ISSUE 2-2004
INTERVIEW
Александр Куранов
STUDIES
Юрий Шевцов Захар Шибеко Денис Киселев
RUSSIA AND JEWISH WORLD
Александр Куранов Григорий Ласкин Laurent Rucker
OUR ANALYSES
Павел Вензера  & Ярослав Шимов
REVIEW
Петр Вагнер
APROPOS
Victor Kogan-Yasnyj


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
REVIEW
А.Ю.МИЛИТАРЕВ. ВОПЛОЩЕННЫЙ МИФ.
«ЕВРЕЙСКАЯ ИДЕЯ» В ЦИВИЛИЗАЦИИ.
М.: Наталис, 2003. 253 с.
By Петр Вагнер | историк, Чешская Республика | Issue 2, 2004

     А.Милитарев – ведущий научный сотрудник Института восточных культур Российского государственного гуманитарного университета и ректор Еврейского университета в Москве – в своей книге анализирует еврейский феномен с позиции ряда научных дисциплин. Он приходит к ряду оригинальных выводов, которые, однако, вряд ли оставят равнодушными, но вряд ли и полностью устроят как тех, кто симпатизирует еврейскому народу, так и тех, кто испытывает к евреям противоположные чувства – равно как, впрочем, и самих евреев. Впрочем, если при работе над книгой автор руководствовался известным принципом Аристотеля – «Платон мне друг, но истина дороже», – то иного результата трудно было бы ожидать.
     В одном из первых разделов работы, носящем название «Кризис современного еврейства», автор сосредотачивает свое внимание на проблемах, с которыми сталкиваются евреи в современном мире – на примере еврейских общин в нескольких странах мира, а также ситуации в Израиле. Милитарев видит три основных компонента современного еврейского кризиса: 1) кризис еврейской идентичности в ее традиционном понимании; 2) конфронтация между традиционалистски и реформистски ориентированными евреями; 3) демографический кризис. (С учетом содержания этого номера нашего издания, мы коснемся здесь в первую очередь авторских оценок положения евреев в России и СНГ).
     В России, а также в Белоруссии и на Украине, еврейских общин коснулся в первую очередь демографический кризис. Конфликты между традиционалистами и их противниками здесь не представляют серьезной проблемы, хотя некоторые попытки усиления влияния ортодоксальных еврейских кругов можно отметить в последние годы и в России. Идентичность евреев представляет собой этнический, а не религиозный вопрос не только для русских (украинцев, белорусов), но и для большей части самих евреев, живущих в этих странах. Свою роль здесь, видимо, сыграли как долгие годы господства коммунистической идеологии, так и определенное влияние либерального космополитизма в последнее время. В то же время общественные изменения, происшедшие в бывшем СССР за последние 15 лет, привели, в частности, к тому, что число лиц с еврейской самоидентификацией несколько выросло – в том числе и среди рожденных в смешанных браках.
     Вопросу понимания еврейской идентичности в России посвящен другой раздел работы А.Милитарева, озаглавленный «Еврейство в России: религия или национальность?». Автор вновь отмечает, что подход к еврейству в России – этнический, а не конфессиональный. Для большинства российских евреев знак равенства между понятиями «еврей» и «иудаизм» представляет собой такой же анахронизм, как отождествление русских и православия. Процесс трансформации еврейских общин из религиозных в этнические протекает и в других странах, но в России и других странах СНГ он, видимо, зашел особенно далеко. Милитарев видит причины этого в особенностях истории российских евреев в ХХ столетии, прежде всего – в пережитой Россией модернизации по большевистским рецептам и как следствие – всесторонней атеизации российского общества. Кроме того, в силу ряда причин евреи стали в СССР группой с одним из самых высоких уровней образования и урбанизации.
     В таком случае возникает резонный вопрос: а что же, собственно, делает еврея в России евреем? Его идентификационным признаком в большинстве случаев не является ни вера, ни язык, ни даже как правило культура, отличная от культуры этнического большинства данного общества. Получается, что остаются лишь антропологические характеристики, но правомерно ли руководствоваться ими? Именно это соображение приводит Милитарева к несколько провокационно сформулированному выводу: «Так, может, нет никаких евреев в России, а есть русские еврейского происхождения – как есть американцы ирландского или итальянского, как австрийцы славянского и т.п.? И, если перестать колоть им глаза врожденной «инвалидностью – злосчастным, безвинным их еврейством, то и станут они как все: нормальными русскими людьми?» (с. 36). Впрочем, в следующем разделе – «Еврейская идентификация в России» – автор дополняет этот вывод существенным замечанием. По его мнению, российский еврей даже при отсутствии у него еврейской самоидентификации скорее всего столкнется с тем, что окружающие сами «припомнят» ему его происхождение в той или иной форме – и иногда настолько настойчиво и оскорбительно, что это становится психологическим толчком к эмиграции. Интересно, кстати, каковы модели поведения таких «евреев поневоле» потом, за пределами России, особенно в Израиле, где еврейство – ключевой компонент идентичности?
     Исходя из вышеуказанной российской специфики, когда в повседневной жизни «еврейский вопрос» муссируется порой весьма бесцеремонным образом, А.Милитарев определяет критерии идентификации российских (и не только) евреев, причем «напоминание о еврействе» считает одним из них. Остальные же таковы: 1) еврей «по паспорту», т.е. традиционный, еще советский критерий; 2) еврей по отцу, т.е. критерий специфически русский или славянский, когда на представителей другого народа, в данном случае еврейского, переносится принцип определения национальности, характерный для славянских народов (ты такой народности, к какой принадлежал твой отец); 3) еврей по матери – собственно еврейский критерий, часто связанный с обращением самого человека к иудаизму; 4) еврей по матери или отцу, т.е. официальный израильский критерий; 5) религиозный критерий – исповедание иудейской веры с соблюдением соответствующих религиозных обрядов и обычаев; 6) внутреннее самоотождествление человека с евреями и еврейством. Конечно, эти критерии далеко не бесспорны. Исходя из приводимых автором результатов социологических исследований, он сам, видимо, считает наиболее существенным и характерным для современной российской ситуации последний – самоотождествление с евреями. Эта тенденция, кстати, способна в какой-то степени смягчить негативные демографические показатели, характерные для еврейской общины в России.
     Интересные замечания по проблеме ассимиляции российских евреев высказывает Милитарев в разделе «Евреи и русская интеллигенция». Автор приходит к выводу, что наиболее тесное культурное слияние евреев с русскими происходило именно в среде интеллигенции: «...Если культуру делить по социальным группам, то общая культура у подавляющего большинства русских евреев только с одной группой русского населения, соответствующей им по степени урбанизации и образовательному цензу: с русской интеллигенцией» (с. 41). Этот процесс, по мнению А.Милитарева, начался на рубеже XIX – XX вв. Евреи обогатили русское культурное пространство «еврейской энергетикой, многовековым опытом и привычкой народа Книги к учению» (с. 47). Это слияние было взаимовыгодным и принесло замечательные результаты. Заслуживает внимания, однако, тот факт, что принятие русского языка и тех или иных элементов культуры не означало полной ассимиляции еврейской общины. Рассуждая о «необычности еврейского исторического феномена», Милитарев называет в качестве причины этого необычайно сильную приверженность евреев своей этнокультурной идентичности (с. 121 – 126).
     Рассуждениями, относящимися к отношениям евреев и русской интеллигенции, завершается та часть книги А.Милитарева, которая посвящена непосредственно России и бывшему СССР. Последующие разделы также представляют собой немалый интерес, однако в данном случае выходят за рамки нашей тематики. В конце своей работы Милитарев заявляет о необходимости более детального и беспристрастного изучения феномена еврейства и «еврейской идеи». Надо заметить, что данной книгой ее автор внес заметный вклад в решение этой научной задачи. Но, безусловно, и судьба евреев в целом, и специфика истории и современной жизни евреев в России и СНГ – темы настолько обширные, что работы над ними хватит еще не одному поколению исследователей.

Print version
EMAIL
previous БЕСПОКОЙНЫЙ ПРИЗРАК ИМПЕРИИ
Заметки о роли «русского фактора» на постсоветском пространстве
|
Павел Вензера  & Ярослав Шимов
SOME REFLECTIONS ON THE NEW EUROPE |
Victor Kogan-Yasnyj
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.