ISSUE 3-2017
INTERVIEW
STUDIES
Bogdan Oleksyuk Михаил Ведерников Шалала Маммадова Martin Slavik
OUR ANALYSES
Martin Svárovský Роман Темников
REVIEW
Лала Гусейнова
APROPOS
Ондржей Соукуп Игорь Яковенко


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
INTERVIEW
ЯДВИГА РОГОЗА: РУССКОЙ ДЕМОКРАТИИ НУЖНО ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ
ISSUE 3, 2017
Сюжет выборов президента в России был очень прост – изберут Владимира Путина в первом или во втором туре? Принимая во внимание то, что выборы в России последнее десятилетие представляют собой референдум по вопросу доверия к Путину и его партии, а не реально демократическую конкуренцию, он должен был победить в первом туре. А когда Владимир Владимирович чего-то хочет – он это получает. Правда, это становится все сложнее http://echo.msk.ru/blog/varfolomeev/865174-echo/. Русский вопрос обсудил разные аспекты путинского режима с Ядвигой Рогозой, экспертом отдела России Центра Восточных исследований (Польша).

Президентские выборы в России 4 марта 2012 года пройдут по сценарию, запущенному 2 марта 2008 года, когда был избран Дмитрий Медведев – как голем Путина. Роль Медведева была очевидна – сохранить Кремль  для сил, тесно связанных с Владимиром Путиным,  и через четыре года передать формальную власть назад в его руки. Никто особо не сомневался в этом сценарии, но попробуем пофантазировать. У Медведева был шанс продвинуться и сыграть более достойную роль?       

Одной из ключевых причин выбора Медведева на позицию преемника Путина стала личность Медведева – недостаток явных политических амбиций, решимости занять ведущую роль и недостаток своеобразного политического нерва и хватки, необходимых  чтобы отстаивать свои идеи и рисковать, идя на конфликт с Владимиром Путиным. Именно поэтому, несмотря на обширные формальные права президента, Медведев так и не стал принимать участия в решении ключевых политических и экономических проблем.

Это отличительная черта персонализированных политических режимов в России: настоящую влиятельность и позицию определяют не формальные темы,а личные отношения. В этом смысле, Медведев мог воспользоваться расширенной конституционной властью – благодаря неформальным соглашениям. Например, он не отправил в отставку ни одного из министров путинского правительства, хотя и критиковал некоторых из них. Он так и не оказывал реального влияния на бюджет и экономику. Его сферой стала политика международных отношений (где он также действовал  согласно договоренностям с Путиным), а в делах домашних роль Медведева свелась к полемике. Полемика отличалась от путинской и была радостно принята возникающим в России средним классом. Однако со временем выяснилось, что Медведев не может или не хочет сдержать свои либеральные обещания. Подытожим – у Медведева было мало пространства для маневров, но мы не видели ни одной серьезной попытки его расширить. Мы никогда не узнаем, какими были его истинные намерения. Судя по действиям, он хотел быть переизбранным в 2012 году как представитель этой элиты, не как бунтарь, который противостоит существующей модели и тем, кто ее сформировал.

Воистину, Медведев был верен своему творцу. В этом контексте возникает вопрос – будет ли Путин так же относиться к своему преемнику. В случае возможного ухудшения экономической ситуации в России станет ли Медведев как премьер-министр, отвечающий за экономику, козлом отпущения, на которого падут все грехи, в том числе – содеянные во время премьерства Путина? На посту премьера Медведев окажется в более сложной ситуации, чем в свое время Путин.

Медведев уже стал козлом отпущения на парламентских выборах в декабре – вскоре после выборов его назначили главой избирательной кампании Единой России, в то время как Путин, лидер партии, отстранился от ее дел. Таким образом, Путин, которого ждали собственные выборы (в марте 2012) попытался разорвать ассоциативную связь с партией, стремительно теряющей популярность и приобретающей все растущую армию противников. Более того, Путин не хотел нести ответственность за слабые результаты партии и те скандалы, что сопровождали выборы. В итоге Дмитрия Медведева снова попросили взять «грязную работу» на себя.

Согласие Медведева на такие неблагодарные действия стало традицией. Все это приводит к мысли, что между Путиным и Медведевым существует некая договоренность, и последний согласился играть определенную роль в планах первого. Пост премьер-министра – очередной этап соглашения. Эта должность традиционно неблагодарна – когда возникают проблемы, премьер  получает выговор от президента. При президенте Путине Медведев может стать «мальчиком для битья», отвечающим за разные проблемы. А они неизбежны – очередная волна экономического кризиса, падение доверия к правительству и ожидаемое ужесточение политики с целью утихомирить протесты. Можно только представлять, какую награду получает Медведев за такую верность (часто граничащую с унижением). Говорят, что Медведев как член правящей элиты, получает определенные финансовые бонусы, например, среди прочих, в СМИ упоминался дворец на российском курорте Анапа.

Кроме удачного сохранения власти для Путина – что Медведев смог сделать с Россией? Какими вы видите плюсы и минусы его правления?             

Ответ на этот вопрос зависит от точки зрения. С точки зрения Владимира Путина и правящей элиты, правление Медведева было весьма благоприятным – баланс власти был соблюден, Путин оставался лидером, а его ближайшее окружение могло продолжать свою экономическую экспансию. Либеральность Медведева была тепло принята на западе, но так и не превратилась в реальные действия дома. С другой стороны, оппонентов режима весьма разочаровал период правления Медведева по тем же вышеупомянутым причинам. Они ожидали перемен, которых так и не случилось

С точки зрения эксперта, действия Медведева были ограничены, стало быть, и результаты его собственных, независимых решений были весьма скромны. Однако, один из аспектов его президентства – улучшение политической атмосферы и изменение полемики, - имел свои последствия. Это ускорило процесс, доминирующий в российском обществе, начавшем развиваться с повышением уровня жизни и популяризацией Интернета. Кроме финансовых ожиданий, часть российского общества (средний класс) начала питать большие надежды – они хотели больше политической свободы, хотели быть представленными в политике. Это «новое» общество больше не хочет придерживаться того общественного договора, который Путин предложил в 2000 г. – верность в обмен на материальные блага. Их явно воодушевила либеральная полемика Медведева на заре его правления, что ускорило процесс общественной активизации, свидетелями которого мы сейчас являемся.

К концу правления Медведева мы действительно можем наблюдать любопытные процессы, связанные с разочарованием, которое открыто выражает  определенная часть российского общества. Эти процессы могут стать более интенсивными при ухудшении экономической ситуации. Почти все время, пока Медведев был президентом, мы слышали о модернизации, которая должна внедряться премьером Путиным, но результаты оказались не слишком впечатляющими. В каком состоянии Путин передает российскую экономику Медведеву? Помните ли вы, как Путин обещал, что ВНП будет расти на 10% в год?           

Главный аспект состояния экономики России – тот факт, что ни Путин, ни Медведев не имели дела с ее вечными систематическими проблемами: а) зависимостью от ситуации на рынке сырья и б) устаревшей структурой – преобладанием принадлежащих государству или подконтрольных ему больших предприятий с тонкой прослойкой среднего и малого бизнеса. В результате, даже когда экономика России имеет значительный рост ВНП, она зависит от цен на нефть и газ, и государство чрезмерно (и порой – диктаторски) регулирует экономику, включая частные инициативы. Это не только серьезный тормоз экономического развития, это также причина недовольства среднего класса. Средний класс России  хочет больше экономической свободы, больше возможности развивать свой бизнес. Эти люди чувствуют себя скованными запутанным законодательством и постоянными проверками налоговой, полицией и другими органами. Они также против экономического видения Владимира Путина, который воспринимает модернизацию как процесс с четкой иерархией, инициированный государством – особенно в военной промышленности. Такая позиция оставляет немного места индивидуальной инициативе, в экономической, общественной или политической сфере. Это то, против чего протестует средний класс.

В вашем исследовании «В тени Путина. Президентское правление Дмитрия Медведева» вы писали, что правительство может постепенно утратить свою легитимность,  и открывающиеся возможности могут использовать разные силы. Вы упоминали националистические группы. Насколько велика опасность, исходящая от этих групп? В художественной литературе, фантазирующей о будущем России (например – «Икона» Форсайта), рассматривается такой сценарий, при котором сложная экономическая ситуация открывает путь националистам, стоящим на пороге Кремля. Только сотрудничество хороших парней из КГБ и западных спецслужб позволяет устранить опасность. Растущее влияние националистических сил в России было очевидным в далекой перспективе. Президент Путин в начале правления выпустил джинна из лампы, и какое-то время удачно играл с этой опасной игрушкой. Похоже, теперь джинн зажил собственной жизнью. Националисты пока не нашли своего лидера, но это – вопрос времени. Есть ли человек, способный стать таким лидером?

В России распространен национализм. Но нужно отметить, что это не радикальный национализм. Жители России не поддержат радикальные национал-группы, атакующие и убивающие иммигрантов (см. многочисленные шокирующие дела убийств таджикских иммигрантов и отсечения их голов). Государство пытается этому противостоять, а россияне боятся этого в себе. В российском обществе глубоко укоренился умеренный, домашний национализм, часто называемый «законной ксенофобией». Россияне хотят более строгого контроля над иммигрантами, ограничений финансовых поступлений на Северный Кавказ, их шокирует и пугает часто крайне заносчивое поведение кавказцев на улицах русских городов, в конце концов, их тревожат мусульмане.

В российском обществе преобладают подобные настроения, правительство  пытается это использовать и придерживаться умеренной анти-иммигрантской позиции, чтобы получить поддержку. Именно поэтому Владимир Путин недавно сделал заявление по поводу национального вопроса, объявив об ужесточении критериев иммиграции. С другой стороны, Путину нужно аккуратно балансировать на националистической теме. Его тревожит возможная потеря контроля над этими настроениями, потому что он понимает, что рынку рабочих мест России требуются иммигранты. Вдобавок Россия сама по себе многонациональна, поэтому, если ксенофобия выйдет из-под контроля, она может стать серьезным ударом по внутренней политике.

На данный момент существует много националистических групп, некоторые государство объявило вне закона. Они отличаются уровнем радикализма и отношением к правительству. Группы «нового поколения», созданные молодыми националистами, четко выражают свое негативное отношение к правительству, как, например,  группа 11 декабря. Но существуют и группы во главе со старыми лидерами, например – Александром Беловым, имеющие связи с Кремлем и действующие в поддержку правительства. Не стоит ожидать, что националисты образуют единый фронт, выберут одного лидера и выработают последовательный подход к государству. Будут существовать разные группы, от умеренных (под возможным началом Алексея Навального) до более империалистически-национальных (с такими политиками, как Дмитрий Рогозин) и, наконец, до радикальных групп нацистского типа. Некоторые могут сотрудничать с демократической оппозицией (Навальный), некоторые поддержат государство (Рогозин), а некоторые останутся вне официальной политики (радикальные группы нацистского типа).

Во время последнего срока Путина была очевидна явная нехватка демократии. Кремлевские идеологи по-разному характеризовали режим Путина, чтобы этот факт было легче воспринимать. Можно встретить такие определения, как «суверенная демократия» или «управляемая демократия». Однако предсказать что-то в России непросто, и я хотел бы узнать ваше мнение насчет того, какой демократии стоит ожидать России после возвращения Путина в Кремль? Все же, это немного другая Россия, где гражданское общество начинает осознавать свой потенциал.          

Российской демократии, бесспорно, нужно прилагательное. Путин встречает серьезное противостояние со стороны граждан, так что это возвращение может сопровождаться более жесткой  политикой, направленной на усмирение протестов. Конечно, на лидеров оппозиции будут нападать, и попытки запугать Интернет-активистов будут продолжаться. Таким образом «управляемая демократия» может превратиться в более авторитарную. Вопрос в том, можно ли применять старые силовые методы к существенно изменившемуся обществу. Большая часть общества не поддается больше путинской полемике, не верит в его «историю», не разделяет его мнения. Применение силы в этом случае может привести к  противоположному результату. Нынешнее общество и большая часть элиты не хочет устаревшего авторитарного лидерства. Вопрос в том, будет ли эта позиция доминировать не только в обществе, но и в правящей верхушке.

Print version
EMAIL
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.