ISSUE 2-2014
STUDIES
Богдан Олексюк Игорь Тышкевич Эльхан Шахиноглу
RUSSIA AND CHINA
Елена Самойлова Марина Тригубенко
OUR ANALYSES
Stefan Meister
REVIEW
Михаил Видейко
APROPOS
Богдана Костюк


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
РОССИЙСКО-УКРАИНСКАЯ ВОЙНА.
ЧТО ДАЛЬШЕ?
By Богдан Олексюк | эксперт Института открытой политики, Украина | Issue 2, 2014

Позднее прозрение

Военное время заставляет нас занимать предельно четкую позицию, определяться – твоя Родина СССР/Россия или Украина, заставляет делить людей на своих и врагов. Нарастающее в последние месяцы противостояние, постоянное чувство угрозы, информационная война заменили у многих рациональное мышление эмоциональными стереотипами. Оставаться объективным наблюдателем, а тем более толерантным к чужим в такой ситуации становится вряд ли возможно.

С началом фактической оккупации украинской территории российской армией многие жители Украины пережили шок. «Как это возможно, родные ведь люди?» В первую очередь, так считали этнические русские, а также жители восточных и южных областей, ориентированные на Россию.

В то же время для другой части украинцев интервенция России в Украину не стала такой уж большой неожиданностью. Большинство жителей Западной Украины помнит репрессии 1939-1941 годов и послевоенных лет. Они хорошо понимают, какой невосполнимой потерей для империи стало отделение Украины в 1991 году, а также то, что Россия любыми методами будет препятствовать переориентации Украины на Запад. Ведь достаточно хотя бы немного знать историю, чтобы осознать, что главной угрозой для независимой Украины была и остается Россия.

Это же всегда понимали поляки, чехи, балтийские народы. Закономерно, что, опасаясь агрессии со стороны Российской Федерации, первой    заботой после обретения реальной независимости эти государства    сделали обеспечение своей безопасности путем вступления    в НАТО.

Однако этого до последнего времени не понимало большинство жителей Украины, находящееся    под влиянием российских либо пророссийских СМИ. Не способствовала пониманию реальных угроз и государственная политика. Военная доктрина Украины предусматривала нейтралитет, а Российская Федерация была одним из стратегических партнеров Украины.

Прозрение наступило неожиданно. Такого подъема патриотизма, который наблюдается последнее время в Украине, за годы независимости еще не было. В моде национальные вышитые сорочки, часто на улицах можно увидеть молодых людей с украинским флагом, на многих автомобилях украинские флажки, а выпускники на своих вечерах с воодушевлением поют гимн Украины.

Первая волна политической активизации молодежи произошла благодаря Евромайдану. Оказалось, что молодым людям совсем не безразлично, какое геополитическое будущее для них определит власть.

Второй волной стал уже протестный Майдан, окончившийся горькой победой, одержанной ценою жизни сотни активистов.

И практически без паузы наступила третья волна, мобилизовавшая всех сознательных граждан Украины, вызванная военной агрессией Российской Федерации – сначала оккупация Крыма, затем война на востоке страны, а также диверсии и провокации в южных областях.

Некоторые причины конфликта в Донбассе

Исходя из собственной системы ценностей, многие жители Донбасса и Крыма были уверены в неотвратимости наказания, мести за их участие в защите режима Януковича и за поддержку антимайдана. После неожиданной для них победы Майдана и бегства руководства страны во главе с Януковичем они в панике ожидали расправы и террора. Поэтому возможность получить защиту от могучего восточного соседа вызвала у одних энтузиазм, у других - сдержанную поддержку.

Одним из главных аргументов людей, выходивших на протестные акции в Донецкой и Луганской области, было утверждение, что киевская власть их не слышит. Но после захвата территории боевиками, взявшими под свой контроль теле- и радиопередающие станции, первым делом были отключены украинские информационные каналы и радиостанции, а вместо них были включены российские. Таким образом, мантра «Они нас не слышат» обрела прямой смысл, но уже по отношению к жителям Донбасса, не слышащим голоса Киева.

Следует заметить, что вина за нынешнее плачевное состояние украинской армии, за символическую границу с Российской Федерацией, за отсталую экономику Донбасса лежит на ВСЕХ предыдущих правительствах и президентах Украины. Сейчас очень удобно всю вину валить на Януковича и его «семью», но, объективно, региональные проблемы на Донбассе, как и плачевное состояние всей украинской экономики, – результат многолетней бездарной политики имитации реформ в Украине. Это результат правления элит, зависимых от Кремля, главным приоритетом которых было быстрое собственное обогащение.

В том, что конфликт в Восточной Украине приобрел нынешний масштаб, также в большой степени виновна сама украинская власть. Сначала, во время первых провокаций в Крыму, была проявлена преступная бездеятельность и пассивность центральной власти и военного командования, приведшая в результате к потере Украиной автономной республики. Впоследствии вялая реакция Киева на преступные действия сепаратистов в Донецкой и Луганской областях дала им возможность захватить оружие и стратегические объекты, отвоевать которые Украине стоило и еще может стоить большой крови.

По-видимому, руководство Украины было вынуждено прислушиваться к советам западных союзников. Но если интересы государства требуют принятия быстрых и решительных мер, то каждый государственный деятель обязан проявить твердость характера и готовность взять ответственность на себя.

Странно, что до этого времени вещи не называются своими именами. От российского вмешательства уже погибли сотни граждан Украины, часть ее территории оккупирована Российской Федерацией, а дипломатические отношения между странами не разорваны, сотрудничество между    ВПК полностью не остановлено, а войну на востоке страны и дальше называют антитеррористической операцией.

Одна из возможных причин российской агрессии - энергетическая составляющая. Опорным пунктом боевиков самопровозглашенной Донецкой народной республики стал город Славянск. По странному стечению обстоятельств как раз окрестности этого города богаты    на залежи сланцев, добычу газа из которых начала компания Royal Dutch Shell. Прогнозные ресурсы Юзовской площади (Харьковская и Донецкая обл.) оцениваются в 4,054 трлн. куб. метров газа.

По сообщению Bloomberg со ссылкой на главу финансового подразделения компании Саймона Генри, в начале июня Royal Dutch Shell приостановила разведку месторождений сланцевого газа на востоке Украины из-за опасения за безопасность сотрудников и объявила, что выходит из проекта[1].

Известно, что добыча сланцевого газа в Украине и других европейских странах представляет серьезную угрозу газовой монополии России в Восточной и Центральной Европе. Большие запасы сланцевого газа в Украине и Польше предвещают конец идеи создания энергетической империи, которая на протяжении последнего десятилетия была фактически идеей возрождения Российской империи.

Поэтому в то, что территориальное совпадение месторождений сланцевого газа и наибольшей активности боевиков случайно, не очень-то верится.

Текущий момент

События на Донбассе подтверждают выводы экспертов о том, что классические войны с регулярными армиями и с масштабными операциями уходят в прошлое. На смену им приходят гибридные войны, состоящие из провокаций, мятежей, организации и забрасывания диверсионных и террористических групп, вооруженных столкновений между частными армиями. Как показывает опыт, противостоять им может только вооруженное ополчение гражданского общества и национальная гвардия.

Концепция нового способа ведения войны – террористическая война с помощью дешевой массовой силы, нанимаемой на месте и в сопредельных государствах (proxy war). Террористические армии оказываются сравнительно дешевыми и эффективными. И, что важно, нет возможности нанести ответный удар, поскольку такая армия как бы никому не принадлежит, и наносить удар не по кому. Известны хозяева армии, ее спонсоры, но формально претензии предъявить некому.

Важным компонентом террористической войны является предварительное снижение жизненного уровня жителей соседней страны и создание в ней точек нестабильности, где вялотекущий конфликт позволит проникать через границу, набирать боевиков и раздавать оружие населению. Снижение жизненного уровня, приводящее к снижению стоимости боевиков, развязывание национальной истерии, зомбирующая работа СМИ, спонсирование мятежников и обеспечение их оружием – именно это происходит последнее время в восточных областях Украины.

Кто же воюет на Востоке? Главной организованной силой являются формирования боевиков под командованием офицеров российских спецслужб, в частности Главного разведывательного управления РФ. В их состав входят как военные инструкторы и наемники из России, так и местные добровольцы. С ними свои действия координируют отряды казаков, чеченских кадыровцев и осетин, позволяющих себе при этом обычный грабеж населения и мародерство.

Кроме них на территории Донецкой и Луганской областей появилось множество криминальных бандформирований, целью которых является разбой и грабеж.

Милиция, призванная защищать местное население, либо открыто перешла на сторону сепаратистов и террористов, либо проявляет преступную бездеятельность, боясь навлечь на себя огонь.

Тотальное предательство Родины и нарушение присяги, ставшее почти нормой во время событий в Крыму, теперь уже никого не удивляет. Очевидно, это следствие того, что никто за такие преступления до сих пор не был наказан. В то же время власть постоянно говорит об амнистии для тех, кто сложит оружие и прекратит сопротивление.

Дорого обходится предательство в высших эшелонах военного командования. Армия и почти все силовые ведомства инфицированы агентами российских спецслужб. Исключение составляют разве что формирования, созданные из добровольцев после победы Майдана, такие как Национальная гвардия.

У истоков Донецкой народной республики стояли деятели Партии регионов, за спиной которых – Ринат Ахметов. Однако ситуация быстро вышла из-под их контроля: пришли разрушительные деньги Александра Януковича, вмешались российские деятели типа Глазьева и Жириновского, в предвкушении должностей и денег активизировались местные коммунисты и русские националисты.

Эта гремучая смесь попыталась захватить власть в Донбассе и реализовать крымский сценарий – проникнув в здания органов власти, перехватить управление, взять регион под контроль, провести референдум, пригласить российские войска и занять должности в новом регионе России.

Причем они были настолько уверены в успехе такого сценария, что когда в нужный момент Российские вооруженные силы не пришли «на защиту соотечественников», лидеры сепаратистов заявили, что кремлевское руководство их предало. Теперь же, когда стало ясно, что Россия не придет, ДНР превратилась в фиктивную организацию, которая ничего не контролирует, поскольку реальное влияние и власть в регионе все равно принадлежит людям Ахметова.

Население на территориях, оккупированных боевиками, оказалось лишенным защиты государства, многих гражданских прав, временами оно подвергается обстрелам либо боевиками, либо попадает в зону огня украинских военных.

В июне    на Донбассе начались проблемы с водоснабжением, что несет угрозу эпидемий. По мнению санитарных служб, которые в данное время не имеют возможности осуществлять надзор над подконтрольными боевикам территориями, ситуация в условиях отсутствия водоснабжения на Донбассе может полностью выйти из-под контроля.

В то же время боевики препятствуют восстановлению водоснабжения, обстреливая ремонтные бригады. Очевидно, сепаратисты заинтересованы в доведении ситуации в восточных областях до гуманитарной катастрофы, что дало бы Российской Федерации основания ввести «миротворческие» войска на территорию Украины.

Но такое отчаянное положение подталкивает мирных жителей Донбасса к более решительным шагам. Так, делегация жителей Славянска обратилась к вожаку террористов Гиркину с требованием убираться из города. Гиркин ответил категорическим отказом. В Луганске распространяются листовки, в которых жители города также просят террористов и диверсантов покинуть город и не прятаться за спинами мирных граждан. Таким образом, то, что вчера люди говорили шепотом, сегодня произносят вслух[2]. Хотя прекрасно понимают, что боевики из «народных республик» за такие вещи могут и расстрелять.

Все большее количество жителей Донбасса понимает, что и украинская власть, и украинское общество мечтают о мире, как и они. Кровопролития жаждут лишь террористы и их хозяева в Кремле. Так постепенно происходит их возвращение в суровую реальность.

Мирный план президента

19 июня Президент Украины Петр Порошенко представил мирный план по урегулированию ситуации на Востоке страны, состоящий из четырнадцати пунктов. На встрече с представителями легитимной власти Донецкой и Луганской областей он отметил важность внесения изменений в Конституцию Украины относительно децентрализации власти и сообщил, что соответствующий проект изменений Основного закона будет направлен на рассмотрение Венецианской Комиссии.

Ключевой элемент – Президент добровольно отказывается от возможности назначать глав областных и районных госадминистраций, проводятся досрочные местные выборы и избранные депутаты формируют местный совет, который, в свою очередь, формирует исполнительный комитет.

Глава государства сообщил, что для восстановления экономики Донбасса вместе с партнерами из Евросоюза разработаны программа создания рабочих мест на востоке Украины с перспективой инвестиций и проект программы по экономической реконструкции региона. Также Президент подчеркнул, что часть общегосударственных налогов должна оставаться в распоряжении местных властей.

Прекращение боевых действий сил антитеррористической операции с 20 по 27 июня с целью дать возможность боевикам сложить оружие многими было воспринято критически. Ведь было понятно, что боевики на это не пойдут, а напротив – используют перемирие для вооружения и нападений на украинские военные части и стратегические объекты. Но прекращение активной фазы АТО также дает возможность довооружиться украинской армии, укрепить границу с Российской Федерацией и перегруппировать силы. Причем символично, что последний день прекращения огня – дата запланированного подписания экономической части договора об ассоциации между Украиной и Евросоюзом.

Согласно плану, российские наемники получили возможность возвратиться живыми в Россию, а украинские сепаратисты – сдать оружие и вернуться к мирной жизни. Боевики же, которые будут продолжать террористическую деятельность, должны быть уничтожены.

Мог ли этот мирный план быть услышан боевиками, у которых на руках много крови и которые заинтересованы в эскалации конфликта и насилия? Приемлем ли этот план руководству Российской Федерации, которая не готова остановить агрессию, поскольку такой шаг будет однозначно расценен большинством ее граждан как поражение России? Вопросы, конечно, риторические.

Под давлением России и Германии Президент Порошенко 27 июня продлил одностороннее прекращение военных действий сил АТО еще на трое суток. Однако, как и в предшествующий период, в эти дни и ночи украинские военные продолжали подвергаться нападениям боевиков. За время перемирия с 20 по 30 июня погибло 27 украинских военнослужащих и еще 69 были ранены[3]. Возмущение общественности и военных возросло настолько, что его нельзя было больше игнорировать, и Президент вынужден был отдать приказ о возобновлении АТО с новой силой.

Очевидно, что Петро Порошенко должен был сделать жест доброй воли жителям Востока Украины и показать мировому сообществу готовность Киева к урегулированию конфликта мирным путем. Также он вынужден вести бесперспективные переговоры с Российской Федерацией по этому вопросу.    Не вести переговоров и не предлагать пусть даже наивных путей к мирному разрешению конфликта руководство Украины не имеет права. Хотя все хорошо понимают, что в этой схватке выиграет сильнейший. Причем не столько в техническом смысле, сколько в моральном. Поскольку правда на стороне Украины, общество объединяется в защиту своей страны. А поддержка демократических государств в нынешнем глобализированном мире также стоит очень многого.

Фактор РФ

Ветераны разведки говорят[4], что российские спецслужбы сейчас разделились на два лагеря. Один выступает за уничтожение Украины, как государства. Путинская пропаганда оказалась настолько эффективной, что профессиональные разведчики и контрразведчики поверили российскому телевидению. Сегодня Кремль не в состоянии принимать адекватные решения – нет информационной платформы. Это очень опасно и для самой России, и для ее соседей, и для всего мира.

Другая группа чекистов категорически против войны. Ее адепты либо считают, что нужно вернуть status quo, либо ограничиться тем, что:

а) Россия получает гарантии невступления Украины в НАТО;

б) Украина признает оккупацию Крыма и в качестве жеста доброй воли ей будет предложено «совместное управление» Крымским протекторатом;

в) «Южмаш» возобновляет программу реанимации российских ракетно-космических сил.

От войны с Украиной Путина также сдерживают прагматично настроенные аналитики спецслужб, которые предупреждают, что в случае вторжения в Украину и принятия соответствующих международных санкций/резолюций Китай войдет в Приамурье. Противостоять этому вторжению Россия будет уже не в состоянии ни технически, ни по людским ресурсам. С высокой вероятностью можно предполагать, что убыточный газовый контракт Путин-КНР – это попытка откупиться от китайцев.

Но в России на полную мощность продолжает работать пропагандистская машина, использующая публицистику психоза. Так, по мнению Виталия Портникова[5], российской журналистики больше не существует. За небольшим исключением, практически все работники российских СМИ сегодня занимаются не журналистикой, а лживой пропагандой ненависти и нетерпимости. И пока эта машина будет продолжать работать, не может быть надежды, что в умах россиян что-то изменится. А соответственно, что изменится политика российского руководства.

В то же время следует понимать, что укрепление границы с украинской стороны малоэффективно без закрытия границы со стороны России. Ведь украинские пограничные войска вынуждены будут постоянно воевать на два фронта, что вряд ли возможно. Здесь следует упомянуть, что в Российской Федерации до этого времени не открыто ни одного уголовного дела за нелегальный переход российскими боевиками государственной границы, а также за нелегальное владение ими огнестрельным оружием.

Перспективы

Наиболее оптимистичным, хотя маловероятным сценарием является прекращение поддержки боевиков со стороны Российской Федерации, быстрое их уничтожение силами украинской армии и реализация мирного плана урегулирования, предложенного Петром Порошенко.

Правда, для воплощения этого плана необходимо не только закрытие границы с Россией, но также полная замена местных властей и милиции, которые массово перешли на сторону сепаратистов, на проукраински настроенных жителей Донбасса и делегированных работников из других областей.

Очевидно, что Донецкая и Луганская народные республики не смогут существовать без двух вещей – российской пропаганды и российского вторжения. Российское телевидение, которое сегодня могут принимать практически все жители Донецкой и Луганской областей, создает виртуальную реальность, в которую верят и сами боевики, и большая часть жителей Донбасса. Вероятность российского вторжения пока сохраняется, и оно может резко усложнить ситуацию для Украины. Но без любого из этих двух факторов ДНР и ЛНР обречены и в скором времени прекратят свое существование.

Второй, более реалистический сценарий – замораживание конфликта в длительный вялотекущий, но ограниченный территориально (что-то наподобие второго Приднестровья). Ведь следует учесть, что для жителей Донбасса, воевавшие на стороне сепаратистов и погибшие отцы, мужья и сыновья навсегда останутся героями. Следовательно, эти жители Восточной Украины вряд ли когда-нибудь будут лояльными гражданами Украины.

Пессимистичный сценарий – распространение террористических актов и военного конфликта на другие области Украины – возможен лишь при мощной поддержке Российской Федерации и пассивной реакции западных союзников Украины.

Реальным сценарием, однако, является и самый пессимистический– превращение конфликта из регионального в глобальный. Будет это третья мировая война    или лишь раздел Российской Федерации - сейчас сложно сказать. Но многое указывает на то, что Украина – это только фигура на шахматной доске большой геополитической игры. Напряжение в отношениях между США и РФ сегодня быстро приближается к той черте, возврата из-за которой не существует.

Перспективы модернизации Украины зависят от того, будет ли эта новая Украина иметь такую территорию, как сегодня, или не будет, считает Ежи Бар – в прошлом посол Польши в Украине, Литве и России, а также бывший шеф Бюро национальной безопасности Польши. «Если окажется, что модернизация будет осуществляться на территории меньшей, чем сегодняшняя Украина, то тогда парадоксальным образом может оказаться, что эта модернизация пойдет побыстрее и вызовы ей окажутся поменьше, потому что отойдет наиболее отсталая часть страны, которой будет заниматься уже Россия (если вообще будет заниматься). А если окажется, что модернизация должна охватить территорию сегодняшней Украины, то есть только без аннексированного Крыма, то тогда мудрости правящей верхушке Украины потребуется еще больше. Ей нужно будет найти в себе мудрость быть хорошим хозяином не только в Киеве, но и в Донецке, и в тех других частях Украины, где модернизация может оказаться еще бóльшим потрясением в экономическом или социальном аспекте»[6].

От успеха Украины сегодня зависит будущий путь развития других республик бывшего Советского Союза. Ведь положительный пример выхода Украины из сферы влияния Москвы вдохновит их искать собственные пути к свободе и процветанию. И этого, очевидно, очень опасаются политики из Кремля.

Сегодня становится ясно, что гибридная война, которую ведет против Украины Российская Федерация, быстро не закончится, поскольку должна привести к победе одну из сторон. Выиграть войну, очевидно, может только сильнейший. Но сила армии заключается не только в техническом и финансовом обеспечении личного состава, а и в его патриотизме, воле к победе, в моральном преимуществе над врагом. Благодаря моральному преимуществу Украина сегодня получает мощную поддержку мирового сообщества, что очень укрепляет ее позицию. И исход этой войны в большой степени зависит от реакции на действия Российской Федерации больших игроков геополитики.


[6] Российско-украинский кризис с точки зрения европейского дипломата. Гефтер. 20.06.2014. (http://gefter.ru/archive/12553 )

Print version
EMAIL
previous КОГДА «БРАТ» НА ПОРОГЕ |
Богдана Костюк
ЛУКАШЕНКО: ИГРА НА ДВА ФРОНТА ИЛИ ПОПЫТКА ВЫРВАТЬСЯ ИЗ БРАТСКИХ
ОБЪЯТИЙ.
|
Игорь Тышкевич
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.