ISSUE 1-2016
INTERVIEW
STUDIES
Bogdana Kostyuk Roman Temnikov
RUSSIA AND OPPOSITION
Igor Yakovenko Gleb Cherkasov
OUR ANALYSES
Bogdan Oleksyuk Ľubor Matejko
REVIEW
Лубор Матейко
APROPOS
Pavel Venzera


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
REVIEW
ВНУШИТЕЛЬНЫЙ ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ЗАПУТАННЫМ СУДЬБАМ РУССКОЙ РЕЛИГИОЗНОСТИ
By Лубор Матейко | Философский факультет Университета Коменского, Словакиа | Issue 1, 2016
PUTNA, C., Martin. OBRAZY Z KULTURNÍCH DĚJIN RUSKÉ RELIGIOZITY. Прага: Вышеград, 2015, 335 с. ISBN 978-80-7429-534-8

Начать обзор большого синтезирующего труда с двух скобок, затерянных где-то в финале книги, не совсем по канону, но имеется веский повод. Одни скобки можно найти рядом с именем А. Блока в пассаже, где автор говорит о поэме «Двенадцать» как о примере хаотических попыток соединить большевистскую революцию и христианство. Вторые на месте, где речь идет об «антихристовских» трансформациях христианских реалий в советской России. В обоих случаях стоит в скобках лаконичная ссылка: «Образ ХХ.» Такие ссылки в Ессе Путны встречаются часто и всегда отсылают читателя к той или иной главе книги, где затронутая тема представляется подробнее. Однако главы с названием «Образ ХХ» в книге нет. За частью, обозначенной как «Образ ХIХ. Советская Русь и обновление православной Троицы» следует уже только «Заключение: Новые сражения старых Русей».

Скобки, ссылающие в „никуда“, дают понять, что в первоначальном плане книги была и ХХ-ая глава, но автор в окончательной редакции решился ее исключить, и ссылки в тексте остались просто забытыми. Образ ХХ содержал, по всей видимости, продолжение диспута о новой «советской вере» и ее иронизации в литературном постмодерне, который Путна начинает еще в образе XVIII. Конечно, жалко, что главы в книге нет, внушительный путеводитель стал бы более полным. Однако, в целом, можно сказать, что того, чего в рамках культурной истории русской религиозности в книге не достает, очень мало. Быть может, кому-то хотелось бы здесь увидеть хотя бы упоминание о миссионерских стремлениях православия, причем не только в связи с чрезвычайно интересным случаем Стефана Пермского, а также о контактах и конфликтах православия с духовным миром азийских территорий, или о Кирилле Туровском и Дмитрие Ростовском, о философии Николая Лосского, но их отсутствие не чувствуется столь значимо в контексте всей книги.

Путна предлагает в отдельных «образах» чтение обогащающее и вдохновляющее не только для мало осведомленного читателя, но и для специалиста. Информационно насыщенное изложение, в принципе основанное на хронологической последовательности, представляет тему с внушительным размахом от античности до современности. При этом автор стремится последовательно актуализировать изложение, его „образы“ выступают из внутренней замкнутости, указывают на более глубокие временные и идейные связи. Когда вы читаете о Геродоте или об Ифигении в Тавриде Еврипида, у вас не возникает ощущение старины и бесполезного балласта, упомянутого только из-за банальной связи с территорией. Не утомляет и образ русского интеллектуального дискурса ХIХ в., места и роли славизма, панславизма, византинизма или разных мессианистических ( мессианских?) проектов, в зарождении которых оставило свой отпечаток православное milieu. Путна дает толкование множества ключевых текстов самых разнообразных жанров, начиная с философских трактатов и кончая панк-молебном, отслуженным Pussy Riot в Храме Христа Спасителя. Если учесть, что в книге имеется также обстоятельное введение о чешской традиции исследования России и ее духовности, которое представляет собой отнюдь не облигаторный привесок, то надо сказать, что работа Путны далеко превосходит рамки популярно-научного путеводителя по духовной жизни России и следует традициям лучшей литературной эссеистики. В этом направлении надо понимать и основную мысль, которая проходит красной нитью практически с первых строк книги, и которую автор четко формулирует в заключении: надеждою для России является европейский опыт ее (?) Запада. И православность России этому никак не препятствует.

Указания на более широкий временной или идейный контекст зачастую дают читателю свежий толчок к собственным поискам и раздумьям, но иногда, к удивлению, теряют интеллектуальную обоснованность. Например в Образе X, где автор дает интересную и пластичную картину церковного раскола и развития старообрядчества, стремление к сочности изложения, очевидно, свело его в неправильную сторону: говоря о сожжении старообрядческих вождей, напоминает о прижившемся крылатом выражении „нет человека, нет проблемы“, приписываемом иногда Сталину. Таким образом, он грешит против хорошей эссеистики сразу в двух отношениях. Во-первых, потому что нет никакого доказательства того, что Сталин такие слова когда-то произнес, и следовательно, такая „цитата“ не имеет места в солидном тексте. Путне известна эта фраза, вероятно, из романа «Дети Арбата», где она действительно вкладывается в уста Сталина, но он как-то не обратил внимание на то, что сам Рыбаков позднее добавил, что эти слова или где-то услышал, или же придумал, чтобы лапидарно выразить дух сталинизма.

Правда, Путна во-вторых грешит и тем, что читателю совсем неуместно подсовывает мысль о какой-то эндемической склонности русских к брутальному поведению. Представьте себе, что вы, читая книгу об истории испанской религиозности, в главе об инквизиции найдете рядом с упоминанием о гонениях против ведьм ссылку на преступления режима Франко! Если бы в описании брутальности сталинского режима имелась ссылка на брутальность средневековья, то можно было бы ее понимать как стремление подчеркнуть жестокость коммунистического режима, в обратном порядке такая ссылка является манипулятивным алогизмом.

Эссе Путны не представляет собой историческую работу в точном смысле слова. Ее характер в значительной степени обусловлен выбором источников. Главное внимание уделяется рефлексии религиозности в произведениях, так или иначе связанных с искусством, литературой и философией. К источникам, используемым историками в первую очередь, Путна обращается редко. В его работе нет ничего о размахе строительства храмов в Древней Руси, о количестве верующих, посещавших эти храмы, здесь нет ни слова о популярности тех или иных святых, в чью честь эти храмы освящались. Все это факты, которые , без сомнения, должны присутствовать в историческом обзоре истории религиозности. Их можно извлечь, например, из богатого материала русских летописей и археологических исследований, и они предоставили бы несомненно более полную картину развития религиозности, чем малоэффективное выжимание избитых летописных рассказов о крещении Руси.

В книге не упоминаются и с точки зрения образа религиозности чрезвычайно интересные статистические данные переписи населения 1937-го г., ставящие перед исследователями вопрос, как объяснить, что и после многих лет атеизации общества путем пропаганды и насилия в атмосфере террора не менее 50 миллионов людей решились назвать себя верующими в благой надежде, что таким образом убедят режим снова открыть храмы. Путна не воспользовался отчетами партийных ячеек и всевозможных отделений по церковным делам, сообщающими о массовом посещении богослужений в тот или иной праздник. Всем этим должен пользоваться историк, создавая образ истории русской религиозности. Эссе Путны следует другой цели: это не исторический образ русской религиозности, а образ ее отражения в русской интеллектуальной среде.

Print version
EMAIL
previous КОНЕЦ СОВЕТСКОГО МЕТАНАРРАТИВА И ЦЕРКОВНЫЙ ДИСКУРС |
Ľubor Matejko
LAST CALL |
Pavel Venzera
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.