ISSUE 2-2015
INTERVIEW
STUDIES
Valerii Pekar Владимир Воронов Игорь Тышкевич
RUSSIA AND WWII
Владимир Невежин Ярослав Шимов
OUR ANALYSES
Анатолий Балинов Виктор Трегубов
REVIEW
Pavel Vitek
APROPOS
Pavel Venzera


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
RUSSIA AND WWII
ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ: ХРОНИКА РОССИЙСКО-ЕВРОПЕЙСКОГО РАЗВОДА
By Ярослав Шимов | журналист, Радио Свобода, Беларусь | Issue 2, 2015

Оглядываться назад иногда бывает очень полезно. В начале 2005 года, незадолго до 60-летия окончания  Второй мировой войны в Европе, автор этих строк написал небольшой текст под названием «Лакмусовая бумажка имперской политики», опубликованный тогда на сайте polit.ru. Случайно наткнувшись на этот текст, я понял, что сопоставления написанного тогда с реалиями нынешнего, 2015 года, вполне достаточно для того, чтобы понять, как изменилось за прошедшее десятилетие общественное сознание, в том числе по исторической проблематике, а также восприятие себя и соседей в России и Европе, прежде всего Центральной и Восточной (ЦВЕ). Итак, вот некоторые мысли и выводы 2005 года – с комментариями из 2015-го, позволяющими понять, «как мы дошли до жизни такой».

2005: «Участвуя в официальных торжествах в Москве..., я протяну руку дружбы России. Латвия призывает Россию продемонстрировать такую же степень примирения с Латвией, Эстонией, Литвой и осудить преступления Второй мировой войны, независимо от того, кто их совершил. Всем лидерам демократических стран следует побудить Россию выразить свое сожаление по поводу послевоенного подчинения Центральной и Восточной Европы, ставшего прямым результатом Пакта Молотова-Риббентропа», – говорится в заявлении президента Латвии, вызвавшем неоднозначную реакцию в России. Для жителей же Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) в этом заявлении нет ничего удивительного, а тем более, оскорбительного. В историю большинства стран, в регионе между Балтикой и Адриатикой, Вторая мировая вошла как трагическая эпоха, в результате которой произошла смена одной оккупации этих стран (нацистской) другой (советско-коммунистической).

2015: на торжества по случаю 70-летия победы над нацизмом в Москву не приехал почти никто из лидеров стран Европейского союза и шире – западного мира. Желание «протянуть руку дружбы России», выскажи его сегодня кто-либо из восточноевропейских лидеров, воспринималось бы в Европе едва ли не как предательство – и уж во всяком случае - как очевидное нарушение единого фронта санкций против России, связанных с аннексией Крыма и поддержкой Кремлем сепаратистов в Донбассе. От осторожного и корректного, хоть слегка нервного, диалога Россия и Европа в результате украинских событий 2014 года перешли к открытой конфронтации. Причем этапов ухудшения отношений было несколько. В качестве основных вех можно обозначить следующие события:

  • «мюнхенская речь» Владимира Путина в начале 2007 года, когда российский президент впервые ясно продемонстрировал, что трактует «оранжевую революцию» в Украине и другие политические события в соседних с Россией странах как покушение Запада на лидерство Москвы на постсоветском пространстве;
  • «пятидневная война» между Россией и Грузией в августе 2008 года, когда Кремль впервые продемонстрировал готовность утверждать это лидерство силой оружия;
  • создание в 2009 году «Восточного партнерства» – проекта сотрудничества ЕС с шестью странами бывшего СССР (без участия России), воспринятое в Москве как продолжение политики «мягкого вытеснения» России с постсоветского пространства;
  • серия массовых акций гражданского протеста в Москве и других российских городах зимой 2011 – весной 2012 года, очевидно, истолкованная Путиным и его окружением как очередная «подрывная операция» Запада против Москвы с использованием либеральной «пятой колонны»;
  • и, наконец, «второй Майдан» в Киеве в ноябре 2013 – феврале 2014 года и свержение президента Виктора Януковича, послужившее для Москвы подтверждением ее худших опасений: Запад собирается «отобрать» Украину (которую значительная часть россиян воспринимает как нечто неотъемлемое от их страны – вне зависимости от формального статуса украинского государства).

Итогом стала аннексия Крыма и война в Донбассе, санкции западных стран против России и контрсанкции Кремля. Сугубо геополитическая трактовка практически любых политических событий, архаичное восприятие внешней политики в духе «Большой игры» между империями конца XIX – начала XX века, решительное нежелание видеть в средних и малых странах ЦВЕ и постсоветского пространства, в том числе в Украине, субъекты, а не объекты геополитических игр, – все эти черты путинского мировосприятия вылились в то странное сочетание агрессивности и изоляционизма, экспансии и синдрома осажденной крепости, которые характерны для российской политики эпохи третьего (де-факто четвертого) президентского срока Путина.

2005: «В России по отношению к ЦВЕ сформировался свой дискурс, с проявлениями которого приходится сталкиваться довольно часто. В целом его можно охарактеризовать как дискурс обиды. В его рамках бывшим союзникам и партнерам по Варшавскому договору и СЭВ что только ни припоминают от парадов бывших эсэсовцев в странах Балтии и симпатий определенных восточноевропейских кругов к чеченским боевикам до нежелания польских или чешских продавщиц объясняться с русскими туристами на языке поэта Пушкина и полководца Жукова. Ну и, конечно, вступление бывших соцстран, не говоря уже о экс-республиках советской Прибалтики, в НАТО и ЕС воспринимается многими россиянами как поступок перебежчиков, которые переметнулись к Западу, выигравшему холодную войну. Для российского массового сознания ЦВЕ просто сменила хозяина, и если раньше странам региона диктовала свою волю Москва, то теперь это делают Вашингтон и Брюссель. Доводы о том, что вступление в Евросоюз стало результатом долгих переговоров, увенчавшихся вполне демократическими референдумами; что инициатива присоединения к НАТО исходила от самих стран ЦВЕ и не сопровождалась, в отличие от минувших эпох, присутствием иностранных войск в этом регионе; что диктат Вашингтона если и имеет место, то в куда более мягкой, завуалированной и ненавязчивой форме, нежели когда-то диктат Берлина или Москвы, все эти аргументы, как правило, не очень-то действуют на обиженных. Стереотипы сильнее точно так же, как в случае с восточноевропейцами, нередко ставящими нацистскую оккупацию и советское господство на одну доску.»

2015: по мере «завинчивания гаек» во внутренней политике российских властей «дискурс обиды» в последние годы стал доминирующим в идеологии и пропаганде – прежде всего в том, что касается интерпретации ключевых событий российской истории и отношений России и Запада. Россия, несмотря на все изломы ее истории, представляется нынешними официальными идеологами, вроде министра культуры Владимира Мединского, как нечто вечное и неизменное, а ее историческое наследие – как череда побед и достижений, сменяемых бедами и проблемами, причем, если причины всего позитивного следует искать в самой России и достоинствах ее народа, то негатив – в основном,  в кознях внешних сил, прежде всего  вечно враждебного России Запада. Другая любопытная особенность нынешних официальных исторических интерпретаций – попытка создать некий исторический синтез, в рамках которого патриотами и созидателями России выглядят все, вплоть до заклятых врагов периода революции и гражданской войны. Цари и генсеки, белые генералы и красные комдивы, Столыпин и Дзержинский неожиданно сливаются в трогательном единстве – в качестве членов пантеона героев вечного и единого Государства Российского. (Именно государства, поскольку общество для идеологов такого «государственничества» – штука опасная и неоднозначная; этак ведь и «пятая колонна» может себя частью общества назвать). В качестве же извечного противника такой «синтетической» (и вполне вымышленной) России выступает столь же вымышленный, окарикатуренный Запад, изображаемый как носитель одновременно чуждых россиянам, опасных, но в то же время – еще один парадокс – «упадочных» ценностей либеральной демократии.

2005: «Все основные документы Европейского союза однозначно утверждают принципы демократии и равенства всех членов организации. Модель принятия важнейших решений в рамках ЕС, согласно которой несколько средних и малых стран способны заблокировать любое решение, даже если его поддерживают все „тяжеловесы“, свидетельствует о том, что эти декларации – не пустые слова. В качестве примера можно привести недавнюю дискуссию о проекте Конституции ЕС, во время которой заблокировать проект угрожали две далеко не самые могущественные в масштабах Европы страны – Испания и Польша. Страха перед повторением Мюнхена или Ялты у восточноевропейцев уже нет, поскольку принцип «о нас без нас» в рамках ЕС не действует. (Об этом свидетельствуют хотя бы разногласия между европейскими странами относительно войны в Ираке, когда „маленькие“ члены Евросоюза не согласились с мнением „больших“).

Ситуация с Россией сложнее. Многие действия Москвы на постсоветском пространстве, непосредственно прилегающем к региону ЦВЕ (и, рассуждая строго географически, отчасти являющемся его составной частью), трактуются восточноевропейцами как попытки реанимации имперских традиций царской России и СССР. Охлаждение между Россией и Западом только подливает масла в огонь этих опасений и страхов – несмотря на то, что торгово-экономические отношения ЦВЕ и РФ развиваются в последнее время довольно неплохо. Особым фактором, заставляющим восточноевропейцев с тревогой следить за внешней и внутренней политикой Москвы, является энергетическая зависимость всех без исключения государств ЦВЕ от России – заметно большая, чем у „старых“ членов ЕС.»

2015: в данном случае свою эволюцию, и не в лучшую сторону, проделал за 10 лет и Европейский союз. Экономический кризис, начавшийся в 2009 году и особенно больно ударивший по югу Европы, а также по некоторым странам ЦВЕ, привел к возникновению новых и обострению старых диспропорций в европейской конструкции. Резко усилилась доминирующая роль Германии как наиболее экономически сильной страны ЕС, обострились противоречия между более развитым и легче перенесшим кризис европейским севером и отстающим, депрессивным с социально-экономической точки зрения югом. Процесс расширения ЕС, находившийся 10 лет назад в своем апогее (в 2004 году в союз вступила большая группа стран ЦВЕ и Средиземноморья), сейчас затормозился на неопределенный срок. В то же время,  украинский кризис и конфронтация с Россией привели к укреплению евроатлантической системы коллективной безопасности (в рамках НАТО) и относительному росту политического веса стран ЦВЕ, которые теперь часто и не без удовольствия напоминают своим западным партнерам, что именно они, восточноевропейцы, напоминали о необходимости быть настороже в отношениях с путинской Россией задолго до аннексии Крыма и войны в Донбассе.

2005: «60-летие Победы, которое лидеры Запада, ЦВЕ и России будут отмечать в Москве совместно, дает хороший шанс хотя бы отчасти избавиться от взаимного недоверия. Однако для этого нынешние политики должны проявить немного здорового идеализма. Хорошим решением представлялась бы совместная декларация с осуждением аморальных  деяний не только нацистов с ними-то, к счастью, давно все ясно, но  и членов антигитлеровской коалиции по отношению к народам Центральной и Восточной Европы в 30-е 40-е годы. Речь идет не столько об извинениях за конкретные поступки, часть из которых например, объединение Украины и Белоруссии в результате событий сентября 1939 г., имела  неоднозначные и не только негативные последствия. (Не стоит забывать и о том, что и сами восточноевропейцы далеко не без греха: Венгрия, Румыния, Словакия и Хорватия воевали на стороне Гитлера; Польша и Венгрия участвовали в «постмюнхенском» расчленении Чехословакии; Литва и Словакия «поживились» за счет Польши в 39-м; украинские партизаны, как советские, так и незалежные, в годы нацистской оккупации преследовали и уничтожали польское население Западной Украины и т.д.). Поэтому лучше всего было бы осудить сам принцип игнорирования чьего-либо государственного суверенитета, закулисные сделки о нас без нас, использование этнических меньшинств в качестве пятых колонн для подрыва государственного строя соседних стран и прочие теневые стороны имперской политики.»

2015: каким приятным местом была Европа 10 лет назад, коль скоро в ней было можно на полном серьезе рассуждать подобным образом! Сейчас дискурсы, в рамках которых оцениваются события середины ХХ века, разошлись радикально. В массовом сознании российского общества, с одной стороны, и восточноевропейских обществ – с другой,  утверждается противоположное по сути   историческое восприятие. Россиянам внушается – с помощью всех средств государственной пропаганды – де-факто неосоветская версия Второй мировой войны, согласно которой освобождение Центральной и Восточной Европы от нацистского господства было настолько убедительной победой Добра над Злом, что напоминать о теневых сторонах этого освобождения (вроде поведения бойцов Красной армии по отношению к мирному населению стран ЦВЕ) равняется едва ли не святотатству. Репрессии же коммунистических диктатур, установленных в регионе во второй половине 1940-х, представляются несущественной мелочью. Восточноевропейцы, напротив, привыкают к абсолютному уравниванию нацизма и коммунизма, что с точки зрения исторической практики тоже неверно: коммунистические режимы, при всей их репрессивности, не основывались на расистской идеологии и не имели своей целью уничтожение целых народов. Кроме того, возрождается стереотипное представление о России как по сути дела неевропейской, «дикарской» стране, которой неизбывно присуща агрессивность, экспансивность и враждебность по отношению к западной цивилизации. Пожалуй, именно это торжество радикальных идеологически окрашенных версий истории можно считать одним из наиболее трагических последствий нынешнего кризиса: последствия этой индоктринации изгладятся нескоро, если изгладятся вообще.

Print version
EMAIL
previous ПОЛИТИКО-ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ КАМПАНИЯ В СССР НАКАНУНЕ ГЕРМАНСКОГО НАПАДЕНИЯ |
Владимир Невежин
ЛОВУШКИ И ИСПЫТАНИЕ СААКАШВИЛИ |
Анатолий Балинов
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.