ISSUE 3-2011
INTERVIEW
STUDIES
Mykola Riabchuk Виктор Замятин Богдан Олексюк
RUSSIA AND ITS HEROES
Томаш Гланц Владимир Воронов Ондржей Соукуп Петр Вагнер
OUR ANALYSES
Тигран Закарян
REVIEW
Ростислав Павленко
APROPOS
Pavel Vitek


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
RUSSIA AND ITS HEROES
РАДИСТКА КЭТ ЭПОХИ РАЗВИТОГО КАПИТАЛИЗМА
By Ондржей Соукуп | политолог, Чешская республика | Issue 3, 2011

Когда ФБР прошлым летом арестовало группу из десяти человек, выдаваемых за российских шпионов, спустя всего три дня после весьма успешного визита Дмитрия Медведева в США, наверное, не только мне это показался подозрительным. Слишком многим на обеих сторонах объявленная “перезагрузка” российско-американских отношений не нравилась. Арест такой группы в логике Советского союза,а потом и России, означал бы, что Москва должна арестовать такое же количество американских граждан. Какова была бы реакция Вашингтонане трудно себе представить. К моему удивлению (и облегчению) ничего подобного не случилось, и события стали разворачиваться совсем по-другому.

В течение нескольких дней все обвиняемые признали, что они работали на российскую разведку, и были обменены на четверку людей, осужденных за шпионаж против России. Среди них был и учёный Игорь Сутягин, который всё время свою вину отрицал. Он утверждал (и до сих пор утверждает), что просто из открытых источников составлял отчёты для одной западной консалтинговой компании. Проблема в том, что эта лондонская компания исчезла сразу после ареста Сутягина. Однако кто бы за ней не стоял, суду не удалось доказать, что у Сутягина был доступ к секретным материалам, так что считать его рыцарем плаща и кинжала было бы глупо.

Но если вы посмотрите на десятку задержанных российских разведчиков, то увидите. что им до Джеймса Бонда тоже далеко. Конечно, за исключением рыжеволосой Анны Чапман, но её привлекательность в качестве bondgirl ещё не означает, что она представляла особую угрозу для безопасности США. Ну, и ещё Михаил Васенков (или же Хуан Лазаро), который оказался Героем Советского союза и генералом СВР. Трудно судить, за какие заслуги он получил эти звания ещё в 80-х годах, но то, что было названо официально, вызывает скорее улыбку. Пишут, что ему однажды удалось достать расписание зарубежных поездок президента США на несколько лет вперёд. Любой, кто когда-нибудь работал в правительственных структурах, понимает, что такой документ имеет ценность, подобную  прогнозу погоды на следующие два года.

Информация по поводу остальных членов группы кроме растерянной улыбки не вызывает ничего. Говорят, что одна из задержанных имела знакомых в исследовательском центре, который близок к Хиллари Клинтон. Такой контакт был бы способен установить и я, будучи журналистом, и можно было бы сэкономить на моем обучении пользоваться невидимыми чернилами. Большинство из шпионов находилось под наблюдением долгие годы, и доказательств, что они добыли хоть какую-нибудь ценную информацию, нет.

Полагаю, что больше всего расстроились ветераны холодной войны. Многие  годы вы выступаете на разных форумах и предупреждаете о коварных планах русских шпионов, делаете многозначительные паузы («я не могу вдаваться в детали, но поверьте...»), смакуете истории про сотни нелегалов, подбирающихся к гостайнам... И тут оказывается, что эти пресловутые нелегалы жили мирно в пригородах и составляли свои депеши в Центр на основе чтения утренних газет.

Первые заявления американских властей были сделаны в достаточно презрительном тоне. Но потом ФБР спохватилась и начала доказывать, что вообще-то группа была потенциально опасна. Однако трудно избавиться от мысли, что такая смена настроения связанна с опасностью, что кому-то может прийти в голову, что немаленькие средства, потраченные на слежку в течении почти 10 лет, можно было бы потратить и несколько более эффективно. Тем более, что, как оказалось, группу выдал полковник Александр Потеев, который заведовал американским отделом нелегальной разведки. Так что шпионы попросту не имели шанса быть не раскрытыми.

Косвенно небольшую ценность информации от членов группы подтверждает и само американское правосудие. Ведь их судили не за шпионаж, а за то, что они свою работу на Россию не зарегистрировали в соответствующем американском ведомстве. Думаю, большинство из них про такую обязанность даже не знало.

Дальше события развивались по каноническим правилам шпионского романа времен холодной войны. Обмен заключенными в аэропорту Вены, тайный прием вернувшихся героев первым лицом страны, совместное распевание культовой песни С чего начинается Родина. Всю эту информацию вовремя слили бульварной прессе „неназванные источники“, включая детали о том, что кто пил на приеме. Сам Владимир Путин потом на пресс-конференции с видимым удовольствием всё это подтвердил. Потенциальным перебежчикам он пообещал, что они плохо закончат, а высланным шпионам гарантировал, что Родина их не бросит. „Я уверен, что у них будет яркая и интересная жизнь,“ - сказал российский премьер.

Это всё вписывается в правила вышеупомянутого жанра с поправкой на условия гораздо более открытого общества, чем был Советский союз. Однако дальше события начали напоминать пародию жанра. Информации о дальнейших судьбах членов группы крайне мало. Кто-то вернулся на службу в штаб-квартиру СВР, нескольких пристроили в советники директоров разных полугосударственных компаний. Кто точно живет „яркой и интересной“ жизнью, так это Анна Чапман. Она с самого начала была любимой героиней бульварной прессы, которая её наградила такими эпитетами, как „русская Мата Хари“ или „агент 90-60-90“.

Чапман стала настоящей светской знаменитостью. Сняла эротическую фотосессию для одного мужского журнала (потом с ним судилась), ведет собственную телепередачу на Рен-ТВ (тут, как говорится, „ты не пой, ты ходи“), ей заплатили за участие в какой-то вечеринке золотой молодежи (откуда она сбежала). Кое-кто из традиционалистов мог бы сказать, что все эти относительные неудачи - справедливая расплата за то, что она занимается профанацией ценностей легендарных шпионов, какими были Рихард Зорге, или, скорее, фиктивный Штирлиц. Вы себе можете представить, что условная бывшая жена Штирлица рассказывала бы журналистам про его поведение в постели, и бульварные газеты бы это охотно печатали?

Абсурд, да и только. Мне кажется, что этот когнитивный диссонанс весьма типичен для сегодняшней России. Он характерен для процесса формирования новой российской идентичности, которая формируется сверху. Надо сразу признать, что задача весьма нетривиальная. Существует огромный пласт советского наследия, с его 17 мгновениями весны, адъютантом его превосходительства, ТАССом, который уполномочен заявить. Вся эта эстетика основана на чувстве долга, на идее самопожертвования ради нации, революции, счастливого будущего. Кроме того, есть пласт православно-монархической эстетики. Её посыл не так сильно отличается, только предметом спасения является душа, вера, традиции. Но обе эти иделогии вряд ли могут найти общий язык, когда речь доходит, например, до осмысления расстрела царской семьи или деятельности генерала Власова.

Но это можно было бы преодолеть при известном количестве усилий. Главная проблема, что всё это слабо сочетается с сегодняшней реальностью. Мы можем себе представить, во имя какой идеи люди поехали добровольно строить Днепрогэс. Но кто поедет сегодня что-то строить во имя Олега Дерипаски или Геннадия Тимченко? Я понимаю, ради чего офицеры Белой армии предпочли эмиграции сражаться до последнего. Но кто будет бороться во имя свободного рынка? Тем более, что к нему в российском варианте не прилагаются такие элементы, как власть закона и права человека. Или во имя Владимира Путина с его геленжикскими дворцами?

Отсюда и нестыковки. С одной стороны, ритуальное воспевание героев-разведчиков и , с другой,  - отсутствие ответа на вопрос, как это контрразведка не заметила, что в США перебралась жена предполагаемого изменника и его дети? При уровне коррупции в России версия, что агенты СВР занимаются отмыванием коррупционных денег, не кажется такой уж фантастической. Высокое переплетается с низким. Анну Чапман назвала „героем поколения“ и включила в свой политсовет Молодая гвардия Единой России, относительно которой существует сильное подозрение, что в борьбе с политическими оппонентами эта организация использовала спецслужбы (помните Катю-Муму?) и гопников из числа футбольных фанатов (избиение журналиста Олега Кашина). Продолжать список можно ещё долго.

Оставим теперь шуточки в стороне. Сегодня уже мало кто помнит, что требование найти „национальную идею“ было озвучено Владимиром Путиным ещё в ноябре 1999-го года, когда он даже ещё не стал президентом. На встрече с руководителями ВУЗов и институтов он призвал к выработке новой идеи, которая, по его утверждению, должна быть основана на „патриотизме в лучшем понимании этого термина“. И нельзя сказать, что Кремль не пытался изменить ситуацию. Однако результат нельзя назвать однозначным. Хорошо это видно на примере нового дня, призванного в сознании россиян заменить годовщину октябрьской революции, Дня национального единства. Авторам идеи праздновать изгнание поляков из Кремля (а дело было в период обострения отношений России с Западом, и с Польшей в частности), наверное, не могло прийти в голову, что народ скоро станет воспринимать нынешнюю власть как захватчиков.

Итак, вместо единения против внешней угрозы мы сегодня имеем ежегодные Русские марши, где вместо обличения НАТО, Волл Стрита, коварных прозелитических католиков (ненужное зачеркнуть) звучат лозунги: «Хватит кормить Кавказ», «Россия для русских», «Вон жидов из правительства»... Кстати, по задумке националистов, в этом году Русский марш должен был иметь один лозунг: «Хватит кормить Кавказ». Но, к удивлению столичных организаторов, в Сибири на маршах лозунг видоизменился: „Хватит кормить Москву“. День национального единства достиг своей полной противоположности.

Пожалуй, наиболее удачная инициатива, на которую нынешняя власть была способна, это „георгиевская ленточка“. Она изначально была задумана в качестве аналога британских гвоздик, напоминающих о конце Великой (как мы сейчас знаем, только Первой мировой) войны. Память об Отечественной войне имеет потенциал „наименьшего общего знаменателя“. Действительно, тогда погибли миллионы человек, и трудно найти семью, которую бы общее несчастье не затронуло. Некоторые могут возразить, что на этот счёт имеют свое мнение, например, жители Балтийских государств или западной Украины. Но надо понимать, что данная акция предназначена для внутрироссийского пользования, а все протесты сторонников УПА её эффект только усиливают. Свое понимание роли Советского союза Владимир Путин выразил ясно и неоднократно: от „величайшей геополитической трагедии“ в выступлении в ООН до недавнего „надо понимать, что СССР это была та же Россия, только называлась по другому“.

Немного другую модель „российской идеи“ предлагал в своих выступлениях президент Дмитрий Медведев. Он часто говорил о власти закона, модернизации, инновациях, отказе от сырьевой экономики. Всё правильно говорил, но после четырех лет президентства наиболее мягкое прозвище в интернете это Айфончик. Это указывает на высокую степень недоверия общества к мобилизирующим идеям и идеалам, если они насаждаются сверху. Люди вполне оправданно не верят правителям, так как видят полное несоответствие слов и практики. Причём, самой реальностью они относительно довольны. Это как с больным, у которого чешется под лопаткой, и он немного прихрамывает. Но если врач ему скажет, что нужна операция, он откажется, так как последствия могут быть непредсказуемыми. Так же россияне реагируют на призывы „стать полюсом многополярного мира“, „построить инновационную экономику“, „догнать и  перегнать“. Опыт слишком велик.

Многие уже подзабыли, что это не первая попытка конструирования национальной идеи сверху. Сам Борис Ельцин в половине 90-х годов поручил разработать национальную идею группе академиков под руководством Геогия Сатарова.[1] Сатаров утверждал, что стране не хватает мобилизационной идеи. Члены его группы (и не только) тогда напечатали много статей различного уровня вменяемости. Мне лично запомнилась одна. Автор утверждал, что главной идеей должно быть „стать нормальной страной“. Прошло пятнадцать лет, и несмотря на все изменения и отличия той эпохи, посыл статьи не утратил свой смысл. 


 

Print version
EMAIL
previous РИХАРД ЗОРГЕ: СОТВОРЕНИЕ МИФА. ПОПЫТКА РЕКОНСТРУКЦИИ |
Владимир Воронов
SVETA WROTE THE DIARY |
Петр Вагнер
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.