ISSUE 2-2015
INTERVIEW
STUDIES
Valerii Pekar Владимир Воронов Игорь Тышкевич
RUSSIA AND WWII
Владимир Невежин Ярослав Шимов
OUR ANALYSES
Анатолий Балинов Виктор Трегубов
REVIEW
Pavel Vitek
APROPOS
Pavel Venzera


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
УКРАИНСКИЙ КРИЗИС И БЕЛАРУСКИЙ ВОЕНПРОМ. ВЫГОДА ИЛИ НАЧАЛО СТРАТЕГИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА.
By Игорь Тышкевич | независимый аналитик, Беларусь | Issue 2, 2015

В своих текстах я не раз подчёркивал, что для Александра Лукашенко важен успех Украины. В том числе и в Европейской интеграции. Это проявлялось и до начала Майдана[1]. Но наиболее очевидной позиция президента Республики Беларусь стала с переходом кризиса в вооружённый конфликт[2].

Что примечательно, перспективы изменения баланса сил в регионе выгодны не только с точки зрения сохранения власти уже не «последнего диктатора Европы». Это — перспективы для будущего развития Республики Беларусь как государства. Поэтому, говоря в интервью Bloomberg, что «без американцев в Украине невозможна никакая стабильность»[3], Александр Лукашенко не лукавил.

Самый простой пример — торговля между двумя странами. На фоне кризиса в экономике большинства стран региона, санкциями, которые действуют в отношении ряда беларуских предприятий с 2001 года, товарооборот между Республикой Беларусь и Украиной как минимум не обвалился. Украина, как и раньше, является вторым по объёмам торговым партнёром Беларуси[4]. Нацбанк Беларуси и Национальный статистический комитет отмечают падение торгового оборота между странами с 6,25 млрд. долларов до 5,78 млрд. долларов. Снижение произошло за счёт падения объёмов украинских поставок на 24%. При этом беларуский экспорт по данным национального банка страны уменьшился всего лишь на  3%[5]. Украинская статистика даёт несколько иные цифры. По данным Киева поставки из Беларуси на берега Днепра, наоборот, выросли в 2014 году на 10,7%[6].

Стоит отметить, что сохранение (либо даже увеличение) уровня беларуских поставок происходит на фоне экономического кризиса, троекратного обвала курса гривны и военных действий на территории соседнего государства.

Исходя из здравой логики,  стоило ожидать падения объёмов торговли по основным категориям товаров. За исключением разве что нефтепродуктов.

Так и произошло.  За 2014 год украинцы купили грузовых автомобилей (в стоимостном выражении) в 2,5 раза меньше, чем в 2013 году: падение с 54,7 млн. долларов до 21 млн. Сумма за реализацию тракторов уменьшилась со 102 млн. до 42,1 млн. По бытовой технике ситуация ещё более удручающая.

Но есть и точки роста,  анализ которых даёт занимательные результаты. Уже можно утверждать, что Беларусь и Украина начинают отстраивать эффективную систему кооперации и интеграции ВПК двух стран. И, что примечательно  для региона «бывших союзных республик» совместные проекты и разработки не зависят от российских поставок материалов, элементов и технологий.

Стартовые условия для Беларуского ВПК 

Беларуская промышленность в состоянии выпускать оружие и продукцию двойного назначения высокого качества. А по ряду направлений, таких как оптика, системы наведения и целеуказания, беспилотные летательные аппараты, средства радиоэлектронной борьбы Республика Беларусь является одним из региональных лидеров. Такая специфика сложилась ещё во времена СССР. Предприятия ВПК на территории БССР специализировались на разработке и производстве комплектующих для техники. В первую очередь, систем навигации, РЭБ и связи. Причём, несмотря, на первый взгляд, на небольшую долю готовой продукции в объёмах выпуска ВПК СССР, некоторые исследователи оценивали милитаризацию беларуской экономики в 70%[7].

Поэтому вполне естественно, что успех военных предприятий Беларуси  в значительной мере обусловлен наличием заказов со стороны Российской Федерации. Но Россия уже не единственный партнёр. Время не стоит на месте. И на сайте военно-промышленного комитета Беларуси указан перечень 24-предприятий Госвоенпрома[8]. 6 из них возникли на протяжении последних 10 лет. А в перечне из 40-ка компаний, принимающих заказы для оборонного сектора экономики, половина являются относительно молодыми.

Вполне естественно, что замыкать мощности только на сотрудничестве с Российской федерацией неразумно. И, стоит заметить, Беларусь имеет опыт выхода на внешние рынки. В том числе стран, которые ввели санкции в отношении «синеокой». Типичный пример - оптика, системы ночного видения и целеуказания. Попав под санкции, беларуский ВПК сумел найти обходной манёвр, распределив предприятия по разным холдингам. В результате многие страны НАТО (да и морпехи США) имеют на вооружении колиматорные прицелы, сделанные в славном городе Волковыск. Что логично. Компания Yukon Advanced Optics Worldwide (торговая марка Pulsar), возникнув на базе беларуских производителей, сегодня имеет регистрацию в Техасе. А также в Литве и КНР[9]. Естественно, что на территории США, ЕС и Китая - «управляющие» и «дистрибьюторские»  компании. Производство, как и раньше,  находится в городе Волковыск. Но даже без Пульсара в состав Военно-промышленного комитета Беларуси входят, как минимум, 5 предприятий, специализирующихся на оптике и системах наведения. Каждое со своим рынком сбыта.

Но всё вышесказанное лишь хорошие предпосылки для успешного бизнеса. Основной цели ВПК – обеспечение полного цикла разработки и сборки военной техники для собственных нужд – они выполнить не могут. И тут, как ни парадоксально, ключевая роль принадлежит той же самой России.

Для Кремля крайне невыгодно появление мощного конкурента на стратегических для РФ направлениях торговли вооружениями. Это, в частности,  авиационная техника, бронированные машины, реактивные системы (как системы залпового огня, так и высокоточное тактическое ракетное оружие).

Российская Федерация активно сотрудничает с беларускими разработчиками техники. Более того, «военная мощь» РФ в значительной мере зависима от поставок из Республики Беларусь. Достаточно сказать, что известные системы «Тополь», «Искандер», С-300 и С-400 базируются на шасси Минского завода колёсных тягачей. Но данное сотрудничество имеет свою специфику. Она заключается в месте сборки силовых агрегатов — двигателей для бронированной и другой техники. Разработки производятся на базе предприятий беларуского ВПК. Производственные мощности сконцентрированы в России. На том же ЯМЗ.

В результате Минск не имеет возможности серийной сборки успешных и перспективных (как для вооружения собственной армии, так и для продажи на внешние рынки) образцов. Наиболее яркий пример -  бронированная диверсионная машина «Сталкер»[10] для работы в тылу противника[11] и лёгкая ББМ-3Т. Первая, невидимая для электронных систем обнаружения машина в ограниченном количестве поступила на вооружение частей специального назначения. Вторая так и не покинула испытательного полигона. Причина — отсутствие контрактов на поставку танковых двигателей.

Аналогичная ситуация и с ракетной техникой. Беларусь не имеет промышленного потенциала в области ракетостроения. Как и крупных исследовательских центров в этой области. Однако ближайший союзник не спешит поставлять вооружения на нужды ВС Беларуси. Вместо продаж С-400 или тех же комплексов «Искандер» Россия предлагает «в случае необходимости» обеспечить их присутствие путём создания своих военных баз. На что официальный Минск соглашаться не спешит.

Аналогичная ситуация до недавнего времени была и в Украине. С одной стороны, предприятия украинского ВПК имели ряд перспективных наработок. В первую очередь, в области бронированных машин, ракетных двигателей, авиационной техники. Запуск в широкую серию был невозможен по нескольким причинам. Среди основных:

  • Отсутствие государственного оборонного заказа. Это и политика предыдущих правительств, и банальная нехватка свободных средств в украинской экономике.
  • Жёсткая конкуренция с предприятиями российской военной промышленности. И тут РФ в полной мере использовала недостаток украинской промышленности. А именно — полное отсутствие (после 1999 г) мощностей для разработки и производства двигателей. Как автомобильных, так и танковых. Поэтому те же танки «Оплот», БТР-3, БТР- 4 оставались в значительной мере «опытными экземплярами». Контракт на поставку БТР-4 в Ирак был в значительной мере сорван. Примечательно, что страна - заказчик уже на момент заключения контракта рассматривала альтернативу — российские БТР-82.
  • Отсутствие собственных двигателей, систем навигации и целеуказания, артиллерийских систем.

При этом Россия выражала готовность развития партнёрства с Украиной в производстве военной техники. С одной типичной особенностью: передача части технологий и произведение окончательной сборки на территории РФ.

Таким образом,  можно констатировать, что на начало 2014 года ни беларуский, ни украинский ВПК не могли самостоятельно покрыть потребности собственной армии в вооружениях и технике. И это притом, что в обоих государствах были и есть перспективные разработки, которые по своим характеристикам не уступают, а зачастую и превосходят системы, стоящие на вооружении как армии РФ,  так и армий стран НАТО.

В частности, Беларусь могла похвастать:

  • оптикой, системами управления огнём, целеуказания;
  • системами РЭБ и маскировки техники от обнаружения электронными средствами противника;
  • беспилотными летательными аппаратами. Кстати, в этом направлении Беларуси удалось создать завершённый цикл разработки и производства на территории страны;
  • разработками автомобильной и другой специализированной техники. В том числе шасси для реактивных систем.

К достижениям Украины можно отнести:

  • Перспективные разработки бронированной техники: бронетранспортёров, танков и других боевых машин.
  • Наличие разработок, технологий и производственных мощностей в области ракетостроения. В первую очередь, ракетных двигателей. Как для малых систем (ПТУРС), так и для ракетных комплексов стратегического назначения.
  • Разработки и производственная база в области авиастроения. Говоря о транспортной авиации, стоит упомянуть «Антонов». Для боевых систем, в первую очередь, интересны вертолёты и вертолётные двигатели объединения «Мотор-сич».

Как видим,  продукция ВПК двух стран дополняет друг друга. Что, естественно, не могло остаться без внимания специалистов. Достаточно сказать, что тот же украинский БТР-4Е имеет существенную «беларускую составляющую»[12]. В первую очередь,  это оптика, системы целенаведения и управления огнём. Украинцы активно устанавливали на экспортные экземпляры своей бронетехники беларускую противотанковую систему «Шершень-Д». Или, например, совместная разработка пехотного ПТРК «Скиф»[13]. Созданная украинским КБ «Луч» и беларуским ОКБ «Пеленг» данная система по принципу действия и характеристикам аналогична американской  FGM-148 Javelin. С одним отличием — пункт наведения и управления можно вынести на расстояние до 50 метров от установки. Что увеличивает безопасность бойца.

Развитие сотрудничества в период кризиса 

Аннексия Крыма и фактическое начало полномасштабной войны на востоке Украины дало новый толчок развитию сотрудничества двух стран в военной области. Беларусь, естественно, изучает опыт украинского кризиса. Более того, вносит изменения в систему подготовки войск и концепцию национальной безопасности. Термин «гибридная война» активно используется не только в служебных документах, но и на информационных ресурсах, связанных с МО Республики Беларусь[14].

Однако  наибольший прорыв произошёл в области создания новых вооружений и модернизации старых. Можно смело утверждать, что официальный Минск начал на практике восстанавливать боеспособность украинской армии. Причём, пока западные союзники Украины дискутируют о возможностях передачи летального оружия, Беларусь работает в данном направлении.

Естественно, значительная часть военных контрактов идёт под грифом «секретно». Увы, автор не имеет доступа к такого рода информации. Для оценки уровня военной кооперации можно воспользоваться открытыми источниками.

Выше уже указывалось, что Украинская экономика находится в незавидном состоянии. Но рост (или сохранение объёмов) беларуских поставок свидетельствует о наличии «точек роста». Причём возросшие объёмы продажи нефтепродуктов (что также есть поддержка, в том числе и ВСУ) не покрывают «положительной дельты» в торговле. Анализ статистики платёжного баланса, структуры экспорта-импорта даёт основания считать, что сохранение объёмов торговли обусловлено сотрудничеством именно в военной сфере. Проиллюстрирую это примерами из нескольких областей:

1. Автомобильная техника, силовые установки для автомобильной и бронированной техники

Украина, увы, не имеет своих мощностей по производству автомобильных моторов. Она зависит от поставок из РФ. Что  в условиях фактической войны явилось серьёзным препятствием для восстановления и создания новой техники на нужды силовых структур. Уже к июню - августу украинский ВПК столкнулся с проблемой — нет двигателей. Соответственно программы восстановления старых БТР и выпуск новых оказались под угрозой. Россия, естественно, не продаёт силовые установки. А западные союзники даже в 2015 году всё ещё «обсуждают вопросы» поставки[15]. Создаётся парадоксальная ситуация. Тот же КРАЗ презентует ряд новинок. Но государственный заказ на тягачи и бронеавтомобили срывается.

И тут обращаем внимание на структуру импорта из Беларуси. В 2014 году двигатели из «синеокой» составили 15% в общих объёмах украинского импорта. Общие объёмы поставок силовых установок выросли с 5,67 млн. долларов (в 2013 году) до 5,85 млн. При этом основной рост наблюдался в графе «другие»: 1,67 млн против 1,1 млн. В эту категорию относятся двигатели для специальной техники. В том числе и военной.

То же самое наблюдается в категории детали и части двигателей. Вновь раздел «другие». И сумма поставок в 2,84 миллиона. Что в 2 раза больше чем за 2013 год.

Аналогичная ситуация по такой,  на первый взгляд, банальной позиции как аккумуляторные батареи. В марте 2014 в частях ВСУ просто не было работоспособных АКБ для БТР. Но уже к июню они появились в достаточном количестве. За 2014 год беларуско-украинскую границу пересекли (только официально) АКБ на сумму 124,6 тыс. долларов. Примечательно, что в 2013 году эта категория товаров не поставлялась вообще.

Начало 2015 года внесло свои коррективы. Беларусь сделала рывок в разработке силовых агрегатов для бронированной техники. Была ускорена разработка боевой собственной машины с беларуским двигателем (Д295 производства Минского Моторного Завода). И в июле 2015 года публике была представлена боевая машина «Кайман». В отличие от предыдущих разработок, «малое бронированное транспортное средство «Кайман»[16] имеет ряд конструкторских особенностей, позволяющих говорить о, по крайней мере, изучении опыта украинских специалистов. В частности это набор комплекта вооружения, передняя часть «кабины» с улучшенным обзором и система эвакуации экипажа.

Не менее интересна позиция «Электродвигатели и электросиловые установки». Это поворотные устройства артиллерийских комплексов, башен БТР, танков, боевых комплексов на бронированных машинах.  Таковых в 2014 году в Украину продано на сумму 2,19 миллионов. И это учитывая, что суммарные объёмы поставок за 2013 год составляли 16 тысяч долларов.

Аналогичным образом шли поставки готовой техники. Те, кто следил за событиями в Украине, заметили, что Киев восстановил несколько батарей ракетных комплексов «Точка У» и артиллерийских систем «ПИОН». Все они монтируются на шасси МЗКТ. А теперь взглянем на статистику минфина Беларуси по деятельности ОАО «Минский завод колёсных тягачей»[17]. На сегодня доступны данные за 1-3 кварталы 2014 года. Но и этого достаточно. В условиях обвала российского рынка и паузы в закупках тягачей для «Тополей» МЗКТ демонстрирует удивительную эффективность. Чистая прибыль предприятия за 3 квартал 2014 года превышает суммарную прибыль за весь 2013 год. А в Украине техника на минском шасси поступает на фронт.

МАЗ. Лидер беларуского автопрома переживает не лучшие времена. Кризис обвалил рынки основных покупателей. Но не рынки военной техники. Беларуский автопроизводитель поставил на нужды Национальной гвардии Украины больше техники, чем украинский КРАЗ. В июле 2014 было отправлено 44 армейских грузовика повышенной проходимости. А уже к осени заключается новый контракт на ещё 27 автомобилей и спецтехнику — прицепы для транспортировки бронетехники[18]. Те самые, которые производит упомянутый выше МЗКТ.

Стоит заметить, что беларуские производители учли специфику сотрудничества с российскими партнёрами. В частности,  начали собственную разработку и внедрение в серию мощных двигателей для военной техники. Летом МЗКТ представило гражданские версии тягачей с 490-сильным мотором ММЗ-WP12.460E5. А через месяц  ( на выставке??) в Абу-Даби выставило военные многоцелевые шасси,  в которых использована подвеска и АКПП собственной разработки[19].

Дальше ещё интересней. Уже в марте 2015 года на испытания в части пограничных войск Республики Беларусь поступают автомобили МЗКТ-500200[20] с колесной формулой 4х4. Это — замена продукции российского ГАЗ. Эти автомобили уже были представлены украинской стороне. Украинцы, надо отдать им должное после ошибок с КРАЗом следят за практической эксплуатацией новинки беларускими пограничниками. И вероятность контракта на покупку МЗКТ 500200 в 2016 году весьма велика.

2. Сотрудничество в области создания и восстановления авиационной техники

И в Беларуси, и в Украине есть предприятия по ремонту военных самолётов. Но, в отличие от украинских коллег, беларуские ремонтники имеют собственные наработки модернизации силовых установок. Кроме того, наличие заказов сохранило производственные мощности и персонал в середине 200-х(2000?).

Естественно, что боевые действия внесли свои коррективы в работу отрасли. Первое, на что стоит обратить внимание — деятельность ОАО «Оршанский авиаремонтный завод».  В 2012 году 57% его акций купило объединение «Мотор-Сич». В мае началась модернизация производственных площадей. И уже в октябре 2014 года Василий Чиркунов, заместитель генерального директора ОАО «Оршанский авиаремонтный завод» отмечал: «У завода появилась перспектива. У завода на сегодняшний день заключено достаточно большое количество контрактов, есть работа. У заводчан появилась уверенность в будущее»[21].

На чём основывается эта уверенность говорят следующие факты. В середине 2014 года журналистам рассказывали о сборке в Орше новых МИ-8МСБ[22]. А через месяц, уже на испытаниях под Черниговом, вертолёт был представлен как «повністю український продукт»[23]. Не менее активно идёт и восстановление украинской вертолётной техники как со складов НЗ,  так и после боевых повреждений. Причём, нарушать ничего не надо. Рамочный контракт на такого вида работы был заключён ещё в 2013 году. Тогда же на стапелях в Орше появился первый боевой МИ-24 ВСУ.

А далее снова обратим внимание на торговый баланс. А именно на графу «турбовинтовые и турбореактивные двигатели». Эти товары уже Украина продавала Беларуси. Сумма контрактов — 12,39 млн. долларов. Для сравнения в 2013 году — 122 тысячи. Естественно, что основным покупателем выступал оршанский актив «Мотор- Сич».

Но не только в Орше заботятся о боевых стрекозах. В Барановичах работает  558-е авиаремонтное предприятие. Это полностью военный завод. Его специализация: ремонт боевых самолётов, выпуск БПЛА и разработки в области реактивных двигателей. И этот «бриллиант» в короне военно-промышленной корпорации Беларуси объявляет о планах отремонтировать и восстановить «14 МиГ-29 (УБ) и девять Ми-24 в интересах иностранных заказчиков»[24]. Первое понятно — предприятие ещё в начале 2014 года объявило о возобновлении проекта модернизации самолётов СУ-27 и МИГ-29[25]. Основных, к слову, самолётов ВВС Украины. А вот последнее странно. Завод ранее не занимался вертолётами.

Оставим вертолётную тематику и поговорим о боевых самолётах. Специфика модернизации СУ-27 и МИГ-29 в Барановичах включает в себя, кроме работы с силовыми установками, модернизацию системы управления огнём и обнаружения целей. Примечательно, что с 2010 по 2014 гг. для иностранных заказчиков были модернизированы всего лишь 4 МИГ- 29 и 10 СУ-27. А в январе 2015 руководство 558 АРЗ сообщает о том, что в 2014 году завод за 66 млн. долларов «ремонтировал для иностранных заказчиков МиГ-29»[26]. Украина, естественно, имеет свои авиаремонтные мощности. Но количество заказов на том же львовском авиаремонтном заводе исчислялось единицами. В случае войны главное - скорость работ и качество. Как бы там ни было, уже в  декабре 2014 и январе 2015 украинские СМИ сообщали о передаче армии восстановленных самолётов МИГ-29.  Кстати, учитывая наличие «союзного государства Беларуси и России», ремонт для ВВС России беларуские СМИ не скрывают под термином «иностранные».

А теперь вновь посмотрим на данные платёжного баланса и статистику торговли. В 2014 году Республика Беларусь оказала Украине услуг «по ремонту» в 2,4 раза больше, чем в 2013 году. Сумма контрактов — 11 млн. долларов[27]. Сюда же можно добавить часть из 3,4 млн. за компьютерные и информационные услуги (перепрограммирование и модернизация систем наведения относится к данной категории) и часть из 98 миллионов долларов «деловых» услуг. Посредничество при покупке техники и комплектующих частично так же можно отнести к военной сфере. Если точнее — ремонту авиационной техники. (-следующее за этим можно удалить)– одна из составляющих данной  категории .

И, наконец, торговый баланс. Беларусь в кои- то веки начала продавать Украине «летательные аппараты» и части к ним. За 2014 год сумма завершённых контрактов превысила 5 млн. долларов. А за первый квартал 2015 — уже 3,997 миллиона. Для справки – объемы поставки по этой категории в 2013 г — 12 тысяч долларов США.

Идём далее. Категория «радиолокационные и радионавигационные устройства» - рост объёмов поставок в 2 раза по сравнению с 2013 г. Правда, тут в большинстве своём это аппаратура дистанционного управления.

И эта графа, как и летательные аппараты, возможно, означает ещё одно направление. Беларусь — один из региональных лидеров по разработке и производству беспилотных летательных аппаратов. Их разрабатывают и выпускают  упомянутый выше 558 завод, частное предприятие «НТЛаб-ИС», Военная академия и Национальная академия наук. А далее просто цепочка событий:

  • 10 февраля в репортаже БТ-1 Юрий Яцына, начальник НПЦ "БАК и технологии" Физико-технического института НАН Беларуси заявляет: «В настоящее время уже выпущено около 15 типов различных летательных аппаратов. Дополнительно к ним еще 4 летательных аппаратов поставлено на экспорт»[28].
  • 4 апреля руководство Украины принимает новые образцы техники. Президенту Порошенко среди прочего был показан БПЛА «Ятаган»[29]. Но если сравнить его головной модуль с фотографиями с выставки беларуских образцов, сходство со сделанными в Минске малогабаритными БАК становится очевидным[30]

И, наконец, последнее. До 2014 года основным поставщиком авиационного топлива в Украину была Россия. Однако с началом конфликта Республика Беларусь в спешном порядке ввела в эксплуатацию дополнительные мощности на Новополоцком НПЗ и предложила Киеву альтернативу — топливо марки РТ. Вначале речь шла о краткосрочных — сроком на 3 месяца — контрактах. Однако уже к концу 2014 года Украинские ВВС практически полностью перешли на беларуский «керосин». И начались переговоры о контрактах на год и более. А компания БелОИЛ — украинская дочка Белнефтехима — в начале 2015 года провела конкурс по поиску партнёра « по реализации на долгосрочной основе топлива для реактивных двигателей марки».[31]

 3. Вооружение стрелковых частей и боевые комплексы к бронированным машинам

Как уже говорилось выше, Беларусь имеет уникальные наработки в области оптики и систем целеуказания. А также в  создании интегрированных боевых модулей для установки на любом виде транспорта. Таких, например, как «Шершень-Д»[32]. Кстати,  примечательно — на презентационном буклете сфотографирована система, смонтированная на продукции украинского КРАЗ.

В тексте уже упоминался пехотный ПТРК «Скиф». И появляется интересная особенность. В конце 2014 года усовершенствованная его модель под названием ПТРК «Стугна» вначале испытывается в боевых условиях на Донбассе. А потом начинает массово поступать на вооружение мобильных частей[33]. Но поскольку система наведения и управления разработана и производится только в Минске, без помощи Беларуси такое перевооружение невозможно в принципе. Увы, я не располагаю информацией,  каким образом эта помощь проходит: в виде передачи технологий или поставки готовых блоков. Но то, что она есть — несомненно.

Вернёмся к оптике. За 2014 год только по официальным каналам Украина купила в Беларуси биноклей, монокуляров и тепловизоров на 1,7 миллиона долларов (в 2013г. — на 184 тысячи). Ещё нащ миллион докупило прицелов. И это, заметьте, без учёта «волонтёрских тропок». Если добавить к категории дальномеры, устройства на жидких кристаллах (это мониторы того же СКИФ, экраны прицельных устройств в БТР-4 и т. д.) на сумму более 1,1 миллиона, получается внушительный джентльменский комплект.

Кстати, если анализировать поставки за первые 5 месяцев 2015 года — тенденция к росту сохраняется.

Другие направления или возможное начало самодостаточного промышленного союза. Пока в области ВПК

Перечисленные направления – лишь часть из широкого пласта, который называется «беларуско-украинское сотрудничество в военной сфере». Речь может идти о более глубокой интеграции. И фактически - создании самодостаточного исследовательского-промышленного комплекса. Причём, что важно и что ново для постсоветского пространства, независимого от поставок из Российской Федерации.

Уже с начала 2014 года беларуские делегации начали регулярные визиты  в  Киев, Запорожье, Львов, Днепропетровск, Чернигов и Харьков. Весной на повестку дня ставился вопрос создания  (либо активизации работы уже созданных) СП. Цель – совместные разработки и производство техники (создание можно удалять) создание  с завершением технологической цепочки на территории Беларуси. Так, в апреле Лукашенко заявлял:  «Нам надо модернизировать военно-воздушные силы, а какие ВВС могут быть без самолетов?... Давайте попробуем с украинцами договориться и вместе поработать, чтобы не пропали интеллектуальные, инженерные центры, конструкторы в Украине»[34]. О предварительных результатах реализации его слов можно судить из приведённой выше информации.

Аналогично президент Беларуси высказывался и о бронетехнике. Причём не раз. На инаугурации Порошенко, во время визитов на борисовский завод по ремонту бронетанковой техники. А беларуские специалисты изучали конструкцию возможности украинских БТР на испытательном полигоне[35]. Создание бронетанковой техники действительно является одним из приоритетов Беларуского ВПК. Но реализация работ в силу ряда причин (начиная с  войны на Донбассе и заканчивая нехваткой производственных мощностей в Беларуси) увы, не такой быстрый процесс.  Хотя уже к осени 2015 года можно ожидать презентации ряда новых наработок.

Но, в первую очередь, Минск интересовала и интересует ракетная техника. Россия не спешит делиться своими наработками. Что логично. Для РФ выгоден формат существования беларуского ВПК как технологического придатка, неспособного самостоятельно разработать и ввести в серию новые типы вооружений. Особенно, если речь заходит о реактивных системах. Но такие технологии есть у Украины. И по состоянию на конец мая-начало июня 2014 года даже на берегах Днепра всерьёз рассматривался вопрос «сохранения российского рынка» для своих оборонных предприятий. Беларусь могла стать превосходным посредником. С этой целью только по официальным данным в Украину на протяжении 2014 года, как минимум, трижды приезжали внушительные делегации. С одной стороны, оговаривались варианты обмена технологиями. Минск готов был поделиться наработками в области РЭБ и мобильными комплексами, обеспечивающими «невидимость техники или площадей». С другой стороны, велась работа «с персоналиями». По принципу — если нельзя получить чертёж, почему бы не переманить человека, способного его воссоздать. И поток беженцев, переселенцев создавал благоприятный фон.

Сегодня схема сотрудничества другая. Беларусь намерена создавать собственное высокоточное ракетное оружие. И, судя по всему, Украина готова в этом помочь. В мае 2015 года публике была представлена РСЗО «Полонез». Специалисты предположили, что данный боевой комплекс создан на основе китайских аналогов под 301-миллиметровую ракету А200. Тем более, что основные испытания РСЗО происходят не на территории «союзника — РФ», а в КНР[36]. Однако сегодня сразу несколько стран разрабатывают ракеты, способные поражать цели на расстоянии до 200 км. Среди них и Украина. Нельзя утверждать, что заряды «Полонеза» полностью украинские или китайские. Скорее всего речь идёт о разработке с участием инженеров из обеих этих стран. И возможном производстве боеприпасов на территории Беларуси — иначе никакого смысла в поставновке на вооружение нового РСЗО нет.

Подтверждением этому могут служить регулярные командировки инженеров Южмаша в Минск и Барановичи. Как и ответные визиты беларуских специалистов в Днепропетровск. Такой «туризм инженеров» начался в 2014. Продолжается и по сей день.

Таким образом, 2015 год может стать переломным на рынке вооружений постсоветских государств. Если Беларусь и Украина будут в состоянии создать независимую от РФ систему промышленной кооперации предприятий ВПК, они изменят баланс сил на достаточно большой территории. Многие страны бывшего СССР получат возможность гарантированных поставок вооружений для собственных нужд. Да и на внешнем рынке  появление тех же боевых машин с успешным опытом боевого применения против российской техники изменит структуру сделок. Изменится и позиция Беларуси в военном союзе с РФ. Наличие собственных вооружений, производственных мощностей и надёжного партнёра сделает официальный Минск более свободным в своих действиях. Ждать осталось недолго.


[7] Л.Ф. Зайко, В.И. Карбалевич, О.М. Абрамова и др. Национально-государственные интересы Республики Беларусь. Минск: В.М. Скакун, 1999


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Print version
EMAIL
previous ЧЕЧНЯ И ДОНБАСС: НЕИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИЛА КРЕМЛЕВСКОЙ ЛОГИКИ |
Владимир Воронов
ПОЛИТИКО-ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ КАМПАНИЯ В СССР НАКАНУНЕ ГЕРМАНСКОГО НАПАДЕНИЯ |
Владимир Невежин
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.