ISSUE 1-2005
INTERVIEW
Томаш Урбанец Александр Куранов
STUDIES
Zdenka Vagnerova Pavel Vitek
RUSSIA AND CIS
Alexander Lengauer Ярослав Шимов Ярослав Шимов  & Павел Вензера
OUR ANALYSES
Ярослав Шимов
REVIEW
Зденка Вагнерова Зденка Вагнерова
APROPOS
Владимир Воронов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
INTERVIEW
UKRAINE WITH NEW PEOPLE – CHANGE OF OLD MANNERS?
By Томаш Урбанец | Урбанец и Павел, консальтинговая фирма, Чешская Республика | Issue 1, 2005

На вопросы «РВ» отвечает глава правления Центра прикладных политических исследований «Пента», Фесенко Володымыр.

     Я бы хотел начать с Ющенко. Его первый визит в качестве Президента был в Москву, в то время как и он сам, и западные политики всегда говорят о нём как о политике, ориентированном на Запад. И все-таки одной из первоочередных задач для него является построение хороших отношений с Россией. Как вы думаете, каковы будут отношения между Россией и Ющенко?

     Что касается отношений с Россией, одна из главных причин, по которым любой президент Украины, в том числе и Ющенко, вынужден рассматривать эти отношения как приоритетные, как стратегически важные, связана не только с экономическими вопросами, - то, что Россия один из крупнейших наших торгово-экономических партнёров, зависимость по энергоносителям, - но ещё и с тем, что около пятой части населения, точнее 17 % населения Украины - это этнические русские, треть населения официально русскоязычна по переписи; а реально, учитывая то, что часть населения использует в равной мере два языка, то русскоязычное население составляет около половины населения. Тут ещё феномен билингвизма. И, к тому же, больше половины, населения страны, по данным различных опросов - чуть больше 50 %, выступают за то, чтобы дружеские отношения с Россией были внешнеполитическим приоритетом. Так или иначе, фактор отношений с Россией является первоочередным политическим вопросом. Поэтому Виктор Ющенко уделяет ему такое внимание. Кроме того, он обещал нанести свой первый визит в Россию, чтобы выровнять отношения после прошедшей избирательной кампании. Он вынужден учитывать и тот факт, что большая часть избирателей, голосовавших против него на этих выборах – русскоязычное население восточной и южной части Украины, и он пытается восстановить баланс, укрепить мосты с этими регионами, показать, что он не враг им, что он будет дружить с Россией. Удастся ли это сделать? Я думаю, что есть определённые предпосылки для того, чтобы всё-таки отношения между двумя странами сохранились, как минимум, на прежнем уровне. Дело в том, что заинтересованность в этом Украины имеет и экономические, и социально-гуманитарные, и политические причины. Но есть интересы России, а Россия заинтересована в сохранении своего влияния на Украине, поэтому она была так активна во время наших выборов 2004 года. Россия вынуждена считаться с победой Виктора Ющенко, искать какие-то новые формы, рычаги, инструменты влияния на Украину, особенно в преддверии парламентских выборов. Есть экономическая заинтересованность России в Украине, не так государства, как российских бизнес-групп, пытающихся участвовать в приватизации в Украине и зарабатывать здесь деньги. И, конечно же, отношения между украинскими и российскими группами. Вот причины, которые могут благоприятствовать сохранению отношений между Россией и Украиной, но есть и факторы, осложняющие эту задачу. В первую очередь, это тот факт, что Москва на выборах боролась против Ющенко, и Президент и его команда прекрасно это помнят. Психологически это будет мешать нормальному диалогу. Некоторые назначения, сделанные Ющенко, воспринимаются как недружественные по отношению к Россией: Юлия Тимошенко, например. Накануне первого визита Ющенко в Москву у Путина побывал Янукович, который, возможно, ищет защиты у России. И это было воспринято как недружественный акт по отношению к Украине, после чего последовал ответ – назначение Тимошенко, выглядевшее своего рода жестом для Москвы. Своего рода знак того, что Украина готовится проводить жесткую и последовательную политику по отношению у России, не будет считаться с давлением со стороны Кремля, в частности, в кадровых вопросах. Кроме того, назначение министра иностранных дел – Бориса Тарасюка, который уже работал на этой должности. Он является лидером одной из национал-демократических партий, Народного Руха Украины, входящего в блок «Наша Украина». В России Тарасюка считают прозападным, ну, по крайней мере, антироссийским политиком. И у него остались претензии к России: в свое время Кучма уволил его с поста министра иностранных дел якобы под давлением России, не желавшей иметь дело со сторонником вступления в НАТО. Потом был назначен Зленко – более умеренный министр.

     Такие политико-психологические вопросы могут осложнить отношения между двумя странами. Другой фактор – новые геополитические амбиции России, пытающейся усилить свою роль регионального лидера, реализовав проект единого экономического пространства. Украина, очевидно, не будет участвовать в реализации этого проекта в полном объеме, разве что частично, в виде создания зоны свободной торговли. Такая зона входит в интересы Украины, но создание таможенного союза и единой валютной зоны, а также наднациональных органов власти не пойдет ни сам Ющенко, ни его окружение. То есть, дело здесь в различии интересов двух стран.

     Еще один важный момент – форма отношений, их механизмы. При Кучме главным каналом отношений были контакты президентов и их администраций, а не министерств иностранных дел, и это позволяло Кремлю вмешиваться во внутриполитические вопросы Украины, влиять на избирательную кампанию и тому подобное. При этом инициатива исходила и от украинской стороны. Украинский МИД был первой государственной структурой, гласно поддержавшей Ющенко: дипломаты сделали соответствующее заявление в самый разгар кризиса, потому что были оскорблены вмешательством администрации Президента в вопросы, находящиеся в их компетенции. Кроме того, они на собственной шкуре испытали действия России, заставляющие украинское руководство действовать против национальных интересов своего государства. Сейчас вопрос стоит об изменении формы и характера отношений, их равноправии, привлечении к ним министерств иностранных дел, придании им дипломатической формы. Равноправие по духу и по букве. Россия привыкла к другому способу решения вопросов, так сказать, дипломатии «без галстуков», неформальной, и избавиться от этого наследия будет непросто и практически, и психологически.

     Пока неизвестно, где будет находиться Секретариат Президента…

     Да, и это тоже из разряда символических тем: Ющенко заявил о том, что ему не нравится здание на Банковой. Это бывшее здание ЦК КПУ, потом здесь была администрация Кучмы, и для Ющенко очень важно продемонстрировать, что он не вписывается в эту традицию. Для постсоветских стран локализация власти очень важна: в бывших зданиях обкомов и райкомов партии расположились областные и районные государственные администрации. Поэтому Ющенко хочет переехать, но это не так просто: нужно специализированное помещение, оборудованное так, чтобы в нем мог работать Секретариат Президента, со спецсвязью. Потребуются немалые затраты, так что вряд ли эта задача будет решена очень скоро.

     Если можно, хотелось бы поговорить поподробнее на тему отношений с Евросоюзом и НАТО.

     Европейская интеграция сейчас обозначена Виктором Ющенко как главный внешнеполитический приоритет. То есть, это главная стратегическая задача украинской внешней политики. Об этом Виктор Ющенко сказал в своей инаугурационной речи, планируется создать министерство европейской интеграции, его руководителем может стать даже вице-премьер, и это показывает значимость этой политики. На мой взгляд, Виктор Ющенко ещё в ходе избирательной кампании сформулировал достаточно реалистичный подход к достижению этой цели, последовательность, этапы. Речь идёт о том, чтобы Украина получила статус страны с рыночной экономикой, чтобы Украина решила вопрос о создании зоны свободной торговли с Европейским Союзом, и только потом перешла к вопросу об ассоциированном членстве и, в перспективе, к вступлению в Европейский Союз.

     Через сколько лет это возможно?

     Этот вопрос звучит сейчас очень часто, но ответить на него трудно. Ющенко известны ожидания членов своей команды, нетерпеливость тех, кто его поддержал, поэтому часто можно услышать очень оптимистические прогнозы, чуть ли не через 5 лет. Конечно, это нереально, и сами политики из команды Президента, встречаясь с западными дипломатами, оправдываются: мол, мы вынуждены делать такие популистские заявления, но понимаем, как это на самом деле непросто. Есть проблема и соответствующие политические ожидания населения, и нужно переходить к практическим действиям. С этим есть проблема, думаю, в силу идеалистического подхода новой власти: ведь нужно решить массу бюрократически сложных вопросов. Хотя бы адаптация украинского законодательства к европейскому. Пересмотр, принятие и обновление нескольких тысяч законодательных актов – очень объемная работа. В Верховной Раде создан парламентский комитет, который должен этим заниматься, но этого мало – нужна дополнительная процедура, которую придется заимствовать из опыта Чехии, Польши, Литвы.

     Раньше в Украине были, вернее – существовали на бумаге некоторые органы, которые теперь должны заработать реально и с ускорением, и займутся этим и парламентский комитет, и то подразделение правительства, которое будет заниматься вопросами евроинтеграции.

     Проблема еще и в том, что и ЕС, и многие страны, являющиеся его членом, не имеют четкой позиции по поводу европейской перспективы Украины. С одной стороны, есть некое позитивное отношение, но единой определенной позиции в отношении вступления страны в ЕС нет. Поэтому задачей сейчас является как можно быстрее сесть за стол переговоров и добиться повышения статуса Украины в отношениях с ЕС. Нужны не просто соседские отношения, а какие-то дополнительные подпрограммы. Украина ждет от ЕС позитивных сигналов, подобных резолюции, принятой несколько месяцев назад Европарламентом. Теперь хотелось бы услышать что-то от Еврокомиссии. А потом уже необходимо на дипломатическом уровне договариваться о статусе страны с рыночной экономикой, переходе к зоне свободной торговли.

     Наконец, во внутренней политике серьезной задачей является постепенное приближение к европейским стандартом в социальной, экономической и политической сферах. Вне зависимости от того, каким образом Украина будет решать эти задачи, процесс уже «пошел». Новая команда, конечно, не без недостатков, и ей придется проделать кропотливую, очень напряженную работу. Нужна и новая кадровая политика, привлечение молодых кадров со знанием иностранных языков.

     Думаю, первые оценки можно будет делать перед парламентскими выборами. Знаете, в чем главная проблема команды Ющенко? Там на данный момент не так много сильных менеджеров. Среди них много ярких публичных политиков, умеющих говорить с народом на митингах, мобилизовать людей, но не владеющих тем организационным талантом, навыками бюрократической (в хорошем смысле этого слова) эффективности, которые сейчас нужны.

     Еще один важный момент по поводу вступления в ЕС и особенно в НАТО – общественное мнение, готовность общества. По данным различных социологических опросов, более половины населения положительно оценивает курс евроинтеграции, но это абстрактная оценка. В понятие «европейскости» у нас входят такие вещи, как «евростандарт», «евроокна», «евроремонт» - символы высокого качества, уровня жизни. И в то же время оппозиция, коммунисты, сторонники бывшей власти используют эту тему, доказывая, что вступление в Евросоюз может иметь для страны негативные последствия, и с ними согласны некоторые эксперты.

     Что же могут быть негативные последствия?

     Например, если некоторые отрасли украинской экономики не смогут адаптироваться. Украина – страна в значительной мере аграрная, и актуальная сегодня для новых членов ЕС тема аграрных дотаций будет не менее актуальна для нас. Кроме того, можно предположить, что перспектива получения еще одного «нахлебника» будет сдерживать ЕС. Отсталому в технологическом и экономическом плане сельскому хозяйству Украины действительно трудно будет адаптироваться, оно может испытать серьезный кризис во время перехода к евростандартам. Кроме того, ряд высокотехнологичных отраслей промышленности может пострадать. Разыгрывается болезненная для Украины карта земельного вопроса: у нас осуществляется земельная реформа, но пока что действует запрет на куплю-продажу земли. Запрет временный, но по отношению к иностранцам действует более жестко, землю можно будет покупать только совместным предприятиям. Говорят, что после вступления в Европейский союз иностранные предприятия скупят наши земли.

     Тот же вопрос поднимался и в Чехии…

     Да, там тоже. Поэтому на таких вещах пытаются играть, но пока это еще не стало предметом всеукраинских политических дебатов, вопросом, волнующим большинство избирателей. Поэтому отношение большинства граждан к Евросоюзу, к европейской интеграции пока преимущественно положительное. И тут парадокс: больше половины населения положительно относится и к европейской интеграции, и к Единому экономическому пространству. Такая вот двойственность. А вот к НАТО отношение намного более критично – абсолютное большинство населения относится к вступлению в Альянс негативно. Поэтому новое политическое руководство страны стоит перед серьёзной проблемой – объективно, исходя из политических мотивов, оно заинтересовано в ускорении евроатлантической интеграции, в углублении отношений с НАТО и в перспективе вступления. А вот общество к этому не готово. И эта проблема может стать одной из главных во время парламентских выборов.

     И это – критический фактор отношений с Россией…?

     Это один из факторов, который может препятствовать отношениям между Украиной и Россией. Россияне не скрывали, что одна из причин их активного участия в украинской избирательной кампании –опасение относительно вступления Украины в НАТО. И такие опасения у них сохраняются. Антиамериканский, антиНАТОвский комплекс российского руководства остается актуальным, Путин неоднократно касался этой темы. Так что проблема существует.

     А что, по вашему мнению, будут делать политики, бывшие ранее у власти – Янукович, Тигипко, тот же Кучма?

     Ситуация с ними пока не совсем определенная. Я думаю, они должны пройти некий период адаптации, преодолеть политический кризис, стресс, возникший из-за потери власти. Для Кучмы, имевшего почти абсолютную власть в стране, привыкшего решать любые вопросы, и оказавшегося изгоем, это нелегкий период. Его не просто не уважают – он практически неспособен влиять на политические процессы, хотя для многих в центристском лагере он и остается авторитетом, пусть меньшим, чем раньше. Многие из его бывших союзников обвиняют его в том, что он не проявил должной решимости и последовательности в выходе из кризиса. Поэтому для него лично это большая проблема, и нужно время для адаптации к новому статусу, время, которое он проведет за работой в своем фонде. Политологические акции, конференции, форумы помогут ему выйти из состояния стресса.

     Возможно ли, что он предстанет перед судом?

     Об этом поговаривают, и сам он в своих интервью заявил, что не исключает возможности, что его арестуют. Поводом для таких действий может быть дело Гонгадзе, но прямых доказательств против Кучмы вряд ли найдут: могут выяснить, кто исполнитель, Генпрокуратура может раскрыть это дело, но доказать, что Кучма отдал приказ похитить и убить Гонгадзе, скорее всего, не удастся. Это будет скорее моральный удар по репутации Кучмы. Другая зацепка – это дела, связанные с коррупцией, злоупотреблением служебным положением, и здесь тоже нелегко найти прямые доказательства. Он мог принимать подарки, благодарить за какие-то услуги, но это косвенная коррупция. Поэтому все будет зависеть от способности новой власти на радикальные меры. Если они захотят посадить Кучму, они найдут повод. Но мне кажется, что Ющенко, как человек неконфликтный, не будет заниматься политическим убийством Кучмы. Тем более, он уважает старших. Вот Тимошенко может попытаться свести личные счеты с Кучмой. Но я сомневаюсь, что она это сделает. Могут быть попытки давления на окружение Кучмы, на его дочь и зятя (Виктора Пинчука), но это в основном легальный бизнес, в котором участвуют западные партнеры. Пинчук может потерять «Криворожсталь», но убирать Кучму и Пинчука, с которым у Ющенко нормальные отношения, не в интересах Президента. Если же Кучма начнет проявлять политическую активность, это может случиться, но вряд ли будет так.

     Если в будущем Кучма станет народным депутатом, он не станет воевать против новой власти, тем более, что уровень доверия и популярности у него невысок, и борьба с Ющенко ему не по силам.

     Что касается Януковича, здесь ситуация несколько сложнее. Он тоже переживает глубокий психологический кризис, что отмечают все свидетели его выступлений. Ему потребуется некоторое время для выхода из кризиса, и тогда он определится, оставаться ли в публичной политике. Думаю, что многие из его бывших сторонников хотели бы оставить его в политике и воспользоваться его символическим электоральным капиталом – 44% избирателей, которые якобы за него голосовали. Это не означает, что все эти люди проголосуют за его политическую силу на парламентских выборах. Богатство выбора будет больше, и за Януковича проголосует меньше, тем более, что многие голосовали не ЗА Януковича, а ПРОТИВ Ющенко, и теперь они смогут проголосовать за коммунистов, за партию Витренко и многие другие силы. Сколько голосов получит гипотетический «блок Януковича» - 10, 15, 20 процентов – предсказывать сложно. Но, тем не менее, это прекрасный результат для людей, стремящихся получить солидное представительство в Верховной Раде.

     Но и самому Януковичу предстоит стать самостоятельным политиком. Ведь ранее он был марионеткой, управляемой и из Москвы, и с Банковой, и из Донбасса, а теперь ему придется развивать свою самостоятельность, быть лидером. Символическим лидером, этакой альтернативой Ющенко, он был для избирателей, но не для политической элиты. Будет стоять вопрос об очередном обновлении его команды, потому что во многих он разочаровался. Команда, работавшая с ним перед переголосованием, не очень сильна, и к ней есть претензии у многих, в том числе на Донбассе.

     Наконец, нужно учитывать необходимость адаптироваться к публичной политике, в которой Янукович не слишком силен. Только перед выборами он начал сам ездить по стране, а до того выступал, как манекен, читая тексты по бумажке. Это тоже потребует определенного времени.

     Что касается Тигипко, его многие называют «умеренной альтернативой» Ющенко, но сейчас его будущее под вопросом, потому что на финише избирательной компании он испортил не только репутацию, но и отношения с партнерами.

     Но он экономист?

     Все-таки он больше политик, просто у него сложился имидж политика, хорошо понимающего в экономике, имеющего опыт финансового менеджмента. Это подтверждается его карьера в Национальном банке и во главе правительства. Но Тигипко – амбициозный политик, и не скрывает, что хотел бы стать Премьером или Президентом. Именно для этого он проводил пиар-компанию, работая во главе декоративного штаба Януковича: ему был предложен пост премьер-министра. Но в конце избирательной компании, уйдя из штаба Януковича и из Нацбанка, он перестал заниматься своей партией, и ее фракция в Парламенте распалась. Многие сторонники Тигипка ушли в другие политические силы, и партия, возглавляемая им, оказалась на грани серьезного кризиса. Это очень сильно ударило по его репутации. Поэтому ему предстоит вернуться в публичную политику и доказать, что он может вывести партию из кризиса и привести ее к победе на выборах. Пока что такой уверенности нет. Многие говорят, что причиной поведения Тигипко являются изменения в его личной жизни, новый брак, негативно сказавшийся на политической активности.

     Да и, сказать честно, это общая проблема у всех лидеров политических сил, бывших у власти: они не знают, что такое быть в оппозиции. Как совместить бизнес, которым большинство занимается, со статусом оппозиционера. Они помнят, как это было рискованно во время Кучмы, когда оппозицию преследовали, и не хотят испытать подобное со стороны новой власти. Поэтому большинство центристов в Верховной Раде демонстрируют свою лояльность к Ющенко. Им понадобится время, чтоб понять, способны ли они быть в оппозиции, и насколько радикальными могут быть их действия в этом случае.

     Вы говорили об очень тесных отношениях между экономикой и политикой. А что изменилось в распределении сфер влияния между финансово-промышленными группировками – Донецкой, Киевской и Днепропетровской? Будет ли здесь разница между экономикой и политикой?

     Здесь ситуация очень непроста. Украина в этом плане находится на перекрестке. С одной стороны, многие люди как из окружения Ющенко, так и из лагеря свергнутой власти говорят о необходимости разделения бизнеса и политики. Однако мало кто знает, как это сделать. Все понимают, что быстро изменить ситуацию какими-то радикальными действиями невозможно. Но то, что об этом уже говорят – очень показательно. Достаточно сказать, что в Верховной Раде около трёх сотен официальных миллионеров, многие из которых получили депутатский мандат только для того, чтоб обезопасить себя от ненужных вопросов со стороны правоохранительных органов. Поэтому первый необходимый шаг – отказ или существенное ограничение депутатского иммунитета. Хотя, с другой стороны, многие понимают, что в условиях такой нестабильной демократии депутатский иммунитет необходим оппозиции как защита от произвола власти.

     Конечно, изменение соотношения сил финансово-политических групп произойдет. В последние годы влиятельных групп было несколько: прежде всего – донецкий клан, имеющий политическое крыло (Партию Регионов) и лидера – Виктора Януковича. Но экономически «донецкие» неоднородны, среди них уже начался раскол, борьба внутри группы между 5-6 группировками, имеющими собственные интересы. Ахметов по сей день считается хозяином Донбасса, но есть «Индустриальный Союз Донбасса», пытающийся сейчас войти в Евросоюз и делать там бизнес. Они занимаются металлургическими заводами, покупают акции венгерских заводов, сейчас пытаются купить «Гуту Ченстохову» в Польше. Эти люди, такие, как Гайдук, все-таки ближе к Ющенко, они готовы быть лояльными к нему. В свое время, кстати, у Ющенко с Ахметовым были хорошие отношения, вплоть до дружеских визитов. Словом, пока неясно, как будет дальше. Думаю, там будет некое политическое расслоение, усиление конкуренции, в чем заинтересована и новая власть.

     Другая группа – это «эсдеки», Социал-Демократическая партия Украины (объединенная), группа Медведчука и Суркиса, иногда называемая «киевским кланом». Вот они, на мой взгляд, окажутся в самой сложной ситуации: их бизнес в основном нелегален и непрозрачен. СДПУ(о) часто была, как у нас говорится, «политической крышей» для разного рода бизнеса, но сам Медведчук и его соратники не были юридическими владельцами, и на этой почве возникали конфликты. Например, по поводу контроля над Облэнерго. Формально эти предприятия принадлежат словацкой фирме, но стоит за ней украинский бизнес – все те же Медведчук и Суркис, и россияне – так называемая «лужниковская группа». Наши олигархи отличаются от российских: они стремятся владеть средствами массовой информации, футбольными клубами. Ахметов, например, владеет «Шахтером», Суркисы – «Динамо Киев»: Игорь – президент клуба, а Григорий возглавляет Федерацию футбола Украины. У этих людей будут большие проблемы, потому что СДПУ(о) была главным политическим оппонентом «Нашей Украины», и их есть за что схватить – их бизнес не совсем легален. В процессе антикоррупционной компании многие «эсдеки» могут пострадать, и попробуют стать в оппозицию, чтоб защититься.

     Что же касается «днепропетровских», то единой финансово-политической группы в этом городе сейчас нет. Существует бизнес Пинчука, который не имеет свого политического проекта. Тигипко и другие политические силы, поддерживаемые Пинчуком в последнее время, оказались неудачными. Естественно, он поддерживал Кучму. Будет ли поддерживать дальше – неизвестно. Он, наверное, будет заигрывать с новой властью, может поддержать какие-то новые политические проекты. Группа «Приват», где когда-то работал Тигипко; сейчас ею владеет американско-еврейский, лишь частично украинский, капитал. Группа ведет очень агрессивную политику, участвует в приватизационных процессах, но у нее нет своего политического представительства. Они пытались опереться на СДПУ(о), но не смогли наладить тесных связей и заиметь надёжное лобби. Сейчас они пытаются «подружиться» с новой властью, но неизвестно, выйдет ли это у них.

     Есть новый харьковский олигарх Ярославский, группа «УкрСибБанка», поддерживающий депутатскую группу «Деминициативы», но у них нет своей партии, и позиции в политике довольно слабые.

     Наконец, есть, назовем их так, «младоолигархи» в окружении Ющенко. Тот же Пётр Порошенко, некоторые другие, у которых бизнес несколько меньше – Николай Мартыненко, например. Они, естественно, будут стремиться к расширению своих сфер делового влияния, поэтому произойдут определенные изменения в структурах отношений собственников. Но вряд ли они будут кардинальными. Виктор Ющенко, как ранее Кучма, склонен к состоянию паритета, когда ни одна группа не получает решающего преимущества. Он, думаю, тоже заинтересован в том, чтоб крупный бизнес не влиял на политику. Поэтому Ющенко заявил, что представитель крупного бизнеса не станет Премьер-министром – это был намёк на Порошенко, и действительно, назначил Тимошенко. Она, хоть и сталась в душе бизнесменом, и может, теоретически, использовать свой статус для усиления экономического влияния. Поэтому процесс разделения будет сложным, болезненным и займет несколько лет. Серьезная проблема будет в том, чтоб дать больше свободы действий среднему и малому бизнесу – силе, сыгравшей решающую роль в революции. Многие в «Нашей Украине» это понимают, и будут действовать так, чтоб постепенно ограничивать крупный капитал, перекладывая не него социальную ответственность и в то же время делая акцент на развитии малого и среднего бизнеса. Кроме того, если бизнесмены увидят, что политическая «крыша» для прибыльного ведения бизнеса больше не нужна, и даже грозит некоторыми проблемами, они добровольно уйдут из политики.

     Я много раз слышал определение того, что произошло в Украине, как «революцию миллионеров против миллиардеров»…

     Это популярная формула, но на самом деле, если говорить о богатых людях из окружения Ющенко, этим нельзя объяснить все. Ведь в Украине нет сотен тысяч миллионеров, а на улице стояли сотни тысяч людей. И революции помогал не только крупный, но и средний, и малый бизнес. Все хотели перемен. Все устали от давления со стороны налоговой администрации и правоохранительных органов, не дававших развиваться их бизнесу. Им нужны были качественно новые отношения между бизнесом и властью, и сейчас они ждут шагов навстречу со стороны политиков, пришедших к власти.

     Что вы думаете о ныненшей ситуации в Крыму и Восточной Украине?

     Она не так драматична, как казалось раньше. В декабре было хуже – тогда была реальная угроза раскола страны.

     Сейчас там наблюдаются сепаратистские тенденции.

     Конечно же, сепаратизм – это всего лишь политтехнология, игра на противопоставление: мол, вы нам угрожаете Майданом, а мы вам будем угрожать съездом в Северодонецке, расколом Украины, федерализацией и так далее. Но, кроме этих политтехнологических трюков, нужно признать, что существует некий раскол в плоскости человеческих ценностей. Жители Востока более «советские» по менталитету, они ближе к россиянам, чем жители Киева, Западной и частично Центральной Украины. И это обстоятельство обязательно будет использовано на парламентских выборах. Ющенко – чужой для жителей Востока, хотя понемногу обстоятельства меняются. Страна развивается как бы в разном историческом времени: дальше всего ушел Киев, где уже практически сформировался средний класс. Столица становится европейским городом. Западная Украина традиционно тяготеет к Европе, в отличие от Востока, однако в крупных городах, таких, как Харьков, Днепропетровск и Одесса, все-таки происходят изменения. Думаю, через несколько лет они подтянутся к Киеву. С Донбассом сложнее. Этот регион всегда был административным гетто, куда не допускали центральную, киевскую власть. Представителем советского стиля управления там был Янукович: бизнес в его период развивался под контролем местной власти, в тесной связке с криминалом, как, например, у Рината Ахметова. На этих традициях и противоречиях играет Россия, подпитывая политиков и политические силы, готовые с ней сотрудничать, и противопоставляя их национал-демократам из лагеря Ющенко. Критичнее всего к Ющенко настроены Донбасс и Крым, но и там есть лояльная к новой власти часть общества. Поэтому я думаю, что эту проблему можно и нужно решить через административную реформу. Вместо федерализации Украине нужна децентрализация вместо федерализации, изменение бюджетных отношений в пользу местного самоуправления, и новая гуманитарная политика, которая позволит сделать русскоязычных жителей Украины одной из основ украинской политической нации.

     Русский вопрос – очень непростой для Украины, его не решить в один присест, поэтому нужно постепенно вживлять русскую, русскоязычную часть населения в тело украинской нации. Это вполне реально. Тем более, что украинская бюрократия во всех регионах, в том числе в Крыму и на Донбассе, традиционно лояльна к любой власти. Они понимают, что пойти на конфликт и отделение им невыгодно – есть же пример Приднестровья, ситуация, слишком рискованная для украинского бизнеса. Тот же Ахметов, чей бизнес связан с реэкспортом, не сможет оперативно перевести его в теневую сферу. Поэтому, я думаю, оснований для отделения нет, но есть некоторые сепаратистские настроения, основанные на агрессии и недоверии к новой власти, Ющенко, а особенно – Юлии Тимошенко, которой традиционно «пугали» население Юго-Востока.

     И еще, если можно, прокомментируйте тему, с которой мы начали - отношения с Россией.

     Oтношения с Россией - это, конечно, приоритет. Кстати, еще один фактор, который может мешать украино-российским отношениям, сдерживать их – возможные попытки «экспорта» «оранжевой» революции в Россию. Есть и политики, и гражданские активисты (та же гражданская организация «Пора»), стремящиеся экспортировать революцию в Россию, где сейчас довольно непростая ситуация, содержащая предпосылки кризиса режима Путина. Сегодня «Пора» уже действует в России, и это, конечно, будет негативно влиять на отношения двух стран. В Беларуси, думаю, будет еще на порядок сложнее. Если в сохранении и создании новых форм отношений с Россией Ющенко весьма заинтересован, то относительно Беларуси прямой заинтересованности нет. Режим Лукашенко враждебно настроен к Украине, и белорусский президент понимает, что ему угрожает экспорт украинской революции, а политические силы, победившие в Украине, имеют традиционные контакты с белорусской оппозицией.

     Экономические отношения между странами существуют, но, кончено же, Беларусь не является таким важным партнером Украины, как Россия. Поэтому, я думаю, будет некий период если не охлаждения, то неопределенности в отношениях с Беларусью. Думаю, что и Президент, и его Секретариат, и Кабмин во главе с Тимошенко будут иметь четкую линию по отношению к Беларуси, а Лукашенко не будет знать, как вести себя с Украиной. Возможно, период неопределенности продлится до парламентских выборов, особенно, если будут предприняты попытки экспорта революции. Он, конечно, не помешает контактам в рамках СНГ и ЕЭП. Может быть, Лукашенко попытается закрыть границы… Ему важно сохранить экономические отношения с Россией, но вряд ли можно говорить о каких-либо интеграционных процессах, потому что сдерживающие факторы работают с обеих сторон.

Print version
EMAIL
previous ЮБИЛЕЙНЫЕ ИГРЫ: НЕПРАЗДНИЧНАЯ ПОБЕДА |
Владимир Воронов
ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЦУНАМИ КРЕМЛЮ ПОКА НЕ ГРОЗИТ |
Александр Куранов
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.