ISSUE 4-2010
INTERVIEW
STUDIES
Александр Пилецкий Богдан Олексюк
RUSSIA AND DEMOCRACY
Pavel Venzera Женя Снежкина
OUR ANALYSES
Алена Гетьманчук
REVIEW
Petr Vagner
APROPOS
Владимир Воронов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
ВЫБОРЫ В БЕЛАРУСИ – ПУТЬ В ТУПИК
By Александр Пилецкий | журналист, Беларусь | Issue 4, 2010

Введение
       Президентские выборы, прошедшие в Беларуси 19 декабря 2010 года, по своему значению имеют все шансы превзойти даже самую первую кампанию 1994 года, в результате которой к власти в Беларуси пришёл действующий и поныне президент – Александр Лукашенко. Причём влияние кампании 2010 года может проявиться как на внутренней жизни страны, так и на международном положении Беларуси.
       Выборы президента Беларуси образца2010 года интересны ещё и тем, что для большинства аналитиков и даже для самих участников президентской гонки были наполнены неожиданностями. Новым для кампании было состояние конфликта официального Минска с Кремлём, появление абсолютно новой политической и общественной силы (к тому же, с хорошей организацией и финансированием), атмосфера политической либерализации, в которой проходила кампания и открытое заигрывание Запада с Лукашенко.
       Однако ещё большей неожиданностью стали события, произошедшие в Минске вечером 19 декабря, а также в последующие дни и недели. Они настолько контрастировали со всем, что происходило в стране после 2006 года, что даже генеральный секретарь ООН – Пан Ги Мун был вынужден сделать заявление по Беларуси с призывом освободить политических заключённых.
       Таким образом, выборы президента Беларуси в очередной раз завершились скандалом. И на этот раз волна негодования и возмущения методами осуществления власти, которые использует Лукашенко, была как никогда велика.

Предыдущая президентская кампания и её уроки
       Президентские выборы 2006 года в Беларуси проходили в особенной атмосфере. Среди демократически настроенной части общества ещё не утихла эйфория, возникшая после украинского Майдана. Не удивительно, что не только рядовые граждане и демократические активисты надеялись пойти украинским путём, но также и политические лидеры стремились выжать из уроков Оранжевой революции как можно больше. Во многом благодаря этому, была избрана стратегия, в которой главную роль играл единый кандидат от оппозиции. Не без сложностей, но он действительно был избран. Им стал Александр Милинкевич – бывший номенклатурщик, ушедший в оппозицию в конце 90-ых. Милинкевич был новым лицом в среде лидеров белорусской оппозиции, и это мгновенно сделало его очень популярным среди демократически настроенных белорусов. Основной причиной такой популярности было именно то, что Милинкевич, не замеченный ранее в провальных кампаниях белорусской оппозиции, совершенно не имел негативного рейтинга.
       Этот негативный рейтинг появится у него только после поражения на выборах и последующих шагов. Вместе с Милинкевичем против Лукашенко на выборах выступил также Александр Козулин, однако именно Милинкевича, на которого во время кампании работали практически все демактивисты страны, обвинили в бесхарактерном поражении. Основной ошибкой Милинкевича политологи называли нерешительность и бездействие в первую неделю после выборов, когда в Минске на центральной площади молодёжь удерживала небольшой палаточный городок. В действительности, сложно сказать, что Милинкевич с командой мог сделать в тот период. Ибо, понимая, что он не смог победить Лукашенко электоральным путём (а именно это удалось Ющенко в 2004 в Украине), Милинкевич сознательно избрал роль представителя белорусских демократических кругов на Западе, надеясь в течение последующего президентского срока Лукашенко закрепить свою популярность и хорошо подготовиться к выборам 2010 года.
       Именно это решение стало для Милинкевича и его ближайших сторонников поражением. Блок демократических сил ОДС (Объединённые Демократические Силы) распался вскоре после выборов. В оппозиционных кругах Милинкевича уже просто не воспринимали как лидера, способного предпринимать решительные действия в условиях белорусского авторитаризма. Таким образом, план Милинкевича и его движения «За Свободу», который заключался в сохранении единого, оппозиционного белорусским властям,  движения, оказался невостребованным.
       Ещё более сильным ударом для Александра Милинкевича стало изменение политики Евросоюза в отношении Беларуси и лично Лукашенко. Включение официального Минска в программу «Восточного партнёрства» и приостановление действия визовых санкций против руководства Беларуси означало, что Запад разочаровался в сотрудничестве с белорусской оппозицией и лично с лидером движения «За Свободу» и считает более перспективным налаживание отношений с Лукашенко в надежде перетянуть его на дорогу демократизации и либерализации, попутно извлекая выгоду от сотрудничества с Минском в экономической сфере. Подобная политика ЕС продвигалась весьма активно и зашла довольно далеко. Тем большим шоком для Запада стали события, произошедшие в Минске вечером 19 декабря 2010 года.

Начало кампании 2010 года
       По всем канонам политической жизни и борьбы, президентская гонка должна начинаться сразу же после завершения предыдущей. Однако в Беларуси, где фактически отсутствуют устоявшиеся и сильные политические партии, это правило не соблюдается. Кампанию проводит лишь один кандидат – Лукашенко, а остальные должны координировать свои действия согласно складывающейся ситуации.
       Кампания 2010 года не стала исключением. После разочарования Запада белорусской оппозицией и начавшегося конфликта между Лукашенко и официальным Кремлём Минск - впервые в истории независимой Беларуси - попал в очень выгодное положение. Запад впервые был готов сотрудничать именно с действующим президентом. Условия ставились прежние (освобождение политзаключённых и либерализация в экономике и общественной жизни), но тон западных дипломатов изменился, и Лукашенко это смог не только принять, но и использовать. Были отпущены на свободу политзаключённые. Среди освобождённых оказался даже бывший кандидат в президенты страны Александр Козулин. Затем несколько независимых газет вновь получили право распространяться через государственную сеть продажи газет. Прекратились жестокие разгоны демонстраций.
       Ответных действий ЕС долго ждать не пришлось. Уже осенью 2008 года Беларусь была приглашена в программу ЕС «Восточное партнёрство», были заморожены санкции в отношении высоких белорусских чиновников, в том числе, и Лукашенко. Министр иностранных дел Чехии Карел Шварценберг лично приезжал в Минск на встречу с белорусским президентом, чтобы вручить ему приглашение в Прагу, где в мае 2009 года ожидалась торжественная церемония, посвящённая началу работы «Восточного партнёрства». Лукашенко в Прагу решил не ехать (отправил министра иностранных дел В.Мартынова), но жест оценил. Такой резкий разворот в сторону Запада происходил на фоне негодования руководства России, вызванного в первую очередь нежеланием Лукашенко признавать независимость Южной Осетии и Абхазии.
      Раздражение Кремля вызывало также нежелание Лукашенко уступать ведущие белорусские предприятия тяжёлой промышленности российскому капиталу. Постепенно повышая цены на нефть и газ, Москва надеялась вынудить Минск пойти на уступки и окончательно продать российским кампаниям газотранспортную систему и нефтеперерабатывающие предприятия. Однако Минск не уступал, и за год до выборов Беларусь попала в уникальную ситуацию, когда отношения Минска с Брюсселем были гораздо более открытыми и дружескими, чем с Москвой.
       В таких условиях белорусская оппозиция оказалась в весьма сложной ситуации. Если раньше, в 2001, и особенно, в 2006 годах, белорусские демократические силы имели чётко выраженную поддержку со стороны Запада, то сейчас такая поддержка практически отсутствовала. Это и оказалось для белорусских партий и политических движений окончательным разобщающим фактором. Все попытки выдвинуть кандидатуру единого кандидата от демократических сил, который бы мог противостоять Лукашенко на выборах, провалились на самой ранней стадии. Уже весной 2010 года было понятно, что сценарий 2006 года  не повторится.

Действия белорусской оппозиции накануне выборов
       Разобщённость оппозиции и её слабость проявились уже весной 2010 года, когда даже не была известна приблизительная дата выборов. Отдельные лидеры и политики, о которых зачастую не было практически ничего известно, начали заявлять о своём желании участвовать в президентской гонке. К ним присоединились и старые лидеры, в различной степени участвовавшие в предыдущих кампаниях. Среди них можно отметить лидера коалиции «Европейская Беларусь» Андрея Санникова, бывшего заместителя министра иностранных дел Беларуси, а также лидера движения «За Свободу» Александра Милинкевича. Примечательно, что Санников объяснял своё решение баллотироваться в 2006 году в президенты именно неудовлетворительными действиями Милинкевича, в команде которого тогда работал.
       Среди новых лидеров, пожелавших поучаствовать в выборах, особо следует отметить известного поэта Владимира Некляева и его гражданскую кампанию «Говори правду!». Созданная только в феврале 2010 года кампания Некляева быстро охватила практически все регионы страны и превратилась в сильную организованную структуру, которая действовала согласно продуманной программе. Примечательно, что первоначально Владимир Некляев не заявлял о своём намерении участвовать в выборах. Со слов Некляева, кампания «Говори правду!» создавалась как широкое гражданское движение, деятельность которого должна быть направлена на демократизацию политической системы страны. Заявлялось также, что «Говори правду!» сможет поддержать того кандидата, который будет наиболее достойным соперником Лукашенко в сложившейся ситуации. Однако в конце лета 2010 года Владимир Некляев заявил, что принял решение об участии в выборах.
       Появление нового лидера и нового движения в политической жизни Беларуси привнесло в неё изменения. Благодаря хорошему финансированию, кампания «Говори правду!» смогла втянуть в свои ряды большинство активистов по всей стране, что несомненно ослабило остальные партии и движения, а также негативно настроило некоторую часть демократического электората против Некляева. В частности, на «Говори правду!» посыпались обвинения в финансировании из Кремля и желании распродать страну российскому капиталу. Ситуацию подогревал и сам Некляев, делая откровенно пророссийские заявления. Однако, даже несмотря на это, его популярность росла, а хорошо организованная работа команды свидетельствовала, что именно лидер «Говори правду!» сможет принять участие в выборах наравне с Милинкевичем и Санниковым.
       Коррективы в такой расклад неожиданно внёс сам Александр Милинкевич, заявив в начале осени, что считает избирательную кампанию в Беларуси фарсом и не видит смысла выдвигать свою кандидатуру в сложившейся ситуации.
       Такой поворот стал неожиданным не только для сторонников Милинкевича, но и для экспертов. Лидер движения «За Свободу», по-прежнему, оставался самым популярным в стране политиком после Лукашенко, и его отказ участвовать в выборах, условия проведения которых были более демократичными и свободными, нежели в 2006 году, озадачил многих. Причиной такого решения Милинкевича негласно было названо отсутствие надлежащего финансирования, что, учитывая новую политику ЕС в отношениях с Беларусью,  весьма вероятно.

Неожиданная либерализация
       Избирательная кампания, которая заняла всю осень и начало зимы, вплоть до дня голосования 19 декабря, проходила в невиданном для Беларуси ключе. Центральная избирательная комиссия Республики Беларусь не только позволила официально собирать подписи за своё выдвижение всем желающим (а их в начале сентября было уже около двух десятков), но и зарегистрировала в качестве кандидатов в президенты целых десять человек. Этот шаг ЦИК особенно интересен тем, что, по сведениям политологов и даже самих кандидатов, далеко не все из зарегистрированных кандидатами на пост президента могли реально собрать необходимые сто тысяч подписей. Тем не менее, только один из подавших подписные листы в ЦИК получил отказ в регистрации – бизнесмен Виктор Провальский.
        Такую лояльность белорусского ЦИК можно объяснить желанием властей ещё более раздробить оппозицию. Однако впоследствии окажется, что белорусские власти ошиблись, позволив такому большому количеству политиков участвовать в гонке. Несмотря на раздробленность, оппозиция широко использовала даже такое несовершенное белорусское избирательное законодательство. Во всех крупных и средних городах размещались пикеты в поддержку альтернативных кандидатов, сами кандидаты выступали по государственному телевидению и радио, по всей стране проходили встречи с избирателями. В итоге Беларусь на два месяца, которые отделяли процедуру регистрации от дня выборов, превратилась в полигон свободомыслия и демократии. И власть никак не препятствовала альтернативным кандидатам завоёвывать электорат.
        Лукашенко, безусловно, имел большую фору и гораздо большие возможности. Он провёл помпезное Всебелорусское народное собрание, его выступления каждый день показывали по всем телеканалам. Однако в отличие от кампании 2006 года, препятствий оппозиции на время президентской кампании практически не было. Белорусские спецслужбы даже перестали реагировать на национальные бело-красно-белые флаги, которые широко использовались некоторыми кандидатами в пикетах и на собраниях.
       В итоге, несмотря на отсутствие единого альтернативного кандидата, оппозиция на президентских выборах в Беларуси фактически выступила единым фронтом, ибо основным требованием всех кандидатов были честные и прозрачные выборы. Также почти все они призывали своих сторонников принять участие в мирной акции протеста вечером 19 декабря в центре белорусской столицы. Некоторые разногласия между кандидатами, безусловно, наблюдались. В частности, кандидат от старейшей белорусской партии БНФ (Белорусский Народный Фронт) в эфире национального телеканала обвинил Санникова и Некляева в пророссийскости. Однако такие конфликты терялись в общей атмосфере избирательной кампании.

Позиция Лукашенко в кампании 2010
       Единственным кандидатом, который никак не изменил своей манере вести избирательную кампанию, был действующий президент Александр Лукашенко. Как и во время предыдущих выборов, Лукашенко отказывался участвовать в дебатах, проводить встречи с избирателями и даже проигнорировал своё эфирное время на радио и телевидении. Таким образом, Лукашенко старался как можно дальше дистанцироваться от альтернативных кандидатов, желая сохранить имидж настоящего правителя, который не обращает внимания на своих мелких конкурентов. Изменения затронули лишь предвыборную программу Лукашенко. В ней практически не было упоминаний об интеграции с Россией (в отличие от программы того же Некляева), а в международной политике предусматривалось развитие западного вектора. В целом, такие изменения соответствовали курсу, принятому ещё в 2008 году.
       Отсутствие пункта о теснейшем сотрудничестве с Россией можно объяснить как напряжёнными отношениями в сфере экономики, так и информационной войной, которую в отношении Лукашенко начали ведущие российские телевизионные каналы. В итоге Лукашенко начал даже обвинять некоторых своих соперников (в частности - Некляева и Санникова) в желании отдать Кремлю независимость страны, позиционируя себя как защитника независимой Беларуси. Одновременно с такими заявлениями Лукашенко проводит встречи с западными политиками. Сначала с президентом Литвы Далей Грибовскайте, затем с министрами иностранных дел Польши и Германии Радославом Сикорским и Гидо Вестрервелле. Во время встреч политики из ЕС получают обещания того, что выборы пройдут в соответствии со всеми нормами, будут честными и справедливыми. ЕС в ответ обещает белорусскому президенту кредиты на сумму более 3 миллиардов евро.
        В такой ситуации в Беларуси уже мало кто сомневался, что выборы 2010 года могут вернуть признание Лукашенко на международной арене, потому что победа действующего президента в первом туре была очевидна. Об этом свидетельствовали данные практически всех соцопросов. Если официальные белорусские социологические центры (в частности, ЭКООМ) давали Лукашенко около 70% голосов, то независимые (в том числе, авторитетный НИСПД) также прогнозировали победу Лукашенко в первом туре, хотя и с более низким результатом – порядка 55-60%.
        Окончательно очевидной победа Лукашенко стала после визита в Москву, состоявшегося за считанные дни до 19 декабря, во время которого он подписал с российской стороной соглашение о перечислении ста процентов прибыли с продажи нефтепродуктов, полученных из российской нефти. В ответ Москва отменила взимание пошлины на весь объём нефти, поставляемой в Беларусь. Объяснить этот крайне невыгодный Беларуси шаг можно было только большим желанием Лукашенко примириться с российским руководством перед выборами.
       Такое развитие событий заставило альтернативных кандидатов быстро изменять стратегию. Владимир Некляев предложил наиболее радикальный шаг – одновременное снятие всех кандидатур с выборов с дальнейшим призывом к избирателям бойкотировать выборы и добиваться проведения новых, уже без участия Лукашенко. Эта идея нашла поддержку лишь частично. Желающих сняться с выборов не нашлось, но было решено добиваться проведения новых выборов в марте 2011 года.

Прогнозы
       Таким образом, наиболее вероятным прогнозом на выборы президента Беларуси в 2010 году была победа Лукашенко с последующим признанием выборов легитимными Западом и Востоком.
       За несколько дней до выборов наиболее авторитетные белорусские политологи и аналитики (Александр Класковский, Виталий Силицкий) высказывали предположения, что Лукашенко позволит оппозиции выпустить пар на улицах и площадях Минска, где она собирала своих сторонников, без применения силового варианта разгона митингующих. Прогнозируемое количество участников акций протеста варьировалось от 10 до 50 тысяч человек. Однако аналитики отмечали, что, в условиях отсутствия единого координационного центра и чёткой программы действий у такого большого числа  кандидатов, собравшиеся должны были довольно быстро разойтись по домам.
       Отдельно следует отметить, что, в то же время, никто из опрошенных аналитиков не сомневался в фальсифицировании выборов. Это стало очевидным уже на этапе так называемого предварительного голосования, во время которого граждане Беларуси голосуют до официального дня президентских выборов. К предварительному волеизъявлению массово принуждались учащиеся ВУЗов и рабочие госпредприятий, что само по себе было грубым нарушением законодательства. Ещё одним значительным поводом обвинять белорусские власти в фальсификациях выборов было нежелание допускать наблюдателей к процессу подсчёта голосов.

Международная реакция на разгон демонстрации и последующие аресты лидеров оппозиции.
       Однако ни одному из прогнозов не суждено было сбыться. Даже самые ярые противники Лукашенко, называющие его диктатором, не прогнозировали брутального силового разгона мирной акции протеста. Даже если учесть, что окна и двери в Доме Правительства в Минске были разбиты именно демонстрантами (а эта версия белорусских властей заслуживает отдельного расследования, ибо существует множество доказательств, что в эпизодах с битьём стёкол в здании Дома Правительства замешаны спецслужбы), то этим невозможно оправдать жестокость, с которой была разогнана акция оппозиции, и последующие репрессии в отношении демократических активистов,  независимых журналистов и  рядовых граждан.
       Арест семи кандидатов в президенты и более шести сотен участников акции протеста вызвал шок не только в Беларуси, но и на Западе. Реакция европейских структур была незамедлительной. Уже через несколько часов руководитель Европарламента Ежи Бузек выступил с заявлением, в котором решительно осуждал действия белорусских властей. Последующие заявления МИДов ведущих западных государств также осудили разгон демонстрации оппозиции в Минске. Через несколько дней ОБСЕ заявила о непризнании выборов президента Беларуси легитимными. В адрес Лукашенко поступило только несколько поздравлений от других президентов. Одним из последних был Дмитрий Медведев, который дипломатично поздравил Лукашенко не с победой, а с результатом выборов.
       С резким осуждением действий белорусских властей выступил Совет Европы, предоставив вниманию общественности соответствующую резолюцию. Позицию Совета Европы неожиданно поддержала Россия в лице министра иностранных дел Сергея Лаврова. 12 января в Европарламенте состоялось специальное заседание, посвящённое ситуации в Беларуси. Во время этого заседания практически единогласно было решено возобновить действие санкций в отношении белорусского руководства. О санкциях заявили и США, предложив заморозить счета белорусских чиновников и компаний.
       Официальный Минск, в свете этих заявлений и событий, выглядел несколько растерянно. Действия белорусских властей ограничились закрытием офиса ОБСЕ в Минске и угрозами в адрес польского руководства запретить въезд в страну представителям руководства Польши (ранее эта страна заявила о намерении создания списка лиц, причастных к проведению репрессий против оппозиции, которым будет запрещён въезд в Польшу, а автоматически и на территорию всего ЕС).
       В связи с этим возникает вопрос, зачем Лукашенко был нужен разгон демонстрации с последующими арестами, когда общепризнанная победа была фактически в руках? Наиболее вероятную версию этого озвучил министр иностранных дел Польши, который заявил, что Лукашенко не смог выиграть в первом туре, что и стало причиной такой брутальной реакции. С этой версией можно согласиться, если предположить, что белорусские власти знали реальный процент голосов, отданных за Лукашенко на предварительном голосовании. По иной версии, на решение о разгоне акции протеста и арестах повлияли лица из окружения Лукашенко, заинтересованные в сворачивании «проевропейского» курса.

Прогноз дальнейшего развития ситуации
        Какой бы острой не была реакция ЕС и США на действия белорусских властей, введение новых санкций маловероятно. Не говоря уже о каких-либо санкциях со стороны России, что было бы наиболее болезненно для Лукашенко и его окружения. Гораздо более вероятно возобновление визовых санкций в отношении белорусского руководства, а также расширения списка лиц, охваченных действием санкций. Возможно также сокращение кредитования Беларуси международными фондами и банками, однако об этом пока не было заявлено. Как не было заявлено и о намерении лишить Беларусь статуса участника программы «Восточного партнёрства».
       Гораздо более болезненными последствия событий 19 декабря могут быть для белорусского общества. Оппозиция, после арестов своих лидеров и дискредитации КГБ части из них, может окончательно лишиться возможности действовать легально. Под угрозой находится также и деятельность общественных негосударственных организаций, редакций независимых СМИ. Вполне возможно, что Лукашенко и его окружение решатся на создание так называемой «придворной оппозиции», а все ранее существующие организации и партии ликвидируют, обвинив в связи с Западом и антигосударственных действиях. В пользу этой версии говорят первые послевыборные шаги Лукашенко: публикация большого количества «компромата» на оппозицию, решение о создании «чёрного списка независимых СМИ», возросшее давление на политические партии.
       Во всяком случае, дальнейшее улучшение отношений с Западом сейчас становится для Беларуси невозможным. Отношения с Россией также оставляют много вопросов. В такой ситуации Лукашенко остаётся только удерживать власть любой ценой, несмотря на всё более низкую поддержку со стороны населения страны.

 
Print version
EMAIL
previous АЛЕКСЕЙ СИМОНОВ: ВСЯКОЕ РЕШЕНИЕ СУДОВ В ПОЛЬЗУ ЖУРНАЛИСТОВ МЫ РАССМАТРИВАЕМ КАК РЕДКОЕ. |
ОПАСНАЯ ИГРА УКРАИНСКОЙ ВЛАСТИ |
Богдан Олексюк
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.