ISSUE 2-2010
INTERVIEW
STUDIES
Ростислав Павленко Виктор Замятин
RUSSIA AND SEVASTOPOL
Владимир Воронов Oleksii Izhak
OUR ANALYSES
Mykola Riabchuk Отар Довженко
REVIEW
Алена Гетьманчук
APROPOS
Petrovich Ivan Sidorov


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ВРЕМЕН ПРЕЗИДЕНТА ЯНУКОВИЧА: ВРЕМЯ БОЛЬШИХ ПЕРЕМЕН
By Виктор Замятин | Рада із зовнішньої та безпекової політики, Украина | Issue 2, 2010

        Внешняя политика – единственное из набора предвыборных обещаний Виктора Януковича, к выполнению которых он, став президентом Украины приступил немедленно.
        Обещаниями, которые давал кандидат Янукович, напомним, были: улучшение отношений с Россией, отказ от вступления в НАТО, курс на европейскую интеграцию.
        Его первые шаги не оставляют сомнений: по крайней мере, в начале он ориентировался исключительно на поддержку «своего» электората (премущественно, Восток и Юг Украины), полностью игнорируя мнение остальных сограждан.
        Этими шагами были: ритуальный и безрезультатный первый визит на посту президента в Брюссель, неожиданное заявление в Вашингтоне об отказе Украины от владения запасами обогащенного урана (собственно, они действительно не нужны безъядерной Украине, но способ решения проблемы вызывает вопросы), и наконец, скандальное решение о продлении российскому Черноморскому флоту срока аренды украинских территорий еще на 25 лет в ответ на невразумительное сообщение о снижении цен на газ для украинских предприятий.
        Можно предполагать, что в этих действиях он исходил либо из своих собственных соображений (рассматривая при этом государство как свою частную собственность), либо же следовал указаниям, полученным извне. Вторая точка зрения сегодня более популярна в среде украинских экспертов. Многие из них не только не сомневаются, но и заявляют, что располагают доказательствами того, что на самом деле внешняя политика Украины пишется в Москве, президент Янукович ее лишь озвучивает. Называются и контактные лица – в частности, советник президента Анатолий Орел. Все это пока можно воспринимать в первую очередь как спекуляции.
        Несомненным выглядит то, что Янукович сознательно отказался от того, чтобы Украина играла самостоятельную роль в своей части Европы с тем, чтобы выйти со временем на роль регионального лидера, центра притяжения для соседних государств (этим безуспешно пыталась заниматься команда президента Ющенко).
        В самом начале своей деятельности указом президента ликвидированы две из трех государственных институций, разрабатывавших стратегические инициативы и концепцию национальной безопасности (национальный институт проблем международной безопасности и институт проблем национальной безопасности), а также центр евроатлантической интеграции.
        Таким образом, была фактически ликвидирована база для разработки стратегических инициатив (при том, что каждый из этих институтов нуждался в серьезном реформировании).
        При этом стоит отметить, что по состоянию на сегодня в Украине нет ни одного серьезного научного центра, который бы действительно профессионально занимался изучением России, США и Канады, Европы, пространства бывшего СССР, Китая.
         Кроме того, Янукович сделал совершено однозначное заявление по поводу того, как следует воспринимать реальную нацеленность его внешней политики. По его словам, внешняя политика должна исходить из экономических интересов государства, и недвусмысленно при этом заявил о приоритетности ориентации внешнеэкономической политики на Россию. За этим заявлением стоят реальные интересы финансово-промышленных (в прошлом – «олигархических») групп в его ближнем и дальнем окружении. И именно поэтому целый ряд ведущих украинских экспертов воспринимают заявления Януковича о приоритетности европейского вектора в развитии государства как ритуальные, не имеющие под собой ни реального смысла, ни фактической заинтересованности тех, кто сегодня имеет влияние на процесс принятия решений.
         Нетрудно заметить, что ни президент Янукович, ни кто-либо, представляющий правительство Украины, в последнее время ни разу не делал никаких заявлений о необходимости достижения реального прорыва в сложившемся комплексе экономических отношений с Европейским Союзом.

Законодательное обоснование
         Новый Закон «Об основах внутренней и внешней политики», одобренный в первом чтении и принятый украинским парламентом за основу, является достаточно показательной иллюстрацией того, как видит президент Янукович и его окружение внешнюю политику государства.
         Само по себе продвижение этого закона - безусловно, положительный факт. Очевидностью является то, что «Основные направления внешней политики Украины», введенные в действие еще в 1993 г., несколько устарели. Тот документ не учитывал и не мог учесть ни подавляющего большинства глобальных и региональных тенденций и процессов, происходивших в мире с 1993 г., ни того, насколько Украина готова действовать в существующем и развивающемся внешнем окружении, и что нужно предпринимать для успеха.
         Нужно, однако, признаться, что «Основные направления» были более объемным, более проработанным, более конкретным и, возможно, более ориентированным на перспективу документом, чем новый Закон, в срочном порядке разработанный командой Президента Януковича и фактически не прошедший ни стадию общественных слушаний и дискуссий, ни полноценного парламентского обсуждения.
         Вероятно, он является отражением настоящего, а не декларируемого отношения нынешних властных элит к внешней политике государства, политике безопасности, нежелания или неготовности нынешних властных элит провести стратегический анализ возможных направлений государственного развития, и уже на его основе разработать действительно качественный закон об основных направлениях государственной политики, который бы исходил из тщательных расчетов и прогнозов и опирался на общественный консенсус, или по крайней мере, на поддержку большинства. Во всяком случае, о серьезных подходах заказчиков и исполнителей Закона, об их желании прислушаться к мнению авторитетных экспертов речь точно не идет.
         Возмущение довольно многих комментаторов уже вызвало два момента: официальное закрепление на законодательном уровне внеблокового статуса Украины и четкий отказ от вступления государство в НАТО (сам Янукович, как уже не раз напоминалось, официально поддерживал процесс евроатлантической интеграции Украины в бытность свою премьер-министром в первый раз – в 2002-2004 годах, но выступил категорически против него в о время второй премьерской каденции в 2006 г.).
         Более того, в новой версии Основных направлений сотрудничество между Украиной и НАТО переводится в разряд «конструктивного сотрудничества» (то есть, статус «особого партнерства» где-то теряется) и утрачивает приоритетность: внеблоковость в данном случае расшифровывается как «продовження конструктивного співробітництва з НАТО та іншими військово-політичними блоками з усіх питань, що становлять взаємний інтерес».
         То есть, по сути дела, речь идет о системной ревизии всего комплекса внешней политики и политики безопасности, который внедрялся и действовал с середины 1990-х годов (Мадридская хартия об особом партнерстве 1997 г., решения Совета национальной безопасности и обороны Украины, принятые в мае 2002 г., решения Пражского саммита НАТО 2002 г., положения Закона о национальной безопасности 2003 г.).
         В то же время разработчики Закона не предлагают альтернативы: каким именно образом Украина не просто должна обеспечивать собственную государственную безопасность, но и утверждаться на ведущем месте в системе международных отношений, как велит документ. Прописанная в документе приоритетность участия страны в усовершенствовании и развитии европейской системы коллективной безопасности противоречит тезису о внеблоковости, поскольку сегодня единственной реальной системой коллективной безопасности в Европе является именно Организация Североатлантического договора (НАТО), и еще достаточно долго будет таковой являться, даже в нынешнем аморфном виде. Все заявления о европейской (без участия США) системе безопасности, в том числе – и в том числе предлагаемой Россией – будут только лукавством и в очень большой степени попросту безответственными. Если речь действительно идет о реальном участии Украины в становлении и укреплении реальной системы европейской безопасности. Кстати, эта позиция в статьях Закона, посвященных внутренней политике, разъяснения и наполнения не получила. Следовательно, ее можно считать декларативной, не имеющей под собой реального обоснования и конкретного смысла.
         Кроме того, одновременно команде Януковича было бы логично внести серьезные системные изменения и в Закон об основах национальной безопасности, в которых необходимо указать источники обеспечения безопасности государства при внеблоковом статусе, реальные механизмы защиты своих интересов, реальные финансовые и материальные потребности, источники их удовлетворения и еще много разного другого. Нужно, по всей видимости, полностью перерабывать оборонную доктрину, просчиывать заново задания Вооруженных Сил, их количество и качество. Одними лишь исключениями упоминаний об интеграции в евроатлантическое пространство безопасности и НАТО явно мало. Кроме того, возникает вполне закономерный вопрос: может ли Украина позволить себе дальнейшее пребывание в неопределенности в вопросах безопасности? Именно такая неопределенность следует из текста нового Закона, и вовсе не объявленные премьер-министром Азаровым предсказуемость и прогнозируемость. Более того, ни одно государство мира, претендующее на то, чтобы иностранные партнеры к нему относились всерьез, не будет устраивать крутых поворотов основных направлений своей политики после каждых новых выборов.
         Безусловно, новый Закон содержит и позитивные моменты. Одни из них ничего в себе особенно нового не несут – это, прежде всего, положение об обеспечении интеграции Украины в европейское политическое, экономическое, правовое пространство.
         Статьи Закона, относящиеся к различным сферам внутренней политики, содержат некоторые пункты, которые теоретически можно было бы рассматривать как практические задания на пути европейской интеграции Украины. Правда, ничего нового здесь не предлагается, все это уже давно вписывается в программы различных партий, блоков, движений, которые декларируют европейскую интеграцию Украины как приоритет государственной политики, а также программ деятельности всех последних правительств, начиная как минимум с правительства Ющенко. Более того, в разнообразных законах, заявлениях, программах все без исключения пункты, так или иначе влияющие на европейскую интеграцию, очень часто выписаны осмысленнее и полнее.
         Среди статей Закона, касающихся внутренней политики, затерялось весьма немаловажное положение о переведении украинских газо-, нефтетранспортных и электрических сетей на условия функционирования, действующие в в государствах Европейского Союза. Однако никакой конкретики за этим не стоит, и что именно подразумевается под «переведением на условия» - сказать трудно. Различных трактовок может быть очень много. Между тем ничего о возможном реальном участии в Европейском энергетическом сообществе обнаружить не удалось.
         Можно бы отметить также пункт о повышении эффективности использования транзитного потенциала государства, интеграции транспортных сетей Украины в международные транспортные коридоры. Хотя это тоже уже далеко не ново.
         Видимо, стоит обратить внимание на пассаж, касающийся применения Вооруженных Сил Украины: если автору не изменяет память, ранее возможности их задействования для борьбы с международным терроризмом и особенно – пиратством – в программных законах не оговаривались.
         В целом же стоит, видимо признать довольно грустную картину.
         Статья 11 Закона, которая и содержит в себе основы внешней политики государства, не является ни целостной, ни сбалансированной, ни выверенной, ни стратегически просчитанной. Ее положения ни в коей мере не могут считаться программой действия для современного европейского демократического государства.
         Непонятно, на какой период принимается этот Закон. Очевидно, что он не будет вечным. Нельзя исключать, что через какой-то не очень длительный отрезок времени он снова будет подвергнут каким-то радикальным изменениям – в соответствии со вкусами тогдашних правящих элит, но не реальными потребностями развития государства.
         Закон выглядит крайне сырым. Из него, например, невозможно сделать вывод, к какой категории государств относит себя Украина, какую роль она планирует играть и за счет каких возможностей, что для нее является реальными государственными приоритетами, какие позиции имеют стратегическую важность.
         Положения разной степени важности перемешаны в тексте Закона между собой, какая-то четкая их иерархия отсутствует. Можно лишь предполагать, что для Президента и его команды важно только как можно скорее заявить о выборе Украиной курса на строительство внеблокового государства и одновременном сворачивании курса партнерства с НАТО. Все остальное – второстепенно.
         Спешка с принятием документа – очевидно, результат каких-то договоренностей нынешнего Президента Украины. Сравнивать его смысловое наполнение с аналогичными государственными документами, например, Российской Федерации большого смысла не имеет: там над подобными документами работают тщательно. Здесь же не покидает ощущение того, что команда , готовившая проект Закона, и состоящая, между прочим, из кадровых аналитиков и дипломатов, занималась чуждым для нее делом, и имеет весьма слабое представление о реальной и потенциальной роли собственного государства в регионе и мире, о цене изменений стратегического курса в коротко- и среднесрочной перспективе.

 

Отношения с Россией
         Это направление является по состоянию на сегодня ведущим, если не единственным значимым в политической системе президента Януковича. С момента смены политических сил при власти состоялось 14 встреч на высшем уровне, еще целый ряд таких встреч планируется.
         С одной стороны, создается впечатление, что как минимум в первые дни президентской каденции Януковича другого столь же важного вектора для него не существовало, более того, первые шаги президента Януковича выглядели как безоговорочное подчинение требованиям Москвы.
         апреля 2010 года во время рабочей встречи в Харькове между президентами Украины и России было объявлено о том, что два президента договорились о следующем:
         с 28 мая 2017 года действие соглашения между правительствами Украиной и Россией об условиях базирования Черноморского Флота продлевается на 25 лет с возможностью автоматического продления еще на 5 лет. Плата за аренду с 28 мая 2017 года составляет 100 млн. долларов , а также из дополнительных средств, которые будут получены за счет снижения цены на газ на 100 долларов за каждую тысячу кубических метров .
         Это соглашение было синхронно ратифицировано парламентами двух стран. Мало кто обратил внимание на парадоксальность ситуации: ни одна сторона не заявила при подписании соглашений о том, что межправительственное соглашение 1997 года, предусматривающее временное базирование российского Черноморского флота на территории Украины, прекращает свое действие. Возникла своеобразная правовая коллизия, из которой впоследствии будет не слишком просто выходить.
         Примечательно то, что в Украине, как и в России, не было вообще никакого обсуждения проектов «харьковских соглашений» - ни публичного, ни на уровне экспертов государственных институций и негосударственного сектора. Более того, парламентарии также не знали о содержании этих документов во многих случаях до самого момента голосования. Однако положительное голосование было для многих условием либо получения неких бизнес-преференций, либо сохранения своего бизнеса, либо каких-либо дальнейших моментов. Вице-премьер-министр украинского правительства Сергей Тигипко сказал, что соглашение по Черноморскому флоту можно оценить положительно с экономической точки зрения. Вместе с тем, в отличие от остальных лидеров страны, он подчеркнул, что народ Украины не хочет, чтобы обсуждение этой проблемы шло за закрытыми дверями.
         Было также объявлено о подготовке к подписанию документа о стратегическом партнерстве между Украиной и Россией. Здесь нужно отметить, что такой документ был бы логичным в условиях действия Хартии об особом партнерстве с НАТО, Хартии о стратегическом партнерстве с Соединенными Штатами Америки (подписана в конце 2008 года) и готовящихся серьезных сдвигов в отношениях между Украиной и Европейским Союзом.
         Содержания проекта этого документа не видел еще практически никто, поэтому о том, какие именно пункты в нем останутся, судить невозможно. Однако нельзя исключить, что он будет иметь прежде всего декларативное значение, поскольку все практические вопросы в отношениях двух стран практически всегда решались на личном уровне.
         Исходя из действий новой украинской властной команды, напрашивается следующий вывод: для весьма многих в окружении Януковича, как и для него самого, как и для членов правящей коалиции национальные и государственные интересы не имеют практической ценности и по своему весу уступают интересам личным и корпоративным, в первую очередь – деловым. Таким образом, политические силы, пришедшие к власти в Украине, к государству относятся в первую очередь как к источнику удовлетворения своих интересов, к основе, на которой можно выстроить свои собственные бизнес-проекты, но не как к самодостаточной ценности.
         Этот тезис только подтверждает то, что до сих пор не получили дальнейшего продолжения такие харьковские договоренности как объединение в ядерной промышленности и ядерной энергетике (производство ядерного топлива и достройка блоков Хмельницкой и Ривненской атомных электростанций), авиационных комплексов Украины и России (речь идет прежде всего о подчинении конструкторского бюро имени Антонова и имеющихся в Украине производственных мощностей интересам российского авиационного лобби), а также слияния Национальной акционерной компании «Нафтогаз Украины» с «Газпромом».
         Каждый из этих пунктов, по всей видимости, непосредственно задевает личные деловые интересы каких-то украинских участников. Поэтому переговоры без особого успеха продолжаются, и на попытки грубого давления со стороны России в Киеве пока обращают не слишком много внимания.
         Нельзя забывать о том, что подобным образом в 1990-е пытался действовать президент Беларуси Александр Лукашенко. Он был искренне уверен, что отдав Москве стратегическую инициативу, лишив свою страну каких-либо перспектив в плане продвижения к объединенной Европе, не говоря о НАТО, дав согласие на практически бесплатное размещение в Беларуси российских вооруженных сил, он сможет получить важные преференции.
         Последние события, и особенно периодически возникающие проблемы между Россией и Беларусью в нефтегазовом секторе должны бы были убедить многих в крайней ошибочности такого поведения.
         К сожалению, ни сам Янукович, ни те, кому он доверяет, ситуаций у соседей должным образом не изучили, и необходимых выводов не сделали. Впрочем, в окружении Януковича и в министерстве иностранных дел Украины утверждают, что на самом деле все не так плохо, как кажется. По версии МИДа Украины, другого выхода у Януковича, кроме как согласиться на снижение цен на газ в обмен на продление аренды территории для Черноморского флота просто не было.
         Эксперты, однако, указывают на то, что такого рода соглашения, когда речь идет о абсолютно неравнозначных и несравнимых между собой вещах – фактически, обмене интересов национальной безопасности на интересы узкого круга приближенных к Януковичу лиц – в украинской практике еще не было.
         Ряд экспертов не исключают, что с изменением политической ситуации в Украине Конституционный суд Украине наверняка признают «харьковские соглашения» такими, которые не соответствуют Конституции государства, и следовательно, не могут иметь законной силы.
         Со временем стало возможным наблюдать свидетельства того, что Янукович в своих отношениях с Кремлем не обязательно будет полностью следовать в фарватере российской политики. Так, он четко заявил, что Украина не намерена признавать как независимые государства Абхазию и Южную Осетию. Осенью 2008 года его личная позиция по этому вопросу была радикально иной - он выступал за их признание в пику официальной политике украинского государства.
         В этом же разделе можно вкратце коснуться первых свидетельств того,каким образом Янукович намерен выстраивать отношения с Беларусью. Пока что понятно, что Янукович не хочет выглядеть своеобразным предателем, заявляя, что Россия и Беларусь должны сами разобраться в своих проблемах. Не без его команды Украина наконец признала свою задолженность перед Беларусью в 134 млн. долларов, накопленный еще до 1992 года. Украина длительное время отказывалась признавать эту задолженность, в результате до сих пор не вступил в силу украинско-белорусский договор о государственной границе.
         В то же время Украина намерена наращивать объемы снабжения Беларуси венесуэльской нефтью и тем самым стать важным гарантом диверсификации белорусской энергетической политики и уменьшения зависимости Минска от Москвы.
         Украинские эксперты усматривают в этом моменте повод к размышлениям, которые, однако, пока не дают однозначного ответа.
         Янукович отказывается и от приглашения России к вступлению в Организацию договора о коллективной безопасности, и от присоединения Украины к таможенному союзу России, Беларуси и Казахстана. По его версии, это будет противоречить продвижению к созданию зоны свободной торговли с Европейским Союзом и поэтому такое предложение не может быть реализовано.
         Понятно, что такая позиция не может вызывать особого восторга в Москве. Судя по различным информационным сообщениям, руководство Российской Федерации переживает раздражение попытками Януковича «отыграть» назад от достигнутых договоренностей, и наращивает явное давление на Киев.
         Справедливости ради не стоит забывать, что Янукович прекрасно осведомлен о реальном отношении представителей высшего российского руководства к нему – а это отношение весьма далеко от позитивного.
         Кроме того, он явно ошибся, предполагая, что взамен на стратегические уступки со стороны Украины можно будет рассчитывать на серьезные подвижки и со стороны России. Напротив, Москва открыто заявляет, что готова воспользоваться украинскими ресурсами, но не расплачиваться за это ни допуском Украины на газовые рынки Центральной Азии, ни обеспечением безопасности Украины. В свою очередь, Россия уже не скрывает своего раздражения тем, что Украина начала (со значительным опозданием) дипломатическую работу против проекта «Южный поток».
         Как предполагают некоторые наблюдатели, Янукович будет стараться придерживаться политики лавирования и балансирования, свойственной, в частности, президенту Кучме до финальной стадии его второй каденции. Другие эксперты возражают тем, что свойства и интеллектуальный уровень самого Януковича не позволяют предполагать, что в случае, если он действительно возьмет такое поведение за основу, то эта игра будет для него успешной. К тому же он сам ликвидировал все возможности для того, чтобы его внешняя политика получила хотя бы такое же обеспечение (интеллектуальное, кадровое), как это было во время президента Кучмы. Пока что предполагается, что опыт и связи министра иностранных дел Грищенко способны урегулировать те проблемы, которые неизбежно будут возникать в отношениях между двумя странами.

Европейский (западный) вектор Януковича
         Это направление выглядит крайне противоречивым. Именно здесь произошли наиболее заметные перемены. Они заключались прежде всего в том, что отныне Украина отказалась от курса на вступления в НАТО. Правда, министр иностранных дел Грищенко крайне дипломатично говорит по этому поводу, что «вступление в НАТО не находится на повестке дня). Более того, в проекте закона об основах внутренней и внешней политике вообще нет упоминания об особом партнерстве с НАТО – хотя до сих пор ни один представитель украинского руководства не выступал с заявлением о том, что Мадридскую хартию об особом партнерстве с НАТО 1997 года стоит денонсировать.
         В то же время вовремя утверждена национальная ежегодная программа сотрудничества с НАТО. Согласно решениям саммита НАТО в Бухаресте 2008 года, эта программа посвящена подготовке Украины к ее вступлению в Альянс. Министр обороны Украины Ежель заверил, что эта программа будет неукоснительно выполняться.
         Для справки: утвержденный 23 июня план действий по программе сотрудничества с НАТО включает в себя пять разделов – политические и экономические вопросы сотрудничества, оборонные и военные вопросы, вопросы безопасности, правовые аспекты. Министерствам, государственным комитетам и другим ведомствам поручено разработать законодательные изменения, которые касаются, в частности, судебной системы, государственной службы, государственного экспортного контроля. Кроме того, план предусматривает проведение постоянных консультаций Украины и НАТО по вопросам военной реформы, экономической безопасности, науки, защиты окружающей среды, оборонно-технического сотрудничества. Сохраняется положение о задействовании авиационно-транспортного потенциала Украины в перевозке грузов и личного состава вооруженных сил государств-членов и партнеров Альянса, которые принимают участие в его миссиях и операциях. Предусматриваются продолжение участия Украины в миротворческой операции в Косово и возможность расширения миротворческого потенциала Украины в Афганистане и Ираке. его визита в Киев говорить о беспрецедентности украинского опыта. Определяется участие украинской стороны в ряде международных мероприятий, которые организуются НАТО, а также стажирование украинских военнослужащих в структурах стран-членов НАТО.
         Без малейших проблем принят закон, разрешающий подразделениям вооруженных сил иностранных государств пребывание на территории Украины для участия в совместных учениях - в 2006 г. аналогичный закон не был принят именно благодаря усилиям Партии регионов. Такая странная ситуация заставила заместителя генерального секретаря НАТО Иржи Шедиви во время его визита в Киев говорить о политике Киева как о «беспрецедентной».
         Украинские эксперты предполагают, что сам Янукович может действительно не до конца осознавать, что есть НАТО в современных условиях, особенно в ситуации, когда нет четкого видения новой миссии Альянса и все еще нет его новой стратегической концепции. Янукович может не понимать роли, которую НАТО играет в общей системе европейской безопасности и соответственно, той роли, которую могла бы взять на себя Украина в случае своего присоединения к НАТО. По мнению весьма многих, Янукович психологически в большинстве случаев находится в рамках действительности 60-70-х годов прошлого столетия.
         С другой стороны, это наверняка не совсем так.
         Декларируя свою приверженность курсу европейской интеграции Украины, он, по крайней мере, действует в той парадигме и том алгоритме отношений, которые были на этом участке заданы его предшественниками.
         Это касается прежде всего продвижения по пути подписания Соглашения об ассоциации, обязательной и возможно, важнейшей частью которого станет положение о создании зоны свободной торговли между Украиной и Европейским Союзом, а также постепенного, очень сложного продвижения к достижению режима безвизовых поездок для граждан Украины.
         С одной стороны, Януковичу крайне важно показать не только своему избирателю, но и всей Украине, что он действительно достиг значительного прогресса на пути европейской интеграции. Трудно сказать, насколько он сам чувствует необходимость вступления Украины в ЕС, насколько он готов для этого идти на непопулярные меры и насколько он готов заставить правительство и однопартийцев смириться с тем, что будут приняты и выполняться законы, ущемляющие их интересы. Один закон из числа необходимых для разработки дорожной карты отмены визового режима уже принят – он касается защиты личной информации и фактически открывает дорогу к выпуску биометрических паспортов. В этом вопросе, кстати, Украина серьезно отстает от России, Беларуси, Грузии, Молдовы. С другой стороны, бизнес весьма многих однопартийцев президента Януковича прямо зависит от степени открытости границы (вернее даже, степени неконтролируемос ти для неко торых товаров) между Украиной и Россией. Кроме того, Янукович подтверждал и намерение выполнять положения меморандума 2009 года о модернизации украинской газотранспортной системы, что точно не входит в интересы Москвы. Правда, одновременно и Янукович, и представители правительства Азарова делали и другие заявления – например, о готовности Украины обсуждать возможность создания консорциума по управлению газовыми магистралями на основе трехстороннего участия (Украина-Россия-Европа).
         Еще в мае правительство Азарова утвердило план первоочередных мероприятий в сфере европейской интеграции. Он предполагает довольно серьезные преобразования во многих сферах внутренней жизни – судебной системе, административной практике, налоговой системе и многих других.
         Пока что этот план представлен только на бумаге. От того, каким образом он будет выполнен и оценен, очевидно, будет зависеть реальное продвижение Украины по пути европейской интеграции.
          Второе главное отличие западного вектора внешней политики президента Януковича от политики обоих его предшественников – Кучмы и Ющенко – состоит в том, что Украина больше не делает ставку на Польшу как на основного защитника своих интересов при Европейском Союзе. Собственно, эта позиция оправданна: при несомненной важности сохранения дружественных и партнерских отношений Украины с Польшей (вряд ли это ставится под сомнение нынешними внешнеполитическими игроками в Украине), роль Польши в том, чтобы способствовать стремлениям Украины стать полноценным и полноправным членом западного сообщества (так можно охарактеризовать, в частности, попытки действовать президента Ющенко), была, по меньшей мере, очень сильно переоценена. И с другой стороны, не предпринималось никаких усилий для того, чтобы получить поддержку в таких странах, как Франция, Германия, Италия, Испания, Нидерланды, Бельгия. По сути дела, европейскую политику в исполнении как президента Кучмы, так и президента Ющенко можно считать провальной, причем по меньшей мере больше, чем наполовину – по вине самой Украины, отсутствия стратегии и плана конкретных действий, отсутствия по-настоящему интересного предложения Украины для Европейского Союза. Маловероятно, что во времена «раннего» Януковича это положение дел сможет радикально измениться благодаря его усилиям и заслугам. Напротив, первые три месяца деятельности Януковича на президентском посту очень ярко продемонстрировали заметное отсутствие у него желания осмысленно и твердо заниматься развитием этого направления политики. Внутренние проблемы Европейского Союза, и прежде всего, ситуация в Греции также не способствуют европейскому успеху Украины.
         Впрочем, не стоит исключать, что на стороне Украины могут сыграть различные объективные обстоятельства – изменение ситуации в регионе под давлением различных факторов, развитие российской политики экспансии, необходимость привлечения на трудовые рынки стран ЕС квалифицированные ресурсы, и так далее.
         В президентском окружении говорят о том, что уже в ближайшем будущем стоит ожидать очень интересных поворотов в развитии отношений между Украиной и Турцией. Если это действительно будет так, то впоследствии Украина просто вынуждена будет вновь приступить к проектированию в Черноморском регионе своей собственной политики, отличной от российской. Очевидно, что это в равной степени касается и потенциальной украинской политики относительно проблемы урегулирования в Приднестровье. Янукович уже подписал совместное заявление с Россией по этому поводу, в котором практически полностью поддерживается российская линия. Эксперты считают, что реанимации «плана Ющенко» в приднестровском процессе ожидать не стоит, однако претензии на некоторую самостоятельность, артикуляция и попытки защиты собственных интересов в этом регионе безусловно, появятся. В этом же контексте стоит отметить, что позиция Украины по отношению к Молдове наверняка будет более жесткой, чем до сих пор.
         Отношения с Соединенными Штатами Америки до сих пор в украинской политике выделялись особо. Сегодня говорить о том, какими их видят у президента Януковича, практически невозможно. Очевидно, что какой-то логичной политики, состоящей из четкого набора интересов и необходимых для их защиты шагов нет. Собственно, у американской администрации президента Обамы «своей» украинской политики до сих пор не было вообще. Обама был занят «перезагрузкой» отношений с Россией, проблемами с Ираном, неожиданной для него необходимостью срочного выстраивания линии противовесов Китаю на внешнем фронте, и ему было явно не до Украины. С другой стороны, Украина никогда не могла похвастаться твердой, осмысленной и последовательной политикой в отношениях с Соединенными Штатами. Отчасти это являлось следствием, мягко говоря, неготовности всех ее президентов к осуществлению адекватной возможностям и потребностям государства и нации внешней политики, неумения найти и поддерживать нужный дискурс в двусторонних отношениях и свою нишу в системе глобальных связей. Отчасти это было следствием явно неверного понимания Соединенными Штатами событий, происходящих в разных частях Европы, и их будущего значения.
         Команда президента Януковича декларирует продолжение курса на укрепление стратегического партнерства в отношениях с Соединенными Штатами, однако практически ничего не говорит о реальном наполнении политики на этом направлении. По всей видимости, этого реального и конкретного наполнения пока просто нет.
         В свою очередь, у США безусловно есть вопросы к украинскому руководству по поводу провозглашения внеблокового статуса и механизмов его обеспечения, а также того, чего еще можно ожидать от Украины.
         На 4 июля запланирован визит в Киев государственного секретаря США Хиллари Клинтон. По всей видимости, она будет прежде всего задавать вопросы, и уже затем предлагать Киеву свои версии ответов на них. Это касается, например, не только вопросов переформатирования ситуации международной и региональной безопасности в связи с внеблоковым статусом Украины, но и таких относиельно приземленных вопросов, как, например, предположительные возможности участия американской компании Westinghouse в планируемом украинским правительством начале собственного производства ядерного топлива для атомных электростанций, особенно в свете пожеланий российского руководства по поводу слияния ядерных комплексов Украины и России. Надо полагать, американскую сторону будут крайне интересовать вопросы эффективного экспортного контроля, активного участия Украины в разнообразных действиях США, направленных на борьбу с терроризмом. Таких вопросов будет немало. Для оценки полученных ответов и мониторинга искренности украинской стороны потребуется какое-то время.
          И только после этого, очевидно, будет выработан какой-то более или менее понятный алгоритм политики.
          При этом стоит помнить, что украинские политики традиционно очень дорожат уровнем своих отношений с Соединенными Штатами. Окружение Януковича несколько раз препринимало весьма дорогостоящие попытки создания его положительного имиджа в США. Поэтому нетрудно предположить, что находящиеся ныне у власти политические силы не будут стремиться к ухудшению украинско-американских отношений по собственной воле, однако вполне могут оказаться заложниками каких-то комбинаций, активно разрабатываемых в Москве.
          Аналитики не рекомендуют ожидать никаких прорывов в украинско-американских отношениях, однако при благоприятных условиях наращивание и укрепление положительных тенденций выглядят вполне возможными.

          Резюмируя, нужно сказать, что пока что, в первые три месяца деятельности новой команды во главе с Януковичем невозможно говорить ни о целостности внешней политики, ни о ее преемственности, ни о ее осмысленности и сбалансированности.
          Приоритетные направления обозначены – это Россия и Европейский Союз. Однако при этом о наличии в арсенале Киева комплексного подхода к формированию и осуществлению политики на этих ключевых направлениях на основе глубокого анализа целей, возможностей и потребностей государства говорить не приходится.
          Украинско-российские отношения характеризуются и еще длительное время будут характеризоваться крайней непубличностью, отсутствием четкого набора национальных приоритетов и превалированием сиюминутных интересов, в первую очередь, деловых, имеющих заметный приоритет над государственными. Очевидно, будет продолжаться традиционная для России тенденция, когда отношения с Украиной в Москве не рассматриваются как международные.
          И в этом, очевидно, главная ошибка проектантов российской политики по отношению к Украине. В отличие от многих предыдущих лет, она наконец получила четкие очертания, идеологию (воссоздание «русского мира»), в поддержании которой огромную роль играет церковь, более чем значительные финансовые ресурсы, жесткость и целенаправленность. Однако при этом она совершенно не учитывается отторжение, которое такая политика со временем начинает в Украине встречать даже среди сторонников установления максимально тесных связей вплоть до союзных отношений. Эти нюансы будет вынужден учитывать любой президент Украины, и в том числе – Виктор Янукович.
         Отношения между Украиной и Европейским Союзом в любом случае будут развиваться: другого выхода нет ни у одной из сторон. Однако четкого ответа от ЕС по поводу европейских перспектив Украины в ближайшем будущем ожидать точно не следует.
         Отношения между Украиной и США, по всей видимости, должны будут пережить некую точку фактического возобновления и нового знакомства. Уже после этого станет возможным говорить об основных ключевых точках этого комплкса. Не исключено, что со временем две стороны смогут презентовать если не полностью новые, то, по крайней мере, сильно модернизированные подходы в своих двусторонних отношениях.
         Пока что внешняя политика Украины в первые три месяца нахождения при власти команды Януковича находит поддержку не слишком значительного, но большинства граждан. Это очень легко объясняется: украинцы не одобряли ни затянувшееся охлаждение отношений с Россией, ни отсутствие зримого прогресса в отношениях с Европейским Союзом, ни явное преобладание политических деклараций над реалиями в отношениях с Польшей.
         Однако в дальнейшем можно безошибочно предполагать, что президент, который пришел к власти, опираясь на поддержку меньшей части общества, в том случае, если не продемонстрирует заметных успехов, утратит и эту поддержку. Это не может не отразиться и на внешней политике.

 

Print version
EMAIL
previous 100 ДНЕЙ ЯНУКОВИЧА: УКРАИНА ДЛЯ «СВОИХ» |
Ростислав Павленко
«ГОРОД РУССКОЙ СЛАВЫ» |
Владимир Воронов
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.