ISSUE 3-2017
INTERVIEW
STUDIES
Bogdan Oleksyuk Михаил Ведерников Шалала Маммадова Martin Slavik
OUR ANALYSES
Martin Svárovský Роман Темников
REVIEW
Лала Гусейнова
APROPOS
Ондржей Соукуп Игорь Яковенко


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
INTERVIEW
МИКУЛАШ ДЗУРИНДА: «ВОСТОЧНОЕ ПАРТНЕРСТВО – СВОЕГО РОДА ПЕРВОПРОХОДЕЦ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИКИ СОСЕДСТВА»
ISSUE 3, 2017

       Страны Вышеградской группы, несомненно, оказывают наибольшую поддержку Восточному Партнерству. Об этом свидетельствует и новая программа V4EaP. В своем интервью министр иностранных дел Словакии Микулаш Дзуринда не только дает оценку участию Вышеградской четверки в Восточном Партнерстве, но также рассматривает прошлое, настоящее и будущее этой инициативы.

       - Программа Восточного Партнерства действует уже более двух лет, и оценивают ее довольно неоднозначно. Как вы относитесь к этой программе? Каковы ее достижения? Где она не достигла задуманных целей?
       - Восточное Партнерство – ключевой инструмент политики Европейского Союза в рамках Восточного соседства. С его помощью ЕС стремится ускорить политическую ассоциацию и экономическую интеграцию стран Восточной Европы. Два года назад, когда в Праге стартовал этот проект, никто реально не ожидал чудес в течение года или двух. Этот процесс требует времени, больших усилий, энтузиазма, политической воли, финансовых ресурсов, но, прежде всего, – четкого видения: куда мы хотим идти и что мы должны делать для достижения поставленной цели.
       Первый год Восточного Партнерства я назвал бы годом интерпретации этой политики Европейским Союзом, странами-партнерами, а также третьими странами, которые изучали ее заинтересовано, а некоторые из них – обеспокоено. Второй год я бы обозначил как год осмысления предложенного проекта, изучения его потенциала, запуска механизмов его реализации. Текущий, третий год, по моему мнению, это год воплощения Восточного Партнерства, в течение которого мы также усовершенствуем программу в соответствии с изменениями, внесенными в Европейскую политику соседства.
       Наша оценка? Восточное Партнерство продвигается в целом успешно, многого удалось достичь, в партнерских государствах проводятся политические и экономические реформы, отношения между ЕС и его партнерами углубились, начались переговоры о безвизовом режиме, гражданское общество в странах – партнерах вовлечено в процесс. Могли ли мы достичь большего в рамках этой программы на сегодня? Вероятно, да. Однако общая ситуация в Европейском Союзе (кризис еврозоны) и за его границами (экономика) достаточно сложнa, поэтому нам стоит запастись терпением, но с не меньшим усердием и не ослабляя политического интереса стремиться к успеху этой политики.
       Что меня действительно беспокоит, так это регресс демократии в некоторых партнерских государствах, особенно в Беларуси. Восточное Партнерство – это политика, основанная на общих ценностях и принципах демократии, уважения к правам и основополагающим свободам человека, а также верховенства права. Мы не можем и не станем мириться с недемократичным поведением со стороны партнеров, желающих сидеть с нами за одним столом и пользоваться преимуществами, получаемыми от партнерства. В связи с этим я хотел бы подчеркнуть важность гражданского общества в партнерских странах, а также нашу готовность поддерживать все сегменты этого ускорителя демократических изменений.

       - Восточное Партнерство не следует воспринимать как панацею для решения всех проблем в отношениях между ЕС и странами-соседями, однако, несомненно, у него есть потенциал. В чем, по вашему мнению, основные «за» и «против» подобного формата сотрудничества?
       - Мы рассматриваем Восточное Партнерство как политику «зонтика», осуществляемую ЕС в отношении восточноевропейских стран, которая предоставляет достаточно большие и гибкие возможности для обсуждения и поиска решений всех проблем, которые могут возникать между ЕС и восточными партнерами. У проекта есть достаточно прогрессивная двусторонняя траектория, которая отражает различия между государствами-партнерами и амбиции каждого из них. Есть также и многосторонняя траектория, с платформами и флагманскими инициативами, требующая большего внимания и воли к ориентированному на результат сотрудничеству. Восточное Партнерство – своеобразный первопроходец Европейской политики соседства. Недавний пересмотр Европейской политики соседства это подтверждает – модель ВП была избрана как образец для Южного соседства.
       Словакия интенсивно поддерживает политику Восточного партнерства с момента его создания. Мы видим много преимуществ такого сотрудничества, как для ЕС, так и для восточных партнеров. Сотрудничество в рамках Восточного Партнерства может существенно благоприятствовать проведению политических и социально-экономических реформ в странах-партнерах, способствовать их приближению к Евросоюзу и, следовательно, интеграции в одно большое пространство.
       Все это увеличивает стабильность, безопасность и благополучиe Европейского Союза, стран-партнеров и европейского континента в целом. Восточное партнерство также продвигает стабильность и взаимноe довериe, стремясь к развитию более тесных связей между самими странами - партнерами. Короче говоря, реформы, которые участники Восточного Партнерства проводят для собственного блага и улучшения благосостояния своего народа, оказывают положительное влияние на всех партнеров- соседей Европейского союза. Именно в этом состоит принцип общей собственности и взаимной подотчетности.
       Наше активное участие в ВП oсновано также на общей границе с наибольшим и важнейшим из восточных партнеров – Украиной - и на нашeм oпытe трансформации, переходного периода и интеграции -это наиболее ценный вклад Словакии в ВП , который может привлечь и вдохновить многих партнеров. Некоторые из наших уроков будут полезны и странам Северной Африки и Ближнего Востока в свете их теперешних демократических устремлений. В прошлом году мы инициировали Национальную конвенцию для европейской интеграции в Молдове и Украине. A также открыли Центр по передаче словацкого опыта интеграции и реформ в возглавляемом мною Министерстве иностранных дел в Братиславе. Будущее ВП также обсуждалось на встрече министров Вышеградской четверки при участии представителей всех Восточных партнеров, министра иностранных дел Германии Гидо Вестервелле, верховного представителя ЕС по внешней политике и политике безопасности Кэтрин Эштон и еврокомиссара Штефана Фюле. Эту встречу в марте этого года организовала Словакия как председательствующее государство Вышеградской группы.
       Я не вижу никаких негативных аспектов такого сотрудничества. Что я вижу, как уже было сказано, это моя обеспокоенность тем, что некоторые страны–партнеры не соблюдают полностью основополагающих принципов демократии нашего партнерства. Мы должны решить эту проблему, иначе она может свести на нет все наши усилия и перечеркнуть уже достигнутые результаты. Мы извлекли урок из нашего собственного опыта, показавшего нам, как тяжело строится подлинная демократия. Словакию некогда называли «черной дырой Европы» из-за недостаточной демократичности в политике тогдашнего руководства страны. Мы знаем цену демократии и осознаем, насколько незаменима ее роль в преобразовании нашего общества.

       - В Восточное Партнерство вовлечены страны так называемого «ближнего зарубежья» России. Москва не очень довольная подобной деятельностью. В чем, по-вашему, основные причины подозрительного отношения России к Восточному Партнерству?
       - Признаюсь, я не совсем понимаю, в чем причины российского, как вы говорите, подозрительного отношения или неприятия Восточного Партнерства как до, так и после его начала. Не то чтобы меня волновал скепсис России по поводу успеха ВП, однако я хотел бы отбросить все возможные измышления по поводу того, что этот проект культивирует какие-либо антироссийские настроения. Восточное Партнерство – это в первую очередь политика продвижения ценностей и принципов, которые, как мы надеемся, разделяет и Россия. На самом деле я вижу много синергии с Россией у Восточного Партнерства и Партнерства для Модернизации. Оба проекта направлены на стабилизацию ситуации Восточноевропейского соседства Европейского союза, а также имеют сильную программу модернизации, сосредоточенную на усиленном экономическом сотрудничестве и налаживании связей между людьми наших стран. Обe программы имеют ключевой целью интеграцию постсоветской Восточной Европы и России.
       Я вижу много причин, почему России есть смысл активно изучать возможности участия в конкретных трансграничных проектах Восточного Партнерства нa основе «case by case» и помогать воплощать их в жизнь. С другой стороны, хотелось бы видеть со стороны России уважение к стремлению участников Восточного Партнерства сполна использовать потенциал политической ассоциации и экономической интеграции с Европейским союзом. Есть некоторые положительные признаки нового прагматичного отношения России к Восточному Партнерству. Россия стала наблюдателем неформальной Координационной и Информационной группы, учрежденной для третьих стран, заинтересованных в Восточном Партнерстве, и это приводит меня к выводу, что Москва теперь оценивает Восточное Партнерство более позиивно. ЕС и Россия могут внести существенный вклад и в разрешение затянувшихся конфликтов в соседствующих с ними странах. У нас есть прекрасная возможность использовать огромный потенциал этого региона и превратить его в зону мира, демократии, стабильности и процветания.

       - Во время председательства Словакии в Вышеградской группе была разработана и в начале 2012 года стартует программа V4EaP. Каким будет вклад этой программы в Восточное Партнерство?
       - Главная задача программы V4EaP – активное вовлечение Международного Вышеградского фонда в деятельность и политику нашего Восточного Партнерства. Используя стандартные инструменты и дополнительные финансовые возможности, Вышеградский фонд начнет с флагманских проектов, направленных на продвижение нашего опыта демократизации и трансформации, развитие регионального сотрудничества и поддержку гражданского общества.
       Надеюсь, что наши партнеры увидят преимущества и важность этой программы для интенсификации регионального сотрудничества через воплощение в жизнь этой программы. Сама Вышеградская группа представляет добавленную стоимость и сейчас активно продвигает свой региональный опыт и европейские ценности на Восток. Мы осознаем свою ответственность за развитие в соседних регионах. Результаты, достигнутые за два десятилетия работы Вышеградской четверки, могут дать нашим восточным друзьям вдохновляющий пример более эффективного решения взаимных региональных вызовов, экономии ресурсов и повышения уровня взаимного доверия.

       - Председательство Польши в Евросоюзе воспринимается как возможность продвинуть Восточное Партнерство вперед. Где бы Вы хотели видеть Восточное Партнерство в конце срока председательства Польши и в последующие несколько лет?
       - Согласен, мы возлагаем большие надежды на председательство Польши в Евросоюзе в том, что касается перспектив Восточного Партнерства. И я абсолютно уверен, что Партнерство, в том числе саммит, который пройдет в конце сентября в Варшаве, занимает важное место в повестке дня моего коллеги Радека Сикорского.
       На этом саммите мы хотим послать нашим восточным партнерам четкий сигнал, что уважение к общим ценностям и принципам является ключевым условием для укрепления отношений с Европейским Союзом в какой бы то ни было сфере сотрудничества. Мы также хотим заверить наших восточных партнеров в нашей неизменной готовности постепенно интегрировать их в ЕС. И показать нашим жителям и жителям стран-партнеров, что Восточное Партнерство – это ценная политика и формат сотрудничества.
       Мы стремимся выработать более дифференцированный подход для каждого из восточных партнеров в соответствии с политикой « больше – за большее», включая распределение ресурсов. Мы также надеемся, что будут определены и разработаны новые области секторального сотрудничества с восточными партнерами – в отношении этого у Польши как председательствующего в ЕС есть очень амбициозный план, который мы полностью поддерживаем.
       Реализация программы Восточного Партнерства – нелегкий труд, требующий больших усилий, реформ, политической воли и ресурсов. Но его результат идет на благо, прежде всего, гражданам стран-партнеров. Мы ожидаем, что в ближайшие годы переговоры по поводу подписания Соглашений об ассоциации и DCFTA (Договора о всеобъемлющей свободной торговле) с ЕС будут успешно завершены, а визовый диалог и соглашения об упрощении визового режима приведут к введению безвизового режима между ЕС и всеми восточными партнерами. И мы также хотим увидеть серьезную дискуссию внутри ЕС о предоставлении перспективы членства в союзе тем государствам-партнерам, которые выполняют необходимые условия. История показывает, что перспектива членства в ЕС – мощный стимул для реформ и стабилизирующий фактор в соседстве. Мы успешно прошли путь интеграции и уверены, что Восточное Партнерство может помочь другим государствам достичь такого же успеха.

Print version
EMAIL
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.