ISSUE 4-2010
INTERVIEW
STUDIES
Александр Пилецкий Богдан Олексюк
RUSSIA AND DEMOCRACY
Pavel Venzera Женя Снежкина
OUR ANALYSES
Алена Гетьманчук
REVIEW
Petr Vagner
APROPOS
Владимир Воронов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
OUR ANALYSES
ЕВРОИНТЕГРАЦИОННЫЙ БУКЕТ МОЛДОВЫ
By Алена Гетьманчук | директор, Институт мировой политики, Украина | Issue 4, 2010

       Когда попадаешь в Молдову из Украины, ощущения дежавю избежать практически невозможно. Те же муки коалиционного строительства, которые пережила Украина во времена президентства Виктора Ющенко. То же рвение одним ударом пробить евросоюзовскую стену. Та же уверенность, что именно их страна способна в ближайшее время стать едва ли не главным демократическим островком в восточном партнерстве Евросоюза, выгодно выделяясь на фоне не только Беларуси, но и даже Украины. 
       Первый шаг для этого молдавские власти уже сделали: провели очередные парламентские выборы и сформировали очередную коалицию за европейскую интеграцию. Левоцентристская коалиция, вопреки ожиданиям, потерпела фиаско. На самом деле, все было бы гораздо прозаичнее, если бы не геополитический окрас этой истории: на Альянс за евроинтеграцию Молдовы-2 делал ставку Евросоюз, на левоцентристcкий альянс – Россия.
       Нет ничего удивительного в том, что некоторые министры иностранных дел Евросоюза сегодня  рассказывают, что именно благодаря их усилиям Молдова остается и дальше на евроинтеграционном пути (хотя в самом Кишиневе «внешнюю помощь» в создании правоцентристской коалиции больше приписывают американскому послу в РМ).
       Впрочем, коалиция в Молдове – это лишь первый шаг для преодоления почти двухлетнего политического кризиса в стране. Для полноты картины власти по-прежнему не хватает одного важного штриха – избрания президента. Напомним, что прошедшее правительство  не смогло удержаться на плаву именно потому, что все попытки избрать президента в парламенте оказались провальными. Воссозданному в формате трех партий евроинтеграционному альянсу сегодня не хватает каких-то два голоса, чтобы лидер Демократической партии Марианн Лупу из спикера парламента преобразовался в президента.  
       Однако,  ситуация сегодня выглядит не намного радужнее: коммунисты отнюдь не намерены голосовать за своего бывшего коллегу по партии, которого в последние годы они редко называли иначе, как «предателем». Сегодня у них появился дополнительный повод именовать его именно так: это Лупу сделал все возможное, чтобы Воронин и Ко не смогли снова вернуться во властные кабинеты. Он параллельно вел переговоры как с коммунистами Владимира Воронина, так и с либеральными демократами Влада Филата. Примечательно, что и среди коммунистов звучали голоса в пользу ведения одновременных переговоров и с Лупу, и с Филатом. Но Воронин до конца оставался верен диалогу с бывшим коллегой по партии. Очевидно, не в последнюю очередь, боясь в очередной раз подвести Москву. Еще бы: левоцентристская коалиция фактически была благословлена сразу после выборов главой президентской администрации РФ Сергеем Нарышкиным, прибывшим специально в Кишинев.
       Однако, проблема с избранием президента кроется не только в неуступчивости коммунистов. На самом деле, не последнюю роль сегодня в Молдове играют не совсем простые отношения и непосредственных союзников по коалиции – Мариана Лупу и Влада Филата. Отношения, которые, по мнению наших кишиневских собеседников, весьма заметно напоминают войну за контроль над бизнес-потоками в республике. И ведется эта война на уровне непосредственно Филата, с одной стороны, и главного спонсора Лупу, некого господина Плахотнюка, с другой.
       Конечно, есть вариант, что в президенты предложат некую альтернативную фигуру. Коммунисты, в частности, утверждают, что готовы поддержать кандидата без яркой политической окраски. Но, в любом случае, сегодня все выглядит таким образом, что особо рассчитывать на наличие единого «командного центра» в Кишиневе в ближайшем будущем не приходится. Это значит, что внутриполитический кризис в стране будет продолжаться. А это вряд ли будет способствовать как процессу европейской интеграции республики, так и, например, урегулированию приднестровского конфликта.
       Впрочем, пока что евроинтеграция РМ  фактически сводится в молдавском обществе к одному большому ожиданию. А именно - к безвизовому режиму с ЕС. В Кишиневе даже приходилось слышать, что беспрепятственное передвижение по евросоюзовским просторам является некой новой национальной идеей республики. И в этом нет ничего удивительного: в случае с Молдовой безвизовый режим имеет еще большее значение, чем в случае с Украиной. И этому также есть несколько объяснений. Первое сводится к тому, что деньги молдавских трудовых мигрантов являются более чем мощным вкладом в экономику РМ. На сегодняшний день где-то 80% поступлений составляют заработки молдавских рабочих, которые трудятся в России. Работать в странах ЕС мешает как раз отсутствие шенгенской визы, поскольку адаптироваться молдавским трудовым мигрантам в Испании или Италии намного легче, чем другим выходцам из постсоветского пространства. А все из-за близости молдавского (румынского) языка к итальянскому или испанскому, которые жители Молдовы начинают активно разучивать уже спустя две недели с момента нахождения в Италии или Испании. Есть, конечно, часть граждан Молдовы, имеющих румынские паспорта, но их, на самом деле, не так уж много, как принято считать (около 120 тысяч). Второй момент, который очень важен с точки зрения безвизового режима для Молдовы – это влияние подобного решения ЕС на умы и  настроения жителей Приднестровья, около 60% которых имеют паспорта граждан Республики Молдова.
       Однако, на мой взгляд, вряд ли подобный шаг Евросоюза способен пробудить у жителей левого берега Днестра желание объединяться с правым: для того, чтобы беспрепятственно путешествовать с молдавским паспортом по Евросоюзу, не обязательно жить в едином государстве.  Достаточно просто получить паспорт гражданина Молдовы, что жители Приднестровья, собственно, и делают. К тому же, еще не факт, что Молдова получит безвизовый режим с ЕС раньше России или Украины. Зная склонность Евросоюза к пакетным подходам в таких вопросах и настроения на сей счет  в разных странах ЕС, отнюдь  не исключено, что и Молдова, и Украина, и Россия получат безвизовый режим одновременно. Это значит, что преимуществами путешествий без виз смогут точно также воспользоваться и жители Приднестровья, которые являются  гражданами Украины или России. Фактически, России в контексте безвизового режима в Приднестровье предстоит столкнуться с еще одним вызовом – сделать так, чтобы граждане Молдовы в непризнанной республике не почувствовали благ евроинтеграции раньше, чем это сделают граждане России.
       Безвизовая «гонка», на самом деле,  является новым элементом в старой геополитической игре, которая  не первый раз  наблюдается на берегах Днестра: Евросоюз помогает Молдове, Россия помогает Приднестровью. Вопрос в том, чья помощь окажется убедительнее. Пока что на Левом берегу Днестра делают вид, что вполне удовлетворены нынешним взносом Москвы: российский газ непризнанная республика получает безвозмездно, к пенсиям идет надбавка в $15, к зарплатам офицеров – $100. Робкие попытки Евросоюза прийти в Приднестровье со своими проектами здесь пока не находят должной оценки. Скажем, когда я спросила у одного высокопоставленного приднестровского чиновника, как они воспринимают техническую помощь Евросоюза (те же недавно открытые перинатальные центры в Тирасполе и Бендерах), он ответил, что переоценивать вклад Евросоюза не стоит: мол, ЕС потратил на этот проект 500 тысяч евро, а Приднестровье – около миллиона евро. В то же время, в Тирасполе утверждают, что готовы и дальше работать с ЕС. Но при одном условии: если Евросоюз не будет «прикрываться подобными проектами в политических целях». Другими словами, речь идет о процессе, о котором все чаще можно услышать на обоих берегах Днестра – так называемой европеизации. Свое отношение к этому термину приднестровские власти  озвучили тогда, когда Игорь Смирнов заявил об «опасной тенденции европеизации приднестровской молодежи». Однако пока что понятно:  говорить о какой-либо европеизации Приднестровья слишком рано, пока подобная европеизация не станет реальным фактом в самой Республике Молдова. Понятно, что для этого нужно значительно больше, чем  запуск поезда Кишинев-Одесса или открытие посольства ЕС в Молдове. В то же время, вынуждена заметить, что если еще лет пять назад Тирасполь способен был привлечь только тех, кто хотел с головой окунуться в атмосферу совка, то сегодня он все больше напоминает обычный среднестатистический город в той же Украине.
       Что же касается России, то события в Молдове продемонстрировали: она по-прежнему старается удерживать свои позиции не только в подконтрольном приднестровском регионе, но и на всей территории Молдовы. Яркое тому доказательство - история с прямым вовлечением Москвы в процесс создания коалиции в Кишиневе. История, которая, к тому же,  в очередной раз продемонстрировала: «оранжевая революция» в Украине так и не научила россиян отстаивать свои интересы в постсоветских странах в более изящной манере. Да, представители Евросоюза, как-то Радек Сикорски и Карл Бильдт, также посещали Молдову после выборов, но, в отличие от господина Нарышкина, они не устраивали шоу с полным игнорированием одного из ведущих  политиков страны. Так, как сделал кремлевский гость, демонстративно не пожелавший встретиться с премьер-министром РМ Владом Филатом.
       В то же время, говорить о том, что Россия в молдовской ситуации проиграла окончательно и бесповоротно, было бы слишком преждевременно.  Хотя бы потому, что нынешняя коалиция в любом случае не сможет игнорировать восточное направление своей политики.  «Вектор будет проевропейским, но и отношениям с Россией будет уделяться больше внимания», - подтвердил в разговоре с автором этих строк до последнего времени вице-премьер РМ Виктор Осипов. 
       Да и сама предвыборная кампания в Молдове продемонстрировала: элемент здоровой  многовекторности  (или, точнее, двувекторности) в электоральном плане это плюс, а не минус.  Вряд ли кто-то будет отрицать, что договор с «Единой Россией», который заключила Демократическая партия Мариана Лупу накануне последних выборов, точно так же, как и ролики Бориса Грызлова в его поддержку, явно не повредили его рейтингу. Скорее – наоборот. Да что там говорить о бывшем коммунисте Лупу, если либерально-демократический Влад Филат не упускал возможности, чтобы продемонстрировать на публике свое фото с Владимиром Путиным двухлетней давности.
       У России также по-прежнему остаются серьезные рычаги влияния на Молдову. Это и постоянный крючок в виде визового режима с Россией, который будет актуален для Молдовы как минимум до тех пор, пока не станет реальностью безвизовый режим с ЕС. Это и ограничение  на импорт сельскохозяйственной продукции из РМ. Ведь даже после холодного душа в виде эмбарго на поставку молдавских вин в Россию в 2006 году, тамошним производителям так и не удалось переломать ситуацию: подавляющее большинство винной и коньячной продукции Молдовы по-прежнему идет на российский рынок. В Кишиневе не раз приходилось слышать, что за полтора года нахождения евроинтеграционной  коалиции у власти товарооборот с Евросоюзом остался на прежней отметке, с Румынией упал, зато с Россией -  вырос на 20%. Любопытно, что в настроенном на российскую волну Приднестровье в бизнес-плане ситуация более «евроинтеграционная», чем в Молдове: экспорт из непризнанной республики примерно наполовину делится между Россией и странами Евросоюза.
       Нельзя забывать и о тех козырных картах, которыми располагает Россия в процессе приднестровского урегулирования. Де-факто, Россия имеет в формате «5+2» не один, а целых три голоса: как страна-посредник и гарант, как член ОБСЕ и как такой себе покровитель Приднестровья. А если учесть нынешнюю уязвимость Украины перед Россией, то можно даже говорить о трех с половиной голосах. К слову, не восприятие Украины как самостоятельного игрока в глазах кишиневских элит является одной из главных проблем в двусторонних отношениях Украины и Молдовы. Большинство молдавских полисимейкеров убеждены: для того, чтобы добиться от украинских коллег желаемого решения, просто достаточно напрямую договориться либо с Москвой, либо с Брюсселем.
       Так или иначе, исходя из всех вышеназванных факторов, некоторые российские стратеги уже сегодня говорят, что в Молдове может повториться украинский сценарий: после «оранжевой революции» казалось, что Москва проиграла в Украине все и бесповоротно, но, с приходом на президентский пост Виктора Януковича, она смогла молниеносно наверстать упущенное. Другой вопрос, что россиянам надо серьезно поторопится: с каждым годом молдавское общество будет все меньше оглядываться на Россию. Как, впрочем, и на других восточных соседей.

Print version
EMAIL
previous ВРАГИ И БРАТЬЯ |
Женя Снежкина
THE CONTENT NOT LAGGING BEHIND AN INTRIGUING TITLE |
Petr Vagner
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.