ISSUE 3-2015
INTERVIEW
STUDIES
Павел Вензера Seray Özkan Ahmad Alili
RUSSIA AND VOLUNTEERS
Igor Yakovenko Bogdana Kostyuk
OUR ANALYSES
Bogdan Oleksyuk
REVIEW
Tomáš Strážay
APROPOS
Stepan Grigoryan


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
АЗЕРБАЙДЖАН И ИРАН ПОСЛЕ САНКЦИЙ: ПУТИ СБЛИЖЕНИЯ И КОНФРОНТАЦИИ
By Ahmad Alili | Researcher, Center for Economic and Social Development, Azerbaijan | Issue 3, 2015

Введение в тему

Расположенный на Кавказе,  в одном из самых геополитически чувствительных регионов мира, Азербайджан всегда осторожно выстраивал отношения со своими «большими соседями», отличался своим сбалансированным подходом к внешней политике и старался лавировать между Западом, Россией, Турцией и, конечно же, Ираном.

«Сбалансированная политика» была и есть единственным выходом из ситуации (в которую Азербайджан втянула сама география) для Азербайджана, чтобы сохранить свой суверенитет. Поэтому внешнюю политику Азербайджана, при которой не делается выбор  между сторонами (в отличие от других соседей – Грузии и Армении) и которая всегда оставалась сбалансированной, можно назвать специфической.

Но даже при этом ирано-азербайджанские отношения имеют особую специфику. На это есть много причин. После арабских завоеваний (исламизация Ирана) азербайджанцы сыграли в истории Ирана не менее важную роль, чем персы. На протяжении многих столетий они были частью  одного государства. Начиная с исламизации Ирана в VII веке преобладающее большинство династий, создавших свою государственность в иранском регионе или включивших территории современного Ирана в своё государство, имели азербайджанские корни или же по этнической принадлежности были близки к азербайджанцам. Каджары - последняя иранская династия, имевшая азербайджанские корни - была свергнута в 1925 году, и ее место заняла династия Пехлеви, имевшая персидское происхождение.

Одного этого фактора, казалось бы, должно хватить для того, чтобы сделать азербайджано-иранские отношения «специфическими». Но есть и другие моменты.

Русско-иранская война 1828-го года привела к тому, что азербайджанский народ остался разделенным по обе стороны реки Аракса, которая стала новой границей между Российской Империей и Каджарским Ираном. Русский Азербайджан (нынешняя Азербайджанская Республика) развивался по совсем другой траектории: сначалакак часть Российской Империи, а в дальнейшем - Советского Союза. Во время своего развития в другом политико-экономическом формировании, обретая черты секуляризма и  становясь европеизированной, Азербайджанская Республика начала представлять совсем другие ценности, чем Иран, где в 1979 году произошла исламская революция.

Но, в целом, отношения между Ираном и Азербайджаном всегда были неровными. С первых же дней после распада Советского Союза обретение Азербайджаном независимости создало совершенно новые реалии на северных границах Ирана.

Все это время Иран жил в условиях санкций западных стран; все эти «неровности» между Азербайджаном и Ираном происходили во время «активного сопротивления» Тегерана Западу.

Снятие санкций изменило все. Или практически все. Магнитуда изменений сильно затрудняет прогнозирование ирано-азербайджанских отношений. Те факторы, которые создавали неровности, все еще остались. Выход Ирана из международной изоляции и обретение нового статуса может сильно все осложнить или облегчить.  Но все-таки снятие санкций создаёт качественно новую фазу в отношениях, которые нуждаются в анализе. Принимая во внимание трудность прогнозирования этой темы, сначала рассмотрим факторы, которые определили отношения между Азербайджаном и Ираном.

Исторический обзор. Факторы, обусловившие отношения между странами

Как было указано в самом начале этой темы, факторы, обусловившие отношения между странами, имеют глубокие исторические корни, и при рациональном построении экономических отношениймногие разочарования можно было бы отодвинуть на второй план.

В этой части статьи будут более детально рассматриваться именно эти факторы. Сначала рассмотрим исторические факторы, потом перейдём к религиозным и этническим. Энциклопедические справки на эти темы помогут нам в дальнейшем построении статьи и объяснении установившихся связей, ибо в условиях неясности и трудности прогнозирования эти факторы будут играть основную роль и помогут нам объяснить сценарии развития.

Иран был одним из первых, кто признал суверенитет Азербайджана после распада Советского Союза. Ирану очень импонировала идея о втором шиитском государстве в его орбите влияния на северных рубежах. То, как иранские генералы предлагали свои услуги во время армяно-азербайджанскогонагорно-карабахского конфликта,  все еще является интересной темой для кулуарных дискуссий в Азербайджане. Можно даже прочесть воспоминания очевидцев о том, как в первые годы независимого Азербайджана портреты иранских религиозных лидеров мелькали в волнах протестов. Тегеран ожидал скорейшей религиозной революции и присоединения Азербайджанской Республики к своей «исторической родине» - к Ирану. Ирану все это очень казалось привлекательным и перспективным: обзаведение своим государством-сателлитом и экспорт идей Исламской революции были мастерски использованы в речах иранских политиков. Тогда, всего лишь через 11 лет после религиозной революции в самом Иране, эта тема была очень актуальна для внутренней аудитории Ирана.

А в Азербайджане считали иначе. Даже в период политической неразберихи, имевшей место в первые годы независимости, теократические идеи Ирана для разных политических групп не были привлекательными. Секулярные взгляды устойчиво укрепились в обществе, и та религиозность, которую предлагал Иран, многими была воспринята как «отсталость от исторического развития».

Молодая Азербайджанская Республика, сумевшая первой в регионе настоять на полном уходе русской армии со своих территорий, никак не могла хотеть присутствия армии другого государства.  Турция, являвшаяся членом НАТО и предлагавшая западные ценности, была принята более радушно, чем Иран с его политико-идеологическими амбициями и намерениями.

Произошедшее в дальнейшем повлияло на все последующее построение отношений между странами.

В марте 1992 года Иран как страна, заинтересованная в мире и спокойствии на своих северных рубежах, выдвинула инициативу посредничества. Предлагая свои услуги, Иран пригласил армянские и азербайджанские делегации в Тегеран, где была подписана декларация по разрешению конфликта. Ягуб Мамедов, тогдашний исполняющий обязанности президента Азербайджана, также посетил Тегеран в те дни. Но 9 мая армянские вооружённые силы взяли Шушу, город, который имел не только военно-стратегическую важность, но и считался одной из колыбелей Азербайджанской культуры, населенный азербайджанцами. В плане военной стратегии и морали урон для Азербайджана был более чем ощутимым.

Тот факт, что все это произошло, когда фактический глава государства находился за рубежом по приглашению и инициативе Ирана для подписания мирного договора, сильно осложнил ситуацию. 14 мая 1992 Аяз Муталлибов вновь стал президентом. Несмотря на то, что взятие Шуши в момент подписания соглашения о прекращении огня вызвало суровую критику официального Тегерана, общественное мнение об Иране в Азербайджане ухудшилось еще больше. Иран и сейчас заявляет, что все это было устроено силами, незаинтересованными в усилении роли Ирана в регионе (Газета "Эхо", 2015). Имеется в виду российская поддержка Армении. Как результат - Иран дискредитировал себя, и не только как посредник.

То, что произошло дальше, обострило отношения еще больше. Иран начал помогать Армении; не открыто, конечно.

Оценивая роль Ирана в поддержке Армении, второй президент Армении Роберт Кочарян признал, что были даже такие критические времена, когда без поддержки официального Тегерана Армения потеряла бы свою независимость.

Намекая на стратегические отношения между Арменией и Ираном в одном из своих интервью, другой президент Армении Левон Тер-Петросян отметил, что во время посредничества Минской Группы ОБСЕ был вариант, при котором предусматривался обмен территориями между Азербайджаном и Арменией: «Карабах будто бы присоединялся к Армении, а Азербайджан - к Нахчывани через Мегринский коридор. Это никто не выдумал. Но я бы никогда не пошел на такое решение. В этом случае мы лишаемся границы с Ираном, а она для Армении в стратегическом плане даже главнее Карабаха», - сказал он (Газета "Московские новости", 2014).

В наше время, несмотря на теплые отзывы глав стран друг о друге, отношения между Азербайджаном и Ираном теплыми не являются. Особенно раздражают официальный Тегеран дипломатические отношения между Азербайджаном и Израилем. У этой тематики особая история. Те, кто жил в Азербайджане в Советские времена и потом покинул его для того, чтобы жить в Израиле, особенно тепло относятся к Азербайджану, и в результате получается очень странная ситуация: прекрасные дипломатические отношения между Азербайджаном, преимущественно населенном мусульманами, и Израилем. Этот факт никак не может не раздражать Тегеран.

Иран также выступает против того, чтобы Азербайджан привлекал западные компании к разработке нефтяных месторождений на Каспии. В 2001 году даже был инцидент на Каспии между азербайджанскими нефтяниками и погранслужбой Ирана. Проблему тогда решили турецкие истребители, выступавшие с показательными выступлениями в Азербайджане (Газета "Ведомости", 2001) (Armenpress.am, 2001).

Как было отмечено ранее, Иран считает азербайджанские земли своим историческим владением. Официозы и историки называют Азербайджан исключительно «Азербайджанской Республикой». По их мнению, на название «Азербайджан» могут претендовать только жители тех территорий, которые находятся в составе Ирана.

Начиная со второй половины 90-х страны, как бы обоюдно, начали искать уязвимые стороны друг друга.

В этом контексте есть два фактора, без короткого упоминания о которых понимание развития ситуации в отношениях Ирана и Азербайджана невозможно: этнос и религия.

В Иране много азербайджанцев или «азербайджанских тюрков». Национальные круги даже указывают, что их число составляет до 40 миллионов человек. Иран обеспокоен тем, что националистические круги в Азербайджане могут повлиять на самосознание проживающих в Иране азербайджанцев, что может привести к развалу страны.

Иран, в свою очередь, может дестабилизировать Азербайджан изнутри. Своим завуалированным воздействием на политическую ситуацию в Азербайджане официальный Тегеран может добиться многого. Поддерживая религиозные группы, близкие к Ирану, Тегеран заинтересован в создании социальной базы своих передвижений.

Итак, в силу  того, что Иран и Азербайджан имеют очень много точек соприкосновения, обе стороны способны сильно подействовать друг на друга. В истории Ирано-Азербайджанских отношений полно таких примеров. После снятия санкций факторы, определяющие взаимные отношения между странами, могут дать толчок разным сценариям развития событий.

Сценарии развития отношений

Казалось бы, сценарий развития отношений между Ираном и Азербайджаном можно было бы строить на нефтяном факторе. Конечно же, нефть и цены на нефть (или то, как повлияет на них соглашение по ядерной программе Ирана) также являются основным фактором в отношениях, но есть и другие обстоятельства, которые необходимо учесть. Основываясь на приведенных  в этой статье данных, мы представим, как могут развиваться эти отношения в негативном и позитивном плане.

Негативный сценарий

Из-за того, что отношения между странами имеют негативный оттенок, вначале следует анализировать именно неблагоприятный сценарий, который  исходит из того соображения, что после снятия санкций Иран становится богаче, и благодаря обретенным ресурсам у него появляется активная нужда в  реализации своих амбиций за счет Азербайджана. При этом Иран может действовать в нескольких направлениях.

Прежде всего - это помощь Армении.

Экономическое сотрудничество с Арменией в любом случае нерентабельно для Ирана. Армения - страна, у которой нет собственных полезных ископаемых, чьи границы с Турцией и Азербайджаном закрыты, которая не имеет выхода к морю, - не может быть рентабельным экономическим партнёром. Также Армения с сокращающимся числом населения (1in.am, 2013) (Express.am, 2015) не может привлечь к себе внимание в качестве потребительского рынка. Иран может заинтересоваться сильной Арменией только как средством давления на Азербайджан. Ресурсы, которые Иран может приобрести за счет снятия санкций, могут быть направлены именно на реализацию совместных с Арменией проектов. Эти проекты не были до сих пор осуществлены из-за отсутствия средств у Ирана, а Армения никак не могла получить помощь от международных инвесторов. Проект автомобильной дороги (и проект железнодорожных коммуникаций) не показался международным инвесторам рентабельным, так как Армения со своими лимитированными возможностями из-за войны с Азербайджаном и закрытием границ с Турцией не может обеспечить поставки грузов или товаров для этих проектов. Тот вариант, при котором эти коммуникационные каналы могут пройти в Россию через Грузию, в данный момент также невозможен из-за конфликта между Грузией и Россией (или же ее непризнанными государствами-сателлитами).

Теперь, когда у Ирана есть эти средства, он может инвестировать в данные нерентабельные проекты только из своих политических соображений.

Не только инвестирование, но даже ведение активного диалога с Арменией по поводу этих проектов может вызвать недовольство Баку и привести к ухудшению дипломатических и экономических связей.

Другое важное направление, которым может воспользоваться Иран - это помощь внутренним проиранским группам в Азербайджане.

В этом случае нужно вспомнить факторы влияния, которые обуславливают отношения между Ираном и Азербайджаном: религия и этнос.

Иран является, наверное, единственной страной, которая имеет потенциал для того, чтобы взорвать Азербайджан изнутри. Инвестирование в крайне нерентабельные проекты, реализуемые совместно с Арменией, или же военные действия против Баку в экономическом плане очень невыгодны.

Инвестирование или помощь проиранским силам в Азербайджане могут сильно повлиять на политическую обстановку в этой стране.

Некоторые считали, что из-за угроз исламистов проведение песенного конкурса Евровидение-2012 в Баку будет отменено. Но официальный Баку смог добиться их усмирения. 2011 год, наверное, был самым активным в этом плане. На действия исламистов - избиение полицейских дубинками (что было впервые в Азербайджане) -  правительство ответило асимметричными мерами: был арестован лидер Исламской партии Азербайджана Мовсум Самедов, а также пятеро активистов этой партии и верующие, которые были особенно активны в ходе демонстраций (Eurasianet.org, 2011).

Но в руках Тегерана есть и другое "оружие": этнические меньшинства в Азербайджане, в частности -  талыши. Талыши являются ираноязычными представителями этнических меньшинств, живущими в приграничных с Ираном районах Азербайджана. В ранние 90-е некоторые их представители пытались создать свое государство, но их попытка не увенчалась успехом. Сейчас Иран спонсирует радиостанции, вещающие на талышском языке с территории Армении и оккупированного Нагорного Карабаха.

Активизация Ирана в этом направлении, конечно же, никак не может понравиться официальному Баку.

Другое направление, которое необходимо рассматривать - это активизация роли Ирана в конфликтах на Ближнем Востоке. Ожидается, что Иран войдет в открытое сопротивление с теми религиозными и террористическими группами, которые близки к некоторым семьям в Саудовской Аравии. Вражда между саудитами и иранцами имеет длинную предысторию. Подписав договор с Ираном, Вашингтон этим самым дал шанс Тегерану сбалансировать обстановку на Ближнем Востоке и усмирить саудовские амбиции.

В этом контексте Иран может потребовать поддержки у Азербайджана, основную часть населения которого составляют шииты. Предпочтения Азербайджана всегда оставались нейтральными, что в этом случае может сильно разозлить Тегеран.

В итоге Иран, обретя новый статус и свободу действий, сможет иметь намного больше ресурсов, чем сейчас. Еще не ясно, какую часть этих ресурсов он сочтёт нужным потратить на Азербайджан.

Но надо учесть то, что подписанный договор также будет иметь эффект для экономики Ирана. Появление возможности  подталкивания экономики Ирана к  реформам  создает благоприятные условия для позитивного сценария.

Позитивный сценарий

Позитивный сценарий развития отношений между Азербайджаном и Ираном, в долгосрочной перспективе, во многом зависит от либерализации и дерегуляции иранской экономики. Существующая сейчас в Иране экономическая модель больше похожа на экономическую модель стран бывшего СССР, хотя Иран и декларирует ее как либеральную.

Тот метод управления, которого придерживаются в Иране, делает экономику страны менее похожей на существующую в западных странах либеральную модель. То есть, несмотря на то, что Иран считает свою экономику либеральной, на самом деле, из-за тяжёлых регулятивных мер, она таковой не является.

Особенно недовольны таким положением дел международные инвесторы.

К примеру, если международный инвестор хочет вложить средства в нефтяную отрасль Ирана, то по существующим законам он должен закупать оборудование для своей работы только от иранского производителя. Если этого оборудования нет в Иране, то можно его приобрести и за рубежом. Определённое число работников должны быть из Ирана. И масса других ограничений.

После подписания соглашения о ядерной программе Ирана в этом направлении ожидается изменение.

Иран остро нуждается в инвестициях из-за рубежа. Это значит, что ему придётся "поухаживать"за международными инвесторами и пойти на реформы для того, чтобы дерегулировать свою экономикуи сделать ее более либеральной.

Именно тут и ожидаются перемены, связанные с Ираном. Экономические реформы в этой стране никак не обойдутся без политических изменений в системе. На данный момент нефтяной бизнес находится под "надзором" Корпуса Стражей Исламской революции. Любые реформы в этом секторе приведут к "ущемлению" их прав. Такой важный институт управления в Иране,  как Корпус Стражей Исламской революции,  не сможет бездействовать в  этой ситуации. Реформы в других отраслях будут иметь тот же эффект. А Ирану нужны реформы - без этого никак. Все это, в конечном счете, приведет к политическим изменениям.

Обычно контролируемые модели экономики являются очень хорошими инструментами для политиков в достижении ими своих целей. Официальный Тегеран в силах оперативно повлиять на экономическую кооперацию между странами, что несвойственно для либерально-демократических режимов.

Ожидаемый результат будет таким, что Иран станет более рациональным в своих экономических и политических амбициях. Такой Иран никак не сможет игнорировать своего северного соседа, экономический потенциал которого составляет около 80 процентов всего экономического потенциала Южного Кавказа.

Все это создаст возможности для развития двусторонних отношений. Транспортные инфраструктуры по типу железной дороги, проходящей через Астару (Азербайджан), должны соединить действующие железные дороги России и Ирана. Этот проект -  составная  часть транспортного коридора "Север-Юг", целью которого является интеграция транспортно-информационных магистралей России, Азербайджана, Ирана, Индии и Омана. Этот проект более чем возможен при ограниченных политических амбициях.

Строительство железной дороги между Азербайджаном и Ираном также будет способствовать протяжению этой ветки до Нахчыванской Автономной Республики –  азербайджанского анклава, который окружен Ираном, Турцией и Арменией.

Первые признаки позитивного сценария уже видны. Сразу после достижения договоренности с западными странами официальные представители Ирана пригласили своих азербайджанских коллег в Иран для обсуждения будущего пост-нуклеарного сотрудничества. Делегация правительства Азербайджана, возглавляемая министром экономики и промышленности Шахином Мустафаевым, посетила Иран в начале августа 2015 года. В состав делегации также вошли представители Госнефтекомпании Азербайджана, Центрального банка, министерства связи и высоких технологий, ОАО "Азерэнержи", ЗАО "Азербайджанские железные дороги", Каспийского морского пароходства, Госагентства по альтернативным и возобновляемым источникам энергии и бизнесмены из разных секторов.

В заключение к этому параграфу следует отметить, что позитивное развитие отношений, которое может осуществиться) между Азербайджаном и Ираном, обусловлено реформами в самом Иране. Достигнутое с группой Е3/ЕС+3 соглашение  - хороший повод для того, чтобы подтолкнуть Иран к реформам.

Как было указано выше, эти изменения будут тянуть за собой и политические изменения в системе. А это пойдет только на пользу отношениям.

Заключение

История отношений между Ираном и Азербайджаном имеет особую специфику, обусловливая все этапы развития отношений. Соглашения, достигнутые по Ядерной программе Ирана,  создают новый этап отношений между Азербайджаном и Ираном.

Из-за масштабов этой сделки перемены в регионе таковы, что прогнозирование развития двусторонних отношений между Ираном и Азербайджаном становится очень трудной задачей: слишком много переменных.

В этом контекстеединственным возможным методом является анализ факторов, обусловливающий отношения между странами, и прогнозирование по отдельным факторам; что и было сделано в этой статье.

Мы пытались спрогнозировать и негативные, и позитивные сценарии развития отношений.

От сделки по ядерной программе с Ираном, Азербайджан, можно сказать, в основном выиграет. Во-первых, у Азербайджана есть уверенность в том, что на его южных границах не будет постоянного фактора нестабильности, что само по себе является очень позитивным фактором для развития отношений.

Экономические и политические реформы в Иране также неизбежны под давлением международного сообщества. Как объяснено в статье, это пойдет только на пользу азербайджано-иранским отношениям.

Источники

Газета "Эхо". (2015, май 08). 23 года назад армяне оккупировали Шушу. Retrieved from http://www.echo.az/article.php?aid=83349

Газета"Ведомости". (2001, июль 26 ). Иран и Азербайджан делят море. Retrieved from http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2001/07/26/iran-i-azerbajdzhan-delyat-more

Газета "Московские новости". (2014, июня 23). «Бывшие президенты вообще не должны вмешиваться в политику» . Retrieved from http://www.mn.ru/newspaper_zoom/20110623/302712754.html

1in.am. (2013, ноябрь 20). Ужасающие цифры – население Армении все уменьшается: пресса. Retrieved from http://ru.1in.am/37614.html

Armenpress.am. (2001, август 22). Турецкие истребители полетят в Баку . Retrieved from http://armenpress.am/rus/news/526660/.html 22 август 2001

Azerbaijans.com. (n.d.). Абульфаз Эльчибей . Retrieved октябрь 02, 2015, from http://www.azerbaijans.com/content_843_ru.html

Eurasianet.org. (2011, январь 12). Азербайджан: Арест лидера Исламской партии заострил внимание на роли религии в политике. Retrieved from http://russian.eurasianet.org/node/58502

Express.am. (2015, апрель 20). Население Армении уменьшается ежегодно на 1%. Retrieved from http://express.am/news/view/naselenie-armenii-umenshaetsj%D0%B0-ezhegodno-na_1.html

Print version
EMAIL
previous KEY TRANSPORTATION ROUTE FOR THE CAUCASUS: CASPIAN TRANSIT CORRIDOR |
Seray Özkan
СПУСКОВЫЕ КРЮЧКИ ВОЙНЫ |
Igor Yakovenko
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.