ISSUE 3-2016
INTERVIEW
STUDIES
Igor Yakovenko Andrei Dynko Hasmik Grigoryan
RUSSIA AND HISTORY
Hienadź Sahanovich Jamil Hasanli
OUR ANALYSES
Petr Vagner
REVIEW
Petr Vagner
APROPOS
Varuzhan Piliposyan


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
OUR ANALYSES
КРАТКОЕ ЗНАКОМСТВО С ДЛИТЕЛЬНОЙ ИСТОРИЕЙ
By Petr Vagner | Historian, the Czech Republic | Issue 3, 2016
Азербайджано-чешскиe отношения как предмет исторического исследования

Попытки описать и изложить сущность и законы взаимных отношений, несомненно, неотъемлемая частьлюбого изучения реальности. Взаимосвязь между яблоком упавшим на голову Ньютона и космическими полетами относится к области физики и математики, вопрос о взаимосвязи между Ньютоном и деревом, с которого упало яблоко, принадлежит к сфере наук о жизни, а стремление понять отношение английского гения к естественным наукам является предметом исторических исследований.

Опасные отношения

Исследование отношений просто доминирует над нашими усилиями описать мир. Важная составляющая исторического исследования описание взаимосвязей между различными субъектами в разные исторические периоды. В этом контексте важную роль играет интерпретация отношений между народами и государствами. Чем эти сущности географически ближе, тем такое исследование, если оно стремится достичь определенной степени объективности, сложнее.

Свою роль здесь играет эхо давних и недавних исторических событий, имеющих различное, даже противоположное толкование по разные  стороны границы. Важным такжеявляется  субъективный фактор, основанный на передаче от поколения к поколению личного опыта. Вся эта ситуация в добавок осложняется часто присутствующим политическим контекстом таких исследований, что создает различную степень давления начиная от политкорректности и заканчивая прямым вмешательством в работу историков.

Сложность исследований в области взаимоотношений между нациями и государствами очень четко продемонстрировали в основном неудачные попытки написать общие учебники истории, пытающиеся интерпретировать историю совместно обитаемого региона. Авторы этих исследований, несомненно, сойдутся в хронологии, нет проблем описывать и интерпретировать период мирного сосуществования, но главным вопросом всегда станет интерпретация спорных моментов во взаимоотношениях. Таких, как правило, не слишком много, но их сила разрушительна.

Взаимоотношения народов и государств характеризуются в основном, если не сотрудничеством и взаимным положительным влиянием, то по крайней мере, жизнью в мирных условиях. Тем не менее, периоды когда происходят столкновения и даже войны, заставляют забыть позитив и создают образ врага, который посредством исторической интерпретации укореняется в сознании общества.

Такой, словно застывший в камне,  образ врага, как и искусственно созданный образ друга, имеет негативное влияние не только на объективность исторических исследований, но также и на нынешнее состояние взаимоотношений. Особенно, тогда когда история становится частью сложных ходов на политической шахматной доске.

Исследование истории азербайджано-чешских отношений, которые в настоящее время становятся предметом комплексного исследования азербайджанских и чешских историков не сталкивается с такими проблемами. Обе страны находятся на безопасном расстоянии, а  взаимное стремление к познанию азербайджанцами Чехии и чехами Азербайджана стало более интенсивно проявляться лишь в последние десятилетия. Однако, это не означает, что азербайджано-чешские отношения не имеют за собой длительной истории.

Всестороннее исследование азербайджано-чешских отношений находится в начале, и мы должны задать себе ряд методологических вопросов, как провести эти исследования таким образом, чтобы получить максимально реальное отображение. Целью данной статьи является скорее постановка вопросов, которые должны застолбить пространство, в рамках которого и будет разворачиваться наше исследование. Если же в тексте будут даны и некоторые ответы, то это будут скорее тезисы, нежели окончательные результаты. Также следует иметь в виду, что в предлагаемом материале представлена именно точка зрения с  чешской стороны.

Куда пришел брат Одорик?

В процессе исторических исследований взаимоотношений между различными субъектами становится понятным стремление продвинуться как можно дальше против течению реки времени. С учетом предмета, который мы исследуем, становится очевидным, что в самом начале нашей истории мы будем иметь дело скорее с контактами случайного плана, нежели с целенаправленно построенными отношениями.

Поэтому наше внимание должно быть изначально ориентировано на путешественников, миссионеров и купцов, маршруты путешествия которых могли занести их из Центральной Европы в Азербайджан или в обратном направлении. Важнейший вопрос - когда впервые произршел контакт азербайджанской и чешской среды - может найти ответ в трактате о поездке францисканского монаха чешского происхождения Одорика из Порденоне, или Олдржиха Чеха (1278/ 81-1331), ко двору китайского хана, во время которого около 1316 – 18 гг. он посетил Тебриз и  Султанию.[1]

Возможность открыть историю азербайджано-чешских взаимоотношений с начала XIV века, безусловно, заманчивая идея, однако корректность этого шага зависит от ответа на два вопроса, которые будут иметь решающее значение и в других случаях: можно ли считать благословеннoго Одорика чехом? Может ли его визит в Тебриз около 1316 года рассматриваться как визит в пределы исторического Азербайджана?

Чехи Одорика, который сам себя называл чехом, воспринимают как своего, однако его отцом был чешский солдат, а матерью - итальянка из Фриули, где он и жил до начала своего путешествия, в ходе которого он как раз и посетил упомянутый Тебриз. Учитывая, что родина Одерика Фриули во время его жизни было довольно прочно связано с чешским королевством, то на первый вопрос может быть дан утвердительный ответ.

Но как поступить в случае Тебриза, который в настоящее время находится на территории Ирана? В то время как историческое ядро чешского государства не претерпело существенных изменений, и в основном соответствует сегодняшнему территориальному ареалу Чешской Республики, история азербайджанского государства сегодня является гораздо более сложной и происходит в часто меняющихся границах.

Конечно, в ходе нашего исследования можно было бы придерживаться, позиции, что мы рассматриваем азербайджано-чешские отношения в пространствах, которые в настоящее время занимают оба государства, однако в отношении Азербайджана это было бы антиисторическим упрощением.

В связи с этим выглядит целесообразным  учитывать постепенное формирование азербайджанской государственности и связанную с этим процессом  трансформацию азербайджанских территорий. В условиях Южного Кавказа территориальный вопрос является более чем щекотливым, однако нужно будет найти золотую середину.

В самом деле, эта проблема связана не только с исследованием древней  истории, мы встречаемся с ней и в других исторических периодах. Как Чешское королевство с 1526 до 1918 гг. было составной частью различных вариантов Габсбургской империи, так и Азербайджан  в то же время испытывал различные перипетии вплоть до самого1828 года, когда его поделили Россия и Персия.

Так что вопрос можно поставить таким образом: будет ли наше исследование следить за нашей темой исключительно в рамках северного Азербайджана, или же мы сюда включаем и возможные контакты чешской среды с южным Азербайджаном?

Более прочная основа

В 1918 году возникла независимая Азербайджанская Демократическая Республика, однако она продержалась недолго. Уже в 1920 году была провозглашена Советская Социалистическая Республика, которая в 1922 году была включена в состав Закавказской Советской Федеративной Социалистической Республики. После  роспуска ЗСФСР в 1936 году, были созданы три республики в составе СССР, среди которых  была и Азербайджанская Советская Социалистическая Республика.

В том же году, как и Азербайджанская Демократическая Республика на руинах Австро-Венгерской монархии была основана Чехословацкая Республика, потерявшая свою независимость накануне Второй мировой войны в 1939 году.

Оба вновь созданных государства не успели установить дипломатические отношения и их лидеры, вероятно, так и не встретились во время Парижской мирной конференции.[2] Тем не менее, у нас сохранился документ тех драматических времен, подтверждающий чешское присутствие в Азербайджане.

В архиве Министерства иностранных дел Чешской Республики хранится письмо представителей Чехословацкого общества в Баку датированное 20 марта 1920 присланное представителю ЧСР в Тбилиси, откуда тогда курировался Азербайджан. [3] В письме есть сведения, что чехословацкая колония в Баку насчитывала в то время около семидесяти человек. История чехословацкой общины после завоевания Азербайджана большевиками будет предметом нашего дальнейшего исследования.

Можно предположить присутствие чехов и среди военнопленных, которые во время Первой мировой войны были интернированы на остров Наргин (Böyük Zirə). По некоторым данным, здесь находилась одна тысяча немецких и австро-венгерских пленных.[4]

Мало вероятное, но не полностью исключенное предположение, что на территории Азербайджана могли находится эмиссары чехословацких легионов, воевавших в России в 1917-1920 годы.

Падение Азербайджанской Демократической Республики повлекло за собой волну эмиграции, которая также должна стать объектом пристального внимания исследовательской группы, ибо в Чехословакия в 20-е годы предоставила убежище значительному числу эмигрантов, бежавших от большевиков. Можно предположить, что и среди них мы можем найти азербайджанцев.

В конце Второй мировой войны, во время освобождения Чехословакии, в рядах Красной Армии сражались и азербайджанцы. Для их дальнейшей идентификации также будет необходимо  провести надлежащее расследование в азербайджанских и чешских архивах, обратится к организациям ветеранов в обеих странах.

После коммунистического переворота в 1948 году Чехословакия стала частью так называемого социалистического лагеря во главе с Советским Союзом. В связи с этим постепенно начали устанавливаться  отношения Чехословакии с отдельными республиками СССР, в числе которых была также  Азербайджанская ССР.

Уже с первого приближения видно, что эти отношения развивались на различных уровнях и в различных областях. Осуществлялось сотрудничество по линии коммунистических партий, были организованы Дни Азербайджана в Чехословакии, прошла выставка азербайджанских художников в Чехословакии и их партнеров в Азербайджане. Укреплялось сотрудничество между академиями наук, происходили обмены специалистами в различных областях (нефтехимия, строительство дорог и метро), и обе страны принимали прибывающих на отдых чехов и азербайджанцев.

В 1973 году был даже совместно снят художественный фильм  «Попутный ветер», для которого музыку написал Полад Бюльбюльоглу. Сюжет предлагает специфическую трактовку собитий в Азербайджане во втором десятилетии 20-го века.[5]  И хотя эта интерпретация может считаться «неоднозначной», однако и она должна быть приведена в нашем исследовании, ибо эта картина была для Азербайджанфильма первой совместной постановкой с запубежными кинематографистами.

Конечно, можно найти и другие примеры взаимных контактов и связей, будет полезно создать их определенную классификацию и для каждой группы разработать т.н. case study.

Если же мы вернемся назад к вопросу о том, кто с кем на самом деле развивал отношения, то можно констатировать, что в период 1920- 1991 азербайджано-чешские отношения развивались в рамках сотрудничества между Чехословакией и Советским Союзом. В этих рамках мы не сталкиваемся с какими-либо серьезными методологическими проблемамы, характерныными для предыдущих периодов.

Ситуация еще более упрощается после 1989 года, когда с начала Чехословакия приобрела фактическую независимость, а   30 августа 1991г. свою независимость восстановил Азербайджан  . С тех пор мы имеем дело с исследованием отношений между двумя суверенными государствами.

Не только где, но и когда

Вопрос о том,  как оценивать азербайджано-чешские отношения в территориальном контексте, в свою очередь, приводит нас к вопросуо периодизации этих отношений.

Известно, что для того, чтобы успешно поссорить историческое общество, достаточно просто открыть вопрос о периодизации. То же и в нашем случае  было бы уместно провести хронологическую разбивку темы, после чего, мы, возможно, убедимся в том, что не стоит ожидать каких-либо серьезных потрясений. Хотя в процессе изучения более древних периодов, могут возникнуть определенные проблемы.

Поэтому давайте начнем до определенной степени «не по-исторически», то есть от сегоднящих дней, где все относительно ясно, и будем двигаться в обратном направлении, что несколько облегчит нашу задачу.

1991 - настоящее время

  • отношения двух суверенных государств;
  • открытие посольств в Баку и Праге (2010г.)
  • сотрудничество по широкому спектру областей;
  • выход на первый план экономического сотрудничества (поставки нефти, 
  • инфраструктурные проекты, туризм)
  • развитие чешских и азербайджанских исследований;
  • большая выставка посвещеная Азербайджану в Праге (2014/2015г.);
  • постоянная азербайджанская экспозиция в музее города Острава;
  • появление истории Азербайджана на чешском языке;
  • переводы чешской литературы на азербайджанский язык;
  • чешские учебники азербайджского языка.

1945 - 1991

  • контакты и взаимоотношения в рамках чехословацкого-советского сотрудничества;
  • расширение круга контактов, особенно в области науки, техники и культуры;
  • отклики на Пражскую весну 1968-ого года в азербайджанском обществе;
  • переводы Низами на чешский язык.

1920 – 1945

  • создание в 1922 году в Праге Института востоковегения (Orientální ústav);
  • эпизодические отношения или, вернее, контакты;
  • Чешское сообщество в Баку,
  • азербайджанская эмиграция в Чехословакии;
  • азербайджанские солдаты в составе Красной армии в Чехословакии;
  • переводы Низами на чешский язык;
  • работа Расулзаде о пан туранизме (1930г.):
  • путешественники, эксперты.

1918 – 1920

  • отношения между Азербайджанской Демократической Республикой и Чехословацкой Республикой в период их куририрования из Тбилиси;
  • чешская община в Баку, военнопленные;

1828 – 1918

  • рост численности чехов в Баку, что вероятно, связано с развитием     нефтяной промышленности во второй половине 19-го века;
  • чешские путешественники на Южном Кавказе (FAIT, Emil. Kavkaz, jeho přírodní krásy; poměry národohospodářské a místopis. Praha: Matice Česká, 1894.)[6];
  • посещения состоятельными азербайджанцами  чешских курортов;
  • Alte und neue Gedichte, 1867 (Мирза Шафи Вазех в переводах Фридриха Боденстадта в Национальной библиотеке в Праге[7])

XIV век – 1823

  • первые контакты дипломатического характера, направленные на создание альянса против Османской империи;
  • по некоторым данным[8], правитель Узун Хасан (1423-1478) поддерживал контакты с рядом европейских стран, в том числе с чешским королевством;
  • посольства шаха Аббаса в Прагу и императора Рудольфа II. в Тебриз;
  • дошедшие до нас описания путешествий (Одорик из Порденоне, Урух Бег, Тектадер)

Если архивные исследования принесут сюрпризы более фундаментального значения, то можно будет сделать  уточнения разработанной периодизации. Особенно это касалось бы периода 14 век – 1823г3г.

Дальнейшие этапы в основном отслеживают историческое и политическое развитие Азербайджана и Чехии, и эта структура представляется достаточной для наших потребностей.

Трансформация отношений

В ходе развития взаимных контактов и отношений, расширялся их спектр, менялся характер. В более ранние периоды, в основном преобладают разрозненные контакты, связанные с путешественниками и, возможно, с купцами.

Интересную историю в этой фазе представляет обмен посольствами между шахом Аббасом и императором Рудолфом II.[9]  Здесь в первую очередь речь идет о политических контактах, направленных на формирование коалиции против Османской империи, угрожавшей как ее восточным, так и западным соседям. Этот эпизод можно считать в течение длительного времени последней попыткой наладить политическое сотрудничество, возврат к которому будет очевиден уже только после 1991 года.

Во второй половине 19-го века и в первые десятилетия 20-го века можно, учитивая существование чешской общины в Баку, предположить существование контактов на уровне экспертов. Чешские инженеры в этот период работали во многих странах мира и бум добычи каспийской нефти привлекал их в Азербайджан. Возможно, в служебных документах иностранных компаний, которые внесли свой вклад в добычу нефти, можно найти и чешские фамилии.

Нельзя также исключить возможность присутствия представителей других профессий, связанных с архитектурой или искусством. В этом контексте будет важно найти источники связаные с деятельностью Чехословацкого общества в Баку, которое, по-видимому, продолжало работу некоего  общества - предшественника, изменившего свое название после создания независимой Чехословакии.

Выше мы уже допустили предположение, что в межвоенный период Чехословакия могла стать убежищем для азербайджанцев, бежавших от захвативших Азербайджанскую Демократическую Республику большевиков. Этот поток эмигрантов мог иметь две фазы: первую непосредственно в 20-е годы; вторую в начале 30-х годов, когда часть эмиграции во главе с Маммедом Расулзаде была вынужден покинуть Турцию.

Основная волна азербайджанской эмиграции пришлась на Польшу, но не исключено, что некоторые азербайджанцы могли также отправиться в Чехословакию. В этом контексте будет интересно найти подтверждение возможного посещения М. Расулзаде Праги во время его пребывания в Польше.

Его поездка в Прагу могла объясняться желанием посетить родину Франтишка Палацки и Карела Гавличка, в идеях которых он находил вдохновение, а также стремлением увидеть независимую Чехословакию, которая ассоциировалась в его представлениях с результатом их работы.[10]

В межвоенный период, а также после 1945 года будет интересно проследить за постепенным ознакомлением чешского общества с азербайджанской литературой. Представляется целесообразным поискать в чешских источниках и работы посвященные персидской литературе, так как некоторые азербайджанские авторы пишущие на фарси были включены именно сюда (Низами).[11]

После 1945 года, и до наших дней практично будет разделить исследование взаимных отношений на несколько групп: политические контакты (это будет касаться именно контактов на уровне коммунистических партий; в отдельную категорию следует выделить изучение реакции азербайджанского общества на Пражскую весну 1968 г.[12]); отношения областей и городов (twinning); обмен экспертами (энергетика, метро); научные контакты (сотрудничество институтов Академии наук и университетов); культурa (выставки, стажировки), туризм и другое.

Нынешний этап отношений датированный восстановлением независимости Азербайджана в 1991 году, характеризуется развитием всех вышеуказанных областей взаимоотношений, в которых ключевое место занимает развитие экономического сотрудничества.

Установление дипломатических отношений, открытие посольств, развитие экономического сотрудничества, а также растующие число туристических потоков в обоих направлениях, дали значительный импульс развитию азербайджанских исследований в Чешской Республике и чешских исследований в Азербайджане.

Эволюция содержания отношений, повышение их интенсивности, а также их зависимость от среды, в которой они разворачиваются, помогут создать конструкцию, на которой постепенно будут размещаться полученые данные. Тот факт, что рост динамики взаимных азербайджано-чешских отношений определяется возможностью развивать эти отношения в рамках сотрудничества между двумя независимыми государствами не вызывает сомнений. Следует, однако, (иметь в виду) отметить, что эта структура может при определенных условиях привести и к противоположной тенденции.

Более пластичная картинка

Неотъемлемой частью исследования всех периодов будет стремление реконструировать степень осведомленности азербайджанского общества о чехах и наоборот. В более древних периодах ключевую роль будут играть описания путешествий, сведения, переданые деловыми людми и дипломатами. Пока у нас на руках имеются письменные документы авторами которых являются Одерик Порденоне, Урух Бег (Дон Жуан-де-Персия)[13] и Георг Циммерман - Тектандер[14].

Надо будет изучить летописи тех времен, потому что, например, прибытие посольства шаха Аббаса в Прагу, едва ли могло остаться незамеченным тогдашними «репортерами».

В дополнение к летописям, перспективным источником информации могут оказаться, например, Фуггеровские новости  - так называемые Fuggerzeitungen, которые информировали о европейских событиях в 1568-1605 годы.[15]

Будем надеяться, что в ходе дальнейших исследований, будут найдены новые, но пока забытые источники информации.

Книги и рассказы о путешествиях останутся для широкой публики источником информации и на других этапах развития. В связи с этим необходимо будет ознакомиться с журналами, которые интересовались этой темой (в чешском случае, например, журнал Lidé a země), а также с еженедельниками, которые печатали репортажи своих корреспондентов о визитах в Азербайджан, Чехословакию и Чехию.

Интересные результаты также может дать исследовательская работа в чешских киноархивах, где надо состредочить поиск на документальных фильмах о Советском Союзе и кинохрониках, которые с боьшой долей вероятности информировали о различных двусторонних мероприятиях, таких, как например Дни Азербайджана в Чехословакии.

Возможно предположить что успехом закончится теже самые исследования в азербайджанскищ киноарщивах.

Расширение знаний друг о друге в настоящее время обусловлено не только возможностями новых информационных технологий, но и экономическим сотрудничеством и особенно развивающимся туризмом, история которого также должна быть изучена.

Ожидания

В своем ококнечательном виде предпринятое исследование должно дать многогранную картину процесса формирования азербайджано-чешских отношений, которые начались с фрагментарных контактов в средние века, продолжились в форме постепенного установливания отношений в то время, когда Азербайджан входил в состав СССР, и вошли в новый этап уже после 1991 года.

Собранная информация о развитии азербайджано-чешских отношений может предоставить дополнительный стимул для более детального изучения различных частей этого вопроса, а также может стать вкладом в дальнейшее укрепление двусторонних отношений. Их текущая динамика и интенсивность была подчеркнута подписанием Меморандума о стратегическом партнерстве между двумя странами в 2015 году.



[1] Об Одорике и его скитаниях информирует работа YULE, Henry (ед.) Cathay and the Way Thither. Cambridge University Press: 2010, 524с., ISBN:9781108010368 (напечатано первый раз в 1866г.),  которая в себе тоже включает текст описания его путешествий, сс. 1-162. Описание Тебриза можно найти на страницах 47-49. [скачано 30 июня 2016г.]

[2] GAFAROV, Vasif. The Azerbaijani delegation to the Paris Peace Conference. In: The Visions of Azerbaijan magazine, July - August 2012. s. 40-45. http://www.visions.az/en/news/404/6a7cabf7/ [скачано 30 июня 2016г.]

[3] Diplomatickému zástupci Československé republiky panu Vilému Hromádkovi v Tiflise.

Письмо Чехословацкого общества в Баку от 20 марта 1920 года. Архив Министерства иностранных дел Чешской Республики.

[4] ПАХАЛЮК, Константин Александрович. Пространство плена Первой мировой: лагерь для турецких пленных на острове Нарген (1915-1918 гг.) In: Международная жизнь. Специальный выпуск: История без купюр. Великая война. Начало. М., 2014. С.100-128, s. 104.

http://histrf.ru/uploads/media/artworks_object/0001/21/1b3647b4342eeddb4a15f77c675808327b04b828.pdf [скачано 30 июня 2016г.]

[5] http://www.kino-teatr.ru/kino/movie/sov/9359/annot/  [скачано 30 июня 2016г.] Тоже жизнь героя фильма Ивана Вацека принадлежит к истории азербайджано-чешских отношений. Кроме фильма портрет Вацека можно найдти в работе Алиовсада Гулиева И. П. Вацек в революционном движении в Баку. Баку: Азернешр, 1965, 163 с.

[8] МАХМУДОВ, Ягуб Микаил оглы. «Двухсторонние связи государств Аккоюнлу и Сефевидов со странами Европы» (вторая половина XV века — начало XVII века). Баку: Бакинский университет: 1991. http://www.tarix.gov.az/kitablar/Mahmudov-Y1.pdf [скачано 30 июня 2016г.]

[9] Там же.  Смотри тоже: KŘIKAVOVÁ, Adéla. Perská poselstva u dvora císaře Rudolfa II. In: Nový Orient 52, Praha, 1997, ss. 182-85.  KŘIKAVOVÁ, Adéla. Poselstvo císaře Rudolfa II. ke dvoru perského šáha Abbáse In: Nový Orient 52, 1997, ss. 223-25.

[10] РАСУЛЗАДЕ, Мамед. О пантуранизме. В связи с Кавказской проблемой». Баку: Кавказ, 2007, 76с., с. 7.

[11] Источником информации об Азербайджане в чешской среде был, например, журнал Бустан, который издавало Чешско-иранское общество в 1998-2006 гг. http://czech-iran.webnode.cz/bustan/

[12] Архив политических документов при Управлении Делами Президента, Баку. Фонд 1, опись 55, дело 259, картон 35. 760 листов.

[13] Don Juan Of Persia A Shi Ah Catholic 1560-1604. New Yourk and London: Harper & Brothers, 1926. 384p. https://archive.org/details/donjuanofpersiaa010345mbp [скачано 30 июня 2016г.]

[14] TECTANDER, Georg. Beschreibung der Reiß Von Prag aus, durch Schlesien, Polen, Moscaw, Tartareyen, Bis an den kgl. Hoff in Persien 1605. Leipzig, 1608. Русский перевод: http://www.vostlit.info/Texts/rus11/Tektander/pred.phtml?id=147 [скачано 30 июня 2016г.]

[15] Fuggerzeitungen можно в цифровой форме найдти на сайте Österreichische Nationalbibliothek. http://anno.onb.ac.at/cgi-content/anno?apm=0&aid=fug  [скачано 30 июня 2016г.]

Print version
EMAIL
previous ВОЕННАЯ ОПЕРАЦИЯ В БАКУ КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ ОККУПАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ СССР В ВЕНГРИИ (1956 г.) И ЧЕХОСЛОВАКИИ (1968 г.) |
Jamil Hasanli
ЗЕРКАЛЬНОЕ ОТРАЖЕНИЕ ГОДОВ ТЕРРОРА В АЗЕРБАЙДЖАНЕ |
Petr Vagner
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.