ISSUE 1-2016
INTERVIEW
STUDIES
Bogdana Kostyuk Roman Temnikov
RUSSIA AND OPPOSITION
Igor Yakovenko Gleb Cherkasov
OUR ANALYSES
Bogdan Oleksyuk Ľubor Matejko
REVIEW
Лубор Матейко
APROPOS
Pavel Venzera


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
RUSSIA AND OPPOSITION
КТО В РОССИИ ПРОТИВ ПУТИНА?
РОССИЙСКАЯ ОППОЗИЦИЯ: ПЕЙЗАЖ НА ФОНЕ ГУМАНИТАРНОЙ КАТАСТРОФЫ
By Igor Yakovenko | Journalist, the Russian Federation | Issue 1, 2016

Перефразируя известную реплику персонажа советской кинокомедии «Карнавальная ночь» можно сказать: «Есть ли в России оппозиция, нет ли в России оппозиции – народу это неизвестно». Судя по опросу Левады-центра, проведенному в феврале 2016года, 54% жителей России предполагают, что в стране есть сейчас политическая оппозиция власти. Еще меньше, а именно 52% считают, что оппозиция вообще нужна. Эта доля людей, признающих, что в России нужна какая-либо оппозиция, уменьшается стремительно, как кусок масла на раскаленной сковородке: в прошлом году было 66%, в «протестный период» - 72%, сейчас 52%.

Еще более странными выглядят представления россиян о том, кто именно представляет в России оппозицию, как она выглядит в лицах. Для 69% известным оппозиционером является лидер ЛДПР, для 63% - Геннадий Зюганов. То есть в качестве оппозиционеров граждане чаще других опознают людей, которые ни секунды в оппозиции не были, а наоборот, всегда были частью власти, поддерживали и поддерживают ее наиболее мракобесные законы и политические шаги в диапазоне от закона Димы Яковлева до аннексии Крыма и агрессии на Донбассе.И лишь по 44% знают в качестве оппозиционеров Михаила Ходорковского и Григория Явлинского.

Оппозиция и население

Причин, по которым отношение населения к оппозиции в России, мягко говоря, прохладное, а представления, мягко говоря, не вполне верные, несколько. Назову пять наиболее очевидных.

Главная из них – 16-летняя информационная война против любой реальной российской оппозиции. Количество лжи и клеветы в адрес оппозиции, вываленной на головы россиян за этот период, невозможно измерить. Все эти неисчислимые «Анатомии протеста», «Специальные корреспонденты» и прочие спецпроекты сделали свое дело. В головах россиян прочно сформировался образ продажного и глубоко безнравственного мерзавца, готового за госдеповскую печеньку продать в рабство все население страны.

Вторая причина связана с первой и заключается в том, что пропаганде удалось связать в сознании значительной части россиян оппозицию с теми, кто был у власти в «лихие 90-е».То есть это была двухходовка: сначала формируется в значительной степени ложный образ «кромешного десятилетия», а потом вдалбливается в головы другая, уже стопроцентная, ложь, что в это время,по выражению Путина,«ураганили с Березовским» совсем не те, кого покойный БАБ привел к власти, а те нынешние оппозиционеры, кто в 90-е были и от власти, и от Березовского довольно далеко.

Тщательная зачистка политического поля –третья причина – не оставила почти никаких сколько-нибудь жизнеспособных политических структур в лагере оппозиции. Чуровские выборы надежно перекрыли вход в парламент, напуганный бизнес твердо усвоил, что поддерживать оппозицию самоубийственно, а молодые россияне с активной жизненной позицией хорошо знают, что реализовывать свои амбиции можно где угодно, только не в оппозиции, поскольку автозак, полицейские дубинки и тюремный срок – это не самые комфортные условия для жизненного старта и вряд ли могут рассматриваться в качестве надежного социального лифта.

Четвертая и пятая причины тесно связаны и касаются политической культуры российского населения и оппозиции, которая, как ни крути, является частью этого населения. В политической культуре и населения, и оппозиции слабо развиты такие ценности и соответствующие им практики, как солидарность, искусство компромисса, культура диалога.

Результатом кумулятивного действия всех этих факторов стал весьма причудливый пейзаж, на котором располагаются фрагменты того, что в целом можно назвать российской оппозицией, хотя никакого целого там обнаружить невозможно. По крайней мере, было невозможно обнаружить до последнего времени. Все фрагменты и осколки оппозиции в небольшом тексте описать невозможно, поэтому ограничусь теми, которые мне представляются наиболее значимыми.

Фрагмент первый: одинокое «Яблоко» и феномен Явлинского. Драма «Парнаса».

Среди тех, кто в России не любит Путина, значительная часть, если не большинство, с той же интенсивностью не любят Григория Явлинского и его партию «Яблоко». Причем, если Путина не любят как вполне абстрактное зло, от которого надо избавиться, то Явлинского демократические оппозиционеры часто ненавидят глубоко и искренне, всем сердцем, как ненавидят соседа по коммунальной квартире, который за годы совместной жизни и трений по поводу кухни, уборной и коридора достал до печенок и раздражает каждым своим жестом, каждым сказанным словом.

Если Путина не любят за вполне конкретные политические поступки, и в целом оппозиция едина в том, за что его не любит, то истоки нелюбви к Явлинскому и «Яблоку» у многих демократов отличаются весьма сильно. Понятно, за что Явлинского не любят некоторые лидеры Демократической коалиции, например, Навальный и Яшин, которых из этого «Яблока» исключили. Та часть партии «Парнас», которая ведет свою политическую родословную от СПС, и которую можно условно назвать «гайдаровцами», имеют с Явлинским и «Яблоком» давние счеты.

Чтобы не углубляться в прошлый век, вспомним середину нулевых, когда один из главных проектов демократической оппозиции, Комитет-2008, заявивший о создании коалиции демократических сил, вдруг обнаружил, что «Яблоко» в эту коалицию вступать не собирается, а без «Яблока» коалиция теряет всякий смысл. Учитывая то, что в Комитет-2008 входили Гарри Каспаров, Владимир Буковский, Борис Немцов, Ирина Хакамада, Владимир Рыжков, Георгий Сатаров, Борис Надеждин, а также весь цвет свободной журналистики в лице Евгения Киселева, Дмитрия Муратова, Юлии Латыниной, Сергея Пархоменко, Виктора Шендеровича, Александра Рыклина, Александра Гольца и Ирины Ясиной,-  и вот всем этим людям Явлинский и «Яблоко» упорно отказывали во взаимности на протяжении двух лет,  можно понять ту глубину разочарования и раздражения, которые испытывают все эти люди к «Яблоку» и его несговорчивому лидеру. А уж облечь свое разочарование в яркую форму и донести его до миллионов своих поклонников члены Комитета-2008 умеют прекрасно. Что они и делают вот уже более десяти лет.

Попытки яблочников объяснить свою несговорчивость тем, что они не хотят объединяться с партией, за которой тянется шлейф Чубайса с его «российской армией, возрождающейся в Чечне», и могильщика НТВ Коха, во внимание не принимались. Парадокс в том, что против «Яблока» оказались настроены  ведущие журналисты того самого «старого» НТВ, которое яблочники до конца защищали. При том, что лидеры СПС  в то время рассуждали о «конфликте собственников» и фактически были на стороне погромщиков.

Конфликт демократической общественности с «Яблоком» носит системный характер. Яблочники – левые либералы, называющие себя социал-либеральной партией. СПС и ее политический наследник - партия «Парнас» - классические правые либералы. Они за интересы бизнеса, в том числе крупного. Драма СПС и, соответственно, «Парнаса» в том, что бизнес в России немыслим без теснейшего взаимодействия с властью. Бизнес в России должен нежно любить власть, иначе он перестает быть бизнесом в России. От политиков бизнесу здесь нужны ходы к чиновникам, проще говоря, крыша, которую оппозиция дать не может. Поэтому СПС, потеряв влияние в исполнительной власти, тихо скончался. Его наследник, «Парнас», изначально страдает теми же хворями. К тому же специально для бизнесменов вот прямо под эти выборы на базе «Правого дела» под руководством бизнес-омбудсмена Бориса Титова создана «Партия роста», куда непременно войдут все наиболее разговорчивые и одновременно лояльные к власти бизнесмены. Очевидно, что «Ростишка», как ее уже назвали наблюдатели, получит режим максимального благоприятствования.

«Яблоко» имеет несколько большие электоральные перспективы в силу того, что его опора, интеллигенция, хоть и зависит от власти, но в большинстве случаев не в индивидуальном качестве, то есть, каждый врач, инженер или преподаватель вуза, как правило, не должен искать поддержки у чиновника. А предпринимателю в России это приходится делать практически всегда. Поэтому оппозиционность «Яблока» воспринимается яблочным электоратом нормально, а значительной частью ожидаемого электората «Парнаса», предпринимателями, вполне может быть воспринята скептически.

Синдром объединения и его перспективы

Лозунгу: «демократы должны объединиться!» более двух десятилетий, хотя он кажется столь же древним, как предыдущий слоган: «пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Последний призыв к объединению демократов прозвучал 23 февраля 2016 года, когда в «Новой газете» было опубликовано обращение 22 деятелей науки, культуры и правозащитников к партиям «Яблоко» и «Парнас» с призывом к немедленному объединению. «Вы должны идти на выборы единым сплоченным отрядом», - под этим требованием поставили свои подписи Лия Ахеджакова и Дмитрий Быков, Владимир Войнович и Сергей Юрский, Дмитрий Орешкин и Лилия Шевцова.

Председатель «Яблока» Эмилия Слабунова сразу откликнулась готовностью включить всех достойных людей из партии «Парнас» в список «Яблока». «Парнас» на заседании своего Политсовета от 25 февраля ответил намного более решительным предложением объединиться в одну партию.

Идея объединения в том виде, как ее изложили авторы «обращения 22-х», и в виде создания единого списка, а тем более, в виде объединения в одну партию, выглядит утопично и способна оказать скорее разрушительное воздействие на перспективы демократического движения.

Отсутствие в России социологии не позволяет делать обоснованный прогноз об электоральных перспективах объединенного «Яблочного Парнаса». Тем не менее, можно предположить, что избиратель у этих партий разный. И, поскольку «яблочный» избиратель вполне может негативно отреагировать, например, на Касьянова, а избиратель «Парнаса» аналогично отнестись к присутствию в списке Явлинского, то результатом такого объединения может стать электоральная аннигиляция обеих партий.

Впрочем, эта оценка носит экспертный характер и не является решающим аргументом против идеи объединения. Главное – то, что оно просто невозможно в силу юридических и политических обстоятельств. Процедура объединения в одну партию требует ликвидации «Парнаса» и «Яблока» и затем долгой истории регистрации в Минюсте РФ, завершение которой состоится (если состоится) намного позже окончания грядущего избирательного цикла.

Любой иной вариант создания единого списка требует от кого-то из адресатов обращения акта политического самоубийства, поскольку политик, решивший избираться от другой партии, должен непременно прекратить членство в своей партии. То есть, если, например, лидеры «Парнаса» будут включены в список «Яблока», то «Парнас» остается без лидеров, а значит, фактически самоликвидируется. Трудно ожидать, что люди, отдавшие несколько лет своей жизни созданию партии, пойдут на ее ликвидацию во имя крайне туманных перспектив.

Партии «Яблоко» и «Парнас» имеют зеркально асимметричную ситуацию в политическом и медийном пространстве. Политический вес «Яблока» намного больше, чем у «Парнаса». Зато «Парнас» вместе с Демкоалицией имеет намного больше симпатизантов в среде демократической журналистики.

Несмотря на то, что обе партии не являются парламентскими, «Яблоко» на выборах 2011 года преодолело 3%-й барьер и поэтому получает государственное финансирование (по данным ЦИК в 2015 году 247 млн.руб.). «Яблоко» имеет 6 фракций в парламентах субъектов федерации  и  7 фракций в законодательных собраниях крупных городов. У «Парнаса» лишь один мандат убитого Бориса Немцова в Ярославской облдуме.

Зато «Яблоко» не имеет прочной медийной поддержки практически ни в одном демократическом СМИ. Крайне критическое отношение к «Яблоку» и его лидеру наиболее популярных демократических журналистов транслируется их аудитории, в результате чего электоральная база «Яблока» существенно сокращается. Неизбежный и закономерный провал идеи объединения будет традиционно объяснен несговорчивостью «Яблока» и станет еще одним поводом для нападок на эту партию в протестной среде.

В данный момент лидеры обеих партий, прекрасно понимая утопичность идеи создания единого списка, ведут интенсивные переговоры с известными людьми демократических убеждений об их участии в выборах от своей партии. На момент написания данной колонки успехи довольно скромные у обеих партий. Но в «Яблоке» этим занимается такой сильный переговорщик, как Лев Шлосберг, и ему удалось договориться об участии в выборах от «Яблока» таких известных людей, как Владимир Рыжков, действующий депутат Госдумы Дмитрий Гудков, инвестор телеканала «Дождь» Александр Винокуров и предприниматель Дмитрий Некрасов, в прошлом секретарь Координационного совета оппозиции. Успехи «Парнаса» пока скромнее: о намерении идти на выборы под знаменами этой партии публично объявил пока лишь профессор Зубов, получивший широкую известность после своего увольнения из МГИМО по политическим мотивам.

Участие в выборах: шанс для оппозиции или легитимация жульничества?

Этой дискуссии не менее 15 лет, но особенную остроту она приобрела с 2007 года, когда ЦИК возглавил Владимир Чуров,  и выборы превратились в набор технологий, цель которых – назначить нужных людей депутатами и нужного человека президентом. Тотальный недопуск оппозиции в федеральные СМИ, прямые фальсификации результатов голосования, административное давление на избирателей – все это, действительно, ставило и ставит перед оппозицией вопрос о целесообразности участия в выборах в условиях путинского режима.

Позицию бойкота путинско-чуровских выборов наиболее последовательно отстаивали такие популярные в протестном движении люди, как чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров, главный редактор «Ежедневного журнала» Александр Рыклин, популярный журналист Александр Сотник и другие.

Отсутствие каких-либо значимых успехов оппозиции на выборах в последние полтора десятилетия – это, несомненно, весомый аргумент в пользу неучастия в выборах в путинской России. Сторонники этой точки зрения собрались в начале марта в Вильнюсе на первый «Форум свободной России», в котором приняли участие свыше 200 экспертов и политиков из России и вынужденной эмиграции. Несмотря на участие таких ярких имен, как Лилия Шевцова, Андрей Илларионов, Гарри Каспаров, Альфред Кох и Евгений Чичваркин, главные независимые СМИ России, такие как «Эхо Москвы», телеканал «Дождь», «Медуза» фактически проигнорировали Форум, не прислали своих корреспондентов и ограничились негативными и пренебрежительными заметками. Это лишнее свидетельство существования основательных перегородок и глухих барьеров, которые разделяют тех, кто выступает против персоналистского режима Путина.

По мнению Андрея Илларионова, фактический бойкот «Форума» со стороны либеральных СМИ вызван тем, что эти СМИ аффилированы с другими группами протеста, в частности «Парнасом» и «Демкоалицией» Навального, и боятся конкуренции со стороны тех, кто собрался на «Форум».

Организаторы «Форума» уже заявили, что он станет постоянной площадкой, и следующий «Форум свободной России» состоится в сентябре 2016 года. Лидеры «Форума» делают упор в своей деятельности на три основных направления: критику путинского режима, формирование адекватного представления об этом режиме на Западе (борьба с процессами шрёдеризации элит и нейтрализиция влияния  таких структур, как Валдайский клуб), и создание модели переходного периода, образа «России после Путина».

Из этого набора направлений, каждое из которых имеет важное значение, выпадает одно, не менее важное.  А именно то, каким образом произойдет демонтаж путинского режима, в результате каких событий можно будет перейти к переходному периоду и какие силы эти события вызовут к жизни. Отказ от участия в выборах в сочетании с провозглашением принципа ненасилия образуют в том месте, где должен находиться ответ на вопрос: КАК?, довольно большое белое пятно. Выборы в путинской России, безусловно, не станут причиной смены власти, но могут при определенных обстоятельствах стать катализатором массового протеста, который в конечном счете приведет к такой смене.

Весьма странный фрагмент протестного движения – Михаил Ходорковский и его «Открытая Россия». Десять лет его пребывания в тюрьме по явно политическому мотиву и весьма достойное поведение в неволе сделали МБХ кумиром протестного движения. Но выйдя из тюрьмы, он совершил ряд поступков, которые несколько умерили к нему симпатии. Заявление о готовности с оружием в руках воевать на Кавказе, отстаивая его российский статус, отказ, в случае прихода к власти, признать Крым территорией Украины, - все это заставило многих людей демократических взглядов пересмотреть отношение к своему кумиру. На предстоящих думских выборах МБХ и «Открытая Россия» приняли решение не поддерживать ни «Парнас» с «Демкоалицией», ни «Яблоко», ни какую-либо иную партию. «Открытая Россия» заявила о своей поддержке отдельных кандидатов, причем, те, имена которых уже были обнародованы, большого энтузиазма не вызвали. В частности, некоторые эксперты сочли кандидатуру, например, Марии Бароновой весьма спорной и достаточно бесперспективной на ближайших выборах. Остальные кандидаты, которых планирует поддержать «Открытая Россия», обладают меньшей известностью и еще меньшими электоральными перспективами.

Персоналистский режим фашистского типа, который создал Путин, не может быть долговечным. Игра на понижение в кадровой политике привела к тому, что этот режим постоянно делает глупости и ввязывается в смертельные авантюры, такие как аннексия Крыма, война с Украиной, защита режима Асада, противостояние со всем Западом и вот теперь жесткая конфронтация с Турцией, конфронтация, в которой у Турции намного больше ресурсов, чем у России.

Обрушение режима и его распад может произойти внезапно. Но разрозненное, расколотое на фрагменты протестное движение России не готово к такому развитию событий. Каждый из тех, кто возглавляет отдельный фрагмент демократического протеста, убежден, что в час «X» именно он должен возглавить страну и провести ее через ущелья и перевалы переходного периода.

Проблема в том, что, в зависимости от сценария этого распада, к власти могут прийти совершенно иные люди. В случае раскола элит и верхушечного переворота это будут одни люди – из аппарата или силовики. В случае «бунта региональных элит», когда обострившийся кризис приведет к финансовому коллапсу, и центр уже не сможет кормить окраины, это, возможно, будет кто-то из глав регионов.

Если и когда распад режима выведет на улицы сотни тысяч, то улица вполне может выдвинуть своих вождей и не факт, что это будет кто-то, чьи имена упомянуты в данной колонке. Для того, чтобы иметь возможность существенно повлиять на судьбу страны, нынешней российской оппозиции необходимо существенно повысить координацию своих действий.

Не механическое объединение в одну структуру, а именно признание того, что каждый фрагмент протестного движения лучше всех остальных выполняет какую-либо функцию. Очевидно, что люди, которых объединяет Навальный, имеют самый большой потенциал в расследованиях коррупции и в мобилизации своих сторонников через сеть Интернет.

Не менее очевидно, что «Яблоко» имеет наилучшие сегодня электоральные перспективы и самый большой опыт парламентской работы в оппозиции. Лидеры «Парнаса» имеют опыт организации кампаний против власти за рубежом, а «Яблоко», например, вообще в таких кампаниях не участвует.

Инициаторы «Форума свободной России» больше других преуспели в разработке программы переходного периода и построения модели России после Путина. Все они дополняют друг друга и вполне могут разделить сферы деятельности, обойдясь без жесткой конфронтации.

Вот этот принцип политической дополнительности представляется ключевым для того, чтобы собрать в единое целое тех противников путинского режима, которых этот режим старательно разделял и натравливал друг на друга, используя старый опыт чекистских разводок. Возможно, лидеры  отдельных фрагментов протеста придут к этому пониманию. Главное, чтобы не слишком поздно.

Print version
EMAIL
previous ВЛИЯНИЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ФАКТОРА НА ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ АЗЕРБАЙДЖАНОМ И РОССИЕЙ |
Roman Temnikov
ТРЕТИЙ ЭТАП И ТРИ СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ ЭВОЛЮЦИИ КПРФ. НАДО ЛИ ГЕННАДИЮ ЗЮГАНОВУ МЕНЯТЬ ПАРТИЮ
|
Gleb Cherkasov
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.