ISSUE 2-2009
INTERVIEW
Богдана Костюк
STUDIES
Геназдь Саганович Михаил Видейко
RUSSIA AND ITS XXTH CENTURY HISTORY IN SCHOOLBOOKS
Тарас Шульга
OUR ANALYSES
Grzegorz Motyka Petr Vagner
REVIEW
Владимир Воронов
APROPOS
Pavel Vitek


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
REVIEW
АДМИРАЛЪ» ЛУБОЧНОГО МОРЯ
By Владимир Воронов | журналист, Российская Федерация | Issue 2, 2009

Человеку, имеющему представление о русской истории начала ХХ века, как-то даже не очень и прилично обсуждать фильм «АдмиралЪ». О чем спорить, если никакой истории там вовсе и нет — даже и в качестве фона драматической любви Адмирала и Чужой Жены. Да и собственно любовная линия прописана столь примитивно, что закрадывается подозрение: а была ли любовь в жизни режиссера и актеров или у них еще все впереди?

Художественный кинематограф — не научное исследование, проколы встречаются и у выдающихся мастеров. Однако подмечено, что даже серьезные ляпы — с техникой, обмундированием и прочим антуражем эпохи, — не так уж сильно режут глаз, если фильм хороший. А вот плохой фильм, как метко подметил один блоггер, не спасёт даже батальон настоящих «тигров». Впрочем, не зря утверждают, что дьявол скрывается в мелочах, а «мелочей» этих в «Адмирале», хоть отбавляй. И понимающему зрителю они с первых мгновений фильма скажут главное: постановщики совершенно не разбираются в том, о чем они сняли картину. Если это их вообще интересовало.

Первые же батальные сцены впечатляют мощно и сразу — такой потрясающе красивой …фантастики не видел давно. Махонький российский миноносец «Сибирский стрелок» против германского броненосного крейсера «Фридрих Карл» — это сильно. Ведь далеко не каждый зритель удосужится заглянуть в справочники, чтобы узнать: этого не могло быть. Ну, хотя бы потому, что в тот период Первой мировой войны (1916 год) русские корабли никаких мин у чужих берегов уже не ставили. Впрочем, демонстрируемая нам постановка мин у Пиллау имела место, но аж на два года раньше — в 1914-м. А в том 1916-м никакой «Фридрих Карл» вообще уже не мог сражаться ни с кем, потому как еще 17 октября 1914-го подорвался на минном поле и затонул. Однако не было в реальности ни боя с заманиванием крейсера на минное поле, как не было и его киношно-красочной мгновенной гибели. В реальности германский корабль тонул неспешно — целых пять часов, за которые весь его экипаж был успешно спасен: из 700 немецких моряков погибло лишь семь.

Киношный «Сибирский стрелок» совершенно непохож на себя реального. Вместо новейшего по тому времени миноносца, каковым и был «Сибирский стрелок», на экране предстает миноносец предельно устаревшего проекта времен русско-японской войны — такие в боевых действиях тогда уже не участвовали.

Впрочем, даже новейший эсминец того времени не имел ни малейших шансов уцелеть, встретившись с «Фридрихом Карлом». В картине бой ведется чуть не с 500 метров. На такой дуэльной дистанции моряки наводят орудия прямо на силуэт корабля противника и промахнуться невозможно в принципе, однако германец непрерывно «мажет» по русскому эсминцу. Небольшая справка: в любом реальном сражении этот крейсер просто расстрелял бы миноносец из орудий главного калибра (210 мм) с расстояния 50-60 кабельтовых (кабельтов — 1/10 морской мили, равен примерно 185 м; т. е., речь идет примерно о 10-11 км, стандартной дистанции морского боя в те времена). На этом все и закончилось бы, даже рвани такой 210-мм «чемодан» хотя бы и в 20-30 метрах от миноносца (210-мм снаряд немецкого орудия весил 90 кг, из них 30 кг бризантная взрывчатка — пироксилин). Но на наших глазах снаряды главного калибра немецкого крейсера один за другим настигают русский миноносец, не причиняя ему особых повреждений. Наш героический кораблик крепко держит удары чудовищных снарядов, хотя при единственном попадании снаряд этого 8-дюймового орудия без затей развалил бы миноносец на мелкие составляющие! Это примерно то же самое, как если бы легкий бронетранспортер вынес бы прямое попадание пары-тройки оперативно-тактических ракет. Посреди боя русский корабль получает повреждение паровой магистрали (и из него вытекает нефть, хотя машина эсминца работал только на угле!) и, разумеется, сразу останавливается. В реальных условиях он был бы расстрелян через секунды. От противника «Сибирский стрелок» отбивается залпами …45-мм полуавтоматической пушки образца 1939 года. Что уже не смешно — не потому, что и пушки этой тогда не было: палить из сорокопятки по крейсеру с мощнейшей броней — все равно что долбить из пневматического пистолета по танку. В другом кадре огонь ведется уже из 75-мм пушки, но это ничего не меняет, как, впрочем, если бы киношники стреляли из штатного 102-мм орудия «Сибирского стрелка»: снарядами таких пукалок броне «Фридриха Карла» невозможно было нанести даже косметический урон.

Кстати, а что было делать командиру минной дивизии Колчаку на борту «Сибирского стрелка»? По должности — совершенно нечего. И, уж тем паче, в адмиральской должности самолично вести огонь из орудия — это уже сказка. То же самое относится к киногерою второго плана, господину Тимирёву: из любого справочника можно узнать, что в то время он уже был сугубо штабным офицером, да еще столь значимого ранга, что в принципе не мог оказаться на борту корабля, выполнявшего боевую задачу.

Сама обстановка на миноносце во время боя вообще какой-то бред, консультантам, видимо, лень было хотя бы заглянуть в книжки, чтобы получить представление о жизни и быте русских моряков той эпохи. Совсем уж полный сюр — молитва на борту: собирать весь экипаж на верхней палубе для вознесения молитвы в разгар боя — даже и слов нет! Не говоря уже о том, что это никак не вписывается ни в один боевой устав русского флота, ни в традиции, ни в практику. Молитва могла иметь место, но лишь на берегу или после сражения. И уж точно службу вел не офицер, а священник: батюшки были на каждом русском корабле, даже на миноносцах. Так что грубоватый вопрос некоторых зрителей-блоггеров, какую траву нюхал режиссер, весьма к месту.

А уж по части знаний наградной системы императорской России консультанты и вовсе провалились по полной программе. У одного из офицеров «Сибирского стрелка» орден Святого Владимира IV класса висит на планке не с положенной черно-красной лентой, а на …георгиевской! Вызывает усмешку и мешанина орденов на груди самого Колчака: то у него красуются ордена Святого Владимира III и IV класса с мечами, затем к этой коллекции добавляется орден Святого Георгия IV класса, потом в этой шеренге вдруг появляются еще ордена Святого Станислава. Затем часть коллекции исчезает: остаются только Св. Георгий IV класса и шейный крест Св. Владимир III-го с мечами. Правила ношения наград в Российской империи были весьма четкими и жесткими: при получении ордена высшей степени, ранее полученный тот же орден низшего класса уже не носился. Другие награды при этом носились — по тем же правилам. Исключение составлял лишь орден Святого Георгия: кавалер носил все степени этого ордена, включая низшие. Еще одно исключение касалось боевых орденов — тех, что с мечами: они тоже не снимались, даже получалась более высокая степень. Потому формально на груди Колчака должны были быть все ордена — если они боевые. Но орден Св. Владимира IV класса получен Колчаком за полярные исследования (о которых, кстати, в фильме ни слова), потому после получения Св. Владимира III класса у Колчака мог красоваться только этот орден. Но пикантность еще и в том, что затем с мундира Колчака разом исчезли оба Владимира, зато на шее появился орден Святого Станислава II класса. Но после Владимир III класса вновь возвращен на положенное место, а по ходу фильма его заменяет уже крест ордена Св. Георгия III класса — высокая и почетная награда для любого военачальника. Колчак действительно носил такой в бытность свою «Всероссийским правителем», вот только киношники скромно умолчат, что Колчак вовсе не был награжден этим орденом, а возложил его на себя. Остается удивляться, что с таким «знанием» материала на груди Колчака еще не воссияла золотая звезда Героя Российской Федерации с орденом Суворова впридачу… Обо всех этих атрибутивных штучках речь только потому, что обилие ляпов бросается в глаза, резко снижая доверие к творцам фильма: если уж по таким мелочам, о которых можно узнать в любом справочнике, они безбожно врут, как им вообще можно верить?

Прочие огрехи тоже бросаются в глаза. Эпизод огневой поддержки сухопутных войск кроме иронической улыбки ничего вызвать не может. Хотя бы потому, что Колчак никогда не командовал «крейсером» «Слава», да и не было в русском флоте такого крейсера — был такой линкор. Назвать же линкор крейсером, это все равно как поименовать фельдмаршала полковником.

Корректирует огонь пехотный генерал, а данные корректировки самолично принимает наш герой-адмиралЪ: кроме животного смеха это не вызывает никаких эмоций. Дело даже не в том, что никакого Колчака на борту «Славы» не было, это просто уровень артиллерийских офицеров низшего звена, а не адмиралов-генералов. Внимательные зрители подметили и такую «мелочь»: в фильме берег скалистый, реально в Рижском заливе скал нет! В фильме русские корабли огнем своей артиллерии спасают пехоту, отчаянно отражающую немецкий натиск, в реальности все было немножко не так и даже совсем наоборот: флот поддержал своим огнем как раз наступление русских войск. И огонь корабли вели не с бочек — как в кино, а на ходу — в ином случае они превратились бы в легкую мишень для немецких артиллеристов. Впрочем, снаряды полевых орудий, из которых немцы ведут огонь по русскому линкору, мало того, что никак не могли до него долететь, так при его броне вообще не могли причинить ему ни малейшего ущерба — хоть сутки напролет лупи. И корректировка огня, как прекрасно известно из исторической литературы, велась не по телефону — по радио. Причем корректировщики передавали данные на корабли вовсе не напрямую с передовых позиций: огнем корабельной артиллерии руководил (по радио!) флагманский корабль, получавший данные с центральной радиостанции возле Риги, на которую и замыкались все наблюдательные и корректировочные посты. Очень совершенная, надежная и эффективная схема, а вовсе не тот примитив, что нам показан в кино.

Показ офицерского быта не выдерживают никакой критики. Не будем о сценах отдыха и развлечениях господ офицеров и их семейств на балах и пленэре в разгар войны. Гельсингфорс (Хельсинки) теоретически был достаточно далек от эпицентра боевых действий, однако, и тут не сходится: Минной дивизии Колчака там вообще никогда не было, она базировалась первоначально на Либаву, а после ее сдачи — на Ревель (Таллин). Затем выведена в Свеаборг. Гельсингфорс же был базой бригады дредноутов типа «Севастополь».

Но вернемся к балу в разгар войны, после которого адмирал идет провожать чужую жену — сцена для офицера императорского флота просто немыслимая. Не потому, конечно, что морские офицеры были ангелами во плоти и свято блюли известную библейскую заповедь. Просто русское морское офицерство было предельно закрытой кастой со своими жестко и буквально соблюдавшимися правилами и нормами поведения, своим кодексом чести. И афронт с чужой женой автоматически означал дуэль — даже для великих князей морской кодекс чести исключений не делал. Отказ от дуэли означал незамедлительный уход «виновника торжества» с флота, если же он дуэль переживал, офицерское собрание все равно вежливо — пинком под зад — просило «героя» покинуть службу. Так что даже легкий флирт с женой сослуживца неминуемо означал полный и бесповоротный крах всей карьеры, независимо от чинов, званий, рангов, занимаемого положения и титулов. Кстати, именно «слухи» о начинающемся романе, а вовсе не боевые заслуги, побудили императорскую ставку спешно удалить Колчака с Балтийского флота — пока дело не дошло до дуэли.

Слегка булькнули постановщики и в сцене приема Колчака императором Николаем II: прекрасно известно, что самодержец никогда не вел беседы сидя, он всегда стоял наравне со своим гостем. Если же то было совещание, и сидели и император, и чиновники, и военачальники.

Колчак на Черноморском флоте не прорисован вообще никак: что он там делает, зачем? И уж совсем фантастикой смотрятся носящиеся над Черным морем германские аэропланы — откуда они могли там взяться в то время?!

На этом, в принципе, можно покончить с эполетами, орденами и сугубо военными ляпами — постановщики кино даже не попытались понять и восстановить дух эпохи, сотворив примитивный лубок. Потому все последующее и возникает совершенно неожиданно, как чертик из коробочки — Февральская революция 1917-го, безвременье Временного правительства, большевистский переворот, гражданская война.

Действительно, почему сначала все лубочно-красиво, — матросики, сражающиеся бок о бок с офицерами, офицеры, проводящие время на балах в промежутках между боями, чинно-размеренная благообразный государь, — и все это благолепие неожиданно нарушает кровавая каша февраля 1917-го. И матросики вдруг хватаются за винтовки, непонятно почему начиная изничтожать офицеров. Впрочем, февральская революция в кино вышла совсем уж гуманная: матросики расстреливают офицеров неспешно, без ожесточения. Реальность была более жестокой — в Питере, Гельсингфорсе, Кронштадте, Ревеле взбесившаяся матросня буквально забивала ненавистных офицеров, поднимала их на штыки, стреляла в спину. От рук матросов Балтийский флот потерял в марте 1917-го свыше сотни офицеров. А на Черноморском флоте уже тогда офицеров топили в море, привязав к ногам балласт. В фильме же мы видим достаточно спокойную и деловитую сцену расстрел…

Далее, опять же, совершенно провальный фон: Колчак красиво швыряет наградную саблю в море, но чем он, собственно, занимается, непонятно. Равно, как нет и ясности, что за события происходят в это время в России, почему крушится и разваливается государство, пока Анна Тимирёва, виртуальная возлюбленная Колчака, спешно набивает чемодан тряпками. Мне, как зрителю, например, из этого кино совершенно непонятно, отчего офицеры, адмиралы и генералы, давшие присягу на верность Николаю II, палец о палец не пошевелили для спасения, если и не конкретного императора, то хотя бы монархии как институции.

В тумане неизвестности и эпизод явления Колчака в Сибири осенью 1918-го: не было и вдруг взял и объявился в Омске. Как и откуда, с какой целью, программой — гадайте, мол, сами, а мы лучше покажем вам великую платоническую любовь Анны Васильевны и Александра Васильевича. Даже если и так, неплохо, между прочим, было бы сказать, что Анна Васильевна кинула не только мужа, но и годовалого ребенка, да и Колчак бросил жену и сына на произвол судьбы — без средств существования, в Севастополе, перманентно переходящем из рук в руки… Впрочем, к истории это уже не имеет отношения — ни к любовной, ни к какой еще. Однако реальный облик выходит уже не столь сусальный, как в кино.

Лубочная красочность померкла еще больше, знай зритель, что сюжет с явлением Колчака в Сибири вовсе не был столь уж героическим. Начнем с того, что биться с большевиками адмирал решил достаточно поздно — осенью 1918-го. А до того, с лета 1917-го, был в дальней заграничной «командировке», фактически ничего не делая. Все это время, когда в родной стране происходили события поистине страшные, реальный, а не киношный Колчак занимался устроением своей жизни, пытаясь наняться то к американцам, то к англичанам, на какое-то время он даже обустроился на КВЖД (Китайско-Восточная железная дорога) в качестве начальника стражи.

История его появления в октябре 1918-го в России смутна и загадочна. Согласно апокрифическим версиям, он появился в Сибири, когда пытался пробраться к Деникину. Более реалистичные исследователи указывают на то, что решающая роль в явлении Колчака в качестве лидера антибольшевистского движения принадлежит англичанам. На содержании которых он тогда и состоял, будучи скорее их марионеткой, нежели национальным лидером. Ничего нет в кино и о перевороте, устроенном Колчаком — свержении Директории — эсеровского антибольшевистского правительства Урала и Сибири. Равно, как нет ни единого сюжета о колчаковском терроре, который, конечно, уступал террору красному, но был вполне реален. Достаточно вспомнить зверскую расправу колчаковских офицеров над рядом членов свергнутой Директории. Между прочим, именно эта политика, в конечном счете, и привела к отторжению от белых ряда вполне антибольшевистских сил, их последующему переходу на сторону красных и, в конечном счете, поражению Колчака. Который к концу 1919-го полностью утратил какую-либо социальную базу. Его единственной опорой к тому времени были разрозненные белые отряды и иностранные формирования.

Создатели фильма как-то бегло отметили фигуру генерала Владимира Каппеля, хотя, по сути, это был как раз один из немногих подлинных героев той эпопеи. Именно его выдающимся военным успехам 1918-го и начала 1919-го целиком и полностью обязан Колчак. Монархист по убеждению, Каппель, тем не менее, твердо был убежден, что во имя общей цели — разгрома большевизма, можно и нужно сотрудничать с разумной частью эсеров. Однако Колчак так не считал. Он ни в коей мере не был монархистом, равно как сложно назвать его республиканцем. Его убеждения вообще типичны для офицерского корпуса того времени: они воевали за «Россию единую и неделимую», не ратуя за восстановление романовской династии, поскольку в глазах кадровых военных российская монархия полностью дискредитировала себя. К тому же монархическая идея не могла тогда получить поддержки ни у населения, ни, главное, у союзников, от которых и зависело снабжение белых формирований. Ни британцы, ни французы, ни чешские легионеры русских монархистов не поддержали бы. Да вот только предложить нечто своё и конкретное не получалось, потому, как и Деникин, Колчак воевал с идеей не предопределенности пути России: главное — свергнуть Советы, восстановить государство, а уже затем определить, каков будет порядок правления. Вроде бы правильно, вот только это не шло ни в какое сравнение с большевистскими лозунгами, хотя и абсолютно демагогическими, зато простыми и весьма притягательными.

Ход войны в Сибири по фильму понять совершенно невозможно: кто, где, как и с кем сражается, зачем, отчего побеждают те, а не эти — сплошная загадка. Отчего антибольшевистские силы на востоке, успешно громившие большевиков на огромной территории от Поволжья до Урала и в Сибири, вдруг оказались у разбитого корыта, зритель не может даже догадываться. Хотя адмирал и виноват: он оказался не только никудышным политиком, но и военным. Конечно же, он — моряк, война на суше — не его епархия, но зачем тогда принимать на себя крест верховного главнокомандующего, будучи совершенно некомпетентным в деле организации управления сухопутной армией, её снабжения?

Гражданской войны как таковой в фильме почти нет: какие-то парады, вялотекущие перестрелки, мимолетный госпиталь, нескончаемые перемещения адмиральского эшелона. Разве лишь одна эффектная сцена, да и та украденная из кинофильма «Чапаев»: «психическая» атака каппелевцев. Но отчего они разуты и раздеты, почему без патронов, куда делось имущество, поступавше от Антанты, если оно вообще поступало? Известно, что белые отряды действительно зачастую сражались едва ли не разутыми и боеприпасов у них не хватало катастрофически. Но при этом склады и арсеналы, как потом выяснилось, ломились от воинского имущества и амуниции — штаб Колчака не особо был озабочен проблемой снабжения фронта. Колоссальные запасы военного снаряжения частью были разворованы колчаковскими же интендантами, остальное попало к красным.

Кстати, о последних: «власть Советов» в Сибири устанавливали предельно жестоко, красные отряды истребляли буквально всех, кто не вписывался в классовую схему — торговцев, промышленников, инженеров, учителей, врачей, вообще всю интеллигенцию. Однако в фильме нет даже тени намека на запредельную жестокость красных, они даже расстреливают Колчака как-то изящно, а уж тюрьма, где его содержат после захвата — и вовсе почти санаторий.

Вне кадра осталось то, что наверняка сделало бы сюжетную линию более внятной: взаимоотношения Колчака не только с чужой женой, но и с союзниками — силами Антанты, генералом Жаненом и чешскими легионерами. Но их роль в крахе Колчака не прописана: генерал Жанен взял, да и выдал адмирала какому-то Политцентру, захватившему власть в Иркутске, а чехи и вовсе лишь отсвечивают в коридоре адмиральского вагона. По форме все верно: был и эсеро-меньшевистский Политцентр, и генерал Жанен с чехами, которые сдали Верховного правителя. Но почему вчерашние союзники, французы и чехи, выкинули адмирала, словно использованный презерватив? Никакой загадки тут нет, уж парой диалогов киношники могли бы просветить зрителя. Хотя бы и мимолетно обмолвившись, что чехам эта гражданская война в России — как собаке пятая нога, в чужом пиру похмелье. Задача легионепров была предельно проста: домой, домой! А финал Колчака и вовсе воспринимается как вполне закономерный: адмирал, тративший драгоценное время, — если верить фильму, — лишь на амуры, да и то платонические, точно не мог победить.

Так или иначе, вместо фильма хотя бы чутоке исторического или высокой любовной драм вышел банальный лубок: была, мол, некая чудесная страна, которая прекрасно воевала, был там милый адмирал, мужественно стоявший на мостике, читавший молитву и попутно палящий из пушки. А еще он славно проводил время на пленэре, отбивая чужих жен. Потом все вдруг рухнуло и адмирал уже в Сибири — на краю проруби.

Какую идею преследовали создатели «Адмирала», догадаться несложно. Хотя бы и по глазам актера Хабенского: в них весь фильм читалась не пламенная страсть к женщине, а равнодушное «да пошли вы все...». Просто авторы чутко уловили, что сейчас самое время хорошо заработать на очень востребованном звере по имени «национальная идея». И кого волнует, что идея эта представляет чудовищную смесь замшелых догматов Черной сортни, «Краткого курса истории ВКП(б)» и ежегодных президентских посланий? Главное, именно сейчас и на этом можно сделать бабло, бабло и еще раз бабло, ничего, кроме бабла. Вот и вся «генеральная линии партии». А уж что настоящая история отдыхает, представая жутким комиксом, так в учебниках она разве лучше? Будь иначе, не были бы ныне столь успешны и востребованы всякие фоменки и им подобные...

Print version
EMAIL
previous UKRAINIAN HISTORICAL BURDENS. SEVERAL REMARKS ON ORIGINATED PROJECT |
Petr Vagner
NEW GUARDIANS OF THE TRUE HISTORY OR FINE WORDS DRESS ILL DEEDS |
Pavel Vitek
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.