ISSUE 1-2017
INTERACTIVE BIBLIOGRAPHY


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
RUSSIA AND BIBLIOGRAPHY
РОССИЯ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРОПА: КОНЦЕПЦИЯ И ВЫЗОВ. ИНТЕРВЬЮ С ТОМАШЕМ СТРАЖАЕМ
By Петр Вагнер | историк, Чешская Республика | Issue 1, 2017

Связи между Россией и странами Центральной Европы никогда не были ни идеальными, ни простыми. Бремя истории сделало поиск оптимального уровня взаимоотношений довольно сложным. Сложность ситуации иллюстрирует уже обсуждение вопросачто есть Центральная Европа. Различные восприятия даннойсущности вызывают первыe недоразумения.

Русский вопрос обсуждает проблемы определения Центральной Европы и отношений между странамиЦентральной Европы и Россией с Томашем Стражаем, старшим научным сотрудникомНаучно-исследовательского центра Словацкой ассоциации внешней политики (RC SFPA).

Российские политологи, так же как и политики, используют разные термины для обозначения Центральноевропейского региона. Встречаются такие названия как «Вышеградская Европа», просто «Восточная Европа» для определения стран, оказавшихся под контролем СССР после Второй мировой войны, или «Новая Восточная Европа». В отличие от невинного определения «Вышеградская Европа», остальные вызывают негативную реакцию Центральноевропейских стран. Стоит ли воспринимать это как излишнююсверхчувствительность, или в таком отношении есть рациональное зерно?

В прошлом территория нынешней Центральной Европы была буферной зоной, находящейся под прямым влиянием крупных держав, таких как Пруссия/Германия, Россия/Советский Союз и Австрия, или даже поглощенной ими. Пример Польши показывает, как единый народ мог оказаться разделен между всеми тремя упомянутыми силами.

После Первой мировой войны в Центральной Европе возникли новые государства, но прошло всего 20 лет, и они снова оказались под правлением крупных держав – нацистской Германии и Советского Союза. Это случилось, несмотря на все усилия таких деятелей как Милан Ходза или Оскар Яси, активно выступающих за углубление сотрудничества между государствами Центральной Европы. Нацистская Германия использовала концепт «Mitteleuropa», ставящий саму Германию и ее интересы превыше всего.

Советский Союз толкал Центральноевропейские народы к коллективной потере памяти – они должны были самоотождествляться с советским правлением, забыть про свою принадлежность к Европе. В этом свете неудивительно, что Центральноевропейские страны с подозрением относятся к терминам вроде Новая Восточная Европа – это напоминает им о периодах, когда они служили сильным мира сего игровой площадкой.

Страны Центральной Европы предпочитают те определения, которые относятся к их региону. Идея Вышеградского сотрудничества, например, появилась именно в Центральной Европе, таким образом, эти страны могут ассоциировать себя с ней. «Mitteleuropa» или «Новая Восточная Европа» – термины извне, не удивительно, что они встречают естественное сопротивление.

Можно заметить это естественное сопротивление в реакции министра иностранных дел Чехии Карела Шварценберга во время совместной пресс-конференции  российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и Тройки в Москве 11 февраля 2009 г. Министр Лавров представил Польшу и Чехию в Восточной Европе, и чешский министр упрекнул его в «устаревшем политическом мышлении».[1] Ремарка министра Шварценберга говорит о любопытном подходе к вопросу и попытке сохранить ясную и очевидную разницу между Центральной и Восточной Европой. Так как мы упомянули Россию, что эта страна означает для нынешних Центральноевропейских государств?

Все страны Вышеградской четверки воспринимают Россию как важного партнера, но они единогласно подчеркивают, что это партнерство должно быть основано на равноправии и взаимном уважении к позиции партнера, даже если она совершенно другая. На нынешний день все страны четверки являются членами ЕС, и само это членство дает им важный инструмент для коммуникации с Россией.

Однако, правда и то, что Россия (все еще) считает ЕС слабым партнером и предпочитает развивать диалог с отдельными странами-членами, но если процесс Европейской интеграции продолжится, России придется изменить свою позицию. Она, безусловно, играет (и продолжит играть) важную роль в крупных энергетических проектах Европы, невозможно исключить ее и из диалога о вопросах безопасности. В обеих областях странам четверки есть что сказать.

Это не означает, что двусторонний диалог между Россией и конкретной Вышеградской страной не имеет смысла, но решение, принятое на уровне Вышеградской четверки, сделает ее голос сильнее. В последние двадцать лет у некоторых Центральноевропейских государств возникали идеи эксклюзивного партнерства с Россией, но эти попытки оказались полностью безуспешными. Глядя в будущее, важно помнить уроки, извлеченные из прошлых ошибок

Можно встретить разные определения сложного термина «Центральная Европа», и трактовка этого понятия развивается довольно интересным образом. В контексте первого вопроса будет полезно напомнить о существовании того мнения, что слова «Центральная Европа» используются ее жителями для того, чтобы подчеркнуть, что они не относятся к Восточной Европе. А как вы понимаете этот термин?

Даже в межвоенный период просветленные политические и культурные деятели говорили о Центральной Европе, отделяя свои страны от Германии и Советского Союза. При коммунизме чешские, венгерские, польские (и словацкие) интеллигенты использовали выражение «Центральная Европа», чтобы провести четкую границу между своими странами и Восточной Европой, которая характеризовалась доминированием СССР.

Идея «похищенной Востоком» Центральной Европы в восьмидесятые годы выглядела чисто интеллектуальной, но после 1989 г. она повлияла на возникновение у политических лидеров Чехословакии, Венгрии и Польши той идеи, на основе которой появилось Вышеградское сотрудничество. «Царство духа», если говорить словами Тимоти Гартона Эша, превратилось в настоящую, жизнеспособную модель регионального сотрудничества.

Даже сегодня существует несколько определений Центральной Европы. Некоторые из них, помимо стран Вышеграда, включают Австрию, Словению или Хорватию. Например, региональная инициатива, носящая звание «Центральноевропейской» (CEI), включает даже такие страны как Италия или Беларусь.

Однако, можно утверждать, что четыре Вышеградских государства являются частью любой концепции Центральной Европы и, таким образом, создают ее ядро. Вдобавок, Вышеградское сотрудничество стало самой действенной региональной инициативой в Центральной Европе, его репутация в Европе и за ее границами, растет. Я считаю, что Центральная Европа, прежде всего – Вышеградская Центральная Европа.



[1] Я очень сожалею, и господин Лавров обычно не допускает таких ошибок, но  разница в том, учитываете ли вы географический аспект, в котором определение Восточной Европы весьма точно. Это регион, в котором доминирует русская православная церковь, где для письма используется кириллица, этот регион исторически был частью Российской империи. Центральная Европа раньше относилась к Австро-Венгрии, совершенно четко включая Чехию. Во время холодной войны, когда не было Европы как таковой, и мир делился на Восток и Запад, мы считались Восточной Европой, так же, как Англия считалась Европой Западной. Полагаю, господин Лавров здесь вернулся к устаревшему политическому мышлению, делению на Восток и Запад времен холодной войны. Но мы вернулись к географическим, а не политическим условиям». 

http://www.radio.cz/en/section/curraffrs/central-or-eastern-schwarzenberg-lavrov-tussle-over-map-of-europe

  

Print version
EMAIL
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.