ISSUE 1-2011
STUDIES
Игорь Тышкевич
RUSSIA AND RESET
Martin Svárovský
OUR ANALYSES
Veronika Movchan
REVIEW
Ондржей Соукуп
APROPOS
Петр Мазур Павел Витек


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
БЕЛАРУСЬ: ТОРГОВЛЯ С СОСЕДЯМИ. С ПОЛИТИКОЙ И БЕЗ.
By Игорь Тышкевич | независимый аналитик, Беларусь | Issue 1, 2011

      То, что экономика Беларуси в значительной степени ориентирована на страны бывшего СССР, пожалуй, является широко извест ным фактом. Тенденция 1995-2005 гг. демонстрирует рост географии внешней торговли Республики Беларусь. Тем не менее, доля стран СНГ в общем объёме хоть и сократилась с 65% (1995 г.) до 54% (2009 г.)[1] тем не менее, фактически оказывает решающее влияние и на процессы внутри Беларуси.
     В связи с этим стоит обратить внимание и попытаться разобраться в процессах, которые идут в области торговли Беларуси с бывшими «коллегами» по СССР.
     Тем более, что тут «чистая экономика» зачастую тесно переплетена с политикой и, порой, выделить какую либо одну составляющую из международных договоров достаточно сложно. Типичный пример – «интеграционные проекты» Беларуси и России. В частности, таможенный союз. Да и сотрудничество стран внутри СНГ тяжело назвать исключительно экономическим либо политическим. Для иллюстрации такого предположения читателю предлагается сравнить уровень кооперации Беларуси с  соседней Украиной (которая далека от интеграционных процессов,и в которой за последние 7 лет дважды успела поменяться политическая ситуация) с сотрудничеством в рамках Таможенного Союза Беларуси, Казахстана и России (далее по тексту – Таможенный союз либо ТС).

Предыстория. Или качество и количество.
     Как уже сказано выше, экономика Беларуси в значительной степени зависит от успеха торговых отношений со странами, которые возникли на месте Союза Советских Социалистических Республик (СССР). По данным Национального Статистического Комитета Республики Беларусь (далее по тексту – БелСТАТ) доля стран СНГ в общем объёме внешней торговли составляла 64,7% или 6,704 млрд. долларов. И в этом объёме более 76,8% приходилось на РФ (или 49,7% от общего объёма торговли Беларуси).
     За последние 15 лет общий объём внешней торговли в абсолютных цифрах вырос почти в 5 раз. Доля стран СНГ сократилась на 10%.  Для иллюстрации приведу небольшую таблицу:

 
1995
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
Общий объём торговли, млн. долларов
10367
15972
15737
17113
21504
30265
32687
42085
52968
71952
49873
Доля стран СНГ, %
64,67
65,55
65,39
62,40
62,70
63,44
55,69
54,94
57,09
56,03
55,22
Доля РФ в торговом обороте со странами СНГ, %
76,82
88,98
91,35
92,70
92,57
92,20
86,99
86,26
86,27
84,48
85,13
Доля РФ в общем объёме внешней торговли Беларуси, %
49,68
58,32
59,74
57,84
58,05
58,50
48,44
47,39
49,24
47,34
47,01

       Как видно из данной таблицы, Российская Федерация с одной стороны постепенно теряет свои позиции в доле белорусской внешней торговли. Но одновременно с этим, остаётся фактически основным партнёром на просторах СНГ.
       В то же время, если обратить внимание на таблицу 2, становится очевидным другой факт.  А именно то, что остальные страны СНГ всё больше рассматриваются Беларусью не как источник товаров/услуг, а лишь в качестве рынков сбыта белорусской продукции.

 
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
СНГ всего
10469
10291
10679
13484
19201
18202
23121
30237
40317
27540
РФ всего
9315
9401
9899
12482
17704
15834
19944
26084
34059
23444
экспорт
3710
3963
3977
4880
6485
5716
6845
8879
10552
6718
импорт
5605
5438
5922
7602
11219
10118
13099
17205
23507
16726
Сальдо
-1895
-1475
-1945
-2722
-4734
-4402
-6254
-8326
-12955
-10008
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Украина всего
900,3
699,2
562,3
705,6
1084,8
1801,7
2457,7
3004,1
4893
2981,5
экспорт
559,7
421,8
271,6
343,5
539,8
907,8
1234
1469,8
2777,9
1691,5
импорт
340,6
277,4
290,7
362,1
545
893,9
1223,7
1534,3
2115,1
1290
Сальдо
219,1
144,4
-19,1
-18,6
-5,2
13,9
10,3
-64,5
662,8
401,5
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Остальные страны СНГ всего
253,7
190,8
217,7
296,4
412,2
566,3
719,3
1148,9
1365
1114,5
экспорт
129,3
109,2
135,4
211,5
293,2
436,2
530
872,2
1030,1
906,5
импорт
124,4
81,6
82,3
84,9
119
130,1
189,3
276,7
334,9
208
Сальдо
4,9
27,6
53,1
126,6
174,2
306,1
340,7
595,5
695,2
698,5

     Так, например, с 2000 года экспорт в страны содружества (за исключением РФ и Украины) вырос в абсолютном выражении в 7 раз. В то время как импорт всего в 1,67 раза.
     Исключение, как подчёркивалось выше и как видно из таблицы, составляют 2 государства. Это Украина и Российская Федерация. Две страны, которые граничат с Беларусью, входят в десятку крупнейших торговых партнёров РБ. Но отношения с каждой из этих стран строятся по  абсолютно разным схемам. С Украиной – довольно агрессивная политика Беларуси по увеличению доли своих товаров на рынке этого государства. С Российской Федерацией – попытки использования различных политико-экономических интеграционных моделей – от «Союзного государства» до Таможенного Союза.
     Тем интересней сравнить специфику сотрудничества Республики Беларусь с ними. Особенно, учитывая фактор, что в обоих случаях политика оказывает серьёзное влияние на экономические процессы.
     Начнём с Украины.

Такие разные, но такие близкие
     Украина традиционно была одним из основных экономических партнёров Беларуси. Однако, начиная с 1993 года, оживление взаимной торговли, на которое рассчитывали некоторые экономисты, не происходило. Взаимодействие шло скорее по старым советским схемам, разработанным ещё в начале 80-х годов. Дополнительные трудности накладывали непростая экономическая ситуация и определённые политические проблемы. Среди основных можно назвать долг украинских предприятий за поставленную продукцию в размере 130-135 млн долларов (по различным оценкам). Данный долг сформировался в 1992-1994 годах во время перехода стран на национальные валюты.
     Политические противоречия, в свою очередь, были более существенны. Если Беларусь активно участвовала в интеграционных процессах в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ), то Украина даже не ратифицировала Устав СНГ и де-юре не является членом этого образования. Кроме того, традиционно сильные позиции правых и национально-ориентированных партий в Украине и их взаимодействие с белорусской оппозицией всерьёз беспокоили официальный Минск.
     Стоит вспомнить проблему государственной границы – подписанный в 1997 году межгосударственный договор о демаркации белорусско-украинской границы не ратифицировался РБ до окончания урегулирования вопроса внешнего долга.
     Вместе с тем позиция Кремля, особенно в первой пятилетке 21 века, заключалась в как можно большей привязке белорусской экономики к российской. Не удивительно, что на этом фоне Беларусь не рассматривала Украину даже как серьёзный рынок сбыта своей продукции. Об этом свидетельствуют, в том числе, и статистические данные, приведённые в таблице 2, – в 2000 – 2005 гг. доля Украины в общем торговом обороте со странами СНГ сократилась с 10 до 6,5%. Баланс взаимной торговли был близок к нулю. Причём в 2004-2005 гг. в структуре белорусского экспорта более 70% занимали нефтепродукты. То есть, Беларусь перерабатывала относительно дешёвую российскую нефть и продавала нефтепродукты Украине.
     Первые попытки разморозить взаимоотношения предпринимались в 2003 году. Тогда Украина и Беларусь подписали двусторонний протокол, в соответствии с которым был определен объем финансовых обязательств Украины на уровне 134 млн долл. Украинская сторона в ноябре 2003 г. предлагала Беларуси на 80% погасить задолженность путем обустройства границ и строительства пограничных переходов. Однако данная схема так и не была реализована.
     Впоследствии, учитывая события в Украинской политике 2004-2005 гг. и боязнь «оранжевого сценария» в Беларуси, вполне логично было предположить, что экономические контакты с южным соседом будут и далее развиваться скорее по инерции (остатки советских схем + взаимодействие на уровне относительно небольших компаний).
     Тем не менее, подчёркнутое «неучастие» Украины в белорусских президентских выборах 2006 года дало основания для активизации контактов. Украинский бизнес начинает приходить в Беларусь. Так, уже в августе 2007 года, 100% (без золотой акции и других вариантов контроля правительства РБ) акций «Атом-банк» продаётся группе компаний «Дельта» украинского бизнесмена Николая Лагуна[2]. Показательно, что Лагун, хоть и не входит в ТОП-10 самых богатых украинцев  в то время  активнейшим образом сотрудничал с олигархами Валерием Хорошковским и Дмитрием Фирташем, – одними из спонсоров политических кампаний В. Ющенко в 2007-2008 гг.
     Таким образом, приход «Дельты»  можно было расценивать, скорее, как сигнал и своеобразную проверку возможностей. Проверка прошла успешно, и сигнал был понят обеими сторонами. Тем более, что - уже в момент оформления сделки - руководство РБ начало серьёзно планировать привлечение «нероссийских» инвестиций в экономику с целью, в том числе, и «уравновесить русское влияние». О некоторых аспектах данной политики писалось немного ранее.
     Обратим теперь внимание на следующие шаги. В конце того же 2007 года правительство Беларуси заявило о желании продать акции государственного мобильного оператора БЕСТ. Возможностью покупки заинтересовалась турецкая компания Turkcell[3]. Инвестиции, на первый взгляд, не имеют отношения к Украине. Но  не стоит забывать, что бренд « life:)», который появился в Беларуси после покупки, есть ничто иное как совместное владение богатейшего украинца Рината Ахметова (компания СКМ – 45,2% акций) и турецкого оператора сотовой связи (54,8%)[4].
     На этом фоне активизируются и политические контакты. В том же августе 2007 года посол Украины в Беларуси заявил о подготовке встречи президентов двух стран «в ближайшее время»[5
     Правда, дата встречи согласовывалась исходя из внутриполитической ситуации в Украине («демократическому» президенту Ющенко было крайне невыгодно демонстрировать потепление отношений с «диктаторским режимом» Лукашенко). Тем не менее, фактические контакты на высшем уровне нашли своё отражение в информационной политике двух стран. Начиная с 2008 года,   государственные СМИ Беларуси воздерживаются от резкой критики внутренней политики Украины. Украинские (особенно подконтрольные БЮТ, НУНС и, как ни парадоксально, ПР), в свою очередь, значительно уменьшают частоту упоминаний Беларуси в новостях.
     На этом фоне Беларусь проводит фактически первую успешную PR кампанию страны и отечественных продуктов за рубежом. За деньги посольства РБ в Украине на страницах наиболее влиятельных СМИ в 2008-2010 гг. были опубликованы несколько качественных материалов. Активизировалась работа с диаспорой. Особенно с предпринимателями, белорусами по национальности.
     Не обошли вниманием и основных игроков на Украинском рынке. Причём, белорусская сторона активно использовала разногласия среди бизнесменов-спонсоров различных политических групп. Так, например, начало экспорта в Украину белорусских шин в 2008 году совпало с очередным охлаждением отношений Ющенко и Тимошенко. Учитывая, что владелец украинского производителя шин ЗАО «Россава» -  К. Жеваго – основной спонсор  БЮТ, запуск -  по инициативе президента -  белорусских  конкурентов на внутренний рынок был своеобразным «подарком» для Леди Ю.
     О том, что подарок оказался эффективным и сильно ударил по шинному бизнесу Жеваго, свидетельствует уже тот факт, что уже в конце 2008 года «Россава» вынуждена была обратиться в межведомственную комиссию по международной торговле с просьбой начать антимонопольное расследование. Которое и было начато с января 2009 года.[6].
     Аналогичная ситуация сложилась  и в сфере продуктов питания. Уже в 2008 году украинские СМИ сообщили, что импорт белорусского масла в Украину вырос более чем в 100 (!!!!) раз[7].
     Масло и шины -  не единственные «новые товарные группы» на украинском рынке. За 2008-2010 годы Беларусь значительно изменила структуру своего экспорта в страну-соседку. Так, по результатам 2010 года,  доля нефтепродуктов упала (при увеличении абсолютных объёмов) до 58,6%. Среди остальных товарных групп наиболее значительные объёмы поставок зафиксированы по «шинам и покрышкам» ($ 54,7 млн.), масло, сахар и др. продукты питания ($ 97,67 млн.), трактора и автотранспорт ($ 181,22 млн.). Среди новых позиций – стройматериалы и, в частности, шифер, продукция химпрома: изделия из пластмассы, полимеры и др. (общий объём $ 157,37 млн. или 6,13% от всего экспорта)[8].
     Результат выход на положительное сальдо торговли товарами и услугами на уровне $ 600 млн. уже по результатам «кризисного» 2008 года. Украина – едва ли не единственное государство в мире (за исключением разве что Нидерландов, через которые осуществляется перевалка нефтепродуктов), с которым у нашей страны положительное сальдо внешней торговли, измеряемое девятизначной цифрой[9]. На фоне 64 млн. баланса в 2007 году рост впечатляющий.
     И такая тенденция сохраняется и на 2011 год. Например,  по продуктам питания: в феврале 2011 Украина заявила о желании и готовности импортировать 6 тысяч тонн сухого обезжиренного молока и 18 тысяч тонн сливочного масла[10].
     Даже по конфликтным позициям, таким как шины, белорусская дипломатия удачно сыграла на тех же разногласиях в правящих группах в Украине. Как известно, Юлия Тимошенко не стала президентом Украины. И бизнес - интересы спонсора её политической силы, естественно, перестали быть приоритетом работы нового правительства. В результате в 2011 году было остановлено антидемпинговое расследование в отношении белорусских  шин в связи с тем, что «ситуація на внутрішньому ринку України змінилася таким чином,що національні інтереси не потребують застосування антидемпінгових заходів»[11] .
     Правда, Беларусь согласилась до 31 декабря 2012 года квотировать экспорт шин  в Украину. Согласно постановлению № 1607 от 1 ноября Совета министров Республики Беларусь, текстом которого располагает агентство "Интерфакс-Украина", установлено ограничение на экспорт в Украину шин в 2010 году на уровне не более 450 тыс. штук, в 2011 году не более 575 тыс. шин, и в 2012 году – не более 650 тыс. шин[12]. Но: объём 450 тысяч штук (квота на 2010 год) БОЛЬШЕ объёмов поставок данного типа товаров за период проведения расследования. Фактически, белорусское  правительство остановило принятие антидемпинговых мер при увеличении объёмов поставок.

Политика и ещё раз политика
     Но самое интересное наблюдалось в политической области, где  потепление отношений  было связано с серьёзными инфраструктурными проектами. Как известно, начав в 2008 году прямые контакты с А. Лукашенко, Виктор Ющенко преподнёс это как возможность «приблизить» Беларусь к программам сотрудничества с ЕС и программе «Восточное партнёрство» в частности. Именно данная тема была озвучена как главная на встрече. Однако обсуждались и другие, более «приземлённые» вопросы. В частности, транзит нефти (Беларусь уже в 2008 году вышла на переговоры о конкретных объёмах поставок нефти из Венесуэлы), торговля нефтепродуктами на Украинском рынке, транзит электроэнергии.
     В обмен на соглашение о госгранице Украина подтвердила наличие госдолга в размере 134 млн. долларов. И предложила довольно оригинальный вариант погашение части суммы. А именно – продажа Беларуси электроэнергии со значительным дисконтом с дальнейшей перепродажей её (уже Беларусью) в Прибалтику. Однако данная схема осталась нереализованной в связи с разногласиями в цене, "Белоруссия покупает электроэнергию по цене оптового рынка. Это очень дешево, и они получают хорошую прибыль от реэкспорта. Но они хотели брать еще дешевле. А мы не можем предоставить дополнительную скидку из-за ограничений, которые накладывает законодательство",- приводит цитату одного из участников переговоров РБК-Украина[13].
     Зато в остальных областях наметился значительный сдвиг. По приходу первых танкеров с венесуэльской нефтью в Украинские порты встал вопрос о транзите данного ресурса в Беларусь через сеть нефтепроводов. Украинская сторона, дав вначале согласие на такую схему и предложив производить зачёт части транзита в погашение госдолга, уже в июле 2010 года «дала задний ход». Такую позицию аналитики связывали, в первую очередь, с давлением России. РФ серьёзно опасалась и опасается  появления  альтернативных источников поставок нефти и газа в страны бывшего СССР. Транснефть, которая использовала нефтепровод Одесса-Броды, всячески препятствовала даже пробной прокачке, заявляя, что такая схема поставит под удар поставку российской нефти на Балканы. Одновременно с этим Украинский МИД в очередной раз заявил про возможность пересмотра суммы долга.
     Дальнейшие события развивались весьма интересно. Вначале Беларусь заявила про переговоры с Литвой и Эстонией о перекачке нефти. Объявляется о заключении соглашения с Литовской республикой о транзите 1,75 млн. баррелей в год[14]. Через 4 дня латвийское правительство заявляет о своём желании помочь Беларуси в транзите[15]
     Практически в это же время происходит визит Уго Чавеса в Москву, Минск и Киев. Руководитель Венесуэлы заявляет о гарантированных поставках нефти в Беларусь. И на этом фоне официальный Минск фактически ставит ультиматум Киеву. Или реализовать соглашение по нефтепроводу «Одесса-Броды»,  или лишиться денег за транзит в принципе. Результат – пробная прокачка нефти на Мозырьский НПЗ произведена уже через месяц (в ноябре 2010) после данных событий. А активные протесты российской «Транснефти» встречают ответ из уст президента Украины о том, что данный проект «дело Беларуси и Украины».
     Не менее интересен вопрос торговли нефтепродуктами. До 2008 года значительная часть топлива поставлялась в Украину по серым или «давальческим схемам». Кроме того, доля «готового продукта» - то есть бензина или дизтоплива -  в объёмах торговли составляла не более 60%. Остальное – нефтепродукты светлых фракций, то есть, полуфабрикаты. Из них с помощью присадок, а не перегонки, изготавливали «украинский бензин» и «дизтопливо»,которые впоследствии продавались на Украинском рынке. Ситуация изменилась в том же 2010 году. Именно тогда «Беларусьнефть» создала СП «Беларусьнефть-Украина» для продажи нефтепродуктов производства Мозырьского НПЗ и «Нафтана» на рынке этой страны. Результат не оставил себя ждать – по результатам 2010 года доля «готовой продукции», поставленной на рынок Украины, выросла, как минимум, на 30%. Достаточно сказать, что за 2010 год на украинский рынок было поставлено 2182813 тонн нефтепродуктов (рост по сравнению с 2008 – в три раза!!![16]). На 2011 год обсуждается вопрос о приоритетных поставках белорусского топлива на АЗС приграничных территорий. То есть, белорусская компания фактически выходит и на розничный рынок нефтепродуктов.

А в чём же интерес Украины?
     Действительно, скатывание в «минус» во внешней торговле, на первый взгляд, не особо выгодно Украине как государству. Однако, как уже указывалось выше, в этой стране зачастую в конфликте государственных интересов и интересов определённых бизнес-групп побеждают последние. Кроме того, белорусское правительство достаточно неплохо научилось балансировать на конфликте интересов партнёров. Одна игра на оси Европа-Россия 2008-2010 гг. того  стоит. Поэтому, действуя в привычной среде, отечественные экономисты весьма успешно используют «перманентную войну» политико-финансовых кланов соседней страны. Другой аспект – исключительно финансовый и, возможно, заслуживающий отдельного рассмотрения. А именно «серые» схемы взаимной торговли. Для иллюстрации приведу сравнительную таблицу платёжных балансов Беларуси и Украины на основании данных Национальных банков обеих стран.

 
ГОД
БЕЛСТАТ (+НБ РБ)
У Украинский стат. Комитет (+ НБУ)
РАЗНИЦА (белорусские показатели - украинские
 
экспорт
импорт
сальдо
экспорт
импорт
сальдо
экспорт
импорт
сальдо
2005
907800
893900
13900
939900
891100
48800
-32100
2800
-34900
2006
1234000
1223700
10300
1255100
1222700
32400
-21100
1000
-22100
2007
1469800
1534300
-64500
1445400
1561700
-116300
24400
-27400
51800
2008
2777900
2115100
662800
2809800
2105400
704400
-31900
9700
-41600
2009
1693100
1289400
403700
1692900
1259100
433800
200
30300
-30100
2010
2583100
1900600
682500
2567589
1899198
668390,6
15511,3
1401,9
14109,4

     По идее, в случае взаимной торговли, платёжный баланс у двух органов статистики и национальных банков должен совпадать до нескольких тысяч долларов (возможная погрешность на разнице курсов – часть товаров продаётся за национальные валюты). Но, начиная с 2007 года размер «нестыковок» увеличивается до 40-42 млн. долларов ежегодно. Это – так называемые «серые»  схемы. И если объём подобных сделок в нефтяной отрасли сократился практически до нуля, то сохранение порядка «разницы расчётов» свидетельствует лишь только о росте «теневых схем» в других категориях товаров.
     Тем не менее, можно констатировать, что Республика Беларусь в области экономического сотрудничества с Украиной достаточно цинично, но грамотно и эффективно использовала особенности украинской политики и экономики. Что, и нашло подтверждение в виде более чем полумиллиардной ежегодной прибыли.

Теперь о «братских странах». И, в частности, о таможенном союзе
     Российская Федерация – один из основных торговых партнёров Республики Беларусь. Достаточно сказать, что экспорт в Россию от всего объёма внешней торговли Беларуси хоть и сокращается на протяжении последних лет, но всё равно не опускается ниже показателя  47%. Россия – монопольный поставщик природного газа и до недавнего времени нефтепродуктов. На долю минеральных продуктов (в первую очередь нефти и газа) приходится более 58% российского импорта. Причём за 2010 год этот показатель сократился на 6% (в 2009 – 65%)[17].
     Более подробно информация дана в диаграмме 1 – структура экспорта и импорта товаров (отчёт Национального Банка Республики Беларусь) [18].

     Стоит заметить, что Россия является одним из основных кредиторов Беларуси. А Российские инвестиции по своим объёмам достигают 70% от общего количества прямых иностранных инвестиций в белорусскую  экономику[19].
     Тем не менее, выделить чисто экономические аспекты взаимодействия двух стран достаточно тяжело. Причина – активное участие Республики Беларусь в политических проектах и интеграционных процессах. Так, Беларусь и Россия создали так называемое «Союзное государство», взаимодействие в котором регулирует значительную часть, в том числе, и экономических вопросов. Аналогичная ситуация и с СНГ, и с  другими образованиями. В том числе, с так называемым «первым таможенном союзом», который в данный момент трансформировался в ЕврАзЭС (Еще в  1995 году руководители России, Беларуси, Казахстана, а чуть позже — Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана, подписали первый договор о создании Таможенного союза, который впоследствии трансформировался в ЕврАзЭС[20]).
     Вся эта группа международных договоров достаточно полно регламентировала вопросы совместной торговли и, в том числе, таможенные режимы. Правда, не обходилось и без конфликтных ситуаций. Так, например, один из основных источников финансирования белорусской  экономики – переработка нефти. Начиная с 2001 года, Беларусь фактически не платила экспортные пошлины за поставляемую Россией нефть и, перерабатывая её, продавала нефтепродукты на рынках третьих стран. Упрощённый таможенный же режим между РФ и РБ действует, по крайней мере, с 2004 года.
     Это позволяло Беларуси активно зарабатывать на функции страны - посредника как при экспорте, так и при импорте российских товаров. С другой стороны, данная ситуация на фоне благоприятных цен на нефть не особо беспокоила Кремль. «Покупка политической лояльности» - давний метод, применяемый ещё со времён Российской Империи. К слову, Минск также преуспел в развитии схемы «лозунги в обмен на нефть и деньги», выторговав для себя существенные скидки на углеводороды и получив относительно свободный выход для своих товаров на российский рынок.
     Ситуация начала меняться в 2007 году, когда между Беларусью, Казахстаном и Россией были подписаны очередные соглашения о создании единой таможенной территории и формировании таможенного союза. Для Беларуси данный комплекс соглашений по началу воспринимался лишь как очередное подписание «интеграционных деклараций» с отдалённой перспективой реализации. Инициатор процесса – Российская Федерация, к слову, также не форсировала создание ТС. Причина банальна – взаимная торговля и без того достаточно неплохо регулировалась двусторонними договорами и соглашениями в рамках СНГ и ЕврАзЭС. А, учитывая «политизированность» торговли между РБ и РФ, для введения временных санкций применялись далеко не рыночные механизмы. Например, решение санитарных служб России о запретах импорта белорусских молочных продуктов, получившие название «молочные войны». Учитывая, что более 90% экспорта продуктов животноводства приходится как раз на Россию – это был чувствительный удар по белорусской экономике. Правительство РБ, в свою очередь, использовало тот же факт транзита.
     Поэтому Таможенный союз имел все перспективы так и остаться соглашением на бумаге (как соглашения о единой валюте Беларуси и России 2001-2007 годов) или быть реализован через 5-10 лет. Имел бы, если бы не несколько факторов, которые можно условно разделить на внешние и внутренние (внутри бывшего СССР).

Внешние факторы:

  • Мировой финансовый кризис, который достаточно сильно ударил, в том числе, и по российской экономике
  • Активизация на этом фоне Китая в продвижении своих товаров на внешние рынки
  • Уменьшение поступлений от экспорта углеводородов и попытка активного и самостоятельного выхода на внешние рынки таких стран - потенциальных экспортёров -  как Казахстан, Азербайджан и Туркменистан
  • Активизация Беларусью, Казахстаном самостоятельных переговоров о вступлении в ВТО

Внутренние:

  • Указанная выше активность стран, имеющих запасы нефти и газа на рынке стран-участниц СНГ. А также проработка вариантов экспорта через грузинскую территорию (что, впрочем, после войны августа 2008 г. стало нереальным). А также проработка Беларусью альтернативных путей доставки нефти в регион.
  • Попытка выхода Беларуси из экономической сферы влияния РФ или, по крайней мере, уравновешивание российского капитала в экономике капиталом третьих стран (более подробно описано в «Русском вопросе» №3 за 2010 г.) 
  • Активизация Китая по выходу на рынки Беларуси и Казахстана и инвестирование в эти экономики, в том числе, с прицелом на дальнейший свободный выход на рынок Российской Федерации.
  • Новая власть в Украине начала играть по апробированным Беларусью правилам «лозунги в обмен на нефть», и эта игра была выгодна Кремлю.

     Реализация этих сценариев, как минимум, означала  бы ослабление влияния Российской Федерации на регионы Восточной Европы и Средней Азии. И , естественно, ухудшение  экономической ситуации внутри страны. Перед российским руководством встала довольно-таки сложная задача: в условиях нехватки финансовых ресурсов обеспечить расширение экономического и политического влияния на соседние страны. А также максимально воспрепятствовать Китаю в наращивании своего присутствия в экономиках постсоветских стран.
     Задача мало выполнимая. Но как раз тут и вспомнили  соглашение  о таможенном союзе. И действительно, комплекс этих договоров в большей степени регулирует вопросы импорта из третьих стран и всего только повторяет положение других межгосударственных договоров в рамках СНГ, ЕврАзЭС, Союзного государства России и Беларуси. И именно по инициативе России проработка ТС приобрела динамику. Результат – уже на конец 2009 года были готовы и согласованы основные нормы взаимодействия государств внутри нового образования. 
     Как сообщает официальный сайт Таможенного Союза, целью его создания является «создание единой таможенной территории, в пределах которой не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер»[21].
     Согласно подписанным договорам решения, касающиеся таможенного союза, принимаются Комиссией Таможенного Союза, где Россия имеет 57%, а Беларусь и Казахстан по 21,5%[22]. При этом решения принимаются большинством в 2/3 голосов. То есть два государства - участника вполне могут вынудить третьего пойти на уступки. Исключение – попытки Беларуси и Казахстана солидарно выступить по той или иной позиции – суммы их голосов в 43% не хватит для принятия решения.
     Учитывая только этот один пункт, Российская Федерация фактически усилила своё влияние на экономические процессы в Беларуси и Казахстане. Неудивительно, что следующими шагами в данном направлении стали проработка таможенных пошлин в отношении товаров из «третьих стран» и соглашения в области «определения страны происхождения товаров» и «меры нетарифного регулирования в отношении товаров третьих стран».
     С учётом Таможенного Кодекса Таможенного союза и других договоров уже к концу 2010 года нормативная база союза была достаточно детально проработана. Вкратце принципы функционирования союза выглядят следующим образом:
 

  1. На территории трёх стран действуют унифицированные таможенные и санитарные нормы в отношении большинства товаров
  2. Товары по территории ТС перемещаются свободно без дополнительной таможенной очистки и/или оформления
  3. В отношении товаров из третьих стран действует согласованный режим ввоза
  4. Tаможенные пошлины, взимаемые при импорте/экспорте товаров, делятся между бюджетами государств, в соответствии с заключенными договорами (на сегодня Беларусь получает 4,7% от сумм таможенных пошлин)
  5. Страны согласовывают режим определения страны происхождения товаров (в том числе это касается так называемой «досборки» или «отвёрточной сборки» товаров на территории ТС).

     В результате Российская Федерация получила положительные результаты как минимум в нескольких областях. А именно:

  • ВТО – в условиях неясности с процессом вступления России в эту организацию проблематичным выглядят и самостоятельные переговоры Беларуси и Казахстана в данной области: они самостоятельно не могут решить вопрос об изменении таможенного режима с той или иной страной-членом ВТО (43% голосов не хватает для принятия решения в рамках ТС).
  • выход на внешние рынки нефти и нефтепродуктов – унификация пошлин и дополнительные соглашения в данной области делают практически невозможным самостоятельное (без учёта интересов РФ) принятие решений о торговле нефтепродуктами или сырой нефтью с третьими странами. Экспортные пошлины одинаковы для всех государств ТС.
  • влияние Китая на рынок России и рынки стран СНГ. Соглашения о «происхождении товаров из третьих стран» делают практически невозможной «очистку» китайской продукции через «отверточную сборку» либо «приклеивание ярлыка «сделано в Беларуси/Казахстане». А создание полноценных производств – процесс долгосрочный и финансово ёмкий.
  • увеличение влияния на Украину – согласованные правила внешней торговли делают практически невозможными попытки Украины получить более дешёвые энергоресурсы из того же Казахстана в обход России.
  • увеличение зависимости белорусской  экономики от взаимной торговли с Российской Федерацией.

     В чём же интерес Беларуси? 
     С одной стороны, упрощение таможенного оформления трёх стран в перспективе неизбежно приведёт к росту товарооборота. Однако это – вопрос 3-5 лет. Дополнительным плюсом для Беларуси может стать такой пункт как сборы за таможенное оформление, которые в отличие от таможенных пошлин идут в государственный бюджет страны, осуществляющей оформление.
     Учитывая, что через Республику Беларусь идут значительные транспортные потоки в/из РФ (до 40% импорта и экспорта), на сборах бюджет страны может получать от $250 млн. до $455 млн. ежегодно.
     С другой стороны, за счёт снижения таможенных пошлин на продукты животноводства и продукцию лёгкой промышленности, белорусские  товары будут вынуждены конкурировать на российском рынке с товарами третьих стран. Что, в принципе, может уменьшить прибыльность экспорта в РФ тех же молочных продуктов с 60%[23] до 40-45%.
     Роста количества привлечённых иностранных инвестиций в страну также не стоит ожидать. По целому ряду экономических и политических факторов Россия и Казахстан находятся в значительно более выгодном положении.[24]
     Таким образом, кардинальных изменений в экономической ситуации в Беларуси  после вступления в Таможенный Союз ждать не приходится. Потери на экспорте некоторых видов товаров в РФ и потери от пошлин на (подержанные) импортные автомобили компенсируются дополнительными доходами от таможенного оформления российских грузов.
     А вот в политической плоскости Беларусь стала ещё более зависима от решений Кремля. Правда, после президентских выборов 2010 года и последовавших за этим событий, выбора у официального Минска, по большому счёту, не было.


 

Print version
EMAIL
previous UKRAINE’S ECONOMY AFTER THE CRISIS: SEVERAL STORIES |
“RESET” WITH RUSSIA IN SECURITY FIELD AND THE INTEREST OF CEE COUNTRIES |
Martin Svárovský
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.