ISSUE 4-2013
INTERVIEW
STUDIES
Victoria Bucataru Игорь Тышкевич Богдана Костюк
RUSSIA AND GAZPROM
Владимир Воронов
OUR ANALYSES
Богдан Олексюк
REVIEW
Артур Новак
APROPOS
Либор Дворжак


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
REVIEW
ФИЛЬМ «СТАЛИНГРАД» И БИТВА ЗА РОССИЙСКИЙ КИНЕМАТОГРАФ
By Артур Новак | политолог, Словакия | Issue 4, 2013

В начале октября прошлого года в кинопрокат был запущен широко разрекламированный и долгожданный блокбастер известного режиссёра Федора Бондарчука «Сталинград», первый российский фильм, снятый по технологии 3D. Военная драма, действие которой происходит осенью 1942 года в охваченном боями городе на Волге, стала самой кассовой российской картиной в истории проката. Фильм до конца года заработал 51,8 миллиона долларов в России и 14,9 миллиона долларов за границей, и увидели его 6,19 миллиона российских и 2,45 миллиона зарубежных зрителей. Коммерческий успех «Сталинграда» с бюджетом в 30 миллионов долларов ещё более впечатлитляюще смотрится на фоне недавнего провала другого известного режиссёра Никиты Михалкова. Его военная дилогия«Утомленные солнцем-2» с бюджетом в 85 миллионов долларов представляла сoбой самый дорогой проект российского кино, но кассовые сборы достигли только одной десятой вложенных средств: 8,9 миллиона долларов.

Самый кассовый и самый затратный фильмы в истории российского кинопроката объединяет тематика советско-германской войны, которую общепринято называть Великой Отечественной войной. Тематически обе картины ложатся в традиционное русло советского и российского кинематографа, который выпускал и продолжает выпускать огромное количество военных фильмов очень разного качества (только в двухтысячные годы снято около 80 военных фильмов). В основе этой «пирамиды» лежат патриотические агитки пропагандистского разлива, но на её вершине также встречаются настоящие художественные шедевры. Где в ней место «Сталинграду» Федора Бондарчука? Не берусь судить эту картину с точки зрения кинокритика, поэтому всем интересующимся советую посмотреть фильм самим и создать собственное мнение. В этой статье собираюсь прокомментировать «Сталинград» в контексте исторической политики российской власти и проанализировать текущие процессы, связанные с укреплением государственного присмотра за отечественным кинематографом.

Воспроизводство исторической памяти

Сюжетная линия «Сталинграда» классическая и,  в определенной мере очень простая: группа бойцов Красной Армии получает приказ любой ценой удержать занятый ими дом, а подразделение Вермахта должно взять его штурмом. Эпизод, который рассказывается в фильме, умещается всего в два дня осени 1942 года. После неудачной атаки советских войск лишь группе разведчиков под командованием капитана Громова удаётся закрепиться в одном из домов. Интрига заключается в том, что советским солдатам приказано защищать тактически важную позицию, а на самом деле они защищают единственную оставшуюся в живых обитательницу этого дома, 19-летнюю Катю. Все бойцы в итоге сражаются не за выполнение приказа и даже не за Родину как таковую, а именно за девушку Катю.

Приказ отбить дом получает немецкий капитан Кан, с персонажем которого в фильме параллельно разворачивается вторая интрига. Этот офицер постепенно влюбляется в русскую красавицу Машу, которую первоначально принуждает к фронтовому «сожительству», и у него появляются сомнения в смысле войны. На фоне сталинградской битвы сюжет картины приходит к своему неминуемому апофеозу, когда Маша гибнет под пулей советского снайпера при попытке капитана Кана спрятать её и спасти ей жизнь; Кан погибает в рукопашной схватке с капитаном Громовым, который, будучи сам тяжелораненым, приказывает уцелевшим бойцам вызвать на себя огонь артиллерии и уничтожить немцев, ворвавшихся в дом. Из главных героев выживает только Катя, которую ещё до штурма успели увести из дома и спрятать. Сын Кати, который родился непосредственно после сталинградских событий, дикторским голосом режиссёра Бондарчука сопровождает зрителей в течение всего фильма.

Картина "Сталинград" вызвала большой резонанс и неизбежно попала в центр споров не об искусстве и не о кино, а об отношении российского общества к  истории советско-германской войны. Очень большинство зрителей по инерции ожидало увидеть на экране традиционную крупномасштабную военную драму, в которой красноармейцы проявляют непоколебимый массовый героизм, озверевшие нацисты массово истребляют гражданское население и всенародный патриотический подвиг заканчивается священной Победой. Но фильм Бондарчука не оправдал все эти ожидания и ни в коем случае не является попыткой художественной реконструкции сталинградской битвы. Поэтому его появление вызвало горячие отклики среди разношёрстной публики, и критика посыпалась как от великодержавных националистов, так и от советских ностальгиков.

На самом деле «Сталинград» представляет собой коммерческий проект, рассчитанный на современного массового российского кинозрителя. Фильм сделан как технически очень добротное и немного мультяшное батальное полотно с примесью мелодрамы на тему «любовь на фоне войны». В принципе, можно согласиться с мнением известного кинокритика Давида Шнейдерова, что «Сталинград» был снят в основном для молодой аудитории: «он был снят для тех, кто не знает слова «Тарковский», а Великая Отечественная война ассоциируется только с компьютерной игрой «Мортал Комбат».[1] В отличие от многих других фильмов о войне, снятых в России в течение последних лет, «Сталинград» в прокате не провалился и стал прибыльным. Это невозможно сказать о других военных картинах, включая вышеупомянутый самый дорогой российский кинопроект Никиты Михалкова, на которые зрители не пошли и которые кассово провалились.

«Сталинград» получился как развлекательный фильм, в котором гармонично сочетается традиционная советская мифология с голливудским способом рассказа сюжета и масштабом постановки. Исторические мифы о советско-германской войне Федору Бондарчуку удалось повернуть привлекательным и для современного российского зрителя интересным образом. Но на уровне использования символов и воспроизводства коллективной памяти эта коммерчески успешная новая «форма» включает в себя старое знакомое «содержание» о великой битве, изменившей ход истории всего человечества.

С исторической точки зрения этот тезис не корректен, и хорошо известно, что битва на ржевско-вяземском выступе, продолжающаяся с января 1942 года по март 1943 года, имела для советско-германского фронта стратегически более важное значение, чем сталинградская битва. Ржевско-вяземская битва превосходила Сталинград как по числу сражавшихся войск и военной техники, так и по совокупным потерям обеих сторон. Красная армия в этой окопной мясорубке потерпела неудачу, и самое крупномасштабное и кровопролитное сражение Второй мировой войны было планомерно предано забвению. Вместо этого советская пропаганда стала возвеличивать оперативный успех под Сталинградом как «коренной перелом» Великой Отечественной войны, а позже это дело продолжили бойцы идеологического фронта – советские историки. На самом деле Красная армия после победы в сталинградской битве проиграла в феврале – марте 1943 года харьковскую битву, и стратегическая инициатива опять перешла в руки Вермахта. Самое решающее сражение советско-германской войны ожидалось впереди: на курской и орловской дугах летом 1943 года.

В фильме «Сталинград» хорошо просматривается миф о том, как Красная армия в боях за город на Волге перемалывала немцев, которые якобы несли многократно большие потери. Исторические факты свидетельствуют об обратном, и соотношение потерь было на порядок выше не в советскую пользу. За кадром также остается самый чувствительный вопрос в изображении Великой Отечественной войны – проблема моральной стойкости красноармейцев. С одной стороны, массовый героизм миллионов солдат, защищавших свою Родину, с другой стороны, массовое дезертирство и сдача в плен миллионов солдат, не желавших сражаться за правящий режим. В фильме даже намеком не затронут тот факт, что в Сталинграде на стороне немцев в качестве вспомогательного персонала сражалось примерно 30 тысяч добровольных помощников Вермахта из числа советских граждан, которые представляли собой одну седьмую часть вражеской группировки войск.

Развенчание исторических мифов можно было бы продолжить и дальше, но это не является целью статьи, а лишь способом проиллюстрировать, как новая «форма» картины «Сталинград» культивирует традиционное «содержание» этого жанра. Для подавляющего большинства зрителей исторические факты не представляют особого интереса, и в современном российском обществе не наблюдается подлинного усвоения критического взгляда на свое прошлое. Реальная история советско-германской войны находится в тени мифов о Великой Отечественной войне, которые являются продуктом массовой пропаганды. Великая Отечественная война одновременно остается фундаментом коллективной идентичности россиян, и победа в этой войне представляет чуть ли не единственный общий нарратив, скрепляющий население Российской Федерации в подобие политического народа. В таких условиях власть на основе продолжающейся мифологизации прошлого использует кинематограф, как один из инструментов воспроизводства исторической памяти. Это, конечно, делается под прикрытием лозунгов о «борьбе с фальсификацией истории в ущерб интересам России».

На кинематографическом фронте

К чести Федора Бондарчука надо заметить, что он не стал снимать очередной патриотический фильм о славе советского оружия и непобедимости Красной армии. Бесспорно талантливый и опытный режиссёр попытался, на мой взгляд, найти компромисс между своей художественной концепцией и неотъемлемым политическим заказом. В современной России только так можно получить государственную поддержку на такой масштабный кинопроект. Не будет никаким секретом, что бюджет «Сталинграда» в 30 миллионов долларов на 30 процентов формировался из безвозвратной дотации Фонда кино, а на 70 процентов из возвратной инвестиции телеканала «Россия» и банка «ВТБ Капитал» (20 и 50 процентов соответственно), которая, по словам самого Бондарчука, была одобрена Кремлём.

Картина «Сталинград» получила государственную поддержку еще по старой схеме, которая изменилась в течение прошлых месяцев. В мае 2013 года в сочинской резиденции президента Владимира Путина состоялось совещание по развитию российского кинематографа, и впервые были очерчены приоритетные темы, по которым уже начало осуществляться финансирование новых проектов. Реформа системы государственной поддержки заключается также в перераспределении бюджета между Фондом кино и Министерством культуры РФ. В 2013 году фонд и ведомство на кинематограф выделили общую сумму 6,7 миллиарда рублей (210 миллионов долларов). Начиная с 2014 года пропорция бюджета между фондом и министерством составит 60 и 40 процентов.

По словам министра культуры Владимира Мединского: «были проведены соответствующие опросы общественного мнения, что хотят видеть люди, и определено 12 тем, скажем так, в первую очередь по которым будут рассматриваться заявки на производство кинофильмов. Я могу их назвать: это 70 лет Победы в Великой Отечественной войне, борьба с наркоманией, герои труда, столетие Первой мировой войны, ну и так далее.»[2]    

Введение Министерством культуры приоритетных для освещения в кино тем обеспокоило режиссёра Андрея Прошкина, главу Союза кинематографистов и профессиональных кинематографических организаций и объединений России, поскольку «кино на заданную тему — вещь достаточно искусственная».[3]

Изменилась и система представления кинопроектов. В частности, теперь все проекты до экспертизы Фонда кино проходят предварительную экспертизу Министерства культуры. А начиналось все почти идилически. В июне 2013 года спикер Госдумы (одновременно председатель Российского исторического общества) Сергей Нарышкин объявил, что «решением проблемы недостоверности и "ляпов" в исторических фильмах может стать профессиональная экспертиза сценариев историками,».[4]

Идею поддержал министр культуры Мединский (одновременно председатель Российского военно-исторического общества), который проинформировал о создании при своем ведомстве научно-методического совета, который «будет давать экспертную оценку сценариям документальных и художественных фильмов на исторические темы».[5] Рядом с научно-методическим советом был создан также социально-психологический совет, который на тех же началах осуществляет «присмотр» за представленными кинопроектами.

Проза жизни очень скоро показала «благие намерения» высокопоставленных чиновников в полных красках. В июле 2013 года на открытом питчинге кинопроектов на получение госфинансирования за проект военной драмы режиссёра Александра Миндадзе было отдано подавляющее количество голосов киноэкспертов. Но фильму «Милый Ханс, дорогой Пётр» было отказано в государственной поддержке, так как он не прошёл экспертизу научно-методического и социально-психологического советов, работающих при Министерстве культуры. После того, как, несмотря на почти единогласное мнение киноэкспертов, фильм остался за бортом, многие члены жюри и наблюдатели высказывали мнение, что решение по проекту Миндадзе было идеологическим.

Сценарий фильма «Милый Ханс, дорогой Пётр» основан на реальных событиях и рассказывает о немецком инженере Хансе, оказавшемся в Москве осенью 1940 года. В Советском союзе он находит друга по имени Пётр и влюбляется в местную девушку. Известные обстоятельства вынуждают его ненадолго вернуться в Германию, и снова он оказывается в СССР уже после начала войны летом 1941 года. Именно такая постановка сценария вызвала негодование Министерства культуры, научно-методический совет которого посчитал неуместным освещать исторический факт близкого советско-германского сотрудничества в период 1939 – 1941 годов. О претензиях социально-психологического совета можем только догадываться, но, по всей вероятности, они также лежали в русле борьбы против «фальсификации истории в ущерб интересам России»...[6]

В августе 2013 года эта интрига продолжилась в полном соответствии со всеми канонами жанра. Михаил Мягков, научный руководитель Российского военно-исторического общества (председателем которого является министр культуры Мединский), публично заявил, что режиссёр Миндадзе согласился изменить время действия в своем новом кинопроекте с 1940 года на 30-е годы. По мнению Мягкова, в первоначальном сценарии фильма «Милый Ханс, дорогой Пётр» «исторические реалии одного времени перенесены в другое время, но на самом деле накануне войны между Германией и СССР не было такого активного сотрудничества».[7]

Мягков также сообщил, что на встрече министра Мединского с режиссёром Миндадзе было принято решение привлечь к работе над фильмом экспертов из Российского военно-исторического общества, а также из Института всеобщей истории РАН. Участие дополнительных консультантов должно было по официальной версии «обеспечить максимальную историческую достоверность».[8]

Чтобы предсказать, как дальше будет развиваться битва за российский кинематограф (и не только за кинематограф), нужно заглянуть в недавнее прошлое. До своего назначения на пост министра культуры в 2012 году Владимир Мединский был по списку «Единой России» в 2003 и 2007 годах избран депутатом Государственной думы. Стала известна серия его книг на историческую тематику «Мифы о России». В связи с этим Мединский ещё в 2011 году высказался более чем откровенно: «Я не являюсь ученым-историком. Моя специализация иная – она закреплена в учёной степени доктора политических наук и практического специалиста по паблик рилейшнз и пропаганде, чем я во многом занимался последние 20 лет, что преподаю в МГИМО МИД России, пройдя путь от аспиранта до профессора. Как специалист по исторической мифологии я видел своим долгом накануне 70-летия начала Великой Отечественной выступить с предупреждением против тех политических мифов, которые выплескиваются нам на головы, – и старых, и новых. Вам это напомнило советский агитпроп? Что ж, не без этого... Я местами сознательно – перегибаю палку. Ибо сегодня с обелением советской истории – лучше перегнуть, чем недогнуть. Вы наивно считаете, что факты в истории – главное. Откройте глаза: на них уже давно никто не обращает внимания! Главное – их трактовка, угол зрения и массовая пропаганда. Эта пропаганда широко ведется – кем-то по недомыслию, кем-то для отработки грантов, а кем-то четко на зарплате – против нашей страны».[9]


[2] Совещание по вопросам развития отечественной кинематографии, 24 мая 2013 г. http://kremlin.ru/news/18182
[3] Фонд кино обнародовал цифры господдержки,
[4] Нарышкин хочет, чтобы сценарии исторических фильмов проверяли эксперты,
17 июня 2013 г. www.newsru.com/cinema/17jun2013/expertfilm.html
[5] Мединский создает совет для оценки сценариев исторических фильмов,
19 июня 2013 г. www.newsru.com/cinema/19jun2013/medinexpert.html
[6] О комиссии, которая охраняла «истинную» российскую историю ближе например: http://russkiivopros.com/index.php?pag=one&id=283&kat=9&csl=42 
Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России прекратила свое существование в 2012 г. Без фальсификаций. «Историческая» комиссия при президенте распущена, 19 марта 2012 г.
[7] Режиссер Миндадзе сдвинет время действия в своем будущем фильме, чтобы снять претензии Минкультуры – эксперт, 23 августа 2013 г.
[8] Мединский назначил Миндадзе дополнительных исторических консультантов,
15 августа 2013 г.
http://lenta.ru/news/2013/08/15/mindadze/
[9] "Вы наивно считаете, что факты в истории - главное", 6 февраля 2011 г.
Print version
EMAIL
previous ВОЛЫНЬ 1943 ГОДА – БРЕМЯ ИСТОРИИ ДЛЯ ПОЛЯКОВ И ДЛЯ УКРАИНЦЕВ |
Богдан Олексюк
НОВАЯ УГРОЗА |
Либор Дворжак
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.