ISSUE 4-2014
INTERVIEW
Богдана Костюк
STUDIES
Отар Довженко Олег Панфилов Александр Скаков
RUSSIA AND THE GREAT WAR
Владислав Голдин Михаил Видейко Максим Оськин Дмитрий Адаменко
OUR ANALYSES
Victor Chirila
REVIEW
Михаил Видейко
APROPOS
Владимир Воронов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
RUSSIA AND THE GREAT WAR
1914-1918: УМЕРЕТЬ ЗА ГАБСБУРГОВ. УКРАИНСКАЯ ВЕРСИЯ
By Дмитрий Адаменко | Украинский центр развития музейного дела, Украина | Issue 4, 2014

В 2014 г. цивилизованный мир отметил 100-летие начала Первой мировой войны — первого наиболее кровавого конфликта ХХ века со времен Наполеоновских войн, закончившихся почти за век до него, в 1815 г. К сожалению, Украина не смогла по известным причинам вместе со всеми вспомнить погибших и пострадавших.

Если Украина и не была участницей «Великой войны» 1914–1918 гг., так как ее тогда еще не существовало на политической карте мира, то украинцы, разделенные между Австро-Венгрией и Российской империей, стали пушечным мясом в борьбе Габсбургов-Лотарингских и Голштейн-Готторп-Романовых. Несколько странно, но почему-то современные украинцы до сих пор уверены, что на фронтах Первой мировой войны с австрийской стороны воевал только добровольческий Легион Украинских Сечевых Стрельцов (Легион УСС)[1]. Впрочем, благодарить за это мы должны советскую пропагандистскую машину, а вернее — советскую цензуру. Ведь украинцы сами не так давно узнали, причем с некоторым удивлением, что часть современной Украины когда-то входила не только в Российскую, но еще и в Австрийскую империи.

Несколько слов о двуединой империи

Как украинцы вообще попали под скипетр Габсбургов? Если с Россией все понятно (Богдан Хмельницкий, Переяславская рада 1654 г. и т.д.), то откуда украинцы в Австрии? Все просто: еще при Первом разделе Польши в 1772 году императрица Мария Терезия предъявила свои законные (со времен венгерских королей XIIIвекa)  права на земли бывшей Галицко-Волынской державы. Таким образом, к Австрийской империи, среди прочего, были присоединены Руське воеводство и окраины Подольского и Волынского. Вместе с юго-восточными польскими территориями из них сделали «Королевство Галиция и Лодомерия». В 1774 году, воспользовавшись русско-турецкой войной, австрийские войска оккупировали северо-западную часть Молдавии, населенную практически поровну украинцами (или, согласно терминологии той эпохи, «русинами») и молдаванами («румынами») и присоединили эти земли к Галиции. В 1849 году эти земли стали отдельной коронной землей под названием «Герцогство Буковина». Закарпатье же вошло в то же Венгерское королевство еще в течение XI–XIII веков.

В 1866 г. Австрийская империя проиграла войну Прусскому королевству — Габсбурги (в первую очередь, в лице императора Франца Иосифа I) встали перед реальной угрозой новой «Весны народов» 1848 г., которая уже чуть не закончилась для них катастрофой. Самыми опасными подданными, склонными к сепаратизму, оставались венгры. На сей случай был найден далеко не оригинальный, но весьма действенный метод — в 1867 году Австрийская империя разделена на две формально независимые части — Австрийскую империю и Венгерское королевство, формально объединенные лишь монархом из дома Габсбургов-Лотарингских. Оба государства делегировали монарху право вести международную политику, для чего кроме общего министерства иностранных дел ему подчинялась и общая армия (плюс общее министерство финансов, которое обеспечивало траты первых двух общих организаций). Во всем остальном Австрия и Венгрия были номинально независимы: у каждой страны был собственный парламент, который принимал законы и распределял бюджет (в том числе, и общий на общие органы власти, упомянутые выше: Австрия — 63,6%, Венгрия — 36,4%), собственные органы государственного управления, собственные армии (в Австрии — ландвер со своим резервом ландштурмом, в Венгрии — гонвед со своим ополчением), включая министерства обороны и генеральные штабы, другие органы государственного и местного самоуправления.

Таким образом, получалось, что в «двуединой монархии» — Австро-Венгрии — была «триединая армия»: общая могла использоваться за границей, а ландвер и гонвед были призваны (заметим, что лишь «на бумаге») обеспечить ее оборону. Это были равноправные, однако далеко не равнозначные вооруженные силы — общая армия была намного больше и ландвера, и гонведа. Только в ее составе кроме сухопутных сил существовали ВМФ, ВВС, инженерные и обозные войска. Зато ландвер и гонвед легче финансировались, так как парламентам отдать деньги своим солдатам проще и приятнее, чем отправлять «куда-то наверх». Поэтому ландвер и гонвед лучше снабжали, они первыми «примеряли» на себя военные новинки, первыми получали новейшее вооружение[2]. В общем, и венгерский национализм был удовлетворен, и Габсбурги сохранили трон.

В 1910 году была проведена последняя в жизни Австро-Венгрии перепись населения (а таковые проводили каждые пять лет). Согласно ей в обеих частях двуединой монархии проживало 51 390 223 человека. Среди национальностей наибольшими были группы австрийских немцев (23,5%) и венгров (19,5%). Вместе они составляли 43% населения объединенных государств. За ними следовали славяне — 47%, которые делились на чехов (19,5%), поляков (9,9%), русинов-украинцев (8%), хорватов (6,4%), сербов (5%), словаков (3,9%) и словенцев (2,5%). Затем следовали румыны (6,5%) и итальянцы (1,5%). Евреев (правильно будет сказать «иудеев», так как выкрестов, как правило, при переписях населения записывали в одну из коренных национальностей), как отдельную нацию, не рассматривали. В двуединой монархии официально были признаны 11 языков. Кстати, в том числе, и… идиш!

В Австрийской империи (оригинальное название — «Королевства и земли, представленные в имперском парламенте») украинцы (официальное название – «русины») преимущественно проживали в Восточной Галиции в сельской местности и составляли большинство на территориях от границы с Российской империей до реки Вислока на запад от Пшемысля-Перемышля —  в целом, 43% населения Королевства Галиция и Лодомерия. В Герцогстве Буковина большинством были молдаване, но украинцы были второй за ними национальностью — 42%. Все вместе они составляли 13% населения Австрийской империи[3]. Маленькое Закарпатье дало всего 2% украинцев от населения Венгерского королевства (официальное название последнего — «Земля венгерской короны Святого Стефана»).

Формирование армии

Австро-венгерская армия, в соответствии с новейшими тогда веяниями в военной науке, формировалась на основе территориальной системы. Это означало, что население какой-либо территории призывали в армию в строго определенные воинские части. И, например, если военнообязанный мужчина уезжал на постоянное место жительства в другую часть Австро-Венгрии, он был обязан там встать на воинский учет и, в случае призыва на воинскую службу, его оттуда отправляли в часть, к которой он был приписан.

К 1914 году вся империя была разделена на 16 корпусных округов. В пределах одного такого округа дислоцировался один армейский корпус (высшее соединение австро-венгерской армии), включавший в себя все рода оружия. Номер армейского корпуса совпадал с номером корпусного округа. В пределах одного округа проводились наборы призывников для пополнения расквартированных там подразделений корпуса. Таким образом, какая-либо воинская часть формировалась постоянно из одной местности. Следовательно, украинцы были представлены во всех родах оружия австро-венгерских сухопутных войск.

Для пополнения пехоты общей армии территория империи перед войной была разделена на 109 округов пополнения. Для обеспечения нижними чинами пехоты ландвера Австрийская империя была поделена на 39 округов, а пехоты гонведа —Венгерское королевство - на 94 батальонных участка гонведа. Другие рода войск (кавалерия, артиллерия, инженерные войска и обоз) пополнялись из нескольких полковых округов сразу. Для пополнения флота имелись 3 специальных округа, а в случае недобора по каким-либо причинам существовали еще два, одним из которых была Галиция[4].

В собственном округе пополнения в подразделениях общей армии были расквартированы, как правило, только один батальон плюс батальон депо, в котором проходили первую подготовку призывники, находились полковые тыловые службы и склады имущества. Остальные батальоны или компактно находились в других частях Австро-Венгрии, или вообще были разбросаны по гарнизонам. Это делалось специально — новобранца, а затем и солдата надо было оторвать от привычной ему среды, поместить в незнакомое (а иногда и враждебное!) окружение, тем самым, с одной стороны, оградить от влияния собственных националистов, а с другой, — дать возможность применить для полицейских акций. Зато части ландвера и гонведа дислоцировались в местах своего формирования.

Служебным языком (так называемый, «Kommandoschprache») подразделений, набранных в Австрийской империи, разумеется, был немецкий. В Венгерском королевстве — венгерский. В хорватско-словенском гонведе — сербо-хорватский. Однако на практике многие части уставов, предписаний, регламентов и инструкций приходилось переводить на все языки империи (на так называемый, «Regimentsprache») - это при условии, что не менее 1/5 военнослужащих подразделения говорит на своем национальном языке. Поэтому в австро-венгерских вооруженных силах были как моноязычные, так и биязычные, и даже мультиязычные подразделения. Чтобы командовать этим «вавилоном», офицеры были обязаны учить еще и один из «полковых языков» (именно так дословно переводится «Regimentsprache») [5].

Пехота

Пехота была основной ударной силой австро-венгерской армии. Все остальные рода войск были призваны обеспечить ее потребности. Согласно боевому уставу пехота должна была уметь с марша и без поддержки вспомогательных частей вступать в бой. Солдат обучали метко стрелять, и устав требовал от офицеров пояснять им, что в отступлении потери больше, чем в обороне или даже в атаке. До 1912 года срок службы в пехоте общей армии составлял три года, а потом был сокращен до двух, как в ландвере и гонведе.

Русины-украинцы проходили службу в 19 пехотных полках общей армии[6]  (здесь и далее даются условные цифры, причины чего будут объяснены ниже):

  • 9-й пехотный полк фельдмаршала графа Шарля Иосифа Клерфе де Круа (75% личного состава нижних чинов) из Стрыя (здесь и далее под географическим пунктом подразумевается дислокация батальона депо);
  • 10-й короля Швеции Густава V (45%) из Перемышля;
  • 15-й генерала от инфантерии барона Фридриха фон Гёрги (55%) из Тернополя;
  • 20-й принца Прусского Генриха (10%) из Нови-Санч (теперь в Польше);
  • 24-й генерала кавалерии Генриха Кюммера фон Фалькенфельда (80%) из Коломыи;
  • 30-й генерала от инфантерии Франца Шёдлера (40%) из Львова;
  • 41-й генерала кавалерии эрцгерцога Евгения (30%) из Черновцов;
  • 45-й фельдмаршал-лейтенанта эрцгерцога Иосифа Фердинанда (47%) из Санок (теперь в Польше);
  • 55-й короля Черногории Николая I Петровича Негоша (95%) из Бережан;
  • 58-й полковника эрцгерцога Людвига Сальватора (72%) из Станислава (теперь Ивано-Франковск);
  • 65-й генерала от инфантерии эрцгерцога Людвига Виктора (25%) из Мукачево;
  • 66-й генерал-майора эрцгерцога Петера Фердинанда (30%) из Ужгорода;
  • 77-й герцога Вюртембержского Филиппа (75%) из Самбора;
  • 80-й великого герцога Саксен-Веймар-Айзенах, герцога Саксонского Вильгельма (65%) из Золочева;
  • 85-й генерала кавалерии Иосифа Гаудернака фон Кис-Деметр (45%) из Мараморошсигет (теперь Сигету-Мармацией на севере Румынии);
  • 89-й генерала от инфантерии Евгения фон Альбори (70%) из Городка-Ягелонского;
  • 90-й генерала от инфантерии Адольфа Горзетски фон Горнталь (20%) из Ярослава;
  • 95-й генерала от инфантерии Германа Кёвеш фон Кёвешгаза (65%) из Чорткова.

Ближе к концу Великой войны, в 1917 году, пехота общей армии претерпела реорганизацию — у полков отобрали четвертые батальоны и, соединив их по три, создали новые полки. Таким образом, украинцы вошли еще в семь вновь созданных полков: 109-й (63%), 110-й (17%), 115-й (67%), 124-й (59%), 125-й (18%), 130-й (62%) и 134-й (точных данных нет).

Кроме того, украинцы были представлены еще и в 10 пехотных полках ландвера (с 1917 г. были переименованы в «стрелковые») и гонведа:

  • 18-й пехотный полк ландвера (47%) из Перемышля;
  • 19-й (40%) из Львова;
  • 20-й (70%) из Станислава;
  • 22-й (30%) из Черновцов;
  • 32-й (10%) из Нови-Санч;
  • 33-й (75%) из Стрыя;
  • 34-й (20%) из Ярослава;
  • 35-й (65%) из Золочева;
  • 36-й (80%) из Коломыи;
  • 11-й пехотный полк гонведа (25%) из Мукачево.

В пехоте общей армии существовала также собственная пешая разведка, которая была организована в отдельные батальоны полевых егерей. Украинцы воевали в шести из них: 13-м (36% личного состава), 14-м (45%), 18-м (40%), 27-м (30%), 30-м (70%) и 32-м (70%).

Кавалерия

Кавалерия в австро-венгерской армии выполняла функции разведки, авангарда и связи. Абсолютно условно она была разделена на драгун (набирали в северной, центральной и южной частях Австрийской империи), улан (из Западной и Восточной Галиции) и гусар (Венгерское королевство). В национальных армиях существовали уланские полки ландвера (в 1917 г. переименованы в «конных стрелков») и гусарские - гонведа. Срок службы в кавалерии составлял три года.

Украинцы служили и воевали в одном драгунском, шести уланских полках общей армии и двух уланских полках ландвера[7]:

  • 9-й драгунский полк фельдмаршала эрцгерцога Альбрехта (29% личного состава) был единственным исключением из правил — его набирали из жителей Восточной Галиции и Буковины, его полковое депо располагалось в Коломые;
  • 3-й уланский фельдмаршала эрцгерцога Карла (26%) из Городка-Ягелонского;
  • 4-й императора Франца Иосифа (65%) из Львова;
  • 6-й императора Иосифа II (40%) из Перемышля;
  • 7-й наследника австрийского престола генерала кавалерии эрцгерцога Франца Фердинанда (72%) из Львова;
  • 8-й уланский генерала кавалерии графа Карла Ауерсперга (80%) из Станислава;
  • 13-й уланский генерала кавалерии Эдуарда фон Бём-Эрмоли (55%) из Злочева;
  • 1-й уланский полк ландвера (65%) из Львова;
  • 3-й (26%) из Жешува (теперь в Польше).

«Царица полей» - артиллерия

Австрийская артиллерия всегда могла похвастаться своими кадрами, что, к сожалению, нельзя сказать о ее материальном обеспечении. Во-первых, в артиллерию отбирали призывников с образованием, способных к быстрому устному счету. Во-вторых, в предвоенный период срок службы артиллеристов оставался 3 года, что давало лишний год обучения.

Украинцы служили в шести полках полевой артиллерии, двух гаубичной, в трех дивизионах тяжелых гаубиц, в двух дивизионах конной артиллерии, двух горно-артиллерийских полках, одном полку крепостной артиллерии, двух ландверных дивизионах полевой и двух ландверных дивизионах гаубичной артиллерии[8]:

  • 28-й полк полевой артиллерии (60% личного состава) из Перемышля;
  • 29-й (20%) из Ярослава;
  • 30-й (66%) из Перемышля;
  • 31-й (69%) из Станислава;
  • 32-й (55%) из Львова;
  • 33-й (43%) из Станислава;
  • 10-й гаубичный полк (24%) из Перемышля;
  • 11-й генерал-майора барона Иосифа фон Смола (52%) из Львова;
  • 10-й конно-артиллерийский дивизион (36%) из Ярослава;
  • 11-й (57%) из Львова;
  • 1-й тяжелый гаубичный дивизион (21%) из Кракова;
  • 10-й (46%) из Перемышля;
  • 11-й (46%) из Кракова;
  • 10-й полк горной артиллерии (46%) из Перемышля;
  • 11-й (48%) из Станислава;
  • 3-й полк крепостной артиллерии (50%) из Перемышля;
  • 43-й дивизион полевой артиллерии ландвера (55%) из Львова;
  • 45-й (60%) из Перемышля;
  • 43-й гаубичный дивизион ландвера (55%) из Львова;
  • 45-й (60%) из Перемышля.

Инженерные и прочие войска

Инженерные войска были такими же профессионалами высокого уровня, как и артиллеристы, хотя служба в них была, как и в пехоте общей армии, — сначала три года, а с 1912 г. — два. Инженерные войска были разделены на саперные и пионерные батальоны. Первые занимались всеми полевыми фортификационными сооружениями, а вторые — наведением переправ (в том числе, и понтонных, строительством легких мостов). Процент национальностей в них постоянно менялся, так как туда в первую очередь отбирали людей с законченным средним образованием, способных считать в уме, а не старались соблюсти пропорциональный принцип формирования. Украинцы были представлены в двух саперных и двух пионерных батальонах, которые имели нумерацию по номеру армейского корпуса, в который входили: два 10-х (Перемышль) и два 11-х (Львов).

Обоз был наиболее отсталым родом войск общей армии — туда предпочитали брать крестьян, знакомых с гужевым хозяйством, привыкших быть около лошадей и не проявлявших особой смекалки. Украинцы входили в состав двух обозных дивизионов — 10-го (30% личного состава) и 11-го (48%), которые обслуживали потребности двух корпусов — перемышльского и львовского. Во время Первой мировой войны обоз проявил себя «во всей красе» и, в конце концов, в 1917 году был полностью реорганизован в 266 автоколонн и 755 обозных транспортов. При этом принцип территориального формирования был утерян.

В санитарные войска брали людей с медицинской подготовкой, и поэтому никакого национально-территориального принципа при их формировании не соблюдалось.

Как мы видим, украинцы были представлены практически во всех родах войск всех трех частей вооруженных сил Австро-Венгрии, а не только в добровольческом Легионе УСС, который возник только в 1914 г. И который, к тому же, так никогда не достиг полного штатного состава —он состоял всего из двух с половиной батальонов. Но для нас его ценность в ином: он не только представлял собой воинскую часть из наиболее прогрессивной украинской национальной молодежи, но и состоял из добровольцев, вообще освобожденных от воинской службы[9].

Украинцы-русины и императорская армия

Чтобы понять неточность цифр в определении национального состава частей, нужно быть знакомым с системой призыва в вооруженные силы[10]. На призывном участке все прибывшие тянули жребий из фишек лото — выпавшие номера формировали из них очередь. Медицинская комиссия отсеивала непригодных к военной службе, определяла «частично годных», которых сразу зачисляли в резерв, некоторые становились «временно негодными» с отсрочкой призыва до выздоровления. Потом призывная комиссия определяла освобожденных от воинской службы по социально-экономическому положению (священников и семинаристов, преподавателей народных школ, владельцев мизерных паев земли, с которых кормилась семья не менее пяти душ, единственных кормильцев в семье).

Как мы понимаем, очередь редела. Далее рассматривались присланные из воинских частей квоты на пополнение: первые в очереди отправлялись на действительную воинскую службу в общую армию, следующие за ними — в ландвер или гонвед, а все оставшиеся автоматически зачислялись в резерв. Поэтому сколько человек какой национальности прибыли на службу, и как и по какому национальному признаку их надо объединить, становилось понятным уже только в части. Поэтому пусть и незначительно, но национальный процентный состав колебался год от года (призыв осуществляли раз в году летом).

Когда же началась война, и призвали всех резервистов, получивших отсрочку, и «условно годных», ни о какой, хотя бы приблизительной, национальной пропорции речи больше быть не могло. Все определялось национальным составом территории, с которой был осуществлен призыв, благо с 1910 года он мог поменяться несущественно.

Все сказанное выше касается только нижних чинов. Другое дело офицеры — среди них украинцы были представлены в числе аутсайдеров[11]. Причин для этого было несколько.

Во-первых, общий низкий уровень образования среди украинцев. Справедливости ради стоит отметить, что на таком же уровне находилось население Хорватии, Далмации, некоторых румынских регионов Венгрии, Гориции, Тироля и Форарльберга. Но знаем ли мы много военачальников оттуда? (Пожалуй, единственным исключением может быть Хорватия. А Тироль и Форарльберг вообще обладали особым статусом в империи Габсбургов). Украинцы были еще только формирующейся нацией без национальных элит, преимущественно аграрным населением, среди которого наличие образования или, даже, грамотность, были совсем необязательными. В мирное время побороть неграмотность даже была призвана армия, в которой для неграмотных первого года службы устраивали специальные школы.

Во-вторых, украинское сельское население видело верх жизненной карьеры в парафиальном священнике греко-католической или православной церкви. Поэтому пределом мечтаний было отдать ребенка в семинарию. Тем более что в отличие от католической церкви, священники греко-католической и православной делятся на «белое» и «черное духовенство» — первому разрешено иметь семью, а значит, и вести привычный, но более привилегированный уклад жизни.

В-третьих, украинская городская элита больше надежд связывала с гражданской жизнью и даже государственной службой, поэтому выбор скорее падал на гражданский ВУЗ, чем на военное училище. А чтобы обезопасить себя от прохождения действительной военной службы нижними чинами, предпочитала проходить службу на правах «однолетних добровольцев», что, в конце концов, приносило им звание офицера резерва.

«В - третьих с половиной», государство могло предложить человеку с высшим образованием очень привлекательные условия службы в армии военным чиновником. Поэтому среди военных юристов, медиков и ветеринаров мы можем найти гораздо больше украинцев, чем среди строевых офицеров. Например, ни один украинец так и не стал австро-венгерским генералом, а вот Ярослав Окуневский возглавил военно-медицинскую службу военно-морского флота (его чин соответствовал адмиралу флота). Или Виктор Павленко, ушедший в отставку из военно-судебного ведомства в звании, эквивалентном генералу.

В - четвертых, среди украинцев с достатком, которые могли дать ребенку приличное образование, вообще было предубеждение перед службой строевым офицером. Об этом, в частности, пишет в своих мемуарах майор СтепанШухевич. Почему-то считалось, что пусть лучше мальчик станет офицером запаса, чем строевым. Потому что, мол, в случае войны первыми погибнут именно последние, а вот вторые придут им на замену, а значит, останутся в живых. Разразившаяся война доказало совершенно обратное: на фронт попали именно офицеры запаса, которые понесли ужасающие потери, а вот строевые офицеры наоборот, как правило, оставались в тылу, чтобы готовить первых к отправке в бой.

Как и в мирное время, офицерский корпус насчитывал мало украинцев, что сказалось и в разразившейся после падения монархии Габсбургов гражданской войне. Ни одному украинцу так и не удалось подняться выше категории штаб-офицера[12].

Родственник правивших Габсбургов, младший сын претендента на польский престол (в австрийском послевоенном проекте обустройства Восточной Европы) эрцгерцога Карла Стефана, эрцгерцог Вильгельм после окончания Военной академии Марии Терезии в 1915 году получил назначение в 13-й уланский полк общей армии. Он и раньше был знаком с украинцами, что стало поводом к разногласиям с отцом-полонофилом. Но именно среди улан Вильгельм получил доказательства простодушия и одновременно героизма украинских солдат[13].

В Первой мировой войне украинцы проявили себя стойкими, преданными государю императору солдатами. Они воевали на всех фронтах габсбургской монархии, кроме Турецкого (туда отправили артиллерийскую осадную батарею и автоколонну) и Западного (там в 1914 г. воевала тоже осадная артиллерия, а в 1918 г. отправили XVIII корпус).

Война после войны

Фронтовики-украинцы из армии Габсбургов приняли активнейшее участие в политической жизни и создании независимой Украины в 1918 году. На начальном этапе гражданской войны УГА –Украинская Галицкая армия была, в основном, представлена бойцами запасных батальонов австрийских частей, которые дислоцировались в Восточной Галиции. Правда, стоит помнить, что они только частично были украинскими, остальные — преимущественно, польскими (?). Зимой 1918/1919 гг. УГА пополнили ветераны австро-венгерской армии, возвращавшиеся как с фронтов,  так и из русского плена домой.

Весной УГА насчитывала 65 000 человек, в начале лета выросла до 70–75 000. Судьба УГА, как и ЗУНР – Западно-Украинской республики - драматична.   После проигрыша полякам на Центральную Украину в середине лета отступили 50 000 человек. Дальше армия, лишенная базы пополнения личным составом, терзаемая болезнями и боями, только таяла. В январе 1920 г. в ее рядах было всего около 20 000 бойцов, а в апреле — 18 000[14]. Но это уже другая история и другая война.

 ****

В целом, рядовые украинцы в австро-венгерской армии показали себя с лучшей стороны. И не их беда, что отсталая политико-экономическая и социально-национальная системы монархии Габсбургов развалились, не выдержав тягот тотальной войны. Но пренебрежение образованием вообще и высшим военным, в частности, показало, что украинцы были еще не готовы самостоятельно выйти на международную политическую арену. Плюс, конечно же, им еще и «не повезло», так как они попали в жернова между польским государством, возвращавшим себе независимость в этнических пределах, Советской Россией, бредившей мировой революцией, и «белым движением», озабоченным сохранением «единой и неделимой» России в прежних границах. А то, что с соседями могло и «просто повезти», доказывает пример Чехословакии, которая после выхода из Австрийской империи (Богемия, Моравия и Силезия) и Венгерского королевства (Словакия), попала в число стран-победителей, безболезненно забрала спорную с Польшей Тешинскую область, пока поляки отбивались на двух фронтах, и… беззвучно канула в Лету в 1938 году.

Поэтому будем помнить всех, сложивших на войне свою голову, как за Габсбургов, так и за будущую Украину. Всех, кто не дрогнул в бою и выполнил свой долг до конца.


[1] Немало тому способствовал и украинский «военный фольклор», воспевавший именно «сичевых стрельцов» - взять к примеру ту самую «Красную калину», впоследствии ставшей (с измененным текстом) песней УПА- Украинской повстанческой армии
[2] Адаменко Д.В. История государства Габсбургов — http://austro-hungary.iatp.org.ua
[3] Вооруженные силы Австро-Венгрии. Часть I. Организация, мобилизация и состав вооруженных сил (По данным к 1 января 1912 г.). — СПБ: Военная типография, 1912. — 354 с.
[4] Прищепа С.В. Вооруженные силы Австро-Венгерской империи. Часть 1. // Сержант, 2000, № 4 (17), С. 3–13;Вооруженные силы Австро-Венгрии. Часть I. Организация, мобилизация и состав вооруженных сил (По данным к 1 января 1912 г.). — СПБ: Военная типография, 1912.
[5] Прищепа С.В. Вооруженные силы Австро-Венгерской империи. Часть 1. // Сержант, 2000, № 4 (17), С. 3–13.
[6] Прищепа С.В. Вооруженные силы Австро-Венгерской империи. Часть 2. // Сержант, 2001, № 3 (20), С. 43–48; Вооруженные силы Австро-Венгрии. Часть I. Организация, мобилизация и состав вооруженных сил (По данным к 1 января 1912 г.). — СПБ: Военная типография, 1912; Allmayer-Beck J. Die K. (u.) K.-Armee, 1848–1914. — Bertelsmann Verlag: München–Wien, 1974. — 256 s; Rumpler H., Seger M. Die Habsburgermonarchie 1848–1918, Band IX/2: Soziale Strukturen. Die Gesellschaft der Habsburgermonarchie im Kartenbild. Verwaltuns-, Sozial- und Infrastrukturen. Nach dem Zensus von 1910. Wien: VÖAW, 2010. — S. 177; Schematismus für das kaiserliche und königliche Heer und für die kaiserliche und königliche Kriegsmarine für 1918. — Wien, dezember 1917. — S. 224; Адаменко Д. Императорский и королевский военный мундир: 1914 г. — К.: 2011. — 128 с.
[7] Адаменко Д.В., Прищепа С.В. Кавалерия австро-венгерской армии. // Сержант, 2002, № 3 (24), С. 3–14; Вооруженные силы Австро-Венгрии. Часть I. Организация, мобилизация и состав вооруженных сил (По данным к 1 января 1912 г.). — СПБ: Военная типография, 1912; Allmayer-Beck J. Die K. (u.) K.-Armee, 1848–1914. — Bertelsmann Verlag: München–Wien, 1974.
[8] Адаменко Д.В., Прищепа С.В., Широкорад А.Б. Артиллерия австро-венгерской армии. // Сержант, 2004, № 1 (28), С. 41–48;Вооруженные силы Австро-Венгрии. Часть I. Организация, мобилизация и состав вооруженных сил (По данным к 1 января 1912 г.). — СПБ: Военная типография, 1912; Allmayer-Beck J. Die K. (u.) K.-Armee, 1848–1914. — Bertelsmann Verlag: München–Wien, 1974.
[9] Адаменко Д.В. История государства Габсбургов — http://austro-hungary.iatp.org.ua
[10] Адаменко Д.В. История государства Габсбургов — http://austro-hungary.iatp.org.ua
[11] Адаменко Д.В., Прищепа С.В. Командный состав вооруженных сил Австро-Венгрии. // Сержант, 2002, № 1 (22), С. 5–12.
[12] Вот поэтому, начиная с 1918 года, как в войне со Второй Речью Посполитой с одной стороны, так и с Белой и Красной армиями с другой, Галицкая Армия (сначала Западной Украинской Народной Республики (ЗУНР), а затем после соединения с УНР в январе 1919 г. Западной Области Украинской Народной Республики (в литературе эту армию принято называть «Украинская Галицкая армия» — УГА) имела наименьшее соотношение офицеров и рядовых — 2,4% (для сравнения: в той же польской армии эта цифра достигала 5% вообще и 7% на фронте). И это несмотря на то, что в армию к украинцам нанялось много офицеров-иностранцев, бывших военнослужащих как австро-венгерской, так и российской армии. В том числе, и таких высокопоставленных, как, например, бывший российский генерал-квартирмейстер I армии Александр Греков. Подробнее: Стецишин О. Ландскхнехти Галицької Армії. — Львів: Часопис, 2012. — 480 с.
[13] На долгие годы эрцгерцог стал представителем украинцев в Европе и сгинул в 1948 году в следственной тюрьме НКВД в Киеве.
[14] Українська Галицька Армія. // Енциклопедія Українознавства. Т. 9. Перевидання в Україні. — Львів: 2000 (Ретпринтне відтворення видання 1955–1984 років) — С. 3343-3347; Шанковський Л. Українська армія під час перших визвольних змагань 1917–1921 рр. // Шанковський Л. Українська армія в боротьбі за державність. — Мюнхен, 1958. – С. 24–48.

 

Print version
EMAIL
previous РОССИЙСКАЯ ИМПЕРАТОРСКАЯ АРМИЯ В НАЧАЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ |
Максим Оськин
MOLDOVA: WHAT NEXT? |
Victor Chirila
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.