ISSUE 1-2006
INTERVIEW
STUDIES
Alexander Lengauer Отар Довженко Jan Marian Виктор Замятин
OUR ANALYSES
Олександр Ленгауер
REVIEW
Богдана Костюк
APROPOS
Rene Kubasek


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
OUR ANALYSES
ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ЗАХОТЕТЬ?
By Олександр Ленгауер | директор компании, CEC Ukraine, Украина | Issue 1, 2006

     Появление в 1991 году на карте мира независимого государства Украина, с одной стороны, соответствовало многовековым желаниям подавляющего большинства самих украинцев, но с другой стороны, было неожиданным не только для ЕС и США, но «застало врасплох» и саму украинскую властную элиту. От первоначальной эйфории власть быстро отрезвили проблемы, обрушившиеся на неё в связи с обретённой независимостью. Среди них основными были: отсутствие опыта по управлению независимым государством, всепоглощающее желание личного и быстрого обогащения, отсутствие эффективной структуры управления страной и полное отсутствие стратегического планирования развития страны.
     Но если проблема личного обогащения в течение последних 15 лет решалась достаточно эффективно и на всех этажах власти, то решение остальных проблем все еще находится либо в зачаточной стадии, либо к ним не приступали вообще. В свое оправдание сменяющиеся властные элиты приводили разнообразные причины, но все они продолжали успешно решать вопросы, связанные с увеличением личного благосостояния, причем, прежде всего - за счет использования ресурсов государственного и местного бюджетов.
     Остальные проблемы остаются нерешенными и до сих пор. Власть же пытается определиться с национальной идеей.
     Формулирование понятия «национальная идея» не заключается исключительно в предложении всей нации какой-нибудь универсальной парадигмы (например, «сало – найкраща їжа в світі» или «заговоримо українською – заживемо в Едемі» , или «трипільська культура – колиска європейської цивілізації» ). Это скорее предложение нации некоего сценария, пути развития на определенную историческую перспективу. Причем такое предложение вряд ли может носить тактический, кратковременный потребительский характер, а именно: «Всем зарплату по 200 долларов!» или «Всем инвалидам по легковой машине!» .
     Если такое предложение отвечает неким широко распространенным внутренним представлениям нации, пусть даже и неверным, или уже отжившим своё на этот момент, то такое предложение вполне может стать силой, объединяющей, на некоторое время, нацию, пусть даже сама идея и будет утопичной. Примером такой идеи может служить «сработавший» в России лозунг о воссоздании империи, хотя бы и в виде new-USSR. Правда, с течением времени, такая ложная «установка нации» выстрелит и против её авторов, и против самой нации.
     Для того же, чтобы национальная идея действительно «завела» и народ и рыночную экономику, необходимо, чтобы кроме соответствия внутренним (широко распространенным) представлениям нации, она укладывалась и в объективные процессы, происходящие в мировой экономике и политике.
     Примером неудачного лозунга-идеи может служить призыв «Україна вступає до Європейської Спільноти» . Скорее всего, никто даже не пытался понять, а насколько Украина сейчас нужна объединенной Европе? Сможет ли экономика ЕС «переварить» появление, кроме 10 уже ожидавшихся и «своих» по истории и менталитету, но экономически и социально отстающих новых членов, еще одного новенького, постсоветского, сходного по размерам и населению с Францией, но гораздо более бедного? Будет ли обрадовано ВСЁ население Украины перспективой объединения именно с Европой, а не с «братской славянской Россией»?
     Для части населения, мечтающего объединиться с северо-восточным соседом, вопрос а готова ли и будет ли новая, наполовину рыночная российская псевдоимперия платить своими деньгами и ресурсами за это объединение, стоит сугубо риторически. А вот гораздо более богатая Европа, полагают они, будет из нас тянуть последние соки.
     Другая же часть весьма смутно и часто неадекватно представляет себе последствия для Украины после её незамедлительного присоединения к ЕС, утопично рисуя будущее в весьма оптимистических тонах.
     В любом случае, выдвижение и попытка активной и немедленной реализации «европейского» вектора могут привести не только к расколу в обществе, но и к общему разочарованию социума.
     Даже простой анализ последствий незамедлительной «европеизации» Украины приводит к очевидному факту – украинская нация неоднородна, она биполярная, а возможно и трех полюсная. При самом грубом подходе можно выделить две её части: восточную, имеющую просоветско-пророссийскую ориентацию и западную – проевропейскую.
     Отсюда задача – определить место Украины во внешнем мире и оптимальные пути её дальнейшего развития.

«Северо-восточной» вектор
     Когда говорят о возможности повторения в Украине «успешного» путинского сценария, то упускают некоторые весьма важные отличия наших двух стан. Другими словами, как «сформулировал» один наш бывший президент «Украина – не Россия». Такие различия стали еще более глубокими после внесения изменений в украинскую Конституцию
     Попытаемся вкратце сформулировать основные пункты, позволяющие сделать такой вывод.

Отрасль Президент России Президент Украины
ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА
Правительство Полный контроль Контроль частичный, только за некоторыми силовыми структурами
Регионы Полный контроль Контроль частичный, совместно с парламентским большинством
СМИ Полный контроль Частичный контроль только над государственными каналами и изданиями (их суммарное влияние невелико)
Военные конфликты Фактически перманентный военный конфликт в Чечне и на Кавказе Отсутствие межэтнических и других крупных конфликтов.
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
МИД Полный контроль Контроль неполный, совместно с парламентским большинством
ЭНЕРГЕТИКА
Нефть-Газ Полный контроль над Газпромом, Роснефтью, Трансгазом и их дочерними структурами Государство, но не Президент единолично, осуществляет контроль только над транспортом газа и нефти и над государственной долей в их добыче (не полный, т.к. часть месторождений отдана по лицензии бизнесу)
Уголь Нет жесткого контроля Контроль у правительства, назначаемого большинством в Верховной Раде
Электроэнергетика Полный контроль через РАО «ЕЭС России» Контроль у правительства, назначаемого большинством в Верховной Раде
ФИНАНСЫ
Банки Достаточный контроль Только над госбанками
ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
Металлургия Контроль частичный Отрасль практически полностью приватизирована, регулятивный контроль у правительства, назначаемого большинством в Верховной Раде
ВПК Контроль полный Контроль у Президента и правительства, назначаемого большинством в Верховной Раде, на паях с «красными директорами»
Духовная сфера
Элита Постсоветская, с имперским мировоззрением Постсоветская, с мировоззрением, тяготеющем к независимости,
Язык Русский, как единственный доминирующий Реальное двух- и более язычие.

    Базовая «демократичность» Украины основывается и на наличии, как минимум, двух разных групп украинского населения: с западной «проевропейской» и с восточной «просоветской» ориентацией. Причем, в последнее время, столичный и за ним центральный регион активно дрейфует именно в «проевропейском» направлении, чего нет в Москве и окрестностях, где преобладают имперско-просоветские настроения. Такая базовая «демократичность» объективно усиливается децентрализацией власти, произошедшей после конституционной реформы.
    В России нет даже намека на подобное деление, тогда как в Украине само наличие двух (трех, включая промежуточную?) групп населения, при создании толерантной ситуации подтолкнет страну именно к демократическому пути развития.
    Кроме культурно-языковых различий, в Украине имеются еще и различия в промышленном развитии регионов. Подобные различия не являются исключительной прерогативой Украины, они есть практически во всех странах, например в Германии, США или в Италии. И хотя сепаратистские настроения, время от времени озвучиваемые в разных государствах (например, жителями промышленно развитого севера Италии), могут усиливаться, каких-либо реальных последствий такие заявления не влекут. Подобные различия не приводят к распаду этих государств, хотя конечно, граждане из более развитых регионов выражают недовольство тем, что их земляки дотируют экономически слабые части их государств.
    В то же время, эти различия активно используются бывшими провластными партиями в ходе двух последних предвыборных агитационных компаний. Играя на страхе населения восточных областей перед этой же властью созданным образом националистических чудовищ, проживающих на западе страны, эти партии пытаются увеличить число своих сторонников. Борясь со своими противниками, партии Януковича и Медведчука активно разыгрывали (и продолжают это делать и по сей день) идею сепаратизма.
    Особенно ярко их желание расколоть страну проявилось в 2004 году, перед третьим туром президентских выборов, когда в Харькове и Северодонецке прошли съезды, открыто объявившие о выходе из состава Украины нескольких областей. Пользуясь тем, что такие их действия остались безнаказанными, эти партии и сейчас стараются усилить искусственные различия между западом и востоком Украины, провоцируя тем самым раскол страны.
    Но путь к единству лежит не через углубление различий, а через наведение мостов.
    Безусловно, каждой стране хотелось бы, чтобы все её составные части были бы одинаково высокоразвитыми, тем не менее, различия были, есть и остаются. И ничего смертельного в таких различиях нет. Да, одни регионы играют роль лидеров-доноров, другие – роль получателей экономической и финансовой помощи. Со временем регионы-акцепторы становятся лидерами (примеры – значительно выросшая роль западного побережья США, уже оспаривающего роль лидера у штатов восточного побережья или Силиконовая Долина). Главное здесь – роль центрального руководства страной, которое обязано создавать условия для опережающих темпов развития регионов-акцепторов и тем самым поднимать экономику всей страны.
    Это в полной мере относится и к Украине, с той только разницей, что центральное руководство за все годы независимости не сделало практически ничего для того, чтобы начать поднимать экономический потенциал регионов-акцепторов. Всё положительное, что в них происходит, делается не благодаря помощи Киева, а вопреки, например, желанию Государственной налоговой Администрации собрать как можно больше денег в бюджет на местах, чтобы передать их в центр. Да и на Востоке страны вмешательство центральных властей ощущается минимально, все отдано на откуп региональным элитам, которые, кроме того, ещё и получают дотации из госбюджета. И как результат такой политики – постоянное уменьшение количества регионов-доноров. Фактически сейчас только Киев и может похвастаться таким статусом, в последние годы даже Донецкая и Днепропетровская области изменили свой бюджетный статус и стали акцепторами средств государственного бюджета.
    Объективно децентрализация экономической власти и передача в регионы прав на бюджетный менеджмент, что заложено в новую редакцию украинской Конституции, будет способствовать демократизации страны, однако возникают риски, связанные с удовлетворением местными элитами своей тяги к личному обогащению. Бороться с этим придется Президенту вместе с правоохранительными ведомствами и налоговой администрацией.
    А ведь при последовательной государственной политике, даже за последние пять-семь лет можно было бы кое-что сделать для подъема западных областей Украины, создать условия для экономической интеграции её разных частей.
    Именно наличие описанных различий внутри Украины не предполагает неминуемого её сближения с Россией, это скорее базис для демократизации экономической и политической жизни страны.

Европейский вектор
    Существование рядом с Украиной такой структуры как ЕС заставляет (между прочим, по стереотипу еще советских времён) стремиться к ней вплоть до объединения. Стремится, безусловно, необходимо, а вот немедленно объединяться вряд ли так уж необходимо. Чтобы понять это, обратимся к хронологически первому примеру объединения Европы с пост социалистическими государствами. Речь идет об объединении Германии.
    В состав ГДР входили только 4 из 14 земель нынешней Германии, но прошло уже 10 лет и, несмотря на сотни миллиардов долларов инвестиций из ФРГ в бывшую ГДР, различия между ними не исчезли. И это притом, что ГДР слыла самой развитой и образцово-показательной среди всех социалистических стран, а территориально она в 3,5 раза уступала ФРГ. Остались весьма значительные проблемы и в сфере производства, и в социальной сфере, хотя на саботаж старых ГДР-овских чиновников ссылаться не приходится, т.к. закон о люстрации поставил их вне госаппарата.
    Если, на основании этого конкретного примера, представить себе перспективу развития объединенной Европы, то резонно встает вопрос, а какова должна быть цена для «старых» европейских стран за такое расширение? Когда все эти деньги будут найдены, инвестированы, и когда Европа экономически (а не политически) будет готова к дальнейшему расширению?
    Честно говоря, исходя из высказываний представителей высшего европейского истеблишмента, можно сделать вывод: Украину там не то чтобы не ждут, но как-то не готовы к встрече, по крайней мере, сейчас. Об этом же говорят и трудности в подготовке Плана по сотрудничеству между ЕС и Украиной. И проблема тут не только в нашем выборе. Экономика - не политика, она вольностей не прощает…
    Ну не ждут они нас мгновенно и не известно, когда начнут ждать, так как своих проблем у них скоро станет невпроворот. И что же в этом страшного? Ответ – ничего!
    Кто мешает нам спокойно развиваться, используя помощь ЕС, но не сливаясь с ним, развивая и экономику, и демократию, и социальную сферу? Неужели не осилим? Не верю! Слишком люблю эту страну и её народ, чтобы не верить в них, слишком большую и кровавую историю она прошла, чтобы не осилить этого самостоятельно (может лучше «самостійно» )?
    Причем идти вперед нужно всем вместе: и восточным, и западным, и северным, и южным, стремясь не сесть на шею (или на иглу) ЕС, но развиваться, используя все преимущества нашего расположения между двумя геополитическими центрами, с учетом нашей территориальной, географической и социальной самодостаточности. Ведь всем известно, что именно пограничные науки, культуры и государства могут развиваться быстрее и разнообразнее, чем остальные.
    Именно это и должно стать нашей национальной идеей: «Все вместе и вперед!» Если Украина начнёт двигаться в этом направлении, то ускорение экономического развития не заставит себя ждать, ведь уже подрастает новое поколение, забывшее о коммунистическом рабстве и понимающее что это такое – собственное достоинство. И совсем не обязательно 40 лет блуждать по пустыне, у нас смертность старшего поколения и без того достаточно высока. Просто надо начать двигаться всем вместе, и к общему языку, и к общему экономическому благосостоянию.
    Причем, отметьте, я не призываю и не собираюсь призывать ни к какому раскулачиванию олигархов и к последующему дележу их богатств. Не надо! Объективно, олигархи заинтересованы еще больше чем рядовые граждане в построении сильной унитарной демократической Украины. Не верится? А зря!
    Сама логика развития крупного бизнеса в таком «пограничном» государстве как Украина, неумолимо выводит этот бизнес на международный уровень. Это происходит даже сейчас, но с использованием полулегальных схем (украинские законы таковы). Кроме того, из-за чрезмерного фискального давления и большой «любви» государства к регуляции, этот выход не имеет под собой фундамента – развитого внутреннего рынка. Отсюда и гипертрофированность экспорториентированного бизнеса и неустойчивость всей экономической системы в целом. Но крупный бизнес-то все время рвется наружу, само положение страны к этому обязывает!
    Крупному бизнесу сильное, независимое и демократическое государство необходимо ещё даже больше, чем нам с вами. И если это сейчас не все понимают, то очень скоро поймут. Отсюда, между прочим, вытекает, и необходимость для тех же олигархов вступить в решительную и реальную борьбу с имиджем Украины, как полностью коррумпированной страны. И хотя в результате такой борьбы вся коррупция вряд ли будет побеждена (полностью с ней покончить не в состоянии даже самые развитые демократические страны), но с массовой мелко- и среднеразмерной коррупцией скорее всего можно будет покончить.
    Необходимо также отметить, что вся экономическая мощь украинской олигархии базируется на отраслях, развитие которых считалось перспективным в начале ХХ столетия, а технологическая база их была заложена в эпоху индустриализации СССР. Морально и, главное, физически украинская металлургическая отрасль (так же как и большая часть украинской инфраструктуры) уже изношена. Восстановление её будет стоить гораздо дороже, чем развитие новых современных отраслей экономики. Не говоря уже о проблеме энергосбережения в стране с ограниченными нефте- и газовыми ресурсами. Безусловно, что пока они работают и приносят доход и налоговые поступления, они должны функционировать. Но с каждым годом риск технологических катастроф (вроде той, что произошла в Алчевске) будет все возрастать и возрастать. Да и Россия вряд ли откажется от обмена активов этих предприятий на газ, поставляемый по «специальной» цене.
    Безусловно, Украине надо в будущем активнее использовать свои преимущества как страны-транзитёра и с этим никто не собирается спорить. Но единственное ли это направление развития?

Какие еще стратегические пути развития Украины необходимо задействовать?
ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТОЕ СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
    Говоря о качестве украинской сельскохозяйственной продукции, прежде всего, вспоминают о последствиях Чернобыльской аварии. Действительно, эта катастрофа вызвала загрязнение территории вокруг станции. Однако, со временем оказалось, что страхи были несколько преувеличены.
    Во-первых, заражению подверглись достаточно локальные территории на севере Украины, покрытые лесами, болотами, песчаными и глинистыми, достаточно бедными почвами. Издавна эти регионы могли быть использованы только для выращивания картофеля. Во-вторых, основные почвенные и природные богатства страны располагаются значительно южнее или восточнее Киева. Наконец, последние исследования, проведенные МАГАТЕ, показали, что опасения, относительно последствий Чернобыльской катастрофы были несколько преувеличены. Даже в радиусе закрытой зоны содержание радионуклидов может колебаться от значительного до фонового. А уже в районе Киева следов такого заражения не обнаруживается.
    Граждане ЕС и других стран запада уже давно разобрались в том, что хотя экологически чистые продукты и гораздо дороже обычной сельскохозяйственной продукции, но по вкусу они значительно их превосходят Не говоря уже о том, что содержание нитратов и нитритов в овощах и фруктах выращенных в обычных фермерских хозяйствах из-за массированного использования в их практике минеральных удобрений и пестицидов, в несколько раз выше, чем в экологически чистых.
    Возделывание земель и получение высоких урожаев с применением только органических веществ не только гораздо сложнее, но и существенно дороже в переводе на единицу продукции, поэтому и сами экологически чистые продукты дороги, зато и более рентабельны.
    Главное условие рентабельного «зелёного» сельского хозяйства – наличие неистощенной и качественной почвы, что позволяет получать большую отдачу от вносимых органических удобрений. Совсем иные требования предъявляются также и к квалификации персонала, да и стоит оплата такого персонала гораздо дороже.
    Уникальность украинских черноземов давно уже стала притчей во языцех. Но дальше констатации этого факта развитие украинского сельского хозяйства пока не идет.
    А между тем, обусловленное кризисом 90-х годов ХХ столетия, связанным с распадом СССР, сокращение производства на украинских экологически вредных предприятиях, существенно сократило загрязнение рек и земель сельскохозяйственного использования по всей Украине. То есть, налицо первое условие производства более экологически чистых продуктов питания, чем в Европе, в которой техногенное давление на среду больше, а площадей с высококлассными почвами меньше.
    Да и вообще, с каждым годом все больше сокращается обрабатываемая часть пахотных земель. Например, только в 2005 году площади под зерновыми культурами сократились на 1,2%, под сахарной свеклой на 5,9%, под картофелем на 2,6%. То есть увеличивается площадь земель, которые в силу естественного процесса очищения, становятся все более пригодными для выращивания экологически чистых продуктов. Из-за увеличения площадей под подсолнечником (в 2005 году на 7,6%), всё большая часть земельных угодий истощается, однако эти земли остаются пригодными для выращивания рапса и других «энергетических» культур, весьма полезных для страны, нуждающейся в возобновляемых источниках энергии (2005 году площади под соей и рапсом выросли около 3,5 раз).
    Кроме того, украинские мелкие и средние производители сельскохозяйственной продукции, в течение всех лет независимости своей страны, не могут найти достаточно средств для закупки минеральных удобрений, что заставляет их активнее использовать органику. Крестьяне уже поневоле стали обладателями богатого опыта в этом вопросе. Вот и второе слагаемое экологически чистого сельского хозяйства.
    Несмотря на формальный запрет на продажу сельскохозяйственной земли, её концентрация в Украине идёт весьма высокими темпами, достаточно сказать, что, например, всю сахарную отрасль контролируют всего девять украинских бизнесменов, т.е. в наличии не только предпосылки для создания крупных и современных хозяйств, но и их потенциальные инвесторы.
    Большое количество украинцев ежегодно выезжает для проведения сельскохозяйственных работ в страны Евросоюза и работает там, в соответствии с требованиями ЕС, поневоле перенимая эти стандарты. Возвратившись в Украину, причем часто именно в дотационные регионы, они начинают активно использовать полученные знания, и с успехом могли бы заняться именно выращиванием экологически чистых продуктов питания. Причем очень часто у них есть и приватные связи с европейскими производителями сельхозпродукции, и даже определенный стартовый капитал для развития собственного бизнеса. И в этих же регионах имеется достаточное количество очень недорогой (а по европейским ценам просто очень дешевой), но довольно квалифицированной рабочей силы.
    Наконец, в пользу такого вектора развития украинского сельского хозяйства работают и украинские традиции выращивания высококачественной сельхозпродукции. Даже сейчас, в условиях необъявленной торговой войны начатой Россией, украинские продукты питания продолжают проникать на территорию северо-восточного соседа и всегда активно там раскупаются. Да и во времена Советского Союза, именно в Украину, а не в южные области РСФСР, приезжали российские торговые представители для закупок сельхозпродукции, аргументируя это высоким качеством продукции, даже при более высокой стоимости её доставки к своему потребителю.
    Задача государства – задействовать экономические и налоговые механизмы, стимулирующие именно такое направление развития украинского сельского хозяйства.

ТУРИЗМ
    Уникальность туристического бизнеса заключается в том, что для его начала и первичного развития практически не нужны большие инвестиции. В самом деле, для того, чтобы начать, например, с кемпинга, вам необходимы в самом скромном случае огороженный участок земли и минимальная инфраструктура (электричество, вода и канализация). Гости могут приезжать со своими палатками, а вы только отводите подходящие места для их установки.

  • Дальше начинается уже развитие бизнеса, которое может идти до бесконечности (в перспективе вплоть до отеля Ritz Carlton). Конечно, все не так уж просто, но если государство действительно заинтересовано в развитии туристической инфраструктуры,
    создании рабочих мест, росте налоговых поступлений, то оно просто может предельно
  • облегчить начальную стадию и ввести, именно для такого внутреннего туризма, разумные налоговые каникулы на первые два-три года.

    Но на деле, о развитии этого туризма в Украине говорят давно, много и бесполезно. Создаются и реорганизуются министерства и комитеты, лицензируется и «перелицензируется» этот вид деятельности, даже закладываются какие-то ставки налогов и сборов от этой деятельности, направляемые в бюджеты разного уровня. То есть, идет какая-то бурная административная жизнь, в результате, которой в Украине активно развивается… исключительно выездной международный туризм. А внутренний туризм ведёт полулегальный образ жизни. В итоге деньги не ввозятся, а вывозятся из страны, инвестируя другие государства.
    По данным Государственной туристической администрации Украины в 2004 году было обслужено всего 2 177 706 человек въездных и внутренних туристов. Из них в негосударственных туристических объектах проживало не более 44 840 человек. Аналогичных данных за 2005 год нет. О том, сколько человек смогло в 2004 или 2005 годах воспользоваться услугами зеленого туризма, Государственная туристическая администрация Украины не сообщает, но всё говорит о том, что своеволие чиновников разных мастей настолько давит на предпринимателей, что налицо не развитие, а деградация этой отрасли.
    В любом случае, цифры не соответствуют имеющемуся в Украине потенциалу. А ведь на её территории имеется огромное количество и туристических объектов (замков, парков, старинных монастырей, городов с богатой историей) и все ещё нетронутых гор, рек, степей, субтропиков. Один Крым чего стоит! А если создать, например, среди нетронутой природы западной или центральной Украины, реконструкции сёл-кемпингов (или мотелей), созданных с соблюдением культурных традиций регионов, но обладающих всеми современными удобствами и национальной кухней, использующей только экологически чистые продукты, предлагающие гостям конные прогулки, рыбную ловлю в реках и озерах, то кто из представителей многочисленной украинской диаспоры откажется от возможности, хотя бы раз в год, глотнуть такой желанной и живительной атмосферы? Да и внутренний спрос на этот сервис не удовлетворен.
    Все эти красоты как раз и расположены в регионах, требующих денег от центра, но ничего не делающих, для того, чтобы эти деньги заработать самим. Причем именно на запад Украины постоянно стремятся гости из соседних стран: Польши, Венгрии, Румынии и именно там можно было бы, передав в частные руки все более разрушающиеся исторически значимые здания и уже полуразрушенные замки, начать возрождать и их, и туристическую отрасль. Если не будет хватать местного капитала гости с удовольствием пойдут и на совместный бизнес, для которого только и надо, что невраждебное отношение местных властей, да налоговые каникулы, о которых мы говорили раньше.
    В том, что это не фантазии, убеждает хотя бы тот факт, что именно зеленый туризм, несмотря на отсутствие какой-либо поддержки, упорно продолжает развиваться, люди вкладывают в развитие этого своего бизнеса почти все свои наличные деньги, даже готовы брать кредиты в банках. Строятся мини отели, продумываются привлекательные мероприятия, улучшается сервис.
    А как бы изменилась ситуация при реальной, а не декларируемой государственной поддержке?!

ВЫСОКИЕ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
    Если для развития первых двух направлений от государства требуются только понятные и стабильные правила игры да налоговая стимуляция бизнеса, то для развития высоких и интеллектуальных технологий одного этого будет уже явно недостаточно. Хотя бы из-за того, что здесь требуется и соответствующая поддержка высшего образования, профессорско-преподавательских кадров, материальной базы для научных исследований.
    Однако, размеры такой государственной заботы могут быть достаточно скромными и разумными, поскольку и здесь украинский бизнес будет играть ведущую роль. Негосударственные ВУЗы уже уверенно конкурируют с государственными, часто уже опережая их и в материальной и в интеллектуальном смысле.
    Поэтому, здесь государство призвано, скорее усилить конкуренцию, чем монопольно воздействовать на рынок.
    Что же касается интеллектуальных технологий, то Украина уже давно смогла доказать высокое качество своих специалистов и наличие серьезных научных школ.
    Достаточно вспомнить школу академика Глушкова, ученики которой и сейчас своими разработками успешно конкурируют со специалистами США и ЕС, поэтому и приглашаются постоянно туда или для чтения лекций, или для проведения научных работ. Создайте условия для их полноценной работы здесь и деньги начнут приходить сюда.
    Уже сейчас в Украине действует значительное количество негосударственных предприятий, занимающихся программированием, причем это не технические программы, на которых специализируются, например, индийские программисты. Украинской продукцией является разработка готовых программных решений и программно-аппаратных продуктов. Это по настоящему новые виды устройств и принципиальные «прорывные» технологии.
    О том, что всё это не фантазии, свидетельствуют, например, два «Оскара», присвоенные Американской киноакадемией украинскому предприятию «Фильмотехника», разработавшему и изготовившему уникальное оборудование, сделавшее возможными спецэффекты на съемках блок-бастеров с участием А. Шварцнегера, фильмов о Гарри Потере и многих других. Там об этих достижениях украинцев знают и ценят их, а вот украинское министерство культуры даже не подозревало об их существовании.
    Отдельно надо вспомнить и высокие технологии, задействованные в производстве чистых материалов и металлов. В отличие от черной металлургии, требующей огромного количества энергоносителей, эти технологии экологически чисты и предельно экономичны. Полученные вещества (например, кремний или монокристаллы корунда, рубина) пользуются колоссальным и все возрастающим спросом на мировых рынках, цены на них постоянно растут.
    А кто слышал об украинских предприятиях, не только разработавших уникальные технологии по производству высокочистых веществ и металлов, но и изготавливающих и активно продающих на мировых рынках свою продукцию? И приносящих, между прочим, значительные налоговые и валютные поступления. Зато все прекрасно знают о том, что угольная и металлургическая промышленность не могут прожить без постоянной государственной заботы о них, выражающейся (как бы вы думали, в чем?) конечно же, в разнообразной бюджетной поддержке.
    А ведь именно кремниевые солнечные батареи все активнее используются во всем мире в качестве альтернативы органическим энергоносителям. Может быть стране, не имеющей своих богатых традиционных энергоресурсов, стоит обратить внимание именно на это направление, а заодно и снизить зависимость от внешних поставок нефти и газа?
    Может и здесь пора от слов перейти к делу и поддерживать не столетней давности фабрики, комбинаты и заводы, а просто начать работать на будущее, которое уже рождается сейчас?

АВИАЦИОННАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
    Киевское конструкторское бюро Олега Антонова прославилось сразу же после окончания второй мировой войны, благодаря созданию одномоторного самолета АН-2. Время тогда было тяжелое, с алюминием в стране было плохо, а на просторах СССР наполовину неметаллический самолет был часто единственным средством, позволявшим наладить жизнь и сообщение и на крайнем Севере, и в среднеазиатских пустынях.
    Простой и неприхотливый биплан был настолько успешным, что долгие годы (практически до распада СССР) не знал себе конкурентов.
    Другой известный самолет, турбовинтовой АН-24, способный взлетать и садится на грунтовые аэродромы, спроектированный и изготовленный в начале 60-х годов, как среднемагистральный и грузовой оказался настолько неприхотливым, экономичным и надежным, что продолжает возить людей и грузы до сих пор. Многочисленные попытки заменить его разработками вначале других советских, а затем уже и российских конструкторских бюро неизменно терпели неудачу.
    Надо отметить, что конкурировали российские авиаконструкторы с самолетами Антонова далеко не всегда честно. Пользуясь близостью к Москве, они предпринимали любые попытки для дискредитации идей и разработок Бюро Антонова.
    Так, нормальной практикой было кардинальное изменение требований к новому самолету уже тогда, когда был готов первый экземпляр и шли его летные испытания. В приказном порядке увеличивались пассажиро- и грузовместимость, увеличивались требования по дальности и высоте полета. Но все было напрасно – таким высоким был потенциал, заложенный в новые модели, настолько высокой их продуманность и технологичность, что самолеты Антонова всегда выходили победителями. Максимум, что удавалось сделать конкурентам – так это ограничить использование новых самолетов только грузовыми перевозками или использованием в армии.
    Только однажды удалось им ликвидировать новую разработку украинского конкурента. В начале 60-х годов был объявлен конкурс на малый 11-13 местный грузопассажирский турбовинтовой самолет. Он должен был заменить АН-2 и быть способным взлетать и садиться на малые грунтовые аэродромы, перевозить грузы на значительные расстояния и быть неприхотливым в обслуживании. Победителем должна была быть объявлена модель Бюро Антонова АН-14, условно названная «Пчелка». Но… Внезапно появились новые условия, в соответствии с которым необходимо было вдвое увеличить пассажировместимость и на 50% дальность полета. Через два месяца бюро Антонова выполнило все задания! Но появились новые требования, потом еще… Результат – самолет вначале был рекомендован только для использования в армии, а потом и вовсе снят с производства.
    Тем не менее, потенциал разработки был настолько высок, что уже после получения Украиной независимости, самолет был быстро модернизирован и «доведен» до современный стандартов. Именно на этих двух новых машинах Бюро Антонова (АН-28) украинская научная экспедиция была доставлена на Северный полюс, и позже вернулась на них же. Но только до Шпицбергена, где самолеты… были арестованы российскими властями. Ревность - страшная вещь…
    Последние разработки Бюро Антонова самолеты АН-140 и АН-70 хоть и признаны специалистами одними из лучших в своих классах, но при завоевании новых рынков проигрывают продукции мировых лидеров. Происходит это из-за полного отсутствия государственной поддержки на внешних рынках и отсутствия государственного финансирования закупок самолетов для внутренних линий.
    Другими словами, имеется готовая структура, со своей производственной базой, способная разрабатывать и испытывать суперсовременные модели самолетов. Вот только украинская авионика, т.е. то, что облегчает и упрощает управление любым современным самолетом, весьма далека от совершенства, а стоимость её достигает половины всего летательного аппарата. Тут бы державе и протянуть руку помощи, способствуя совместному выпуску самолетов ведущими мировыми фирмами, но нет, не до того… А ведь дело и выгодное, и перспективное, да и отрасль современная. И денег-то надо не так уж много.

Последним направлением, на котором хотелось бы остановиться станет:
ПРОИЗВОДСТВО ВООРУЖЕНИЯ (высокоточного, интеллектуального и обычного)
    Невзирая на все трудности, связанные со становлением независимого украинского государства, перманентные политические кризисы и экономические проблемы, Украина остается на пятом месте в мировой табели о рангах торговцев вооружением.
    Причем, такое высокое место обусловлено не массовой продажей стрелкового или другого подобного вооружения. Нет, среди предлагаемого Украиной ассортимента преобладает вооружение последних поколений: высокоточное, интеллектуальное.
    Имеется и обычное оружие, прежде всего, это танки Харьковского производства (весьма насыщенные современной электроникой) и модернизированные (т.е. опять таки насыщенные всевозможной умной электроникой) другие советские вооружения.
    Более интересно другое. В мире, только после скандала с украинской «Кольчугой», якобы проданной Ираку, заметили эти станции пассивного обнаружения. То есть, именно те станции, которые могут увидеть «невидимок», изготовленных по технологии «stealth». И смысл «не замечать» эти радиолокационные станции пассивного слежения действительно был, поскольку все многолетние и дорогостоящие усилия конструкторов США оказались существенно обесценены разработкой страны, которую всерьез никто особенно и не воспринимал.
    А ведь именно в украинских закрытых конструкторских бюро разрабатывалась и часто изготавливалось то, что потом становилось мощью всего Советского Союза. Однако, полное прекращение финансирования со стороны государства, случившееся после распада СССР, поставило эти бюро на грань между жизнью и смертью. Многие из них, особенно те, руководители которых больше задумывались о собственном кошельке, уже перестали существовать. А вот оставшиеся не просто сумели выжить, но умудряются продолжать разработку и изготовление своих суперсовременных и высокотехнологичных систем.
    Только вот с государственной поддержкой и этого направления всё обстоит совсем не так хорошо, как могло бы быть. Причем речь даже не идет о финансировании разработок, нет, речь только о том, чтобы готовые изделия закупались в количестве необходимом для нужд украинской армии, да о том, чтобы государственные структуры не выступали в роли пылесосов, усиленно втягивающих в себя львиную долу заработанных на внешних рынках средств.
    Ну а уж если бы государство всерьез озаботилось продвижением украинской продукции на мировых рынках, и защитой там же своих производителей… Но боюсь, об этом сейчас можно только мечтать, хотя именно в этом и заключаются одна из главных функций его, государства.

Заключение
    Развитие всех пяти направлений, перечисленных выше, разумеется, не являются панацеей от всех украинских проблем и кризисов. Более того, понятно, что наш перечень стратегий не является исчерпывающим, поскольку не включает, например, ни космические технологии, ни развитие сферы транзитных услуг.
    Особенностью тех направлений, на которые мы обратили внимание читателя, является то, что для их развития не нужно ни больших денежных ресурсов, ни чрезмерного внимания государства, а результат они либо уже дают, либо начнут давать в ближайшем будущем. Все направления конкурентоспособны на мировых рынках, они могут приблизить Украину к «золотому миллиарду» и обеспечить рост позитивного имиджа страны в ближайшие годы.
    С проблемами развития в Украине современных и перспективных отраслей экономики раньше или позже столкнется любая власть, независимо от предпочитаемой её колористической гаммы. Как они будут решать эту проблему зависит и от их квалификации, и от сферы деловых интересов. Очевидно, что развитие энергоемких и сырьевых технологий возможно только при доступе к дешевым энергоресурсам, количество которых уменьшается с каждым годом. И если силы, пришедшие к власти после выборов, будут нацелены на поддержку именно таких предприятий, то их собственники и дальше будут неплохо зарабатывать. Но продлится это недолго. А страна со временем все равно должна будет решать: либо оставаться на обочине мировой экономики, либо начинать ревизию стратегий своего развития.
    Но в любом случае (оранжевом или бело-голубом), для переориентирования направлений развития экономики будет необходима не просто политическая воля, но воля сильная, способная преодолеть инерцию и сопротивление «традиционалов» в экономике и политике. Воля, направленная на создание мощного, независимого и авторитетного государства.
    А усиление международного авторитета Украины незамедлительно скажется и на росте внутреннего самоуважения граждан к государству и к самим себе. Это уважение и возможность полезно и плодотворно трудится на всеукраинское благо, сплотят украинцев, живущих в разных частях страны, лучше и быстрее, чем любые другие национальные идеи, именно это и будет способствовать возникновению и упрочению взаимопонимания между ними. Это и станет базой для нашего общего языка. Это и станет фактором, ведущим нас вперёд, приближающим не только к Евросоюзу, но и ко всем развитым и демократическим государствам.

Print version
EMAIL
previous ЗАГАДКИ УКРАИНСКИХ ВЫБОРОВ |
Виктор Замятин
УКРАЇНОЗНАВСТВО: ПОГЛЯД НА УКРАЇНСЬКИЙ СВІТ |
Богдана Костюк
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.