ISSUE 2-2004
INTERVIEW
Александр Куранов
STUDIES
Юрий Шевцов Захар Шибеко Денис Киселев
RUSSIA AND JEWISH WORLD
Александр Куранов Григорий Ласкин Laurent Rucker
OUR ANALYSES
Павел Вензера  & Ярослав Шимов
REVIEW
Петр Вагнер
APROPOS
Victor Kogan-Yasnyj


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
INTERVIEW
ЛЮДЬМИ С РАБСКОЙ ПСИХОЛОГИЕЙ ЛЕГЧЕ УПРАВЛЯТЬ
By Александр Куранов | журналист, Российская Федерация | Issue 2, 2004

"Россияне привыкли ничего хорошего от будущего не ждать", - говорит в интервью для "Русского вопроса" руководитель Фонда по изучению общественного мнения "Левада-центр" Юрий Левада

Юрий Александрович, что вас в последнее время более всего удивило в ответах ваших респондентов?

     Произошел определенный сдвиг в общественных настроениях. Вдруг то, что ранее казалось плохим, многим стало представляться хорошим. И положение в стране, и жизнь людей, одно время это было даже в отношении войны в Чечне.
     Это было связано с новым поколением властей и большими, скорее преувеличенными ожиданиями.
     Все это не столько удивляет, сколько заставляет задумываться и искать объяснения. Тому, например, как формируются массовые пристрастия, как они поддерживаются, - причем часто вопреки ситуации, - как меняются.

А существует база для вот такого затянувшегося оптимизма? Большинство людей действительно полагает, что они стали жить лучше?

     По опросам и по официальной статистике кое-что в стране в самом деле стало лучше. Больших кризисов, типа дефолта, нет и пока, вроде бы, не предвидится. Зарплату платят почти регулярно, а если где и существуют с этим проблемы, то "где-то там, далеко - на востоке страны", и проблема это местная, а значит, большую часть населения России это абсолютно не волнует.

Но зарплата, если и растет, то прибавку практически съедает инфляция?

     Ну, не всю съедает, что-то все-таки людям прибавляется. Зарплата по стране повысилась за последние 3-4 года примерно на треть, а инфляция чуть поменьше. И пенсии - как считают официальные органы - возросли примерно вдвое, хотя и остались очень маленькими. В сравнении с другими, даже отнюдь не самыми благополучными странами, конечно, у нас и зарплаты, и пенсии очень скромные, их ни на какие существенные покупки не хватает, - если говорить о большинстве населения, а не о высокооплачиваемой его части.
     Но запросы у людей постепенно растут, и это вполне нормально. Сегодня уже мало кто удовлетворяется тем, что оставалось пределом мечтаний лет двадцать назад. Например, иметь небольшую квартирку плюс к тому - махонькую машинку.
     Теперь люди имеют возможность видеть, слышать и читать о том, как живут их современники в других странах, и видят многообразные примеры у своих соседей или родственников. Хочется обустроить жилье, попутешествовать по своему краю и своей стране, заглянуть в иные государства.
     Впрочем, немало еще осталось таких наших сограждан, которые считают, что все жизненные "излишества" - не для них, вообще не для россиян, что мы, дескать, другие, живем другими интересами.
     Возможно, у людей все-таки превалирует настороженное отношение к завтрашнему дню, опасение потерять даже то немногое, чем они располагают сейчас, чего с огромным трудом добились, достигли за последние годы. Призрак ЧП, типа дефолта 1998 года, продолжает витать в головах россиян. Впрочем, как и опасение каких-либо иных непредвиденных катастрофических сценариев. Поэтому люди готовы закрыть глаза на очень многое ради того, чтобы продолжался пусть и очень-очень медленный, но все-таки подъем из прежней ямы безнадежности и бедности.

Как в годы социализма любимым заклинанием наших мам и бабушек было: "Пусть будет все, что угодно, лишь бы не война!", так теперь - даже весьма молодые россияне, в том числе, столичные жители - нередко в сердцах восклицают: "Лишь бы не случился новый дефолт!"

     Именно так, потому что люди привыкли не ждать от будущего ничего путного, и скорее боятся потерять то немногое хорошее, к чему они привыкли за последние годы, чем верят в более достойное проживание, преуспеяние, которое они наблюдают в иных странах, и к которому могли бы - и должны были бы, по идее - стремиться изо всех сил.

Как воспринимаются результаты ваших опросов - властями, СМИ, оппозиционными партиями, населением?

     Отношение к нашим опросам весьма странное и очень разнообразное. Одни говорят, что мы чересчур очерняем действительность, на самом деле страна находится на подъеме, и люди ощущают это в своей жизни. Другие, наоборот, ругают нас за то, что мы излишне приукрашиваем российскую обыденность, что ситуация в стране практически не улучшается, а все положительные преобразования происходят лишь в речах официальных политиков и в выспренних выпусках новостей на гостелевидении, хотя иного телевидения у нас практически и нет.
     Мы же стараемся получить по опросам такую картину действительности, какая она есть на самом деле, а она весьма неоднозначная.

Кому не нравятся результаты ваших опросов - представителям властных структур?

     В общем, что-то в этом роде. Потому что они хотели бы, чтобы всеми и у всех создавалась картина положения в стране как можно попригляднее.

На ваш взгляд - президент Путин имеет более или менее точную информацию о ситуации в стране, или верит - невольно или нарочито - тем сказкам, которые сочиняют и подсовывают ему для ознакомления и изучения разные приближенные советники?

     Я не могу с полной достоверностью ответить на этот вопрос. Но мы тоже внедряли его в наши опросы, спрашивая рядовых сограждан о том, владеет ли президент точным знанием обстановки в стране. И большинство людей нам ответило, что нет - на их взгляд, Путин не обладает всей полнотой информации о положении в России, что он целиком замкнут в своем окружении и полагается на те сведения, которые ему преподносят подчиненные.

То есть, опять-таки россияне считают, что там, в Кремле, нынешний царь-батюшка хотел бы и мог бы сделать для соотечественников много хорошего, по крайней мере, исправить наиболее вопиющие недостатки, но узурпаторы-советники всячески преукрашивают ситуацию в подвластной ему державе и скрывают от него "некрасивую" правду?

     Да, именно такой вывод можно сделать из результатов наших опросов. Большинство респондентов без обиняков полагает, что приближенные лишь мешают президенту работать и принимать "правильные решения", а во-вторых, они ему всегда говорят лишь то, что сами хотят.
     Ведь во всех русских сказках именно так говорится и полагается, помните, как сказано у поэта: "И в суму его пустую суют грамоту, другую..."

Какая часть населения России - не по официальной статистике, а по результатам ваших исследований - живет сейчас ниже так называемого "уровня бедности"? В СМИ на сей счет предлагаются самые разные показатели - от 30 до 65 процентов. А в коммунистических изданиях - даже 75 процентов.

     Ну, 75 процентов у нас сейчас, конечно, нет. По официальным бумагам под этим порогом находится около четверти россиян. А вот по нашим опросам таковых выходит около трети.
Тут весь вопрос в критериях, а они могут быть самые разные. Не всегда можно определить ситуацию через финансовое выражение. Например, потому, что в разных регионах существуют разные цены. Кроме того, нельзя забывать о таком факторе, как неучтенные зарплаты или т.н. "черные" части зарплат, или неучтенные поборы разного рода и тому подобные дела.
     Мы предпочитаем задавать вопрос о том, как люди живут. Хватает ли им на продукты? Или на продукты деньги находятся, а вот на одежду и тому подобные вещи - уже нет. Или как обстоит ситуация с покупкой таких предметов домашнего обихода, как телевизор и холодильник - сколько лет надо членам семьи копить для этого деньги? Таких обездоленных в России очень и очень немало. То есть, они вроде бы сводят концы с концами, но встает вопрос - что считать таковыми? Насколько коротки эти "концы", что входит в промежуток между ними? Только еда из трех-шести видов продовольствия или люди могут позволить покупать иногда своим детям и фрукты? Словом, понятие о пороге бедности очень растяжимое, буквально для каждой семьи - своё, и свести эту безутешную статистику хоть как-то воедино практически невозможно.

Что ваши респонденты думают о нынешнем состоянии политической жизни в стране: надолго ли она впала в кому?

     Ну, конечно, той степени активности, которую мы наблюдали в предвыборный период, теперь ожидать невозможно. Да и вообще у нас политика постепенно превратилась в разного рода интриги "под ковром". Прежде всего, идет борьба за влияние на президента. А проблемы, тем не менее, никуда не делись, их надо решать, причем немедленно.
     Например, куда это годится - целых 4-5 месяцев жить без правительства. То министры назначаются и потом утверждаются, а потом, после инаугурации, они - но не все - переназначаются, при этом месяцами переезжая из одного дома в другой...
     То же самое мы наблюдаем и в отношениях со странами дальнего и ближнего зарубежья, в отношениях с нашим собственным Северным Кавказом. Всё делается как-то очень непонятно, втихую, часто - наверное, как раз из-за этой самой скрытности - очень неумело. Общественность ничего не может контролировать, подробности тех или иных дел - причем, подчеркну, дел государственной важности - знают лишь несколько посвященных, 5-6 министров, высшие члены администрации президента да их ближайшие подчиненные. Разве это можно назвать настоящей, зрелой политической жизнью?!

Если до сих пор говорили о том, что вся российская политика делается в пределах московского Садового кольца, то теперь вернее говорить о том, что она окончательно спряталась за кремлевскими зубцами?

     Да, фактически теперь всё завязано на Кремль, на администрацию президента, точнее, на 4-5 ее руководителей. Что они придумают, в чем убедят президента, то потом и реализуется, опять-таки, нередко - втихую. Все остальные органы власти страны теперь выступают в роли простых исполнителей задумок людей из Кремля.

А что происходит с т.н. оппозиционными партиями - либералами, коммунистами? Их тоже окончательно приручила администрация Путина? И нужны ли те же либералы большинству россиян?

     В июле 2004 года наши респонденты отвечали на вопрос: "Нужна ли России оппозиция?" И, как ни удивительно это кажется, на первый взгляд, - больше половины ответили, что нужна. Причем показательно, что так ответили и более половины сторонников ныне властвующей "Единой России", а также те, кто безоговорочно поддерживает и одобряет деятельность Путина.
     Другое дело, что каждый из отвечающих может иметь собственные представления о такой оппозиции. Мы не задавали уточняющих вопросов на сей счет, ибо не совсем ясно, какими они должны быть, и мы могли лишь окончательно запутать людей.
     Мы уже видели, что получается, когда "зачищаются" все края - и "серединки" тоже не остается, остается одно "болото".
     Недавно прошли партийные съезды и у правых, и у коммунистов, но они решали, в основном, оргвопросы. А настоящее лицо этих, якобы оппозиционных, партий, я думаю, мы увидим лишь к концу второго президентского срока Путина, к следующим парламентским и президентским выборам.

Деятельность всех партий впрямую зависит от их финансирования. Теперь этот вопрос полностью - после начала истории с "ЮКОСом" и в прямой связи с нею - взял под свой контроль, опять-таки, Кремль. Он диктует партиям и компаниям, кто, в какой мере и кого может спонсировать. Получается, что у партий руки связаны окончательно, ведь что они могут предпринять без денег? И о какой подлинной оппозиционности в связи с этим можно говорить?

     Конечно, партий, которые держатся лишь на добровольных членских взносах, у нас не было, нет и вряд ли будет. Даже при социализме КПСС держалась на госбюджете плюс взносы, издания и еще чуть-чуть другого. Сейчас никто не возьмется предсказать, какие партии и на какой основе сохранятся вообще и сохранят свое влияние у населения. Последнее - судя по опросам - тоже ничего не понимает в этом вопросе и не предполагает какие-либо варианты его решения в обозримом будущем.

Ведущие деятели оппозиционных партий, критикуя Путина за многие его действия внутри страны, в то же время, отвечая на вопрос о том, как они поступили бы на месте президента при решении той или иной проблемы, практически однозначно сошлись на том, что предприняли бы схожие меры по укреплению вертикали власти, ибо та ее "расшатанность", которая осталась после правления Ельцина, ни к чему хорошему Россию не вела. Что думаете на сей счет вы, и что отвечают ваши респонденты?

     Люди согласны с тем, что в годы больших потрясений, еще в пору Горбачева, а потом и Ельцина, многое в стране расшаталось и разболталось. И рано или поздно каким-то образом нужно было навести некоторое упорядочивание дел в государстве.
     Но оно могло быть разным. Путин пошел тем путем, который ему и людям его воспитания...

... и его профессии...

     ... да, и это, конечно, сыграло важную роль, - представляется самым прямым: что-то такое военного типа. Вертикаль со строгим подчинением, в расчете на то, что она страну удержит.
Действительно, стало тише. Всяческая открытая политическая борьба ушла в свои скрытые формы. Единственное что осталось - это коррупция. Ее за последние четыре года стало только больше. Это факт, подтвержденный по многим источникам.
     Что касается вертикали: самое шумное мероприятие - создание системы представителей президента, по мнению нами опрошенных людей (а мы задавали вопрос об этом много раз в разные годы), совсем не оправдала себя. Полномочия этих людей не определены, реальной власти над губернаторами у них нет и что они вообще делают, чем занимаются - это совсем непонятно. Хотя властный аппарат у них очень большой.
     Люди считают, что система полпредов президента играет лишь негативную роль, и всюду оценивают этих представителей как незаслуживающих доверия. В отличие, кстати, от губернаторов.
     Более действенной мерой было то, что у губернаторов отобрали бюджеты. Ведь у них забрали добрую половину их денег, в частности, из местных налогов. Теперь губернаторы должны просить эти средства у Москвы, что, само по себе, дело очень непростое, даже тяжелое. Уже одно это заставляет всех изображать свою полную лояльность Кремлю.
     С другой стороны, это ведет и ко многим сложностям. Федерализм все более походит на тот, который был при советской власти: больше на словах, в риторике, чем на самом деле.
     Из этого всего вытекает громоздкое, бюрократическое, коррумпированное управление. Таким образом управиться со страной невозможно и никогда не будет возможным.

Из каких источников вы черпаете свои данные о том, что уровень коррупции в России при Путине не только не уменьшился, но даже существенно возрос?

     Об этом мы, опять-таки, спрашиваем у людей, и они нам так отвечают: на основе своих собственных наблюдений, на основе сообщений местных газет, на основе выводов немногочисленных независимых организаций, в том числе, созданных при участии западных институтов. Такие же выводы делаются различными группами изучения и фондами на общероссийской базе.
     Все виды борьбы - то с "оборотнями в погонах", то еще с кем-нибудь, люди всерьез не воспринимают. Всем понятно, что это все-навсего шумовые предвыборные акции, раздутые государственным телевидением. Вдруг, ни с того, ни с сего, появляется информация о зловредной деятельности сотни "гаишников" и о том, что их надо наказать. А потом, после того, как выборы, прошли, наступает в этом вопросе полная тишина. И никакой информации по тем же госканалам телевидения о том, что начался суд хотя бы над одним из задержанных с поличным "гаишников", не было, нет и - как считают многие люди - не будет.
     А ведь никто из тех политиков или высоких деятелей в погонах, кто громко с экрана осуждал конкретных "гаишников" Иванова, Петрова и Сидорова, даже не подумал о том, что до суда никак нельзя говорить о вине этих и других людей, пока она никак не доказана в установленном порядке! Какое же это правовое государство, если громкие, практически политические акции происходят с нарушением элементарных правовых норм!?
     Люди смотрят на все эти телеистории и не верят им, прекрасно понимая, для чего они сочинены и зная, как на самом деле обстоят дела в той же системе автоинспекции, где работают сотни тысяч людей и тысячи из них ежедневно занимаются денежными поборами на дорогах и при оформлении документов. Зачем же изначально считать своих соотечественников ничего не понимающими "иванушками-дурачками"?
     Подобное сплошь и рядом происходит и в других сферах российской общественной жизни.
Кстати, мы недавно провели специальное исследование об отношении населения к действиям милиции, к организуемым ею поборам, к проявляемому ее сотрудниками насилию. И при этом обнаружились попросту диковатые явления. Такие, которые не встречались, например, в советское время.

В какой мере ностальгия по прежней эпохе владеет чувствами людей, и насколько своекорыстно этим пользуется нынешняя власть?

     Ностальгия по недавнему прошлому, по спокойным застойным временам владеет россиянами уже далеко не первый год. В этом смысле можно говорить о 10-12 последних годах. При этом люди, конечно, отдают себе отчет в том, что вернуться, например, в период правления Брежнева уже никоим образом не удастся.
     В сознании россиян период перемен оценивается очень резко негативно. И самыми негативными героями прошлого столетия являются Горбачев и Ельцин. Причем, после ухода в отставку Ельцина, на первом место в оценках людей в этом плане вышел Горбачев. Когда у власти был Ельцин, со всеми своими, так сказать, "странностями", всё внимание было обращено на него. Когда Ельцин ушел, и быстро оказался полузабытым, то люди снова всё стали валить - все свои беды и тревоги последних полутора десятилетий - на Михаила Горбачева. Ведь это он всколыхнул в середине 1980-х годов советское болото, нарушив тем самым спокойную и, как теперь уже кажется многим - благополучную, жизнь.

А кто ходит у россиян в положительных героях недавнего прошлого?

     Таких трое: царь Николай 2-й, Хрущев и Брежнев. Сталина все-таки по-прежнему люди побаиваются. Хотя сейчас его почитают больше, чем раньше, пару-тройку десятилетий назад.
У людей осталась, в основном, мифологическая память. Ведь уже и Хрущева помнят почти в той же мере, что и царя Николая 2-го. Бурные события последних двух десятилетий постепенно вытеснили из неглубокой человеческой памяти реального Хрущева и его реальные деяния и заявления.
     А вот о Брежневе остается еще живая память примерно у половины нынешнего населения страны. Его долгий-долгий период правления кажется из наших лет самым спокойным, самым благополучным. Все оккупации и войны той эпохи люди постарались отодвинуть в самый дальний уголок памяти или вообще о них позабыть. О борьбе с диссидентами и тогда мало кто знал, и потом большинству людей читать и слушать было не очень интересно.
     А нынешний период, в котором многие находят немало схожего со своими ностальгическими воспоминаниями о 1960-70-х годах, тоже кажется весьма спокойным и благополучным. И власти стараются это всё так и подавать: и схожесть, и благополучие, и порядок. Вспомним, опять-таки, историю с гимном.

Но перемены в сознании людей все-таки постепенно происходят?

     Происходят, но очень медленно. Причем, сами люди это не всегда и осознают. Они все еще в большой мере считают себя советскими людьми, некоторые даже этим бравируют.
     Большая часть людей к новой ситуации в стране приспособилась или продолжает приспосабливаться пассивно. Это выражается в том, что они постепенно привыкают к неприятному, снижают свои жизненные запросы, учатся не жить, а, как говорят, "вертеться".
     Меньшая часть приспосабливается к действительности более активно, находит для себя интересное дело, развивается, находит пользу в открывшихся свободах, возможностях, в рыночной экономике. Много ездит по стране и за рубеж, активно отдыхает, много и многому учится. Но таких, повторю, очень немного, к сожалению. Совсем немного от общего числа россиян. И власти очень мало делают для того, чтобы число общественно и личностно активных россиян постоянно и быстро росло.

Насколько сказывается в этом считающееся издревне привычным для россиянина чувство общинности, стремление жить "как все", "не высовываясь" из коллектива, из толпы? Ведь американец рождается и с детства воспитывается с установкой на самовыражение, и словосочетание "чувство локтя" означает для него не товарищескую обстановку в коллективе, но скорее удар поддых, когда кто-то иной, а не он стремится взять верх в жизненной гонке, расталкивая окружающих своими локтями.

     На мой взгляд, все эти ставшие нарицательными слова о российской общинности больше относятся к мифологии, чем к исторической действительности. У нас люди разронены и озлоблены гораздо в большей мере, чем в западных странах.
     У нас в прошлом была не община, а казарма, в которой были начальник, в определенный час сон, подъем, работа, еда...

Не случайно и созданное Советским Союзом объединение "братских стран" официально именовалось "социалистическим лагерем"...

     Да, причем многим людям у нас вот такая, полувоенная, очень близкая к подлинно военной, жизнь очень нравилась и нравится до сих пор. Ведь все заранее расписано, все идет по распорядку, даже два часа свободного времени. Все очень просто и очень ясно. Не надо ни о чем думать, тревожиться, предпринимать какие-то усилия для того, чтобы где-то на чем-то заработать. Порой и нынешняя власть действует в таком направлении, используя для этого, в частности, телевидение или священнослужителей, а также русскую мифологию. Ведь недумающими, запуганными людьми с рабской психологией легче управлять.

Как пел Булат Окуджава: "А если что не так - не наше дело, как говорится, "Родина велела..."

     Да, суть подобного мировоззренческого поведения можно выразить всего-навсего двумя вот такими простыми поэтическими строчками. Именно так многие жили, и так живут до сих пор. Так проще, удобнее, причем всем: и тем, кто внизу, и тем, кто наверху - на самом верху той самой властной вертикали.
     У Горбачева на то, чтобы попытаться исправить такую психологию соотечественников, попросту не было времени: ведь на руководство страной ему было отпущено судьбой очень мало времени. Ельцин, наверное, и не собирался толком ничего подобного менять. А Путину такой образ жизни, руководства, видимо, и ближе по духу, по служебным привычкам. Ему нравится военное подчинение: построил всех, отдали честь, сказали: "Будет сделано!" - и уже видимость порядка и исполнения дел есть. Хотя всем ясно, что ничего толком никем сделано и не будет.

Чем вы объясняете нынешнее засилье представителей силовых структур во властных органах? Ведь только по официальной статистике от 40 до 55 процентов должностей второго-третьего ряда (заместители министров, начальники управлений и их замы и т.п. занимают бывшие (если понятие "бывшие" в спецслужбах вообще существует!) генералы, полковники и другие офицеры ФСБ, МВД, армии, ФАПСИ и других силовых ведомств). А по неофициальным данным (и по исследованиям, в частности, доктора социологии Ольги Крыштановской), в различных министерствах их (и далеко не на рядовых должностях) до 65-70 процентов. Причем в последнее время эти люди выдвигаются на передовые места в правительстве и в администрации президента. Что этот "ползучий символ" означает: лишь выдвижение Путиным и путинцами на важные посты тех людей, которых они знают по совместной службе и которым могут доверять, или стремление взять - на все случаи жизни - под максимально возможный контроль все рычаги управления государством?

     Это обычная история: руководитель выдвигает на важнейшие должности своих людей и людей, подобных себе. Других они просто не знают, а через третьи знакомства не хотят доверять. В свое время у нас говорили, что в стране "был петровский период, и был днепропетровский период". Ведь Брежнев многих вытащил в Москву из своих родных краев. Тогда это были, в основном, партийные деятели.
     Путин не был партначальником, он работал в другой системе и в другом городе. Знал он, судя по всему, весьма ограниченный круг людей. И сейчас идет дрейф в Москву из Питера и из органов, такого склада ума и такого провессионального происхождения, как сам президент.
     Люди это видят, знают, но особой боязни у них в связи с этим явлением пока не наблюдается. Мы проверяли это на своих опросах. И я объясняют такую ситуацию тем, что сейчас, судя по всему, вообще никто в стране никого и ничего не боится. Люди за последние десятилетия столько всего насмотрелись - и войн, и псевдореволюций, и взрывов, и стрельб - что просто устали бояться, и готовы ко всему, что бы ни случилось.
     И когда Путин или его приближенные начинают пугать спецслужбами, то пугаются этого всего лишь госчиновники, да и то не слишком: чиновники тоже у нас и пуганые, и наглые.
     Есть еще один фактор, как бы оправдывающий в глазах населения выдвижение на заметные государственные посты людей из спецслужб. Они вроде бы считаются менее продажными, более знающими и умеющими, чем многие представители бизнеса или чиновничества.
     Эти надежды, скорее всего, ложные, относящиеся, опять-таки, к старо-новой мифологии о "чистых чекистских руках". Насколько вижу и знаю я, как и многие другие, - ни один бывший генерал не стал, например, хорошим губернатором (а генералов армии, МВД и ФСБ на губернаторстве побывало и находится до сих пор немало), или министром. Да и в своих ведомствах зачастую они проваливают важные задания, хотя мы можем судить об этом лишь отчасти, скорее по МВД и армии, чем по другим спецслужбам. Война в Чечне и борьба с преступностью свидетельствуют отнюдь не в их пользу. Хотя всё это прикрыто громкими словами и лозунгами.
     Сейчас даже армией нельзя управлять с помощью одних лишь приказов и жестов под козырек: уж слишком в непростой ситуации находятся ныне наши вооруженные силы. А оказавшись в губернаторах или на иных гражданских постах, военные люди нередко теряются: там ведь мало просто отдавать команды и слушать приказы из Москвы. Надо, прежде всего, самим проявлять инициативу, решать местные проблемы с помощью интересных, творческих находок. А откуда такое возьмется у людей, лишь вчера снявших форму и погоны, и не привыкших проявлять инициативу?! Вот вам и еще одна наша нынешняя проблема. По армейскому образцу всю страну построить невозможно. Даже Северная Корея на таком варианте - судя по всему - долго не продержится. А уж Россия в ее теперешнем виде нуждается совсем в иных формах управления и возрождения.
     Если брать аналогии из прошлого - то да, пытались у нас строить органы управления на большевиках-подпольщиках, красных партизанах, партийных активистах и прочая, и прочая, - но ведь ничего из этого не получилось. Такая система имеет изначально искусственный характер, а общество продолжает жить само по себе. И нынешняя ставка на продвижение к руководству людей из спецслужб и армии ничего толкового стране не принесет.

А что в России происходит со средним классом, этим "позвоночником" рыночного общества, как любят формулировать философы-экономисты? Где он, насколько велик, что от него ждать и когда?

     Здесь очень много надуманных воззрений и надежд. У нас есть слой людей, которых иногда относят к среднему классу. Это весьма состоятельные люди, имеющие доход около одной тысячи долларов на одного члена семьи. Но таких в России не очень много, около 10 процентов населения. Опять-таки, это очень средний, приблизительный показатель: то, что характерно для Москвы отнюдь не подтверждается где-нибудь в Сибири, по регионам разные уровни жизни и запросы разные.
     Но этот круг людей понемножку расширяется. Эта тенденция будет продолжаться, если не произойдет какого-нибудь страшного провала.
     Однако это совсем не тот средний класс, в традиционном понимании этого выражения. В России у этих людей нет ни общих интересов, ни организации, Быть некой опорой власти они не могут, да, честно говоря, и не хотят. А хотят они лишь одного: чтобы власть их как можно меньше трогала, а уж в остальном они как-нибудь сами проживут.
     А вот в западных странах к среднему классу относится огромное большинство работающих людей. Это квалифицированные рабочие, инженеры, учителя, врачи и иные категории населения. Они живут на среднем уровне, примерно одинаково: они не бедные, но и не слишком богатые люди. И от них в обществе очень многое зависит, хотя, опять-таки, один класс они не составляют. Вообще сейчас в мире все представления о классах немножко другие, чем были еще пару десятилетий назад.
     В России же основная масса работающих живет весьма убого, если не сказать прямо: бедно. Им до положения "одна тысяча долларов на одного члена семьи" очень и очень далеко. И ситуация у представителей вышеназванных массовых профессий практически не меняется с годами. Наоборот, разрыв от более обеспеченных людей становится все больше. Поэтому надеяться на то, что некий средний класс у нас подрастет, расширится и спасет ситуацию в стране - бесполезно!
     А о таком понятии, как "классовая солидарность" у нас вообще говорить не приходится. Вот происходят сейчас некие известные события в бизнесе, с крупными фирмами и крупными бизнесменами. Как реагируют на это остальные известные предприниматели? Они в своем кругу твердят лишь одно: "Слава Богу, что взяли других, а меня на сей раз пронесло!" И так ведут себя те люди, которые, по идее, должны были бы служить примером корпоративного поведения для других бизнесменов, вообще для остальной части населения нынешней, капиталистической России. Ну, и какой же из них пример?!

А каково сейчас отношение населения России к богачам, к т.н. олигархам? Сказалась как-нибудь на этом история с "ЮКОСом" и его экс-владельцем Ходорковским, а также упомянутое вами поведение этих людей в последние месяцы? Богатых россияне по-прежнему ненавидят, или потихоньку начинают привыкать, может быть - даже отчасти сочувствовать "погорельцам" типа Ходорковского?

     Состоятельным соотечественникам россияне откровенно завидуют, а та дюжина сверхбогатеев, называемых олигахами, - она никаких симпатичных чувств у нашего населения не вызывает. Олигархов не любят, некоторые даже ненавидят, видя в них тех, кто разграбил страну, сделав, тем самым, бедными остальных россиян. И такому отношению во многом способствуют, конечно, СМИ, прежде всего, государственные, особенно телевидение. И если именно с этой целью была придумана акция с Ходорковским, то она понравилась, пришлась основной массе населения "ко двору", а заодно еще более укрепила позицию президента у этих людей: вот, мол, какой Путин сильный человек! Никого не боится, не стесняется. Не то, что не пугается богатеев, но, наоборот, сам кого хочет может напугать, вот какой он молодец!

Многие люди в России следят за развитием истории с Ходорковским, в основном, по госканалам телевидения, и видят в ней, своего рода, актуальную "мыльную оперу", насыщенную всеми, ей присущими, основными компонентами...

     Причем, сюжет у этой "оперы" весьма закрученный, всем интересно, чем она закончится: счастливым концом или драмой? Большинство, правда, не слишком понимают ее сюжет. Добрая половина думает, что на исходе "постановки" стороны придут к некоему компромиссу, основательно попугав изначально друг друга. В целом, отдаленных последствий "дела ЮКОСа", на мой взгляд, боятся и люди, и власть. Ведь ситуация с процессом иногда принимает неуправляемый характер. И отступить нельзя, и двигаться дальше страшновато, и раздавить большой бизнес президенту и его окружению небезопасно: уж слишком они связаны друг с другом все последние годы. Обвалить сук, многое удерживающий, - весьма боязно. Отсюда время от времени звучащее из центра Москвы оправдание: эти меры приняты лишь к одному, других мы трогаем. Хотя на самом деле это, конечно, пугает многих и запутывает ситуацию.
     Но, поскольку - как мы говорили - солидарности у олигархов нет, то остальные думают: ну, ладно, перетерпим, жизнь продолжается, бизнес работает, прибыли есть, хотя и уменьшились. Нас пока не разоряют, а что будет с тем, за кем пришли первым - ну, уж ладно, ему, будем считать, не повезло.
Получается вот так, хотя всё это можно, и, наверное, нужно оценивать многим жестче.

Мы несколько раз вспоминали госканалы телевидения и их ударную работу на власть предержащих. Кому в таком виде они нужны: только Кремлю или населению тоже? Что говорят на сей счет ваши респонденты?

     Население одобряет то, что и как показывает наше телевидение. Девять десятых того влияния, которое на людей оказывается извне, исходит от телевидения. Мы спрашивали: когда ТВ было лучше: в советское время, в годы перестройки, при Ельцине или сейчас?
     Ответы распределяются так: прежде всего, людям нравится нынешнее телевидение, затем идет то, что было в СССР, а на последнем месте упоминается перестроечное телевидение со всеми его разоблачениями, дебатами в прямом эфире, новыми исследовательскими передачами и прочим.
     Получается, что люди не любят, чтобы их дразнили, будили, теребили их мозг, пытались заставить их думать.
     А нынешнее состояние ТВ, когда людей, с одной стороны, развлекают - причем не американскими или мексиканскими, а собственными детективными сериалами, что-то не очень страшное и сложное сообщают и рассказывают в новостях, опять-таки забавляют всевозможными эстрадными шоу, - это людей вполне устраивает.
     И, конечно, власть находится при этом не в стороне, а принимает активное участие в формировании телепередач и людских пристрастий, внося во всё это свою струю словословия. Мы снова видим в новостях бесконечное "что Он сделал, сказал, кого собрал, выслушад, что постановил, кого отругал, куда поехал, как Его там принимали". И это по всем основным каналам. Куда от этого денешься? Если только снова уйдешь на коротковолновые радиопередачи из-за Бугра? Но и они стали сейчас не те, а значительно более лояльными к российской власти. Критика максимально смягчена, и ее очень немного. Значит, со всех сторон власть в России хороша и безошибочна, - только такой вывод и можно сделать, посидев у телевизора и радио.

В последнее время как-то поутихли разговоры о состоянии свободы слова в России. Не потому, видимо, что ситуация в этой сфере улучшилась, а потому, что критики - и внутри страны, и зарубежные - подустали, не видя толку в своих суждениях и осуждениях. А что считают сами россияне: существует ли в стране свобода слова и нужна ли она "молчаливому большинству"?

     На словах многие люди полагают, что свобода слова полезна и то, что ее в страну "допустили", было в свое время сделано правильно и принесло определенную пользу. Но пользоваться такой свободой люди не умеют, да и не хотят. И всяческие меры по ее ограничению - в общем-то, зряшные - люди в массе своей попросту не замечают, считая, что свободы слова в стране сейчас отнюдь не меньше, чем было прежде, что Путин СМИ не преследует. Порой бывают всплески внимания и оживленных дебатов в некоторой части общества, вызванные то пертурбациями на НТВ, то закрытием ТВ-6 или отдельных публицистических передач, но очень быстро они гаснут, а истории эти быстро забываются.
     Есть, конечно, кое в чем разница между нынешним состоянием свободы слова и тем, какая была ситуация в этой сфере в годы тоталитаризма. Тогда власти убедили сами себя и всех вокруг, что каждый инакомыслящий голос ужасно опасен. А сейчас все понимают: ну, говорит Некто что-то несогласное с мнением или действиями властей. Так и слышно его лишь в одном углу, узкому кругу внимаюших, но, опять-таки, не действующих. И ничего из всего этого не будет, и ничего властям не надо опасаться, всё в итоге будет по-ихнему. Так что пусть "собака лает, а караван-то все равно дальше идет".
     То есть, происходят не столько прямые запреты кого-то или чего-то, а вытеснение инакомыслящих в дальний угол, откуда их практически не видно и не слышно, никому они не мешают, к всеобщему удовлетворению - и властей, и широких масс. Таким углом можно считать хорошие, умные, но малотиражные газеты, и ночные беседы на канале ТВ, имеющем небольшой обхват аудитории, и передачи малоизвестной радиостанции. Их терпят, поскольку на основную массу российского населения такого рода СМИ и передачи влияния практически не оказывают. Так "свобода слова" становится понятием "угловым", для узкоспецифических "посиделок", своего рода "малообщественной кухней".

С такой свободой слова россиянам до гражданского общества никогда, наверное, и не добраться, хотя сам Путин, вроде бы, намеревался приложить руку к его созданию.

     Гражданское общество строится с участием многих поколений. Оно предполагает ответственного за себя, за свои поступки и за поступки властей гражданина, независимые ни от кого и ни от чего общественные организации, независимый суд, независимую прессу, разделение властей. А у нас движение последних лет идет в обратном направлении - властям всё надо в руку собрать!
     А все слова Путина о построении гражданского общества - это лишь одни разговоры.

Значит, если Путин не захочет создавать таковое в вверенной ему (Ельциным и населением) стране, то тому в России и не бывать? Кто ж помимо воли Кремля осмелится на нечто подобное?

     Ну, когда-нибудь гражданское общество в России все-таки появится.
Когда же и каким образом?
     Когда власти в стране будут умные.

А зачем властям сверху строить гражданское общество, если оно ограничит их силу и влияние? Разве пример Горбачева - не наука Путину?

     С оглядкой на Запад, это модная тема для деклараций и разговоров у наших политиков. "Свободный человек в свободном обществе - это очень важно для возрождения страны" и прочее, и прочее. А с другой стороны, как мы видим, одновременно идет "отлов" общественных, правозащитных организаций, которые "на чужие деньги" занимаются чем-то вредным для россиян, сеют ненужную смуту и раскол между народом и властями. Мне рассказывали, что подобные действия спецслужб в глубинках России воспринимается как сигнал "Фас!"
     Да, наверное, многие из этих общественных организаций получают зарубежную финансовую поддержку. Но ведь другой-то и нет! Ведь наши-то бизнесмены все напуганы, и теперь лишнюю копейку, не одобренную Кремлем, у них не выпросишь. И эти организации наши лихие спецслужбы уже готовы затравить, они якобы всем мешают.
     А что творится у нас в судах, в тюрьмах!? Там положение лучше, чем в Ираке, или хуже? Там всё можно найти, если посмотреть как следует.

Юрий Александрович, россиянам что - на роду написано быть вот такими: бесправными, на всё согласными, без гражданского общества, без свободы слова, без настоящего правового порядка, с царём-батюшкой во главе - таким, каким его "даровал" некто сверху или сбоку-припёку, а люди его потом согласно "отголосовали" как надо? Почему недавние собратья по упомянутому "лагерю" социализма размашисто шагают вперед, ко всяческим свободам и законам, их с распростертыми объятиями принимают в серьезные, настоящие (а не условные, как "большая восьмерка") международные структуры, какими являются НАТО или Евросоюз, а удел России, выходит, так и оставаться где-то на мировых общественных задворках - со своим "диким капитализмом", непрозрачной экономикой, коррумпированными начальниками и чиновниками?..

     Ну, с нашими бывшими собратьями со соцлагерю нам равняться непросто: ведь они, или большинство из них, все-таки имели некоторую демократическую историю, каковой у нас фактически никогда не было. И потом большие мы уж слишком - развернуть в иную сторону такой "корабль", как Россия, очень непросто, да к тому же столь дырявый, как наш.
     Что касается того, написана ли нам такая жизнь на роду?.. Что ж, история написала как написала, а менять ее будут новые, будущие поколения, причем многие поколения. Хотя все перемены у нас всегда шли сверху. В массах они не созревали и не затевались... Мельница истории мелет медленно, но все-таки мелет. До чего-нибудь путного она и у нас когда-нибудь домелет.

Print version
EMAIL
previous SOME REFLECTIONS ON THE NEW EUROPE |
Victor Kogan-Yasnyj
”ПРЕДПРИНИМАЕМЫЕ В БЕЛАРУСИ ПОПЫТКИ СФОРМУЛИРОВАТЬ ДЕМОКРАТИЮ В КОНТЕКСТЕ ДУХОВНОСТИ И МОРАЛИ МОГУТ ПРИВЕСТИ К ВОЗНИКНОВЕНИЮ ЕЩЕ ОДНОЙ
МОДЕЛИ ДЕМОКРАТИИ.”
|
Юрий Шевцов
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.