ISSUE 1-2005
INTERVIEW
Томаш Урбанец Александр Куранов
STUDIES
Zdenka Vagnerova Pavel Vitek
RUSSIA AND CIS
Alexander Lengauer Ярослав Шимов Ярослав Шимов  & Павел Вензера
OUR ANALYSES
Ярослав Шимов
REVIEW
Зденка Вагнерова Зденка Вагнерова
APROPOS
Владимир Воронов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
APROPOS
ЮБИЛЕЙНЫЕ ИГРЫ: НЕПРАЗДНИЧНАЯ ПОБЕДА
By Владимир Воронов | журналист, Российская Федерация | Issue 1, 2005

     В России 9 мая – большее, чем просто торжество по случаю завершения Второй мировой войны в Европе. Причем, с каждым годом отношение к этому празднику обычных россиян и власти отличаются все разительнее. Чем эпохальнее старается отметить очередной день Победы Кремль, тем спокойнее и, даже сказал бы, равнодушнее относятся ко всему этому мои соотечественники. В немалой степени это, безусловно, естественный процесс: тех, кто реально сражался 60 лет назад, уже немного. И большинство воспринимает это уже как очень дальнюю историю, почти не ощущая никакой личной причастности к ней.

Имперская забава
     Да и сложно разделить показной кремлевский восторг, видя, сколь равнодушна на самом деле к ветеранам войны нынешняя власть, вспоминающая об их нуждах исключительно в юбилейные годы и не более, чем на пару недель. Меня, например, как и многих, просто стали раздражать чиновники и политики, вышагивающие с венками к Вечному огню с таким видом, словно именно они водрузили знамя над рейхстагом, причем только что. Это проявлялось и до Путина, но именно при нем чиновная масса стала вести себя так, словно эта победа завоевана именно... нынешним Кремлем, и никем более! И любимый народный праздник вновь стал обретать свинцовые имперские черты, ставшие характерными для него в брежневскую эру. Порой даже кажется, что еще немного и обитатели Кремля вновь станут награждать себя орденами за победу в войне, когда их еще и не было на свете. Хотя, конечно же, публика в своей массе ничего не имеет против пышных салютов, уличного веселья и затяжных выходных. Не более, поскольку имперскую составляющую торжества пока еще воспринимает прохладно: в этот день пристойнее все же поминать ушедших, нежели упиваться былой советской мощью. Хотя, быть может, сдержанность эта – еще и оборотная сторона многолетней девальвации праздника, выхолащивания его сути ради сиюминутных конъюнктурных игр на политическом поле.
     Отмечать день Победы именно так, как это и принято ныне – с потрясающей помпой, пышностью, под неистовые фанфары – стали при Леониде Брежневе. Благо повод к тому у Леонида Ильича образовался изумительно удачный –20-летие со дня победы. А поскольку за полгода до того, в октябре 1964-го, партийные заговорщики удачно скинули опостылевшего им Никиту Хрущева, можно было под шумок одного празднества отметить другое. А заодно и себя любимых отпиарить!
     До 1965-го 9 мая как праздник практически не отмечался – ни при Сталине, ни при Хрущеве. Традиционно масштабные торжества проводились 1 мая, а 9-е даже не было выходным. По некой негласной традиции оно считалось как бы днем скорби, когда ветераны (а их тогда было очень много) поднимали стопки водки в память погибших почти исключительно в своих компаниях. То есть, была дата, но вовсе не праздник. Да и могли ли относиться как к празднику люди, сами прошедшие через этот ад или потерявшие на войне близких? А это, опять же, тогда было почти все население СССР.
     При Сталине и Хрущеве не было даже юбилейных торжеств: не отмечали ни 5-летие победы в 1950-м, ни 10-летие – в 1955-м, ни 15-летие – в 1960-м. Так что именно с 1965-го отмечание этого дня и превращается в помпезное политизированное действо. Хотя, безусловно, и в народное торжество: многочисленным ветеранам льстило, что, пусть и формально, но в кои то веки государство о них, наконец, вспомнило – предыдущие 20 лет Кремлю на солдат Великой Отечественной было просто наплевать. Тогда же, в 1965-м, впервые был отчеканена и памятная монета – никогда до того в истории СССР вообще никаких юбилейных монет не чеканилось. И впервые же отштамповали юбилейную победную медаль (после 1945-го чеканились лишь медали в связи с юбилеями советских вооруженных сил). Причем для многих фронтовиков медаль, врученная в 1965-м, оказалось, чуть ли не первой наградой. На фоне предыдущего 20-летнего безмолвия все казалось действительно потрясающим зрелищем: вспомнили! И в моем семейном альбоме есть фотография деда, сделанный в мае 1965-го: в мундире, при орденах, в группе столь же торжественно принарядившихся фронтовиков – первый его снимок с орденами после 1945-го! Поскольку вплоть до 1965-го даже и не принято было, чтобы ветераны носили свои награды на людях.
     К концу брежневского правления 9 мая почти бесповоротно превращается во-первых, в праздник лично Леонида Ильича и, во-вторых, в день, когда Кремль открыто и на «законных» основаниях мог поностальгировать по Сталину. При этом, вплоть до 1991-го в отмечании дня Победы превалировала почти исключительно внутриполитическая направленность: это была дежурная демонстрация руководящей роли КПСС. Внешнеполитическая составляющая лишь обозначалась, не более того.

Ревизия истории в сталинском разрезе
     Но вот уже после развала СССР на первый план выходит именно стремление разыграть под это событие пасьянс именно международный – для извлечения неких дивидендов на внешнем рынке. При этом, особенно с 1995 года, размах и помпезность празднеств становятся такими, словно Кремль тщится доказать: победу в 1945-м одержал не Советский Союз, а… современная Россия, причем одержана она была… нынешними же властями! Вот это вполне искреннее стремление российских властей перетянуть на себя одеяло давно ушедшей войны, вызывало у одних искреннее недоумение. А у других – у руководителей бывших советских республик – чувство раздражения: воевал и тянул военную лямку весь Советский Союз, а победу приватизировала одна лишь Москва. Правда, в этом действе таился и другой внешнеполитический подтекст: крах СССР обозначил и окончательный развал ялтинской системы. О нерушимости которой аккурат в канун каждого 9 мая и стало с беспокойством вспоминать российское внешнеполитическое ведомство. Про союзников же, как и в старые «добрые времена», – либо ничего, либо плохо.
     Свою лепту в это недавно вновь внес мэр Москвы Юрий Лужков. На научно-практической конференции «Великая Победа в исторической судьбе России и современного мира», организованной московским городским отделением «Единой России», мэр заявил: Европа могла быть полностью освобождена Красной армией, так что открытие союзниками второго фронта во время войны не имело решающего значения в разгроме фашистов. «Это случилось только тогда, когда наши союзники, задерживавшие открытие второго фронта, увидели, что Европа будет освобождена нашей армией, и испугались. Если бы второй фронт не был открыт, Европа была бы полностью освобождена нашей армией, и это тоже правда истории… Нам известно об усилиях тех, кто хочет присвоить себе победу, не замечая того, кто принес наибольшие жертвы на алтарь Победы, того, кто внес основной решающий вклад в результаты Второй мировой войны – Россию, Советский Союз» . При этом мэр как-то лихо смешал понятия, поставив знак равенства между СССР и нынешней Россией, и лишь мимоходом обмолвился о ленд-лизе Типа, был он, не было его – ничего это не меняет. Хотя любой эксперт скажет: без военно-технической и экономической помощи союзников СССР просто оказался бы не способен осуществить масштабные операции 1943 – 1945 гг.
     Правда, здесь Москва не слишком далеко ушла, скажем, от своих партнеров-конкурентов: Вашингтон, Лондон и Париж тоже отмечают торжественные даты Второй мировой, лишь слегка обозначая, что войну вел еще и СССР. Что обидчивый Кремль регулярно и использует всякий раз, когда нужно лягнуть бывших союзников.
     В 1995-м раскрутка 50-летнего юбилея победы в Европе была использована администрацией Ельцина комплексно. И нужно было уломать президента США Клинтона на приезд в Москву по целому ряду причин. Цель ближняя – легитимизация чеченской войны. И тогда пришлось на время проведения торжеств объявить перемирие, подав его в качестве очередного одностороннего мирного шага. Приезд Клинтона 9 мая в Москву также должен был означать, по мнению устроителей, что Борис Ельцин принят в круг вершителей мировых судеб. Что, в свою очередь, имело значение и для предстоящих через год президентских выборов. То есть, юбилей 1995-го года раскручивался сразу на всех направлениях и с дальним прицелом. Вот только уже спустя неделю никто про него и не вспоминал. Однако сам факт присутствия на московских торжествах президента США как бы демонстрировал всем: во всех своих начинаниях кремлевская администрация пользуется поддержкой ведущей державы мира.
     Разумеется, при этом в канун 9 мая российские власти старались не акцентировать внимание на темных страницах советской истории – сговоре Сталина с Гитлером, прямым следствием которого стал и разгром Польши с последующим ее разделом, и казнь тысяч польских офицеров по приказу Сталина, и «зимняя война» с Финляндией, и оккупация Прибалтики…
     И было не слишком удивительно, что в Литве, Латвии и Эстонии не слишком стремились к отмечанию 9 мая: для кого-то это действительно был день освобождения, но для стран Балтии это было лишь вехой очередной оккупации. За которую Москва сегодняшняя, объявившая себя правопреемником СССР, виниться не хотела. А Вильнюс, Рига и Таллинн от требований извинения и покаяния не отказались. И потому чуть не каждый год ближе к 9 мая на Прибалтийском фронте закручивался очередной виток противостояния.

Москва – не для москвичей!
     Канун юбилея 60-летия победы в Европе не стал исключением. И свои дивиденды на этом поле поспешили собрать слишком многие. И все изначально выглядело исключительно многоходовкой, не имеющей практически никакого отношения к реальному событию. В частности, для обычных москвичей это был не праздник, а совсем наоборот: им было в официальном порядке рекомендовано и носа не казать в центре города с начала мая. Был перекрыт весь центр российской столицы. И даже прописка в паспорте о проживании, например, в районе Тверской улицы, не давала стопроцентной гарантии попадания к себе домой! Для прохода на Тверскую, например, нужно было пройти двойной кордон рамок металлоискателей и ручного металлодетектора. Без спецпропусков нельзя было и приблизиться к Красной и Манежной площадям, к Никольской улице, вообще близ Кремля. Те же ограничения ждали жителей окрестностей Кутузовского проспекта, была перекрыта для простых смертных главная правительственная трасса. В общем, проход в центр Москвы начиная с Бульварного кольца – только по спецпропускам, при практически полностью закрытых улицах Тверская, Лубянка, Ильинка и всего района Поклонной горы. И никаких привычных народных гуляний в центре! Генерал милиции Николай Куликов посоветовал москвичам провести праздник в удаленных от Кремля местах, например, на природе. В преддверии праздника командующий войсками специального назначения (ВВС и ПВО) генерал Юрий Соловьев вообще предложил разрешить ему сбивать любые… пассажирские самолеты, если появится подозрение, что они захвачены террористами. Таков вот «праздник»! Каковой, помимо прочего, ведь еще и должен был продемонстрировать миру завершенность чеченского «урегулирования».
     Хотя, разумеется, его истинная цель – очередная демонстрация навынос (в экспортном исполнении) административного могущества Путина. Потому все и прикрывалось словами о безопасности глав 60 государств, которые съелись в эти дни на торжество: ничто не должно было омрачить путинское действо поддержки его главами ведущих держав мира. Ситуация парадоксальная: выигравшие войну ветераны и их потомки – лишние на празднике, где во много крат вольготнее себя чувствовали руководители стран, воевавших в той войне против СССР. Скажем, канцлер Шредер или японский премьер Коидзуми. Не буду скрывать, что лично мне, как российскому гражданину, господина Шредера видеть 9 мая в Москве совсем не хотелось по целому ряду причин.
      Равно, как неприятен мне и числящийся среди приглашенных северокорейский диктатор Ким Чен Ир: этот экстравагантный тип совсем не украшает принимающую сторону. Весьма показателен отказ присутствовать на главных торжествах президента Украины Виктора Ющенко. Сам он сказал, что побывает в Москве 8 мая, а свой отказ остаться на 9-е объяснил нежеланием обидеть украинских ветеранов: «Я себя неловко буду чувствовать, если в Киеве будут собираться ветераны войны, а я буду стоять на иной трибуне. Я думаю, это легко поймет и господин президент Владимир Владимирович Путин, и другие мои коллеги» . На самом же деле украинские ветераны легко простили бы своего президента, тем паче ему технически несложно было бы организовать свое присутствие в Москве и Киеве в один день. Дело, как мне представляется, в более существенном: приятно ли президенту Украины стоять в такой день на одной трибуне с человеком, без прямого или косвенного участия которого вряд ли могла обойтись оголтелая кампания против Ющенко? Такое не прощается и не забывается. Просто в политике реагируют порой не моментально и не в прямой форме. В данный момент президент Украины дипломатично избрал такую форму ответа.1

Прибалтийский фронт 2005-го
     Но самый большой скандал возник вокруг явки руководителей трех балтийских стран – Литвы, Латвии и Эстонии. Точнее, вокруг их неявки. Как водится, в общем списке приглашения посетить Москву были высланы президентам всех трех стран. Валдас Адамкус (Литва) и Арнольд Рюйтель (Эстония) отвергли приглашение, прямо заявив: мы отказываемся ехать в Москву по политическим соображениям. Адамкус, правда, позже смягчил свой отказ, сказав, что он решил почтить павших во Второй мировой войне в Литве «там, где они были похоронены».
     В длительную дискуссию с российским МИДом ввязалась лишь президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга. Еще 12 января 2005-го она заявила: «Латвия предлагает России сделать шаг к достижению примирения с Латвией, Эстонией и Литвой и осудить преступления, совершенные во время Второй мировой войны, независимо от того, кем они были совершены» . Помимо этого президент Латвии призвала Россию денонсировать пакт Молотова-Риббентропа 1939 года. После нескольких недель колебаний Вике-Фрейберга сообщила о решении приехать в Москву 9 мая: «как президент страны-члена ЕС должна присутствовать там, где присутствуют другие лидеры стран Евросоюза» . Хотя вновь при этом уточнила: для ее страны 9 мая 1945 года не только закончилась война с фашизмом, но и возобновилась советская оккупация.
     Скандальную же дискуссию спровоцировал Департамент информации и печати МИД России, не слишком дипломатично заявивший 31 января: «Госпоже Вике-Фрейберге ехать в Россию, похоже, отнюдь не хочется. Именно поэтому, очевидно, и предпринимаются попытки сделать все, чтобы Москва сама отозвала приглашение, а еще лучше, как госпожа президент сама намекает, «не выдала визу» .
     Ответ не замедлил себя ждать. Президент Латвии выдала Москве по полной программе: «Латвия будет праздновать День Европы вместе с другими 24 европейскими демократическими странами… Латвия вместе с остальными странами Европы приветствует поражение нацистcкой Германии и ее фашистского режима. Однако, в отличие от Западной Европы, падение ненавистной империи нацистской Германии не привело к освобождению моей страны. Вместо этого три балтийских государства - Латвия, Эстония и Литва – подверглись жестокой оккупации со стороны другой тоталитарной империи – советской России. В течение пяти долгих десятилетий Латвия, Эстония и Литва были стерты с карты Европы. В период правления советской России три балтийские страны пережили массовые высылки и убийства, утрату своей свободы и наплыв миллионов русскоговорящих переселенцев. …Я чувствую себя обязанной напомнить всему миру о том, что унесший множество жизней конфликт мог бы не произойти, если бы два тоталитарных режима – нацистская Германия и советская Россия – не сговорились бы тайно разделить территории Восточной Европы между собой. Я имею в виду позорное соглашение от 23 августа 1939 года, подписанное министрами иностранных дел нацистской Германии и советской России Риббентропом и Молотовым. Секретные протоколы к этому позорному пакту привели к тому, что через полторы недели Гитлер вторгся в Польшу и развязал Вторую мировую войну. С полного согласия Гитлера Россия затем оккупировала восточную часть Польши; а позднее в том же году – напала на Финляндию. В июне 1940 года Россия вторглась и оккупировала Латвию, Эстонию и Литву. Эти нападения и оккупации были заранее предусмотрены и оговорены Гитлером и Сталиным. Именно эти два диктатора несут основную вину за огромные человеческие потери и страдания, которые принесла последовавшая затем война… Участвуя в официальных торжествах в Москве… я протяну руку дружбы России. Латвия призывает Россию продемонстрировать такую же степень примирения с Латвией, Эстонией, Литвой и осудить преступления Второй мировой войны, независимо от того, кто их совершил. Всем лидерам демократических стран следует побудить Россию выразить свое сожаление по поводу послевоенного подчинения Центральной и Восточной Европы, ставшего прямым результатом Пакта Молотова-Риббентропа. Таким образом, Россия последовала бы тем же путем, который избрали ее западные соседи – путем свободы, демократии, верховенства закона и уважения прав человека».
     Боевитая реакция российского внешнеполитического ведомства не заставила себя ждать: «Тезис о равной ответственности Советского Союза и гитлеровской Германии за эту мировую трагедию и ее жертвы иначе как абсурдным назвать невозможно», – тут же поспешил заявить официальный представитель МИДа Александр Яковенко. После чего вдруг сделал историческое открытие: «Не усматриваем ни исторических, ни международно-правовых оснований и у продвигаемой латвийским руководителем концепции «оккупации» стран Балтии Советским Союзом в 1940 году» . Проще говоря, устами МИДа Кремль четко дал понять: нынешнему российскому руководству современные реалии не по душе, а путинская Россия считает себя прямой наследницей именно сталинского Советского Союза!
     Позже скандал замяли, разойдясь на встречных курсах. Но осадок остался. Тем паче вскоре после этой перепалки в Риге прошел марш латышских ветеранов войск СС, а протестующие против шествия стариков-эсэсовцев были разогнаны полицией.
     Вполне склонен согласиться с утверждениями, что не надо мешать в одну кучу зверства СС и практически насильственно призванных туда латышей. Солдат не всегда имеет возможность выбора стороны, на которой сражаться. Да и как же надо было постараться советским чекистам за неполный год оккупации, чтобы традиционно ненавидевшие немцев латыши встречали нацистов цветами! И для жителей Латвии, безусловно, тогдашний выбор был чудовищен: Сталин или Гитлер – кто лучше?! Но при этом не забудем, что именно благодаря латышам немцы с легкостью решили «еврейский вопрос» в Латвии – без латышей-доносчиков, без латышей-полицейских, без латышей-карателей не могло быть местного варианта Холокоста. Но это уже иная тема. Однако сомневаюсь, что в любой иной европейской стране власти дали бы разрешение на массовое шествие ветеранов, воевавших на стороне Гитлера. К примеру, и в Польше, и в Чехии были и, видимо, еще есть живые ветераны, служившие в той же полиции – ведь полицейские структуры в свое основе германские оккупационные власти не разгоняли, приспосабливая для своих нужд. Так вот, можно ли представить себе, чтобы в Праге или Варшаве торжественным маршем прошлись бы эти самые ветераны полиции?! На мой взгляд, это столь же безнравственно, как и шествие ветеранов-карателей НКВД.
     Но все это лирика, поскольку, на самом деле, и за жестами Москвы, и за словами чиновников, скажем, Риги нет никаких чисто человеческих чувств. Кремль на всю катушку использовал 9 мая для решения своих проблем, попутно пытаясь унизить и «поставить на место» политиков стран Балтии. А те, в ответ или по своему почину, вступали в пикировку, цель которой одна: сыграть на чувствах своих избирателей, попутно еще раз показав им (и «большим дядям» из Вашингтона и Евросоюза): Москва по-прежнему угрожает независимости прибалтийских государств.
     Это неприятно. Хотя, возможно, большая и могучая страна может и должна более снисходительно отнестись к позиции малых государств, которые, признаем, в свое время немало натерпелись от Кремля. Так и не желающего признавать некогда содеянное преступным и, более того, вновь возносящего до небес «великого Сталина». А среди «обиженных», кстати, оказались не только прибалты (коих всех постригли под одну гребенку напоминанием об «эсэсовском прошлом», хотя, к примеру, литовцы в войсках СС не воевали!), но и поляки. Варшаве вновь и в весьма унизительной форме отказали дать доступ к документам о расстреле многих тысяч польских офицеров, захваченных Красной Армией во время «Освободительного похода» в 1939 году.

Православная «победа»
     Ох, если бы все юбилейные сюрпризы на этом завершились. Так нет, в бой вступила еще и Русская православная церковь. На церковно-общественной конференции «За други своя: Русская православная церковь и Великая Отечественная война» устами Патриарха заявлено: победа одержана благодаря… РПЦ, поскольку именно «Церковь… благословила защитников Отчизны, благословила грядущий общенародный подвиг» . И не было бы, оказывается, победы, если бы не «массовое религиозное воодушевление, охватившее наших соотечественников, отошедших от Церкви в годы гонений или же с рождения насильственно лишенных возможности духовного окормления» . «Великая Отечественная война показала, что атеистическая идеология не способна вдохновить народ на борьбу с врагом», – вторил клирикам уже полпред президента в Центральном округе Георгий Полтавченко. А ведь это уже официальная позиция президента – его же представитель выступил, а не церковноприходский батюшка. И как вот при таком подходе быть с миллионами вовсе не православных, сложивших свои головы – евреев, мусульман, буддистов и даже – страшно сказать – атеистов?! Или, согласно новой трактовке истории, окажется, что все они перед боем писали заявление ротному батюшке: «В случае моей смерти прошу считать меня православным»?..
     Такой вот «праздник» и получается, где совершенно не осталось места главным его творцам – ветеранам войны. В Кремле до них дела нет никому.


1 В последний момент Ющенко все же решил присутствовать на параде, хотя сразу после него вылетел в Киев, не оставшись на кремлевский прием. И никакой теплоты в его общении с Путиным не наблюдалось: чистая прагматика, призванная как-то сгладить ранее сорвавшийся (по вине Москвы, между прочим) визит в Россиию украинского премьер-министра Юлии Тимошенко.
Print version
EMAIL
previous ГАЙДАР, Е.Т., ДОЛГОЕ ВРЕМЯ. РОССИЯ В МИРЕ: ОЧЕРКИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ. М.: Дело,
2005 - 656 с.
|
Зденка Вагнерова
UKRAINE WITH NEW PEOPLE – CHANGE OF OLD MANNERS? |
Томаш Урбанец
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.