ISSUE 3-2013
INTERVIEW
STUDIES
Олександр Сушко Вероника Мовчан Сергей Саркисян Alili Ziya
RUSSIA AND EUROPEAN UNION
Ольга Потемкина Агата Вежбовска-Мязга
OUR ANALYSES
Виктор Замятин Степан Григорян
REVIEW
Mykola Riabchuk
APROPOS
Богдан Олексюк


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
RUSSIA AND EUROPEAN UNION
РОССИЯ ПЕРЕД САММИТОМ ВОСТОЧНОГО ПАРТНЕРСТВА В ВИЛЬНЮСЕ
By Агата Вежбовска-Мязга | эксперт российского одделения Центра восточных исследовании, Польша | Issue 3, 2013

Россия считает государства, образованные после распада Советского Союза естественной сферой своего влияния. Отношения этих стран с другими влиятельными международными субъектами, такими как, в первую очередь, Европейский Союз, но и Китай и США, всегда рассматривала как конкурирующие для своей позиции в регионе. Любые попытки активизировать эти контакты всегда встречались с сопротивлением России.  В то же время Россия никогда не создала привлекательной, позитивной модели интеграции для постсоветских государств. Она строила свoe влияние на оставшейся с советских времен зависимости, пользуясь экономическим доминированием в регионе. В частности, зависимостью соседних стран от поставок энергоресурсов из России, зависимостью от российского рынка, значением российского рынка труда для мигрантов из соседних стран.

Конкурирующие проекты
Важнейшей проблемой для российской политики стала стартовавшая в 2009 году программа ЕС Восточное Партнерство - комплексное предложение сотрудничества для большинства постсоветских государств, обеспечивающее возможность ассоциации с ЕС вместе с заключением договора об углубленной зоне свободной торговли. Ответом России на эту европейскую инициативу стал проект евразийской интеграции, первым шагом которого было создание в 2010 году Таможенного союза России, Казахстана и Беларуси (ТС). Его кульминацией должно стать создание Евразийского экономического союза в 2015 году. Этот проект, в отличие от предыдущих российских попыток интеграции, привел к конкретным результатам в отношениях интегрирующихся государств – в рамках ТС успешно отменены таможенные границы и принят общий таможенный кодекс, создан общий рынок труда и обеспечена свобода передвижения лиц. Интеграционная модель имеет, однако, серьезные недостатки. Наиболее важным из них является централизация интеграции вокруг России - государства-участники укрепляют свои отношения с Россией, в то время как отношения между ними самыми сильно ограничены. Следующей проблемой является сильное доминирование России в этом процессе – большинство правовых актов ТС базирует на российском законодательстве, в структурах интеграции преобладают русские. Поэтому этот проект, несмотря на некоторые успехи, не стал привлекательным для государств региона. Как стимул для интеграции Россия предлагает преференции на приобретение российских энергоресурсов. Однако ввиду того, что энергоресурсы не подпадают под действие регламентов Таможенного союза, Россия и предоставляет преференции на их покупку по своему усмотрению. В результате не создается новое качество в отношениях с Россией. Поэтому, вопреки намерениям России, проект евразийской интеграции не представляет собой альтернативы для ассоциации с Европейским Союзом, предлагаемой странам Восточного партнерства. Как следствие, в процессе евразийской интеграции участвует только одна из стран, охваченных Восточным партнерством - Беларусь, для которой возможность участия в программе ЕС ограничена из-за замороженных отношений Минска с Брюсселем. В то же время появилась перспектива, что на следующем саммите Восточного партнерства 28-29 ноября в Вильнюсе четыре постсоветские страны могут заявить о желании приблизиться к Европейскому Союзу. Согласно плану, Украина должна была подписать соглашение об ассоциации (AA) с ЕС и соглашение об углубленной зоне свободной торговым (DCFTA), парафированные в марте 2012 года. Молдова, Армения и Грузия должны были парафировать аналогичные соглашения, что де-факто приравнивается к одобрению проектов документов, которые должны быть подписаны в ближайшее время.
 
Действия России накануне саммита
Предстоящая перспектива укрепления отношений между четырьмя странами региона и ЕС привела к усилению российских действии в последние месяцы. Цель этих мер - срыв потенциального успеха вильнюсского саммита,  замедление или предотвращение  возможности  более тесного сотрудничества стран региона с ЕС. В то же время Россия пытается повлиять на своих соседей, в частности - Украину, чтобы они четко определили свою геополитическую ориентацию как пророссийскую и присоединились к предложенному Москвой проекту интеграции. С точки зрения России цель этого проекта – это прикрепление этих стран к России, а также ограничение возможности углубления их сотрудничества с Брюсселем. Что бы добиться предполагаемого результата, Россия применила традиционные инструменты влияния на регион. В частности, ввела ограничения на доступ к своему рынку (касательно Украины и Молдовы) и доступ к рынку труда (Молдова). Использовала зависимость в области энергетики (Молдова, Армения). Кроме того, она заявила о  возможности разорвать сотрудничество в рамках совместных производственных циклов, унаследованных от СССР (Украина). Подняла также аргументы, связанные с вопросами безопасности (Армения, Молдова). В результате российского давления Армения заявила об изменении вектора внешней политики и объявила о своем намерении присоединиться к Таможенному союзу, что закрыло перед ней возможность ассоциации с ЕС. Другие государства поддерживают декларацию о сохранении проевропейского курса.
 
Вaжность саммита в Вильнюсе
Саммит в Вильнюсе не означает прорыва в отношениях между странами Восточного партнерства и Европейского Союза. Подписание или парафирование некоторыми из государств документов, укрепляющих их сотрудничество с ЕС, является результатом их политики, проводимой в течение  последних лет. Однако саммит, в ходе которого три страны региона, который Россия считает сферой своего исключительного влияния, намереваются определить прозападный внешнеполитический приоритет, имеет большое символическое значение. В то же время реализация документов, которые могут быть приняты на саммите, представляет, с точки зрения России, угрозу для ее реального значения в регионе. Оформление стремления к  ассоциации с ЕС Украиной, Молдовой и Грузией будет для Москвы имиджевым проигрышем в соревновании с Брюсселем за геополитический выбор этих стран  - как это видит Россия. Таким образом, это станет, по крайней мере, символическим ограничением сферы доминирования России в регионе и усложнит поддержание имиджа империи, контролирующей постсоветское пространство. Тем более, что подписание соглашений об ассоциации будет также обозначать поражение и, скорее всего, медленный конец приоритетного для России евразийского интеграционного проекта. Присоединение к зоне свободной торговли с ЕС препятствует участию стран в Таможенном союзе России, Казахстана и Беларуси. Особенно чреватым  последствиями было бы исключение из группы потенциальных участников ТС Украины. Без участия Украины - второй по величине экономики и второго рынка региона - Таможенный союз теряет много из своей потенциальной привлекательности для следующих участников и для его внешних партнеров. С точки зрения России выбор европейского вектора во внешней политике является также выбором, определяющим идентификацию стран региона. Выбором европейской системы ценностей, экономического строя и стиля правления, которые являются альтернативой для того, что предлагает Россия. Этот аспект имеет особое значение в отношениях с Украиной, которая в представлении значительной части российской элиты и общества является исторической частью России, а украинцы - частью русской нации. Не случайно такая риторика появляется в заявлениях президента Владимира Путина о перспективах ассоциации Украины с ЕС. Среди прочего, в интервью Ассошиэйтед Пресс в сентябре он сказал: «Что бы ни происходило, и куда бы Украина ни шла , мы все равно когда-то и где-то встретимся. Почему? Потому что мы - один народ». Европейский выбор является не только выбором идентичности на уровне идеи. Он означает также выбор конкретной конечной модели государства. Договоры об ассоциации обязывают государства, подписавшие их, адаптировать свои правовые и экономические системы к стандартам, действующим в ЕС. Их реализация начала бы процесс отхождения Украины, Молдовы и Грузии от остального постсоветского пространства. Это будет ограничивать возможности России влияния на эти страны. Она до сих пор пользовалась тем, что в процессе принятия решений в этих странах отсутствует прозрачность. Выполнение договоров ослабит также положение российского бизнеса, который сейчас занимает привилегированное место, поскольку он лучше западных субъектов приспособлен к постсоветским экономическим условиям и может располагать рядом неформальных связей и отношений.

Перспективы политики России в отношении к странам Восточного партнерства
Учитывая символическое значение и возможные реальные результаты саммита в Вильнюсе, он является моментом, который интенсифицирует действия России, носящие характер соперничества с Европейским Союзом за влияние в странах Восточного партнерства. Независимо от того, какой будет его конечный результат в отношении к отдельным государствам, он не будет означать окончания интереса и ЕС, и России к странам региона и конкуренции за приоритет во внешней политике постсоветских государств. Если приготовленные документы будут в Вильнюсе подписаны, Россия будет пытаться, чтобы они не повлекли за собой реальных изменений. В случае Украины  Россия будет лоббировать, чтобы предотвратить ратификацию АА в Украине и/или некоторых странах ЕС. Будет также противодействовать реализации Украиной положений AA. Можно также ожидать информационных кампаний, направленных на озвучивание в украинском общественном мнении реальных и потенциальных (даже маловерbrоятных) негативных последствий более тесного сотрудничества с ЕС, чтобы европейская идея была дискредитирована в глазах общественности. В случае Молдовы и Грузии Россия будет добиваться, чтобы парафированные соглашения не были подписаны. Этим намерениям в будущем может способствовать развитие внутриполитической ситуации в обеих странах, неблагоприятное для проевропейского направления – то есть победа коммунистов в запланированных на 2014 год парламентских выборах в Молдове и возможный политически мотивированный иск против уходящего президента Грузии Михаила Саакашвили. В случае выбора странами проевропейской модели в отношении ко всем трем странам можно ожидать санкций со стороны России, которые, однако, как кажется, будут непосредственным последствием принятых решений, но не будут носить постоянного характера, что способствовало бы замораживанию или ослаблению отношении с Россией. Но если документы об ассоциации не будут подписаны и парафированы в Вильнюсе, это также не будет означать конца давления России на страны Восточного партнерства, чтобы они определились со своим геополитическим выбором. Россия будет стремиться к окончательному заблокированию процесса сближения Украины, Молдовы, Армении и Грузии с ЕС, в частности, пытаясь вовлечь их в структуры евразийской интеграции.

Print version
EMAIL
previous РОССИЯ И ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ:
К «ЕДИНОМУ ПРОСТРАНСТВУ ОТ АТЛАНТИКИ ДО ТИХОГО ОКЕАНА»?
|
Ольга Потемкина
УКРАИНА – НЕ РОССИЯ. ВИД СО СТОРОНЫ В ДЕСЯТИЛЕТНЕЙ ПЕРСПЕКТИВЕ |
Виктор Замятин
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.