ISSUE 4-2009
INTERVIEW
STUDIES
Сергей Саркисян Владимир Воронов
RUSSIA AND CASPIC GAS
Сергей Саркисян
OUR ANALYSES
Отар Довженко
REVIEW
Pavel Venzera
APROPOS
Pavel Vitek


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
OUR ANALYSES
ТИМОШЕНКО ИЛИ ЯНУКОВИЧ – В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ МЕДИА НЕ ПОЗДОРОВИТСЯ
By Отар Довженко | журналист, Украина | Issue 4, 2009

Нынешняя Украина – страна-парадокс, страна самодостаточного и самоорганизовавшегося хаоса, сумевшая выжить и выдержать кризис не просто без единства власти, но и в условиях жесткого противостояния между ее отдельными фракциями. Жители Украины научились относительно стабильно существовать в условиях дремучей коррупции, безучастных правоохранителей, неработающей судебной системы, драконовского налогообложения и многих других обстоятельств, которые в другой стране и в другое время, скорее всего, давно спровоцировали бы восстание. Нельзя сказать, что большинство украинцев довольны положением в стране и обществе, однако реплики по поводу обнищания и падения экономики в пропасть, звучащие в предвыборных выступлениях, мало кто воспринимает всерьез. Феномен, достойный изучения и описания, и без промедления - поскольку, по убеждению большинства, жизнеспособной мирной анархии в Украине осталось недолго. Оба реальных претендента на пост главы государства, соревнование между которыми завершится в феврале текущего года, собираются взять под контроль законодательную и исполнительную власть, усилить и приумножить свои полномочия, реформировать суды и правоохранительные органы, в общем – «навести порядок».

Удастся ли им это? Путь к получению тотальной власти будет очень нелегким. Во-первых, победившей силе придется преодолеть отчаянное сопротивление проигравшей, а также других партий и финансово-промышленных групп, не желающих покидать политическую арену. Противоборство может разгореться как в Верховной Раде, которую оба главных кандидата в президенты обещают то распустить, то переформатировать под себя, так и на очередных выборах – сначала муниципальных в мае 2010 года, потом – парламентских в марте 2011-го. А значит, даже при наиболее выгодном стечении обстоятельств объединение властных полномочий будет происходить в несколько этапов, на каждом из которых новая власть рискует затормозить. Во-вторых, главное препятствие на этом пути – отсутствие у народа доверия и готовности верить каким бы то ни было политикам, как следствие разочарования в команде, победившей 5 лет назад. Даже в случае, если победитель президентских выборов совершит настоящее экономическое и социальное чудо (а это будет нелегко с нынешними полномочиями президента), ему не светит та единодушная поддержка, которую оказывало Виктору Ющенко большинство украинцев во время Оранжевой революции. Накал политического противостояния в обществе спал везде, кроме «коренных» территорий бело-голубых (Донецкая, Луганская область, часть Юга Украины и Крым) и оранжевых (Львовская, Ивано-Франковская, Тернопольская и часть прилегающих областей). Попытка отождествить предвыборную борьбу Юлии Тимошенко и Виктора Януковича с последней битвой Добра и Зла, совершенная обеими сторонами, в этот раз провалилась. Основная масса населения вообще никого не поддерживает, а без особого энтузиазма собирается отдать свой голос за того из кандидатов, который представляется меньшим злом.

Предсказать события после 8 февраля 2010 года непросто, поскольку все в значительной мере зависит от того, удастся ли победившему заполучить большинство в парламенте, а если удастся, то будет ли это большинство простым или конституционным. Но один прогноз можно делать смело: вне зависимости от того, кто именно станет президентом, удастся ли, и насколько быстро, ему (или ей) сосредоточить власть в своих руках, первым делом будет обезврежен фактор, обусловливающий невозможность «сильной руки» - свобода средств массовой информации.

Плюрализм, отсутствие цензуры и непосредственного влияния власти на СМИ, распределение главных медиаресурсов между несколькими конкурентными финансово-политическими группами, существование нерегулируемого Интернета и небольшого количества относительно независимых средств массовой информации значительным образом предопределили упадок и дезинтеграцию оранжевой власти. Именно с журналистских разоблачений в середине 2005 года началось стремительное снижение рейтинга президента Ющенка, имевшего в момент инаугурации более 50% поддержки в обществе. Осенью 2005-го Ющенко не удалось погасить конфликт между своим окружением и группой Юлии Тимошенко, поскольку обе стороны обратились к СМИ и успели распространить свои заявления. С этого момента «оранжевой» команды больше не существовало, и попытки изобразить ее единство, совершавшиеся перед выборами 2006 и 2007 годов, оказывались неудачными в основном вследствие дотошности все тех же журналистов, с удовольствием вытягивавших на свет разногласия между врагами-партнерами.

Очередные и досрочные парламентские выборы обозначили новый стиль взаимодействия политиков со СМИ – исключительно «экономический», при котором влияние, лояльность и эфирное время приобреталось за деньги. Новости на телевидении и в газетах изобиловали скрытой рекламой, гостевые студии и ток-шоу покупались и продавались, как и право участия в развлекательных программах, интервью и обложки неполитических изданий. «Равенство возможностей» в подкупе журналистов устраивало политические силы, финансовые ресурсы которых превосходили организационные – проще говоря, легче было купить новость о событии, чем сделать его интересным и привлечь внимание СМИ. С другой стороны, результаты выборов показали, что полагавшиеся за заказные материалы политические силы получили меньше, чем надеялись, в то же время те, кто больше работал «в поле» и более удачно создавал информационные поводы, сэкономили деньги и достигли большего, чем предсказывали социологи. Конечно, прямую связь доказать сложно, однако тенденция очевидна.

Увы, демократические перемены в обществе не были сопряжены с изменением ментальности политической элиты. Как и во времена Леонида Кучмы, политики хотели быть героями только хороших новостей. Посему после выборов 2007 главные центры политического влияния начали работу над тем, чтобы взять под контроль как можно большее количество СМИ. Преуспел в этом глава Секретариата Президента Виктор Балога, сумевший убеждениями, угрозами или другими аргументами обеспечить позитивное паблисити своему патрону на несколько месяцев (впрочем, после увольнения Балоги влияние президента на СМИ сократилось до минимума). Неплохо удалось это также мэру Киева Леониду Черновецкому, который выиграл досрочные выборы 2008 года не в последнюю очередь благодаря лояльности всеукраинских и столичных СМИ. А с приближением президентских выборов за дело взялись главные претенденты на власть – премьер Юлия Тимошенко и глава оппозиции Виктор Янукович. Их цель – монополизировать влияние на как можно большее количество популярных СМИ, а также отсечь оппонентам доступ к эфиру и прессе.

В программах и публичных выступлениях обоих лидеров гонки – уверения в приверженности принципам свободы слова и демократии, намерение создать общественное телевидение и радиовещание, в общем, не к чему придраться. Однако есть достаточно примеров, когда действия Тимошенко и Януковича, а еще чаще – их команды, расходились с этими декларациями. Взаимоотношения как «бело-голубых», так и «бело-сердечных» с медиа строятся весьма непросто, и оба лагеря успели проявить свою готовность не останавливаться ни перед чем, вплоть до физического насилия, избегая нежелательного интереса или присутствия журналистов. В антирейтинге «Врагов прессы», который ежегодно составляют и публикуют журналистские профессиональные и правозащитные ассоциации, есть представители обеих политических сил.

По количеству собственных медийных ресурсов команда Януковича значительно превосходит команду Тимошенко. В распоряжении Партии регионов находятся СМИ Рината Ахметова (всеукраинский телеканал ТРК «Украина», одна из самых популярных газет – «Сегодня», ряд других изданий), а благодаря дружбе с Дмитрием Фирташем и Кремлем «бело-голубые» заручились поддержкой самой мощной медиагруппы в стране – «Интер». Таким образом лояльные к Януковичу СМИ охватывают более 40% всеукраинской телевизионной аудитории. Возможно также, что после разрыва дружественных отношений между Игорем Коломойским и Юлией Тимошенко в ближайшее время под флаги Януковича перейдет телегруппа «1+1», принеся ему еще более 10% аудитории. При этом главной формой отношений с медиа для штабистов Януковича является покупка заказных материалов - бело-голубые осознают, что традиционно не вызывают у журналистов симпатии, и пытаются ее стимулировать.

Своих СМИ у Юлии Тимошенко нет, а ее соратники владеют лишь немногочисленными газетами и сайтами. Чтоб не исчезнуть с экранов, ей пришлось пойти на стратегический союз с Виктором Пинчуком – владельцем второй по масштабам телевизионной группы StarLightMedia (около 20% аудитории). Впрочем, игнорировать Тимошенко не отваживается ни одно из всеукраинских СМИ, поскольку подобные попытки со стороны группы «Интер» в 2009 году чуть не привели к рейдерскому захвату последней. Более того, Юлия Владимировна довольно удачно использует эфир принадлежащей Ахметову «Украины», периодически появляясь в эфире ток-шоу «Шустер live». Главной медийной стратегией Тимошенко остается создание информационных поводов, но и покупкой новостных сюжетов она не брезгует. В реализации собственных медийных спецопераций, таких как скандал вокруг приватизации «Межигорья» или шум вокруг эпидемии нового гриппа, ей сопутствует удача, однако ее иммунитет против подобных акций, направленных против нее, - раскрутки дела Лозинского, «дела педофилов» и других, - не слишком силен.

В ходе текущей избирательной кампании доступ к СМИ был окончательно диверсифицирован – все или почти все кандидаты получают возможность покупать эфир или статьи «в розницу», однако лишь один может претендовать на благосклонность издания, канала или медиагруппы «оптом». Наиболее активными розничными покупателями являются Янукович, Тимошенко, Арсений Яценюк, Сергей Тигипко, Владимир Литвин и Виктор Ющенко. Другие кандидаты в теленовостях не появляются (при этом пиар-сюжеты о деятельности шести из восемнадцати претендентов телевизионщики преподносят как «освещение избирательной гонки»). «Оптовую» поддержку уже нельзя купить за деньги – предметом переговоров между кандидатами и собственниками наибольших медиагрупп является собственность, приватизация, влияние, места в будущих избирательных списках. Предоставляя такую поддержку, олигархи в какой-то мере пытаются гарантировать себе спокойное будущее вне зависимости от результатов выборов.

Ключевым отличием риторики Тимошенко и Януковича является именно вопрос собственности. Янукович в значительно большей степени опирается на крупный капитал, поэтому обычные для украинской оппозиции всех времен мотивы «раскулачивания», восстановления справедливости и решения проблем бедных за счет богатых в его предвыборной риторике отсутствуют напрочь. В то же время Тимошенко, хоть и находится при власти, вместо гарантий сохранения стабильности обещает реприватизацию, перераспределение собственности и деолигархизацию. Олигархи, обещает Тимошенко, останутся только с той частью своего богатства, которая была нажита честным путем. При этом главным признаком, отличающим «плохих олигархов» от «хороших крупных бизнесменов», коих в ее команде немало, является наличие контролируемых средств массовой информации, используемых для влияния на общественное мнение.

Методы деолигархизации СМИ – наверное, наиболее загадочный момент в предвыборных обещаниях Тимошенко: когда ей задают этот вопрос, она обычно начинает говорить об общественном вещании. Мол, создание независимого и контролируемого общественностью телевидения и радиовещания решит эту проблему. Значит ли это, что первая десятка украинских телеканалов, принадлежащая пятерым людям – Дмитрию Фирташу, Игорю Коломойскому, Валерию Хорошковскому, Виктору Пинчуку и Ринату Ахметову – и стоящая по нынешним послекризисным временам не меньше 40-50 миллиардов гривень, будет национализирована и превращена в десятиканальное общественное телевидение? Подобное мог бы позволить себе Уго Чавес, но не глава европейского государства. Вероятно, это – своеобразный месседж олигархам, поддерживающим оппонента. Впрочем, неудивительно, что все они, кроме разве что Виктора Пинчука, сделали ставку на Януковича, гарантирующего сохранность их собственности.

Янукович, Тимошенко и олигархи – лишь три вершины квадрата, четвертая же – Россия. В начале осени, за полтора месяца до старта избирательной кампании, нечто странное произошло с телегруппой «Интер», которая в течение более чем полугода вела ожесточенную информационную войну против Юлии Тимошенко и правительства, параллельно раскручивая будущего кандидата в президенты Арсения Яценюка, а также предоставляя эфирное время Януковичу и Ющенко. Генеральный продюсер группы Анна Безлюдная, считающаяся наиболее жестким, но и самым эффективным медиаменеджером Украины, внезапно уволилась по собственному желанию, забрав с собой большую часть своей команды. В тот же день в новости «Интера» вернулась Юлия Тимошенко, о которой в период противостояния упоминали лишь в негативном ключе. А в информационной службе «Интера» появился «надзиратель» - российский журналист Илья Канавин, представленный как «консультант», однако на самом деле наделенный намного более серьезными полномочиями.

В течение нескольких недель новости «Интера» поражали сбалансированностью, однако уже в октябре критика в адрес правительства, премьера и ее политической силы, а также благосклонность к Януковичу начали вновь преобладать. По неофициальной информации, загадочная смена руководства, появление российского «смотрящего» и скачки в информационной политике могли быть связаны с появлением среди акционеров канала Игоря Коломойского. Возможно, он полностью или частично выкупил опцион, принадлежавший Дмитрию Фирташу, и получил возможность влиять на канал по договоренности с российской стороной. Поскольку на тот момент Тимошенко сотрудничала с Коломойским, а уже контролируемые им СМИ были к ней лояльны, несложно догадаться, что одним из условий договоренности было ненападение на премьера. Однако срыв приватизации Одесского припортового завода в конце сентября положил конец дружбе Коломойского с Тимошенко, и через некоторое время симпатии олигарха якобы оказались уже на стороне Януковича. Понимание этой комбинации усложняет крайняя непрозрачность собственности группы «Интер» - до сих пор никто с уверенностью не может сказать, какими долями и от чьего имени владеют в этой компании Дмитрий Фирташ, Валерий Хорошковский и российский «Первый канал». В подтверждение участия Коломойского в событиях на «Интере», в конце года появились настойчивые слухи о том, что в скором времени Анна Безлюдная возглавит группу СМЕ-«1+1», в которой Коломойский является владельцем 49% акций и фактическим управляющим партнером. Вероятно, что в ближайшее время американская компания Central European Media Enterprises продаст Коломойскому контрольный пакет или даже все 100% своих украинских активов, поскольку они перестали быть прибыльными и создают немало проблем. Вообще, кризис и небывалый политический ажиотаж вокруг медиаресурсов привел к стремительному оттоку с украинского медиарынка иностранных инвесторов, не выдерживающих коррупции, налогового прессинга, непредсказуемости и нерыночного ценообразования. Этот процесс весьма выгоден желающим взять СМИ под контроль – с отечественными медиасобственниками гораздо легче найти общий язык, чем с иностранными.

Поразительную пассивность Кремля в отношении нынешних украинских выборов можно объяснить только одним – победа Януковича и Тимошенко устраивает российскую власть примерно одинаково. Поэтому тратить силы и деньги, оказывая активную поддержку той или другой стороне, не имеет смысла. Российские новости об Украине, как всегда, пронизаны сарказмом и антипатией к украинской государственности и независимости, издевательствами по поводу политического хаоса, однако не направлены на формирование положительного образа ни Тимошенко, ни Януковича. Естественно, что в случае победы Тимошенко россияне, в отличие от местных олигархов, своей собственностью нисколько не рискуют, поэтому крен «Интера» в пользу Януковича ситуативен.

Итак, путь к власти над ведущими медиа лежит через сердца пяти человек. В случае победы Януковича речь будет идти, скорее всего, только о политической лояльности СМИ, которую большинство олигархов ему уже пообещали. Тимошенко, победив, может захотеть большего – собственности. Впрочем, Тимошенко в большей степени, чем Янукович, психологически зависит от одобрения мирового сообщества, которому не по нраву придется национализация и «раскулачивание», поэтому вряд ли она будет действовать нахрапом. Кроме того, монополия пятёрки олигархов касается только всеукраинского эфирного телевидения – спутниковые и местные телеканалы, радиостанции и печатные СМИ принадлежат бизнесменам и компаниям, не обязательно связанным с финансово-политическими группами; определенная часть, вероятно, останется верна или решит примкнуть к оппозиции. Очень непросто будет покорить СМИ в регионах, являющихся основой электоральной базы оппонентов. Да и для многих журналистов, пускай деморализованных и разочарованных в «идеалах Майдана», свобода слова, профессиональные стандарты и миссия все еще не пустой звук. Учитывая опыт 2004 года, когда наличие всего лишь одного оппозиционного 5-го канала, нескольких газет и сайтов не дало государственной цензурной монополии взять общественное мнение под контроль, сделать это теперь, когда общество привыкло к плюрализму, будет сложно.

Но – не невозможно. И Янукович, и Тимошенко уже демаскировали некоторые методы, которыми собираются укрощать строптивые медиа. Например, в позапрошлом году представитель фракции Блока Юлии Тимошенко в Верховной Раде Антон Яценко зарегистрировал закон, предусматривающий введение уголовной ответственности за клевету. Через некоторое время проект был отозван, однако в конце лета 2009 года в проекте конституции «широкой коалиции», соавтором которого якобы был идеолог кучмовской цензуры Виктор Медведчук, появилась еще более иезуитская инициатива – лишение средств массовой информации лицензии за публикацию недостоверной информации. И вновь от этой идеи начали открещиваться, как только общественность подняла шум. Но уже в октябре киевский районный суд в обеспечение иска Блока Юлии Тимошенко наложил запрет на публикацию любой «недостоверной рекламы, порочащей премьер-министра и правительство». Поводом для тяжбы стал ролик Партии регионов, в котором эмоционально перечислялись просчеты правительства Тимошенко. Постановление суда позволило тимошенковцам быстро и законно истребить биллборды, пародирующие рекламную кампанию «Вона працює!», а потом, когда начались обвинения в недемократичности – отозвать иск.

Известно, что получить «правильное» судебное решение в Украине – лишь вопрос денег; если же дело политическое, то еще и вопрос контроля над судами. И то, и другое, скорее всего, будет в распоряжении победителя, которому остается лишь наложить законодательный «запрет на неправду», чтобы получить возможность лишать лицензии в судебном порядке любое СМИ. Распространив действие ограничивающих законов на Интернет, можно полностью перекрыть доступ к «неудобной» для власти информации даже для тех, кто способен искать ее активно. Правда, на пути к этому удобному и относительно дешевому способу (Кучма не додумался – ему приходилось воевать со СМИ с помощью налоговой, санэпидемстанции, пожарной охраны и других учреждений) новой власти придется выдержать шквал возмущения общественности, и не только украинской, но и мировой… Впрочем, психологически они к этому готовы – «принуждение к правде» всегда можно списать на наведение порядка, которое оба ведущих кандидата провозглашают своей главной целью.

Возможно, будут и другие, менее изощренные методы – угрозы, давление, подкуп. Во всяком случае, журналистское сообщество уже давно демонстрирует готовность к еще большему ограничению своих прав и свобод. «Кризис» как универсальный аргумент для любых непопулярных решений был использован медиасобственниками для кадровых чисток, сокращений, принуждения к незаконным и неэтичным действиям. Кризис привязал журналистов к рабочим местам, и они стали намного большими конформистами, наблюдая, как их коллег за малейшую провинность или вообще ни за что выбрасывают на улицу, где найти работу совсем непросто. В течение последних лет из ведущих СМИ вычистили значительную часть журналистов, имеющих собственное мнение и не готовых идти на компромиссы с совестью. В результате медиа стали намного более управляемыми даже в сравнении с эпохой Кучмы: тогда, поставленные перед необходимостью выполнять «темники», журналисты искали возможности этого избежать, сейчас же распоряжения сверху исполняются беспрекословно и даже не вызывают внутреннего протеста.

Насколько активными и деятельными были журналисты в 2004 году, когда их вступление в борьбу против цензуры во многом предопределило успех Оранжевой революции, настолько же вялы и безучастны они сейчас, когда, возможно, свободе слова в Украине угрожает еще худшая ситуация, чем во времена Кучмы. Рациональные аргументы не действуют, так что, возможно, украинскому журналистскому сообществу необходим хороший пинок, который расшевелит их раньше, чем они окончательно окажутся в плену новой матрицы. Остается лишь найти силу, способную дать такой пинок.

Print version
EMAIL
previous РОССИЯ И ГАЗ КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА |
Сергей Саркисян
USEFUL LOOK UNDER HAT |
Pavel Venzera
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.