ISSUE 2-2014
STUDIES
Богдан Олексюк Игорь Тышкевич Эльхан Шахиноглу
RUSSIA AND CHINA
Елена Самойлова Марина Тригубенко
OUR ANALYSES
Stefan Meister
REVIEW
Михаил Видейко
APROPOS
Богдана Костюк


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
REVIEW
ПРИКЛЮЧЕНИЯ КИЕВСКОЙ РУСИ
By Михаил Видейко | археолог, Институт археологии НАН, Украина | Issue 2, 2014

«Киевская Русь умерла, не оставив завещания и не упорядочив дела. Умерла, когда дела были в расстройстве, а имущество описывали для конфискации. Добрые люди растащили, что оставалось, да зажили себе, беззаботно проматывая остатки некогда крупных имений. Наследники появились позже, с сомнительными бумагами и неопределенной степени родства с покойником»                             А. П. Толочко, Киевская Русь и Малороссия в XIX веке

Весной 2013 года исчезла Киевская Русь. Из Википедии. Там  пропало старое название статьи, его сменило новое – «Древнерусское государство». Сказанное касается русскоязычной статьи. Новацию заметили и поддержали на уровне Википедии немногие. К примеру, ее вставили в статью на словацком языке, и то в качестве русской версии названия государства (po ruskyДревнерусское государство – Staroruský štát), на монгольском российскую версию поместили в переводе (эртний Оросын вант улсууд). В китайской же версии статьи «руським» по-прежнему считается название «Киевская Русь».

На других языках ольгинские тролли пока лишь частично внедрили новшество, запущенное в ходе приведения информационного поля в соответствие  с новой российской версией истории, разработанной и насаждаемой на государственном уровне. Частично, так как  на момент написания статьи  «Киевская Русь» существовала даже в статьях, написанных на языках автономий РФ, например - чувашском (Кейӳ Руçĕ), татарском (Киев Русе), но с последующим переводом единственно правильной российской версии (Авалхи вырăс патшалăхĕ  и Борынгы урыс дәүләте  соответственно). Правда, в латинской версии татарского (вероятно, по недосмотру) таки осталась Kiev Ruse.

Может возникнуть вопрос: к чему все эти страсти по названиям, которые, как известно, изначально являются творениями историков. Ведь любой специалист знает, что бесполезно искать «Древнерусское государство» или «Киевскую Русь» на страницах хроник или средневековых документов.  Там можно найти названия Рсьскаѧ землѧ (Руськая земля), Ῥωσία (Россия), Ruthenia, Ruscia – в зависимости от языка документа.  То есть, оба термина были созданы искусственно, с определенной целью, определенными людьми. Ну, а там где люди, ищите политику, без этого никак.

Для людей, изучавших  историю лишь в школе, на всю жизнь будет иметь значение именно то название, которое они заучили, готовясь к урокам и экзаменам. И теперь оказывается, что в двух расположенных рядом странах Европы одно и то же государство имеет разные названия. Для школьников Украины – Киевская Русь, для россиян – Древнерусское государство. Отметим, что еще каких-то три десятилетия тому назад родители этих школьников (как и их родители) знали о существовании только одной Руси – Киевской.  Почему, спросите вы? А потому, что родители сегодняшних школьников жили в ОДНОЙ стране. Эту страну называли СССР.

В этой стране  32 года тому назад с помпой отпраздновали совершенно невероятный (с точки зрения археологов)  - в 1500 лет – юбилей Киева, с обязательным расставлением памятных знаков и монументов. Среди прочих была глыба поднепровского  песчаника с вырезанной на ней цитатой из летописи, слегка модернизированной по случаю: «отсюда есть пошла Русская земля» (и опять издержки перевода – в оригинале буква «с» всего одна – но дъявол, как известно, кроется в деталях). Камень этот  до сих пор лежит все на том же месте, на Старокиевской горе, с которой открывается захватывающий дух вид на долину Днепра.

У некоторых туристов из России и в  самом деле после экскурсии по Киеву дух захватывает, а также, что вполне естественно (учитывая знания, приобретенные в школе) возникает вопрос, который, если верить байкам, имеющим хождение среди местных экскурсоводов, звучит приблизительно так: «и когда это украинцы у нас все это отобрали?».  Версии ответа на этот скользкий вопрос от киевских гидов как-то узнать не довелось. Но врядли теперь они, как и многие граждане Украины, сомневаются в том, что поиск ответа на этот вопрос не только озадачил лучшие умы России, но и побудил к дальнейшим действиям...

Едва ли  жителям большинства европейских стран есть какое-то дело до изысков профи-историков в области терминологии (ну, зафиксировали в Вики, что еще?) или тонкостей перевода древних текстов или современных исторических трактатов. К тому же за два последних века устоялись определенные традиции в написании (и переводе)  того же слова «Русь» и производных от него теми, кто использует, к примеру, латиницу. Производными для традиции стали, разумеется, тексты, опубликованные на русском языке. 

Несколько лет тому назад мои издатели заказали английский перевод  научно-популярной книги по истории одной лондонской фирме. В тексте довольно часто упоминалась Русь как древнее, средневековое государство. Собственно, хронологические рамки повествования не выходили за пределы ІХ века, эпохи Рюрика и его ближайших наследников. Через два месяца я получил рукопись, в которой повсеместно «Русь» была переведена, как «Россия»(Russia). Ладно, подумал я, текст переводили переводчики, а не историки, и добросовестно переправил все на Rus’, как в Википедии.

Однако этот эпизод более чем наглядно показывает: вместе с российскими текстами многие европейцы, вольно или невольно, приняли правила игры, запущенные авторами этих текстов еще в далеком 19 веке: считать государство со столицей в Киеве, основанное Рюриковичами – государством русским, его обитателей – русскими  - со всеми вытекающими последствиями. В том числе – политическими. Безобидная на первый взгляд игра буквами и словами, превращается в питательную среду для пропаганды, обеспечивающей во все времена cамые  грязные игры политиканов.

В этих играх может не найтись места для целых стран и народов, их населяющих, – и тоже со всеми вытекающими последствиями. Обстоятельства сложились так, что сегодня это Украина и украинцы. «Недогосударство», отрицание существования языка (и народа) и тому подобное – прекрасное обоснование для вполне конкретных действий по отношению к соседям, обоснование с красивыми ссылками на историю, препарированную и выстроенную в угоду имперским амбициям. Все это стало общим местом мощной российской пропаганды сегодня.

Ведь обращение к истории, призывы к «восстановлению исторической справедливости» - прекрасное оправдание в глазах собственных граждан (и, чего греха таить, «мировой общественности» тоже). Многое,  что мы имеем возможность наблюдать сегодня. Российское общество (и не только оно) достаточно подготовлено  не только к аншлюсу Крыма, но и к завоеванию Украины. Ведь  им давно известно, что здесь было «Древнерусское государство», границы которого простирались до Карпат и даже за Карпаты.

Потеряв вместе с Украиной Киев, Россия, как наследник имперской истории (и амбиций) приобрела головную боль с собственной историей и ее корнями. Народу, взращенному на истории, начинавшейся с Киевской Руси, надо было как-то по-новому  объяснить, с чего начинается Россия, если и Киев уже «не наш». В первое десятилетие после развала СССР было как-то не до того, а на ниве древней истории вовсю экспериментировали шарлатаны с «новой хронологией» и прародительницей мировой арийской цивилизации- Гипербореей. Однако весь этот заведомо бредовый ширпотреб явно не годился для использования на государственном уровне.

Игры на ниве пересмотра советской концепции истории Руси начинались не минувшим летом, а где-то во времена визитов Путина на археологические раскопки в Старую Ладогу.  Этот город в русской глубинке некогда сыграл важную роль, будучи базой Рюрика, принятого в качестве эпического основателя государственности Руси. Раскопки, однако, показали, что город (или населенный пункт) в этом месте возник задолго до рождения Рюрика и служил базой для скандинавов, занимавшихся в этом регионе торговлей и ремеслом, обеспечивавшим эту торговлю еще в VIII веке. Именно из Ладоги Рюрик с дружиной согласно летописной легенде и был призван в качестве князя-правителя в Новгород.

После раскопок в Ладоге и упомянутого открытия история с началами Руси была несколько переосмыслена  в новом государственническом ключе и выглядела следующим образом. Если Рюрик базировался в Старой Ладоге (в его времена именовавшейся Альгейде– Альдейгьюборг) – то это его столица. Итак Альдейгьюборг –  первая столица Руси (то есть России). Когда его, Рюрика, призвали в Новгород, столицей стал Новгород. Вторая столица Руси-России – Новгород. Киев, захваченный в 882 году экспедицией под командованием Вещего Олега – стало быть, «всего лишь» третья столица Руси-России. Что имеем в итоге? Российская государственность зародилась на Севере! И заграничный Киев теперь  к истокам исконно-посконной российской государственности, к тому же захваченный коварными украми, никакого отношения, стало быть, не имел. Попутно была реабилитирована «норманнская теория» (с соответствующими поправками, разумеется) возникновения Руси.

Однако ничего нельзя было поделать с тем обстоятельством, что именно с Киевом, а не с Альдейгьюборгом или Новгородом,  связан огромный пласт истории и культуры, от которого Россия, даже если бы очень хотела, никогда не смогла бы отказаться. По большому счету, в случае с Киевом не могли помочь ни раскопки в Ладоге, ни «новая хронология». Изъять  каким-либо удобоваримым образом из обихода древнюю  летописную традицию, Софию Киевскую и Золотые ворота, наконец, крещение Руси на берегах Днепра, Печерскую Лавру с ее святынями было просто нереально.  Россия была обречена на борьбу за «древнерусское наследие».

А бороться было с кем. Ведь обитатели берегов Днепра, также прошедшие многовековой путь к Украине, отнюдь не были склонны просто так уступать наследие Руси потомкам  аборигенов северо-востока, «москалям», возомнившим себя правопреемниками основанного на берегах Днепра  славянского государства.

Историческая схема не то что преемственности, а вообще возникновения тут государственности до пришествия рюриковичей  возникла более столетия тому назад и была принята в Украине с обретением независимости на государственном уровне.

Здесь историю старательно выводили от славянских племен, упомянутых в древних источниках начиная  века так с VI, то есть эпохи великого их расселения в Европе. Легендарный князь Кий, основатель Киева, как представлялось многим, был связан с племенным союзом антов (упоминаемых византийскими авторами), на чьих землях протекает река Рось. От этого названия несложно было вывести и наименование «Русь», «русы». Самое интересное, что в советские времена версия насчет антов, Кия и Руси до варягов была востребована и весьма успешно процветала  (в пику «норманнской  теории»), получив вполне фундаментальное обоснование еще  и в археологических источниках. Упомянутое ранее празднование 1500- летия Киева было одним из звеньев этой легенды советских времен, которая имела ряд важных компонентов.

Кстати сказать, и сам термин «Киевская Русь» был всего лишь одним из таких компонентов советско-сталинской легенды о «колыбели трех братских народов» (русского, украинского, белорусского) наряду с представлениями о некой единой «древнерусской народности», и, соответственно, общем для нее «древнерусском языке». За два десятилетия после распада СССР эта легенда, в основном, ушла в историю, хотя ее адепты здравствуют и поныне, пытаясь ее оберегать.

Демонтаж советской версии истории Руси пошел с обеих сторон, причем каждая убирала или модернизировала именно те элементы, которые ее не вполне устраивали. И если в России взяли курс на преобразование «Киевской Руси» в «Древнерусское государство», то в Украине, по вполне понятным причинам, решили разобраться, прежде всего, с «древнерусской народностью» и ее языком.  И там, и там обращение к глубинам истории – одно из средств легитимизации собственного существования как государства, а для России – еще и определения его, государства, «правильных» границ. 

Выход  из этого порочного круга «войн за историю» имеется, и не один. Наиболее очевидный (однако, увы, сегодня почти невероятный) – оставить все споры профессионалам, а широкой публике – факт существования Руси и ее древностей без акцента на права. Более вероятный – поиск вариантов, которые бы  позволили, хотя бы для одной из сторон, «сохранить лицо».  Один из них – для Украины. Можно было бы оставить «антскую» версию происхождения местной государственности, объявить  Вещего Олега с его дружиной иноземными поработителями, узурпировавшими власть над древлянами, полянами и прочими исконными жителями здешних мест. Через несколько поколений захватчики были ассимилированы (как норманны в Англии) и начинается вполне рутинная история феодального Средневековья, для которой «империя» рюриковичей с ее военными авантюрами была проходным эпизодом. Возможно, и российские историки могли бы найти свой «нулевой вариант» - ведь получилось же с «зарождением российской государственности на Севере»? 

По части конструирования истории в ХІХ веке представители российской и украинской исторической мысли уже продемонстрировали чудеса изобретательности, создавая  версии национальной истории, при этом не раз меняли свои позиции[1]. За этим стояли не только разные политические позиции, взгляды, но и традиции, многовековой жизненный опыт. И на то были весьма веские причины с достаточно длинной предысторией.

Почти восемь веков тому назад, в результате победоносного «Западного похода» наследников Чингиз-хана политическая карта восточной части Европы была коренным образом  перекроена саблями монгольской конницы.  В итоге кровавых битв и уничтожения множества городов, не говоря о населении, земли к востоку от Днепра на какое-то время стали «коллективной собственностью» огромной монгольской империи, а западные земли (кроме Киева, кстати сказать) – личным доменом потомков Джучи. Именно тогда составные части огромной «империи» Рюриковичей начали свой  многотрудный и многовековой исторический путь, на котором они пересекались, воюя друг с другом, порой на уничтожение, объединялись под разными названиями, пока, под конец ХХ века, не обособились в виде трех государств, причем далеко не в тех границах, что в древние времена. При этом опыт «раздельного проживания» за эти восемь веков по продолжительности соотносился с опытом совместного бытия: где 1:3, где 1:2, то есть каждый народ неизбежно приобретал свой, уникальный жизненный опыт и собственное видение истории, политические и экономические традиции, интересы, героев, святых и мучеников, легенды – всего не перечислить.

Имея общую границу с европейскими королевствами, западная часть Руси  активно включилась в политические и экономические, культурные реалии средневековья, уплачивая при этом дань своему восточному сюзерену. Ее правитель, галицкий князь Даниил, в 1253 году был коронован. Его наследники на несколько поколений сохранили громкий титул ««duces totius terrae Russiae, Galicie et Ladimirie» («король Руси» или «князь всей земли русской, галицкой и владимирской»). Когда король Польши Казимир Великий, выплатив дань хану Узбеку, фактически приобрел  права на это наследство, он приобщил к своему титулу и его – вместе с частью Руси.   Хозяевами другой части стали к тому времени Великие князья Литовские, прибавившее громкое слово «Русь» к названию своей державы. Упомянутые правители, в общей сложности, владели почти половиной нынешней территории Украины (всего на пике средневековья здесь  умещались владения еще полудюжины государств – от генуэзских колоний в Крыму и господарства Молдавского до Крымского ханства).

Обитатели этих частей  Руси вполне осознавали себя наследниками славного прошлого, на протяжении веков именовали себя «русинами»(отметим,  до появления официального названия «Россия» в начале XVIII века).  Под этим этнонимом они были известны соседям в Европе, где были не только частыми гостями, но и участниками многих знаковых событий.  Так, среди представителей Тевтонского ордена в Вышеграде в 1335 г. был fratre Henrico Rutheno ( то есть брат Генрих Русин),  Prouinciali eiusdem Ordinis de terra Culmensi. Представитель знатного рода из Руси – Ivan von Gorov (Иван Горайский, представитель знатнейшего русинского феодального рода)в 1385 году сидел за одним столом с великим магистром Ордена в Кенигсберге, как участник победоносного крестового похода против язычников-литовцев. Потомки дружинников и бояр Галичины, Волыни, Подолии,  служивших некогда князьям Руси, массово обзаводились рыцарскими гербами – не забывая при этом указывать в гербовой легенде, что получили их «от княжат русских давних». С этими гербами на щитах они вышли на поле боя под Грюнвальдом в 1410 году. Города Руси получали магдебургское право. Рыцари, города на самоуправлении – реалии, весьма заметно отличавшие эту часть Руси от ее восточной части, вошедшей в историю Европы того времени под разными названиями – «Московия», «Тартария»,

Там поначалу доминировала Орда, и только к концу XV века Великое княжество Московское обрело силу, позволившую в последующие века не только прибрать к рукам бывших хозяев, но и начать масштабную экспансию по всем направлениям. Вот тогда-то и вспомнили о наследии предков – московский правитель Иван III  обзавелся титулом «Великого князя (государя) всея Руси». К западным границам той, изначальной Руси выйдет уже Российская империя в конце XVIII века, поделив с двумя другими европейскими монархиями Речь Посполитую. Но даже  тогда часть Руси, ныне известная как Западная Украина, все еще останется за ее пределами.

Понадобятся две мировых и одна гражданская война, чтобы вся Русь в 1944 году наконец-то оказалась в пределах одного государства, но уже не  Российской империи – а СССР. Однако к тому времени на политическую арену выйдут другие наследники древнего  государства - Украина и украинцы.  То есть, окончательно объединить «Древнюю Русь» сегодня можно лишь устранив, ликвидировав тем или иным образом это государство и его народ.

Нынешняя Россия сегодня, по сути, пытается решить «древнерусский вопрос» так, как это делалось в средние века – с поправками на реалии и  возросшие возможности сегодняшнего дня. Предъявляются претензии, «исторически обоснованные»,  подкрепляемые экономической и военной мощью. Под сладкие песни о «братстве»  и «особых отношениях», «дружбе народов» соседа пытаются прибрать к рукам, оптом и  по частям.

Тем, кто сегодня наблюдает за этим процессом из «европейского далека» и, быть может, размышляет  о том, что ожидает Европу завтра, наверное, полезно было бы вспомнить, о ХІХ веке. В те времена Российская империя находилась в зените своего могущества, а в Москве весьма любили порассуждать о ее главенствующей роли среди славян. Но это уже другая история.


[1] Великолепный обзор в издании: А. П. Толочко Киевская Русь и Малороссия в ХІХ веке. – Киев, Laurus: 2012

Print version
EMAIL
previous POST-SOVIET CONFLICT ZONES IN THE CONTEXT OF THE UKRAINIAN CRISIS |
Stefan Meister
КОГДА «БРАТ» НА ПОРОГЕ |
Богдана Костюк
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.