились некоторые признаки, косвенно свидетельствующие об определенных разногласиях между ними.  Так, в начале марта президент Медведев внезапно сместил сразу четырех губернаторов областей, назначенных при Путине. Выводы делать рано, но симптом этот заслуживает самого пристального внимания. 
    Хочется отметить и то, что проводимая после распада Советского Союза западными странами стратегия оттеснения России за счет создания баз на ее границах и создания вокруг ее границ кордонов из не слишком дружественных ей государств рассчитана более на доядерную, чем на ядерную эпоху. Случай с реакцией России на вторжение грузинских войск в Южную Осетию показал, что Россия может действовать очень решительно,  невзирая на экономические последствия и политические демарши ее противников.
    Возможно, для западного мира гораздо полезнее будет не обострять отношения с Россией, особенно помня о том, что национально-территоральное деление и демографический кризис сами по себе, независимо от вмешательства или невмешательства других государств, ведут Россию к распаду. Гораздо полезнее для всех будет не пытаться ускорить, а попытаться смягчить этот  процесс с тем, чтобы ядерный потенциал России, в случае ее распада не стал использоваться для выяснения отношений между построссийскими государствами. Как случилось с прежними советскими вооружениями, скажем, во время начавшейся в ходе распада Советского Союза войны между Арменией и Азербайджаном, или в ходе войны между Молдовой и Приднестровьем.  
    Сейчас и в будущем Россия будет стараться не допустить дальнейшее расширение НАТО на восток. Это будет определять ее политику по отношению как к Украине, так и к Грузии. Следующим, не менее важным, стремлением будет сохранить, или даже усилить экономическое влияние на соседние страны. Мера этого влияния будет зависеть не только от России, но и от развития событий внутри самих стран. Пока многие заинтересованы в России. Хотя, если Россия не предложит, наконец, этим странам политику соседства на равных условиях, без попыток вмешиваться в ситуацию в стране,  это влияние будет ослабевать.
    

 

 

Print version
EMAIL
previous ЗАГАДКИ КРИЗИСА ЗАГАДОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ |
Юрий Дракохруст
НЕБОЛЬШИЕ ЗАМЕТКИ О РОССИИ В КОНТЕКСТЕ ТЕКУЩЕГО КРИЗИСА |
Виктор Коган-Ясный
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.