ISSUE 3-2013
INTERVIEW
STUDIES
Олександр Сушко Вероника Мовчан Сергей Саркисян Alili Ziya
RUSSIA AND EUROPEAN UNION
Ольга Потемкина Агата Вежбовска-Мязга
OUR ANALYSES
Виктор Замятин Степан Григорян
REVIEW
Mykola Riabchuk
APROPOS
Богдан Олексюк


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
OUR ANALYSES
УКРАИНА – НЕ РОССИЯ. ВИД СО СТОРОНЫ В ДЕСЯТИЛЕТНЕЙ ПЕРСПЕКТИВЕ
By Виктор Замятин | Рада із зовнішньої та безпекової політики, Украина | Issue 3, 2013
Отношения между Украиной и Россией после распада Советского Союза имели несколько разных периодов, фаз, пиковых точек, которые были связаны прежде всего с развитием общей ситуации на постсоветском пространстве, и   в первую очередь  – со становлением украинской государственности. Между тем, значительный массив событий, связанных с двусторонними отношениями, должен рассматриваться уже с точки зрения исторической перспективы и смены парадигм развития в Центральной и Восточной Европе конца ХХ - начала ХХІ вв.

В этой  статье речь будет идти о линии этих отношений в перспективе последних десяти лет, что оправдано, прежде всего,  тем, что именно в этот период, который еще не закончился , стало заметным оформление молодой украинской нации, с чем до сих пор не могут согласиться ни в политических кругах России, ни в российском  обществе.

Основные фазы этого периода, как представляется, можно было бы выделить следующим образом

  1. 2003-2004 гг., время борьбы между двумя противоположными тенденциями. Со стороны руководства Российской Федерации усиливается давление на украинское общество с тем, чтобы добиться в результате легитимного избрания на очередных президентских выборах (ноябрь 2004 г.) такого кандидата, который бы защищал российские интересы в интерпретации их российской элитой.                                                                                                                                                                                            Украина в это время находится в поисках самое себя – основы для строительства будущей нации,  выработки ориентиров развития и основных принципов существования.
  2. 2005-2010 гг. Наивные надежды  на «оранжевую революцию», сменившиеся разочарованием ее результатами,  в Украине и отступление России с постепенным переходом в атаку с главным призом  в виде Украины. Шок от пережитых «цветных революций» не заставил российское руководство пересмотреть свою политику на постсоветском пространстве, но привел к более осмысленным, чем прежде, действия.
  3. С 2010 года. Неожиданная для российского руководства смена готовности нового руководства Украины к серьезным уступкам, в том числе – стратегическим – на настойчивость в защите именно украинских национальных интересов. Неготовность  России принять и осознать тот простой факт, что в Украине не может быть пророссийской государственности и пророссийской политики.

Каждая из этих фаз имела свои особенности, которые в целом подтверждают тезис о том, что Украина – достаточно интересный в политической Европе случай, когда государственность возникает раньше нации, которая должна бы быть ее (государственности) носителем, и при этом имеет шансы стать успешной.

1 фаза. Рождение Украины в Украине
 
При анализе  в общих чертах характерных особенностей первой фазы рассматриваемого периода необходимо учитывать общую картину. Украина после сентября 2000 года находилась в фактической международной изоляции – притом что в своем инаугурационном выступлении после избрания на второй срок президент Леонид Кучма обещал стране новое, европейское развитие и успешную европейскую интеграцию.

Однако в сентябре 2000 года был убит журналист Гонгадзе. Затем последовал «кольчужный скандал» - недоказанное до сих пор предположение о продаже Украиной иракскому режиму Саддама Хусейна систем «Кольчуга». С президентом Кучмой отказались общаться практически все лидеры развитого мира, контакты с ним поддерживал почти исключительно президент Польши Квасневский. В то же время, президент России Путин охотно демонстрировал свою дружескую поддержку и президенту Украины, и ее народу.

Президент Кучма решился на довольно нестандартный ход – на саммите НАТО в Праге в 2002 году он заявил о желании Украины стать членом НАТО. Это заявление стало неожиданностью для многих, оно мало повлияло на отношение западных лидеров к Кучме, однако оно помогло Украине вернуться в общеевропейский контекст. В 2003 году Кучма принял решение о направлении батальона химической защиты в Кувейт – это еще более способствовало тому, что контакты с Украиной стали понемногу «размораживаться».

Парламентские выборы 2002 года продемонстрировали серьезный запрос украинского общества на новую политику и новых политиков – около 30 процентов голосов набрали оппозиционные к Кучме «Наша Украина» и Блок Юлии Тимошенко. Тогдашнему  руководству Украины стоило немалых усилий не допустить набиравшую силу оппозицию к реальной власти. Это было сделано не без консультаций с Россией. К тому же, начиная с парламентской кампании 2002 года, в Украине открыто и беспрепятственно действовали российские политические консультанты и технологи, в то время приближенные к окружению Путина, издавались масс-медиа, прямо финансировавшиеся из России. Основные акценты в информационной политике ведущих национальных телевизионных каналов также определялись российскими специалистами (так появились печально известные «темники»).

Такая массированная атака, казалось бы, должна была, в конце концов, логично привести к закономерному результату: при поддержке населения «привязать» украинскую политику к воле Москвы, лишить ее права на самостоятельные (по крайней мере, не согласованные) действия во внешней политике в обмен на определенные преференции (доступ к газу, льготный режим в торговле, финансовая и другая помощь).

В этой ситуации было естественным, что на таких условиях, наконец, завершилась длительная и нервная история переговоров по оформлению сухопутной границы между Украиной и Россией. Договор был подписан в январе 2003 г.

Однако диссонансом на этом фоне прозвучало название книги президента Украины Кучмы «Украина не Россия», вышедшей из печати летом 2003 г. и ставшей одним из символов того времени.

Самим фактом появления этой книги президент Кучма показал, что он еще не настолько слаб и безволен, как можно было считать, и как, вероятно, считали в Москве. Нужно отметить, что сути послания, содержавшегося в названии книги, весьма многие в России не поняли до сих пор, спустя уже десять лет.

Ответ Москвы долго себя ждать не заставил. В сентябре 2003 г. состоялась провокация вокруг острова Коса Тузла. С российской стороны Керченского пролива началось строительство дамбы в направлении этого украинского острова без необходимого в таких случаях предупреждения украинских властей. Провокация не привела к вооруженному конфликту, однако продемонстрировала, что украинцы готовы к решительным действиям. Суть этой провокации до сих пор неизвестна. В первые дни президенты обеих стран просто хранили молчание, реагировала главным образом пресса. С большой долей вероятности  можно предположить, что россияне просто испытали возможность грубого давления и принялись изучать полученные результаты.

Одним из результатов было то, что прежде достаточно инертная общественность Центра Украины стала чаще задумываться о своей самоидентификации, своей роли и своих перспективах. Именно это, в конце концов, предопределило успех событий конца 2004 года, получивших название «Оранжевой революции».

Следующий год стал достаточно драматичным в истории отношений России и Украины. С одной стороны, Президент Кучма в начале года сделал два серьезных заявления – о создании так называемого газотранспортного консорциума и о присоединении Украины к Евразийскому экономическому пространству (ЕЭП) России, Беларуси и Казахстана. Нельзя исключать, что президент Кучма осознавал, что ни одна из этих инициатив никогда не будет реализована. В то же время, очевидно, что президент Путин рассматривал каждую из них и как инструмент российского политического доминирования на постсоветском пространстве и как возможность усиления своего личного влияния в международной политике.

Президент Кучма также распорядился исключить из Закона о национальной безопасности упоминание о намерении Украины вступить в НАТО – после того, как на саммите НАТО в Стамбуле весной 2004 года было несколько раз заявлено, что заявка Украины будет рассмотрена только в том случае, если президентские выборы в ноябре 2004 г. будут признаны честными и соответствующими демократическим стандартам. Нет сомнения, что это решение было принято под давлением Москвы, где сочли, что Украина слишком далеко зашла в своих заигрываниях с НАТО. Отношения Украины с Европейским Союзом Россия в то время не рассматривала как серьезные и потому опасные для своих интересов.

Давление связанных с Путиным структур во внутренней политической жизни Украины к осени 2004 года достигло пика. Кульминацией стало прямое телевизионное обращение Путина к украинцам, записанное в помещении администрации президента Украины. После этого случился анекдотический казус: Путин дважды поздравил кандидата в президенты Виктора Януковича с победой на президентских выборах, после каждого из туров голосования. При этом лидеры большинства государств мира выжидали окончания острого политического кризиса, вылившегося в мирную демонстрацию на главной площади Киева, Майдане Независимости, с требованием признать победу на выборах кандидата Виктора Ющенко.

Поскольку  специальным заседанием Верховного суда было принято решение о переголосовании во втором туре выборов, в результате которого была признана победа Ющенко, Путин счел эту ситуацию личным поражением и личным оскорблением. При этом в России предпочли не заметить, что «Оранжевая революция» стала, по сути дела, первым подтверждением существования украинской нации, готовой выступить в защиту себя и своих ценностей. Вероятно, это было главной ошибкой российского руководства в планировании отношений с Украиной.

Путин демонстративно отказывался от контактов с Ющенко все время его президентской каденции, позволял себе весьма некорректные высказывания в его адрес и готовился к реваншу. Анализ публикаций российской прессы позволяет прийти к выводу, что Путин действительно получил глубокую психологическую травму и страх перед возможностью «цветной» революции в России, – это оказало очевидное влияние на стиль его руководства во внутрироссийских делах. Однако ни Путин, ни другие российские руководители не смогли понять основной разницы между Украиной и Россией: украинское общество с 2004 года начало осознавать себя нацией, в то время как российское в большинстве исповедует принцип подданства.

2 фаза. Разведки газовым боем и переход в контрнаступление

Время президентской каденции Ющенко можно условно выделить во вторую фазу развития отношений между Украиной и Россией в течение последних десяти лет.

Это время ознаменовалось двумя «газовыми» кризисами, вызвавшими настоящую панику в Западной Европе, потерей Украиной даже потенциальной поддержки со стороны лидеров Германии и Франции, постепенным переходом инициативы к России, которой то в качестве премьер-министра, то в качестве президента управлял все тот же Путин.

Одним из первых решений Ющенко на посту президента Украины стало восстановление курса на интеграцию страны в НАТО и принятие в апреле 2005 г. решения о начале так называемого интенсифицированного диалога с НАТО. Это вызвало болезненную реакцию в России, где до последнего не верили в саму возможность такого крена украинской политики. Путин решил действовать.

Отказ России выполнять условия прежних договоров о поставках газа в начале 2006 года трудно оценить иначе, как первый серьезный ответный удар со стороны Кремля в общей череде событий. Так же как и более поздний газовый кризис конца 2008-начала 2009 гг., эта ситуация должна была определить пределы запаса прочности новой украинской власти и, соответственно, возможного влияния России. Первая проба прошла довольно успешно. В результате российское руководство осталось удовлетворенным. С одной стороны, были продемонстрированы российские возможности в использовании газа как важного рычага политического влияния. С другой стороны, действия украинской власти оказались легко прогнозируемыми в России: слабость, недалекость и готовность к непрозрачным решениям. Так впервые появилась компания «РосУкрЭнерго», неожиданно ставшая посредником в газовых отношениях России и Украины, и так был нанесен серьезный удар по позициям «оранжевой власти» как ответственной политической силы (первый имиджевый удар новое политическое руководство нанесло само себе в ходе политического кризиса летом 2005 г. и отставки премьер-министра Тимошенко).

Путин также убедился в том, что Запад не будет спешить на помощь Украине, это укрепило его в решении перехватить инициативу и начать ответную операцию.

Следующие удары носили политический характер. Сначала лидер победившей на парламентских выборах Партии регионов Янукович, ставший премьер-министром, отказывается от курса страны на вступление в НАТО (Янукович официально поддерживал этот курс на посту премьер-министра в 2002-2004 гг.). Украинское руководство ничего не может предпринять с охватившими в июне 2006 г. Крым и Севастополь протестами против масштабных учений с участием НАТО, и Альянс вынужден отменить эти учения.

Украина постепенно теряла образ страны, которая проводит серьезные системные преобразования и способна стать надежным партнером Запада. Скепсис по отношению к Украине и Ющенко стал определяющим в отношении  западных лидеров уже к 2007 году.

В свою очередь, Россия проделала огромную дипломатическую работу, чтобы не допустить во время саммита НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года перехода Украины и Грузии ко второй стадии подготовки  к вступлению в НАТО – плану действий по получению членства (Membership Action Plan). Сейчас очевидно, что тогдашний отказ этим двум странам западных лидеров, прямой или завуалированный, сделал возможным российско-грузинский военный конфликт в августе 2008 г. Но и тогда это еще не стало водоразделом в отношениях между ЕС, США и Россией. Более того, практически не получила никакого серьезного осуждения тирада Путина, заявившего президенту США Бушу, что даже такого государства, как Украина, не существует.

Если в отношениях с Грузией Путин действовал прямыми военными методами (и это убедило его в необходимости военной реформы), то в отношениях с Украиной был предпринят испытанный метод: прекращение подачи газа и требование пересмотра условий соглашения о поставках газа Украине. Это вызвало перебои в поставках газа в страны Западной Европы и их негативную реакцию по отношению к Украине. Анализ публикаций и заявлений российских лидеров указывает, что этот удар планировался заранее, проводилось необходимое информационное сопровождение, активно создавался имидж Украины как недобросовестного партнера. Достаточно неуклюжие попытки Украины исправить этот имидж особого успеха не имели и продемонстрировали лишь неготовность государственного руководства к даже не самым сложным ситуациям.

В этих условиях под многосторонним давлением премьер-министр Тимошенко дала указания подписать новое, невыгодное для Украины, соглашение о поставках газа, которое и стало формальным предлогом ее осуждения в 2011 году уже при президенте Януковиче.

Эта история, с одной стороны, на некоторое время отложила наметившиеся в 2004-2005 гг. перспективы сближения Украины с Европейским Союзом на фоне эйфории после «оранжевой революции».

С другой стороны, неумелое и непрозрачное управление со стороны президента Ющенко и премьер-министра Тимошенко, их открытая вражда между собой и борьба за влияние, их апелляции к третьей силе, в качестве которой выступала Партия регионов,  вызвали в украинском обществе разочарование и апатию,  а  в российском руководстве создали слабо обоснованную иллюзию легкости достижения основных целей в Украине – ее полной подконтрольности, управляемости и подчинения  с вовлечением в создаваемые Россией интеграционные механизмы.

Путин демонстративно отказывался от общения с Ющенко, но охотно общался с Тимошенко, не слишком при этом поощряя Януковича. Существуют небезосновательные предположения относительно того, что Путин и его мозговые центры сделали ставку на победу в президентских выборах 2010 года Тимошенко, но одновременно поддерживали и Януковича, так как он был лидером общественного мнения в регионах, большинство населения которых выступало за союз с Россией.

Вероятнее всего, именно в это время российские стратеги начали разрабатывать планы и схемы рождения Евразийского союза, который изначально не имел бы никакого практического значения без максимально полного участия в нем Украины. Тема создания Евразийского Союза стала ведущей в президентской кампании Путина. Таким образом, в украинско-российских отношениях завершилась следующая фаза.

3 фаза. Непонимание сути

К моменту президентских выборов 2010 года неподготовленному наблюдателю было трудно предположить, что Украина рискнет выйти из русла, предложенного Россией. Известно, что российские советники принимали участие не только в кампании кандидатов Януковича и Тимошенко, но и в планировании первых политических шагов нового президента Украины. Остается неизвестным, была ли готова Тимошенко в случае своей победы на выборах отказаться от курса страны на интеграцию в НАТО, но Янукович эту тему сделал одной из ведущих в своей кампании.

Он обещал своему избирателю налаживание отношений с Россией – и изначально создавалось впечатление, что он действительно в это верил и над этим работал. Янукович после своей победы на выборах был под сильным давлением «олигархов», требовавших удешевления газа любой ценой – и решился на подписание с президентом России Медведевым позорных для государства «Харьковских соглашений», согласно которым Черноморский флот России получил право базирования в Украине до 2042 года взамен на иллюзорную скидку в ценах на газ. Россия потребовала от Украины отказаться от курса на вступление в НАТО – и Украина приняла новый закон об основах внутренней и внешней политики, в котором государство объявляло себя внеблоковым. Однако далее этого не пошло.

С одной стороны, такие решения было достаточно легко принимать в условиях деморализованного общества и политикума. С другой стороны, Янукович наверняка ощутил острую угрозу для своего выживания.

Разговоры о возможном присоединении Украины к таможенному союзу Евразийского экономического союза (Россия, Беларусь, Казахстан) остались разговорами. Активная в начале 2010 года экспансия российского капитала сменилась оборонительной тактикой со стороны правительства: акционеры Партии регионов, как и сам Янукович, отнюдь не желали уступать поле получения прибылей россиянам. Никаких обещанных дальнейших скидок в ценах на газ сделано не было, более того, премьер-министр, а затем – снова президент России Путин много раз издевательски заявил, что его полностью устраивают условия соглашения, подписанного в январе 2009 года.

Это само по себе подтолкнуло и Януковича, и часть его окружения к пересмотру приоритетов.

Одновременно была активизирована работа по завершению переговоров по Соглашению об ассоциации (и свободной торговле) с Европейским Союзом, начатая  в 2008 году президентом Ющенко.

Ситуация, когда президент Путин начал открыто демонстрировать президенту Януковичу свое отношение к нему – заставлял себе ждать, разговаривая в это время с байкерами, не находя возможности для серьезного разговора, опаздывая, откладывая обсуждение серьезных вопросов и приглашая затем в свои резиденции (как будто приказывая прибыть), – добавила решимости Януковичу.

К удивлению россиян, Украина смогла довольно успешно завершить переговоры о подписании Соглашения об ассоциации с ЕС и приступить к выполнению необходимых для подписания документа условий. В Москве к этому просто не готовились, считая претензии Украины на сближение с ЕС несерьезными.

Это была еще одна очень серьезная ошибка россиян. К  тому же,  они так и не смогли изменить сам подход к формированию политики относительно Украины и принять во внимание, что Москве приходится иметь дело не с отдельно взятым Януковичем, а с нацией, молодой, неопытной, не сформированной до конца, без собственных интеллектуальных, политических, военных элит, но уже осознающей себя, свои интересы и свой потенциал.

Решение о подписании Украиной и ЕС Соглашения об ассоциации на саммите «Восточного партнерства» в конце ноября 2013 г. в Вильнюсе стало неожиданным и очень серьезным ударом по амбициям и самолюбию Путина, его очередным личным поражением в попытках выстроить отношения с Украиной. Более того, это решение открыло дорогу для других постсоветских стран, так как Соглашение об ассоциации между ЕС и Украиной разработано как модельное для стран «Восточного партнерства».

Реакция Москвы была ожидаемой. Истерическая направленность публикаций в прессе и телевизионных комментариев, которые должны были показать, как плохо в Европейском Союзе, и что Украина в результате своей ассоциации с ЕС прекратит существование. Политическое давление с целью вынудить Януковича принять решение о присоединении к таможенному союзу России, Беларуси и Казахстана, торговые ограничения, получившие характеристику «торговой войны». Как оказалось, Россия не в состоянии предложить потенциальному партнеру никакой привлекательной модели сотрудничества, никакой положительной перспективы, и, при этом, продолжает исходить из высокомерия в политике, возможно, искренне не понимая причин провала своего поведения.

Нужно также отметить, что эта ситуация развивалась на фоне ставшей заметной постепенной смены политического режима в России,  вернее, перехода от частично несвободной страны по оценке Freedom House  к   развитию  современной российской версии авторитаризма или автократии в исполнении Путина и его ставленников – выходцев из спецслужб. При этом достойным удивления остается факт, что вся эта государственная машина не смогла найти никакого рационального ответа кавказским движениям – националистическим, исламистским, отстаивающим свои интересы при помощи террора. Сложилась ситуация, при которой Россия и ее руководство фактически стали заложниками доброй воли не только Чечни, но и Абхазии, Южной Осетии, живущих на российском иждивении, а также других кавказских регионов, еще не заявивших о своих претензиях вслух. Россия постепенно утрачивала ту роль, которую в ней видели представители Запада – обеспечить прогнозируемое, контролируемое развитие ситуации в регионе, связанное, между прочим, с установлением принятых в Европе и Северной Америке правил игры в политике и деловой жизни. Принципа Russia first в этой части мира уже нет, и, по всей видимости, уже не будет.

Нет никаких сомнений, что давление на Украину стало осознанной или неосознанной попыткой президента Путина и его окружения  отвлечь собственное население от нерешенных внутренних проблем и создать видимость успешной политики.

Очевидно, новым символом эпохи в России станет восстановление памятника Дзержинскому на Лубянской площади Москвы – решение об этом уже принято. Нельзя исключать, что те, кто себя причисляет к российским элитам, действительно склонны верить в ту версию истории и современных событий, которая создана на основе имперского и советского.

В то же время, Украина пока еще может быть охарактеризована как неустойчивая, неразвитая, но все же демократия. Сама внутренняя природа украинской нации не содержит предпосылок для замены более или менее приемлемого демократического способа управления авторитарным правлением, хотя желание правящих групп достичь этого очевидно.

Кремль смог использовать в своих интересах недальновидность, иногда – откровенную продажность тех, кто себя считает украинскими элитами, однако это давало эффект только до определенного момента: пока руководство Украины при всей своей неспособности к стратегическому анализу не осознало, что любые успешные перспективы этой группы людей связаны не с Россией, а с Украиной. Именно поэтому европейская интеграция стала не привычным пустым лозунгом, а вполне осознанным выбором, как и поиск новых источников снабжения энергоносителями. В этом контексте заявления «Газпрома» и российского руководства относительно решения Украины разведывать и добывать сланцевый газ доказывают, что Киев сделал правильный выбор.

Дальнейший ход событий будет зависеть уже от того, насколько уже украинские элиты способны мыслить категориями не личной выгоды, а развития государства, насколько претенденты на роль лидеров общественности готовы ими быть и бороться не только за власть как таковую, но за реализацию своего видения стратегических национальных интересов.

Вместо резюме

Нет сомнений в том, что Москва приложит максимум усилий для того, чтобы переломить ситуацию в пользу своего видения ее развития. На стороне России играют сложное финансово-экономическое положение Украины, ее внутренняя нестабильность, вызванная, среди других причин, трудным и болезненным процессом формирования нации, перезревшей необходимостью радикальных изменений во всех сферах жизни, провести которые до сих пор оказывалось не под силу ни одному составу правительства и ни одному президенту.

Украина оказывается перед необходимостью разработать и реализовать стратегическую линию отношений с Россией, чего до сих пор не существовало.  Кулуарная часть этой политики больше не может быть доминирующей - это вопрос выживания государства.

Россия оказывается перед более серьезной проблемой. Живя представлениями о мире, более характерными для XIX века, она упустила момент, когда события пошли не в том направлении, как виделось из Москвы. Кремль оказался психологически неготовым к тому, что ему придется иметь дело не с бывшими советскими руководителями, полностью зависимыми от воли Москвы, а с новыми независимыми государствами. Кремль также оказался заложником собственной пропагандистской кампании: он не смог продемонстрировать ничего, что могло бы доказать его претензии на конкуренцию с США и Европейским Союзом. Иллюзии, старательно поддерживаемые в российском обществе, между тем,  не создали и не могли создать ни какого-либо привлекательного для Украины, Молдовы, Грузии нового предложения, ни нового образа России как лидера современного развития. Это вполне может негативно повлиять на дальнейшее развитие самой России.

Поэтому Украина в глазах многих российских руководителей становится более чем желанным призом. Однако при этом стоит учитывать, что сама Украина вряд ли согласится быть призом или разменной монетой. 

Print version
EMAIL
previous РОССИЯ ПЕРЕД САММИТОМ ВОСТОЧНОГО ПАРТНЕРСТВА В ВИЛЬНЮСЕ |
Агата Вежбовска-Мязга
СМЕНА ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ АРМЕНИИ |
Степан Григорян
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.