ISSUE 4-2015
STUDIES
Victor Zamyatin Victor Chirila Igor Tyshkevich Bogdana Kostyuk
RUSSIA AND TURKEY
Daniş Emrah Emin
OUR ANALYSES
Ярослав Шимов
REVIEW
Petr Vagner
APROPOS
Vera Novikova


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
БЕЛАРУСЬ: ВЫБОР ПУТИ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ
By Igor Tyshkevich | independent expert, Belarus | Issue 4, 2015

Осенью в Беларуси прошли выборы президента. В принципе, о результатах голосования, или, точнее, подсчёта голосов никто особо не думал. Пока что в Республике Беларусь каждые 5 лет проходят не президентские выборы, а выборы Александра Григорьевича Лукашенко. Тем не менее электоральная кампания на берегах Нёмана привлекла внимание. Причина  - в политике самой Беларуси в 2013-2014 годах. Было много разговоров о возможности структурных реформ, об изменении политической ориентации. И о том, насколько Лукашенко союзник Путину. С момента инаугурации прошло больше двух месяцев. Можно подводить первые итоги. И пытаться ответить на несколько вопросов. В частности:

  1. Так будут ли в Беларуси реформы
  2. Какова будет новая политика Республики Беларусь по отношению к РФ и странам Запада.

Об этом и предлагаю порассуждать.

Предыстория. Или на пути к выборам.

Беларусь привлекла к себе внимание своей позицией в украинском кризисе. То, что говорили и делали представители официального Минска, шло вразрез с ожиданиями Кремля. Для многих это стало неожиданностью. Но если проанализировать ход событий — было вполне очевидно, что европейская интеграция Украины — шанс, который в Минске упускать не собираются.

Это окно возможностей, которое позволяло, как минимум, уменьшить зависимость от России. А в идеале - дать толчок развитию собственной экономики. Повторяться не буду — об этом писал для «Русского вопроса» ещё в конце 2013 года. Когда победа Майдана представлялась фантастикой[1].

События, которые последовали за этим, были более чем выгодны Минску. Точнее, создавали множество возможностей. Которые ни Беларусь, ни Александр Лукашенко как личность упускать не имели права.

В экономической сфере была очевидна тупиковость развития «сырьевой экономики». Но для глубоких реформ и перехода к экономике знаний нужны как минимум:

  • доступ к длинным дешёвым деньгам
  • доступ к технологиям и научному обмену
  • новые рынки

А также, учитывая соседство России, приход внешних сил, способных уравновесить российское влияние. Или затянуть Кремль в политический кризис, требующий мобилизации всех ресурсов.

Что касается денег, технологий и рынков — нужен был выход из-под санкций. Ведь как бы там ни было, ЕС и США были и остаются научными, и финансовыми центрами. Конфронтация Украины и России, экономические санкции, с одной стороны -  дали Беларуси возможность заработать как стране-посреднику[2]. Но этого мало для реализации задач. Беларусь предоставляет место для переговоров по кризису на востоке Украины. И вот тут - достижение беларуской дипломатии, из страны-площадки для переговоров превращается в государство, косвенно участвующее в процессе.

Кроме того, Беларусь активно помогала (и помогает) Украине. В частности:

  • Работая по военным контрактам с Киевом в 2014-м[3] и 2015-м[4]
  • Создавая совместные предприятия либо напрямую своими поставками компенсируя дефицит определённых товаров, вызванных торговыми войнами с РФ
  • Даже переходя во взаимных расчётах на украинскую гривну[5].

Это и активизация Беларуского МИД позволили начать диалог о нормализации отношений Минска, Брюсселя и Вашингтона. При этом республика Беларусь не просто вела разговоры. Она предлагала план реформирования страны. Достаточно структурированный, последовательный и реалистичный[6].

Параллельно изменялись и внешнеэкономические приоритеты. Обвал рынков Украины и России только способствовал этому. В частности, программа деятельности Правительства Беларуси содержит такие строки: «переориентация товарных потоков на новые перспективные рынки»[7].

Что, к слову, и было сделано. Примечательно, но даже сравнивая торговлю Украины и Беларуси с ЕС, задаёшься вопросом, «кто подписал договор об ассоциации». Статистика по внешнеэкономической деятельности Беларуси намного более позитивная. Ниже привожу сравнительную таблицу торговли за январь-июль 2015 года (по данным Белстата[8] и Укрстата[9]).

Таким образом, работая фактически в режиме стимулирования поставок Украина, (по благоприятному прогнозу) выручит от своего экспорта на рынки ЕС около 12,23 млрд. долларов. Это всего лишь 73% от уровня 2013 года и 71,94% от показателей 2014. Для сравнения Беларусь, которая частично находится под санкциями и в режиме торговых ограничений, выручит не менее 9,2 млрд. долларов. В процентах прогноз на 2015 выглядит так — не менее 88,45% от уровня 2013 и не менее 86,33% от уровня 2014 года. При этом по значительному числу стран Беларусь скоро (или уже) превысит украинские показатели и в абсолютных цифрах.

Естественно, сдержанная позиция Беларуси в уУкраинском кризисе позиция стала приятным откровением для европейских и американских дипломатов. Но отношения между странами перешли ту грань, которая позволяла быструю нормализацию без уступок со стороны официального Минска. Уступки были сделаны. Но чисто формальные — сама система осталась нетронутой. Отпустили несколько политзаключённых, не сажали оппозиционеров во время предвыборной кампании. И, по большому счёту, всё.

Естественно, что в деле налаживания отношений Беларуси нужны были посредники. Таковыми являлась и является Литовская республика, Украина и бывший президент Грузии М. Саакашвили. Именно ради встреч и обсуждений в этом «узком кругу» министр иностранных дел Беларуси аж на 4 дня прилетал в Украину. Где 3 из 4-х дней проводил переговоры за закрытыми дверями в Одесской области. Официально — обсуждая со своими литовским и украинским коллегами (а так же с руководителем ОГА М. Саакашвили) «увеличение товарооборота между Беларусью и Одесской областью Украины».

Однако, украинский кризис продемонстрировал Минску один очень важный аспект европейской политики. Это медлительность и нерешительность. Нужны были союзники, которые могут действовать быстро и решительно. В качестве таковых Беларусь выбирает США и Великобританию. Последняя — мощное государство, которое, с одной стороны, часть ЕС. С другой — имеет свою позицию, по многим пунктам отличную от «результатов очень долгих консультаций Оланда и Меркель».

Ещё в марте 2015 А. Лукашенко в интервью Bloomberg прямо заявлял о необходимости усиления американского присутствия в регионе: «если американцы хотят, чтобы здесь был мир и стабильность, они немедленно должны подключиться к этому процессу» - вот слова из стенограммы беседы[10].

Мало того, за 2015 год было более 10 встреч дипломатов на разном уровне. В том числе 3 визита американских политиков в Минск — неслыханная ранее интенсивность. Было и сотрудничество в, скажем так, несколько скользких областях. Как, например, продажа через болгарскую фирму-посредника ПТУРС сирийской оппозиции. Той самой, против которой вскоре начала свои операции Россия[11].

Как результат, США начали процесс снятия своих санкций задолго до выборов. В частности - с компании Беларуснефть и нескольких менее публичных бизнесов. А во время визита на Генассамблею ООН А. Лукашенко приглашается на приём от имени президента США. Мероприятие, которое выходит за рамки протокола Организации Объединённых Наций. И, что самое пикантное, на которое беларуский президент попасть не должен был — визовые санкции по нему сняты не были. То есть он мог прилететь в ООН. Но не мог участвовать в мероприятиях «вне рамок» Генеральной ассамблеи. Второй факт — не приглашение на приём В. Путина. Таким образом, перед самым голосованием США тонко намекнули, что, по крайней мере, следят за развитием событий в Минске. В том числе и отслеживают российское влияние. Одним словом, А. Лукашенко делал всё возможное, чтобы заручиться поддержкой США. И в определённых рамках он её получил[12].

Если же говорить о Великобритании, ситуация ещё более занимательная. За 2014-2015 годы Соединённое Королевство резко переместилось в списке крупнейших торговых партнёров Беларуси с 10 на 2-е место. Но это лишь надводная часть айсберга. Ключевым в данном случае является усиление торговли с целым рядом стран. Тех, которые являются членами Британского Содружества Наций. И если на берега Темзы идут, в основном, нефтепродукты, то в другие государства – товары с высокой добавленной стоимостью. Ниже привожу таблицу объёмов торговли, составленную по данным Белстат:

Естественно, что кроме экономических вопросов оживились и дипломатические контакты. По крайней мере с половиной из стран Британского содружества. Теми, кто может повлиять на сотрудничество Беларуси с развитыми странами.

Таким образом, в преддверии дня выборов возникла интрига: куда пойдёт Беларусь. И не будет ли отката по примеру 2010-2011 годов.

Выборы прошли. И многие сразу заговорили о повторении грустной истории пятилетней давности. А. Лукашенко перед самыми выборами несколько раз заявил о непринятии реформ. Эти же тезисы он повторил и в своём первом «послевыборном» выступлении.

А на состоявшемся в Минске «Октябрьском экономическом форуме» советник президента по экономическим вопросам, один из авторов концепции реформирования страны, выступил с докладом «Почему реформы не получатся (в Беларуси в 2016 году)?».[13] В котором он называл предпосылки реформ и причины, по которым они не будут идти. Правда, закончил выступление достаточно оригинально: «Получить официальный ответ, будут ли реформы в 2016 г., можно только из официальных документов и решений Главы государства. Например, сделать вывод можно будет из программных документов на 2016 г.: изменились ли подходы к поддержке убыточных госпредприятий, директивному планированию, кредитованию, какая инфляция, какие параметры закладывает Правительство и Нацбанк»[14].

Одним словом, вопросов больше чем ответов. Но попробуем воспользоваться советом Кирилла Рудого и оценить дела. Начнём с внешней политики. Ведь, как говорилось выше, без ресурсов (денежных, технологических, научных, политических) реформирование страны невозможно.

Какова будет новая политика Республики Беларусь по отношению к РФ и странам Запада?

Как известно, Беларусь — союзник России. Причём не на словах — формально — подписаны несколько соглашений в военной, экономической и политической сферах. Беларуские власти, надо отдать должное, до последнего стараются выполнять букву соглашения. То есть то, что написано. Формально. И это зачастую не мешает проводить свою политику.

Дабы долго не утомлять, дам списком перечень основных событий, которые имели место в политике после инаугурации нового-старого президента.

  1. Первая встреча на высшем уровне происходит с президентом Азербайджана. При этом беларуский президент «с порога» заявляет, что «В Беларуси помнят, когда в трудный момент Азербайджан «подставил плечо»»[15]. Речь идёт о нефтяных войнах между Минском и Москвой. Тогда, с помощью СВОП поставок нефти с участием Азербайджана и Венесуэлы, Беларусь смогла отстоять свои интересы. На самой же встрече обсуждались вопросы сотрудничества в области нефтехимии. То есть в сфере, которая традиционно была беларуско-российской. Как сообщает агентство БелТА, «Стороны также вышли на новые направления сотрудничества в сфере информационных, нано-, биотехнологий, военно-промышленного комплекса, научных исследований».
  2. Первый же официальный визит А. Лукашенко совершил во Вьетнам. Обсуждались вопросы участия страны в разведке и добыче полезных ископаемых[16]. В первую очередь, добыча нефти, угля. То, что Беларусь, с одной стороны, покупает у РФ. Но при этом ищет варианты уменьшения такой зависимости.
  3. Следующий визит — Туркменистан. Где, кроме всего остального, заключались соглашения о разработке нефтеносных и газовых пластов. А также добыче калийных солей. И строительстве горно-обогатительного комбината. Что симптоматично на фоне конфликта с «Уралкалием» вокруг Беларуской калийной кампании. Напомню, после покупки российским олигархом Сулейманом Керимовым российских калийных активов РФ вышла из совместных с Беларусью проектов по продаже калийных удобрений. Речь идёт о БКК, которая контролировала 37% мирового рынка. А дальше было просто — арест беларуским КГБ ряда топ-менеджеров Уралкалия и принуждение Керимова продать активы. Что и было сделано. Олигарх из близкого окружения Путина на спешной продаже потерял огромную сумму, а новое руководство заявило о желании возобновить сотрудничество с Беларусью. Но если начнётся масштабная разработка туркменских месторождений, перспективы российских кампаний будут не особо радужными. Проект важный для Беларуси. А. Лукашенко заявил во время визита следующее: «Гарлыкского горно-обогатительного комбината по выпуску калийных удобрений станет венцом сотрудничества Беларуси и Туркменистана»[17].
  4. Визит в Российскую Федерацию также был. Третьим в ряду. И только в декабре 2015 года. Закончился он, по большому счёту, ничем. Беларусь не получила заёмных денег. А Россия  - право на размещение авиабазы на территории страны-соседки. Но красивых слов о дружбе было много.
  5. За ноябрь-декабрь 2015 года Беларуский МИД на разных уровнях провёл более 5 встреч с европейскими политиками. Обсуждались в том числе не только «беларуские» вопросы. Хотя вопрос санкций, которые были приостановлены, естественно, поднимался. Прогресс был, скорее всего, достигнут. По крайней мере, руководитель МИД смог заявить, что ожидает полной отмены санкций в 2016 году[18].
  6. Более того, Республика Беларусь намерена заключить «новые соглашения» о сотрудничестве с ЕС. Отдельные, без «участия» союзника-РФ. «Мы должны добиться того, чтобы начать выстраивать отношения с Евросоюзом в будущем на основе нового документа между Беларусью и ЕС» - заявил Владимир Макей 3 января.[19]
  7. Интересна позиция Беларуси и по кризису со сбитым Турцией российским самолётом. С одной стороны, Беларусь — военный союзник России. С другой — комментария инцидента на высшем уровне так и не последовало. Было другое: пресс-секретарь МИД Беларуси Дмитрий Мирончик «выразил глубокое сожаление и крайнюю обеспокоенность… когда участниками таких инцидентов становятся братская для нас Россия и дружественная Турция»[20]. А дальше, с развитием событий, Минск педложил свою помощь «в урегулировании конфликта»[21]. Так сказать, по украинскому сценарию.
  8. Перед новым годом произошло ещё одно событие. Визит в Минск председателя Комитета по иностранным делам Совета представителей Ирака Хасан Хамадани[22]. Который обсуждал вопросы военного, политического и экономического характера. Учитывая, что цивильная администрация Ирака это, так сказать, сфера интересов США, событие любопытное. Тем более, что беларуская пресса о подробностях трёхдневного визита практически ничего не писала.
  9. Ну и, наконец, работа беларуского правительства «на стыке» экономики и политики. Беларусь начала переговоры с МВФ о предоставлении кредита в сумме $3 млрд под 2,28% сроком на 10 лет по расширенной программе — на структурные реформы[23]. А при встрече с представителями фонда в Минске А. Лукашенко заявил, что «ни один пункт, который предлагается МВФ, не вызывает у него отторжения, аллергии».[24]
  10. В начале 2016 Беларусь в полном объёме возобновила переговоры о вступлении в ВТО. То есть, возобновила работу, которую тремя годами ранее приостановила «после консультаций с союзнической Россией»[25].
  11. Украинский кризис. На фоне торговой войны между РФ и Украиной позиция Беларуси выглядит интересно. Минск не поддержал Москву в идее блокады украинской экономики. Беларусь не будет выходить из зоны свободной торговли со своей южной соседкой. Более того, начал переговоры о расширении сотрудничества. Аналогичная работа, к слову, ведётся и с Турцией.
  12. В 2016 году республика Беларусь будет работать и над упрощением визового режима со странами Европы. Об этом также заявил беларуский МИД[26].

Таким образом, говоря о позиции Беларуси, можно утверждать: официальный Минск после выборов старается наладить контакты с рядом государств. Это ЕС и США. А также страны, которые способны заместить Россию по ключевым позициям импорта. При этом Беларуское руководство не пытается добиться положительной реакции Кремля на свои действия — работает, исходя из своих интересов.

С другой стороны, полного разрыва отношений с Россией ожидать тоже не стоит. Слишком большая пока что зависимость беларуской экономики от российских поставок и российского рынка сбыта. Можно говорить о балансировании на противоречиях и постепенном дрейфе в сторону от «Русского мира».

Вот на этом перейдём к экономике.

Так будут ли в Беларуси реформы?

И вновь будем оценивать факты, а не заявления. В своих программных статьях Кирилл Рудый указывал 5 условий начала реформ. В упомянутой статье «Почему реформ не будет» он заявлял, что их пока «нет».

Давайте пройдёмся по пунктам.

1. Чёткое представление, что ты хочешь получить в результате.  Это то, что как раз в Беларуси есть. И план реформ, предложенный МВФ, и концепция структурных реформ, предложенная российскими деловыми кругам, и материалы, распространяемые по каналам МИД, говорят об одном. В стране существует по крайней мере одна целостная, структурированная и логичная концепция реформирования. Которая предлагается внешним партнёрам.

2. Ресурсы на проведение реформ. Тут стоит заметить, что тот же К. Рудый говорил, что реформы начинаются тогда, когда заканчиваются деньги. То есть кризис на рынках вынуждает искать заёмные средства. И, найдя ресурсы, проводить в жизнь план изменений. Кризис на основных рынках есть. И он в ближайшие годы никуда не исчезнет. Более того, можно констатировать, что начинается активная фаза «кризиса сырьевой экономики». Во всём мире. То есть, необходимость назрела. При этом Беларусь имеет «запас прочности» в виде сверхприбыльных отраслей — нефтепереработки, химпрома и производства калийных удобрений. Переговоры с МВФ также ни что иное, как поиск ресурсов на реформы.

Ресурсами (не денежными) является и активизация внешней политики. И, что важно для реформ «экономики знаний», научно-техническое сотрудничество. Которое в 2015 году существенно активизировалось. И на котором, на фоне общего сокращения расходной части бюджета 2016 года, средств не экономят.

 3. Структуры и кадры, которые будут проводить реформы на местах. В этом пункте нельзя не отметить управляемость процессами в Беларуси. Власть сильна. И может контролировать выполнение задач. Вопрос с кадрами. Тут сложнее. С одной стороны, в руководство страной приходит новое поколение. В том числе и весьма разумных людей. Но их меньшинство. Значительная часть номенклатуры — советские люди. И тут интересна программа МОСТ[27].  Финансирование 500 визитов стейкхолдеров и управленцев (в различных сферах: НПО, бизнес, власть, наука) в ЕС для налаживания партнёрских связей. Количество участников — 1500 человек. И это за 2 года: 2016 и 2017. Это ни что иное, как попытка создать кадровый резерв. Кроме того, правительство ещё в 2015 году обсуждало вопросы возможного привлечения к работе по реформированию страны успешных беларусов-эмигрантов (скорее всего, не «политических»). В конце концов участие представителей власти в дискуссиях на площадках, организованных профильными НПО, тоже демонстрация поиска кадров и идей. Это то, чего не было ещё в 2013-14 годах.

4. Политическая поддержка со стороны более мощных (в области экономики и политического влияния) государств. Тут долго писать не буду — основные факты поданы выше.

5. Политическая воля. Самый сложный вопрос. Ведь А. Лукашенко заявляет о неприятии «реформ». Но слова президента и дела - зачастую немного разные вещи. Кроме того, А. Лукашенко не может использовать реформистскую терминологию. Ведь его приход к власти и вся политика шла под лозунгами «защиты народа от антинародных реформ». Кроме того, реформы означают, что процессы в стране идут не в том направлении. Но ведь процессами уже 20 лет управляет сам Лукашенко. Поэтому признание необходимости реформирования для него равнозначно признанию ошибочности своей политики. Этого не будет.

И всё? Нет. Есть ведь другие термины: «модернизация», «усовершенствование» и так далее. Смею утверждать, что несмотря на антиреформистскую риторику, изменения будут. И они уже идут. Для иллюстрации дам перечень событий, которые произошли после выборов. Помните фразу К. Рудого «Получить официальный ответ, будут ли реформы в 2016 г. можно только из официальных документов и решений Главы государства» Итак, с ноября по январь в Беларуси:

  1. Изменён порядок поддержки убыточных предприятий (зафиксировано в том числе и в бюджете на 2016 год)[28]. Дотации одномоментно не исчезают. Но в 2016 году в 10 раз сокращаются объёмы льготного финансирования и субсидирования. А сроки возврата заёмных денег минимальны - не более 1-2 лет. Предприятия,  которые не смогут «выжить» в таких условиях, уходят в процедуру банкротства. Или продаются.
  2. Это в значительной мере касается и сельского хозяйства. Тем более, что в Беларуси фактически проведена подготовка к запуску рынка земли. Бывшие колхозы реорганизованы в ОАО. И в процессе реорганизации колхозники (владельцы основных средств коллективного хозяйства ,в том числе и земли) стали акционерами-миноритариями. Причём, с лишь финансовым обеспечением акций. Таким образом правительство избежало проблемы, связанной с необходимостью распаевания земель. А убыточные уже ОАО продаются иностранцам. Пока лишь как пилотные проекты. Но таковых уже более полусотни. А покупатели – бизнесмены из Китая, Италии, Польши, Литвы, Португалии.
  3. В парламенте на рассмотрении находится законопроект о переходе на «индикативное планирование» в экономике. Это — ключевой параметр — отказ от директивного планирования с нормами выпуска, пятилетками и т. д.
  4. Изменилась политика Минфина и Нацбанка. Она стала более чем жёсткой по отношению к проблемным банкам. Таковые лишаются лицензии достаточно быстро. Запущена система «Кредитный регистр» – база информации о частных заёмщиках и компаниях[29]. Доступ к которой имеют все банки. Привлечение внешних кредитов. Тут можно привести в пример декабрьское заявление А.Лукашенко о «нецелесообразности» получения «дорогих» денег на внешних рынках. Под «дорогими» понимаются проценты выше 5-7.
  5. На ближайшей сессии парламента скорее всего будет принят закон о «Государственно-частном партнёрстве». Он определит рамки работы инструмента как на национальном, так и на региональном уровнях. После его принятия возможно внесение изменений в закон о бюджете (и бюджеты местных органов власти). Планируется предусмотреть отдельную графу на подобные проекты.
  6. Параметры инфляции. Тоже всё прозрачно. В Беларуси с 2016 года в обороте новые деньги. Будет деноминация. И введение, в том числе, металлических монет. Что автоматически означает отказ от «инфляционного» разогрева экономики. Задача правительства на ближайший год — удержать инфляцию в рамках 12%. И это на фоне кризиса.
  7. Белстат переходит на новую методику подсчёта ВВП — СНС-2008[30]. Эта методика используется в ЕС, США, Канаде. И пока только планируется к внедрению в той же «реформирующейся» Украине.
  8. Для упорядочивания операций с ценными бумагами и оживления фондового рынка создан единый портал финансового рынка (ЕПФР)[31]. Существование такого инструмента не имеет смысла в плановой «постсовесткой» экономике с ограниченным участием частного бизнеса.
  9. Бюджет на 2016 год стал рекордсменом по урезанию социальной сферы и государственных программ. Финансирование осталось лишь на тех направлениях, которые, в той или иной мере, могут оказать влияние на развитие инновационного потенциала экономики.
  10. В Беларуси утверждена концепция энергетической безопасности. Документ устанавливает планы по развитию энергетического сектора[32]. Так, генерация энергии должна вырасти на 30% уже через 3 года – до 39,9 млрд кВт.ч. При этом предполагается отказаться от импорта электричества уже через год. А в качестве приоритетов работы правительства указана «диверсификация поставщиков и видов энергоресурсов».                                                                                                      

Постановлением Совета Министров №1080 от 23 декабря 2015 года вводится новая система управления государственными финансами[33]. Она подготовлена на основании рекомендаций экспертов Всемирного Банка на основе методологии и подходов Public Expenditure and Financial Accountability[34]

Это лишь ключевые события. Которые произошли за очень короткий промежуток времени: с 10 ноября до 4 января. Согласитесь, неплохой темп реформ, которых вроде как и нет.

Резюме

Если подвести черту под вышесказанным, то становится понятно — 2016 год в Беларуси будет интересен. Не кризисными явлениями. Это прогнозируемо. А политикой руководства страны по реформированию общественных отношений. И поиску новых партнёров на международной арене.

События ещё более интересны, если учесть, что Беларуский режим вышел из-под санкций без политических уступок. Система власти осталась той же. И уж где реформ точно не будет — так это в политике.

Таким образом, можно говорить о попытке проведения эксперимента в стиле Де Голя, Ли Куан Ю или Пиночета. В Восточной Европе. В 21 веке. Согласитесь, занимательно.

Print version
EMAIL
previous TRANSNISTRIAN SETTLEMENT IN STALEMATE |
Victor Chirila
«УКРАИНА – ПРЕВЫШЕ ВСЕГО»: ОТ ЛОЗУНГА К ДЕЙСТВИЯМ |
Bogdana Kostyuk
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.