ISSUE 3-2015
INTERVIEW
STUDIES
Павел Вензера Seray Özkan Ahmad Alili
RUSSIA AND VOLUNTEERS
Igor Yakovenko Bogdana Kostyuk
OUR ANALYSES
Bogdan Oleksyuk
REVIEW
Tomáš Strážay
APROPOS
Stepan Grigoryan


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
INTERVIEW
АНАТОЛИЙ МАТВИЕНКО: «БАЗОВЫМ УРОВНЕМ ОБЩИНЫ ДОЛЖЕН СТАТЬ РАЙОН»
ISSUE 3, 2015

Давно обсуждающаяся в украинском обществе реформа местного самоуправления не вызывала до последнего времени особого сопротивления. Но внесение необходимых для децентрализации изменений в Конституцию Украины в условиях военного конфликта на востоке страны и оккупированных территорий вызвало ожесточенные споры политиков и экспертов, разделившихся на два лагеря. Голосование в первом чтении законопроекта о внесении изменений в Конституцию даже поставило под угрозу существование коалиции в украинском парламенте.

Разговор, который для журнала Русский вопрос вел Богдан Олексюк, с народным депутатом Украины, заместителем председателя фракции «Блок Петра Порошенко» Анатолием Матвиенко начался с вопроса об оценке происходящего.

Анатолий Сергеевич, Вы много лет занимаетесь развитием местного самоуправления. А 31 августа проголосовали за внесение изменений в Конституцию Украины. Следовательно, Вы одобряете предложенный путь к  децентрализации или имеете какие-либо предостережения по этому вопросу?

Предостережения есть, и их много. Более того, на заседании фракции я заявил, что настоящий документ нуждается в серьезной доработке,  и,  если он не будет доработан, то за такую редакцию 300 голосов на следующем голосовании не наберется.

Есть несколько проблем, которые лежат на поверхности. Больше всего обсуждается особый порядок осуществления местного самоуправления в 18-ом пункте переходных положений. Я бы сказал, что это занимает процентов 5 от общей суммы проблем, которые вносятся в Конституцию этими изменениями. Но почему-то на этот пункт направлено  95 процентов внимания и энергии, а на другие проблемы – только 5.

По 18 пункту было бы желательно внести норму, что особый порядок осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей вводится на период, скажем, антитеррористической операции   или на период военных действий. Или на период особого состояния этих территорий, которое объявляется в связи с возникшей ситуацией. Потому что если эту норму не внести, то она априори остается пролонгированной на мирное время. А ведь очередное внесение изменений в Конституцию требует 300 голосов. И этих 300 голосов может не хватить, и так мы спровоцируем уже в мирное время целый ряд местных органов власти на какой-то особенный порядок осуществления местного самоуправления.

По другим изменениям также имеется много предостережений. Если взять ключевые, то это то, что связано с темой моего научного исследования, – сегодня я принципиально отрицаю трехуровневое местное самоуправление. Я считаю, что если мы укрупняем территориальные общины до 15-20 тысяч населения, то это полноценный город областного значения или район (мы имеем сегодня несколько районов в пределах 10 тыс. населения).

Если мы создаем такую емкую общину, то должны понимать, что такой второй уровень, как район, вообще не нужен. Потому что сегодня уже 52 процента населения живет в двухуровневом местном самоуправлении – это города областного значения, областные центры, города Киев и Севастополь.

Если посмотреть на практику уездов в Польше, то уезды сегодня ничего не решают. Уезд имеет сегодня дотационные функции, и если вы спросите в любой гмине, нужен ли уезд, то каждый вам скажет, что не нужен.

А какие выгоды от двухуровневой системы местного самоуправления?

Во-первых, это существенная экономия, а во-вторых, устраняется лишнее звено в цепи самоуправления. Ведь, чем больше звеньев в цепи, тем менее она надежна.

Но, поскольку в нашем воображении район – это такое благо, от которого нельзя отказаться, то я предлагаю: не укрупнять сельские общины вокруг какого-то села, а взять и разукрупнить районы, образовав из одного три или четыре района. И, таким образом, базовым уровнем общины должен стать район. И когда мы людям скажем, что мы вам дарим район, то для людей это благо, они понимают, что мы действительно приблизили район к ним.

Таким образом, если сегодня, скажем, в Ивано-Франковской области есть 14 районов, то их станет 42. Разве будет проблема в организации самоуправления? Никакой. Потому что все полномочия района получает сегодня объединенная община, в данном случае – община района. Но мы тогда действительно можем обеспечить на 15-20 тысяч населения качественное образование, качественную медицину, причем в рамках общины, где люди сами решают.

Таким образом, мы экономим на структуре, потому что у нас число районов увеличено в три раза, но число сельских советов уменьшено в десять-двадцать раз, мы не имеем новообразованных крупных районов, и мы не уничтожаем ни одного района. Потому что сегодня существует проблема чисто психологическая: как это, забирают район?

Тогда префектов не назначаем в каждый район, а назначаем лишь префекта в область и субпрефекта в округ. И он контролирует районы, которые мы образовали как общины. И, самое главное, мы не играем с людьми в добровольное объединение, не обманываем их. Мы смотрим емкость экономического потенциала, целесообразность образования района, голосуем в Верховной Раде и образуем новую административную структуру.

Вы упомянули префектов. Не будут ли предложенные в законопроекте  их полномочия угрожать развитию демократии?

Префекты имеют избыточные полномочия, они не контролируемы. Потому что, если они контролируют сельские, городские, районные и областные советы, то почему каждый из этих советов не может выразить недоверие префекту?

Если он станет останавливать каждый акт сельского совета, а затем суд будет это признавать как неправомерное действие, то сколько раз он может это сделать? Мы должны закладывать в закон защиту от идиотов, потому что они появляются в нашей жизни.

Второе, мы имеем два исполкома: префект осуществляет исполнительную власть, а совет в районе формирует исполком. Тогда это два исполкома, непонятная анархия.

Насколько важными для развития общин в новых условиях будут стартовые условия? И возможно ли учесть разноплановые интересы территорий?

Мы не согласуем все интересы. Единственная страна в Европе, которая прошла добровольное объединение общин, – это Финляндия. Но Финляндия потратила на это десятки миллиардов долларов. Если в нашем бюджете нет «пряника», который стимулирует объединение, то его не будет.

Я очень боюсь, что это объединение, которое в настоящий момент проходит, скомпрометирует саму идею объединения, и нам будет еще сложнее объединять общины в будущем. Все пошли путем добровольно-принудительного или даже принудительного объединения. Поэтому я и предлагаю не объединять общества, а разукрупнить районы.

Очевидно, для развития местного самоуправления очень важным является процесс избрания местной власти. Как Вы оцениваете новый закон о местных выборах?

Я был сторонником того, чтобы в каждом избирательном округе в городские, районные и областные советы было по два кандидата от партии, хотя бы по два. Таким образом, я руководствовался правом избирателя, а не правом кандидата. Избиратель мог бы проголосовать только по одному кандидату от партии, но он имел бы выбор. С другой стороны, кандидаты от одной партии соревновались бы в одной команде, работая на рейтинг партии. Сначала моя поправка прошла, но потом, из-за мощной работы «Батькивщины» и Радикальной партии, эта поправка была снята. Поэтому в этой части, я считаю, мы отступили назад, оставив по одному кандидату от партии.

Но, в соответствии с данным законом, может быть и такое, что ни один кандидат от партии не указан. Тогда в бюллетене остается вписанный первый номер по списку партии, скажем, Олег Ляшко, и избиратели голосуют за него. Но он никогда не будет работать в районном, городском или областном совете, это обман. Поэтому в настоящий момент срочно нужно внести поправку, которая должна обязывать указывать кандидата, чтобы избиратель видел, какого человека предлагает эта партия.

В целом я считаю, что данный закон лучше, чем тот, который был, но он далек от совершенства.

25 октября прошли местные выборы. Как вы оцениваете их результаты в контексте децентрализации?

Выборы прошли лучше, чем мы побаивались, но хуже, чем хотелось бы. Но выборы не решают проблем децентрализации. Проблемы децентрализации решают Конституция, законы и полномочия. Готовы ли мы к этим децентрализованным полномочиям? Мне кажется, что качество депутатов теперь несколько лучше, так как нет монополии власти . А раз нет монополии, то лучше представлены все электоральные настроения. Это значит, что нужно договариваться, что нужны компромиссы, и это лучше, чем деградация при монопольном влиянии той либо другой политической силы.

Если мы обсуждаем тему децентрализации, не могу не спросить: не угрожает ли целостности Украины децентрализация, проводимая в условиях, в которых Украина находится сегодня?

Нет, поскольку ни одна власть не имеет монополии. И если на местных выборах «Блок Петра Порошенко» победил в 15 регионах, то ни в одном из них он не имеет большинства. Это означает, что нельзя монополизировать какую-то собственную философию видения. А на Востоке, даже если где-то «Оппозиционный блок» получил 30 процентов голосов, то это не 50 процентов. В 2010 году Партия регионов набрала в 18 регионах большинство голосов и имела в этих регионах практически монополию власти.

Можно ли ожидать  какие-то изменения в парламентской коалиции в результате местных выборов?

Не думаю. Скорее всего, она будет более длительной и более спокойной, потому что будет меньше популизма «Батькивщины» и Радикальной партии. Эти партии несколько подавлены результатами выборов, так как поддержка радикалов упала, а «Батькивщины» - не возросла. Поэтому они понимают, что больших надежд на досрочные парламентские выборы у них нет.  

Справка

Анатолий Сергеевич Матвиенко (1953 г.р.)  – украинский политик, кандидат политических наук (2010 г.), народный депутат Украины I, III, IV, V, VI, VIII созывов.

В Верховной Раде IV созыва – глава  Комитета по вопросам государственного строительства и местного самоуправления.

В 2005 году – Председатель Совета министров Крыма.

В 2005-2006 гг. – заместитель главы  Секретариата Президента Украины В.Ющенко.

В настоящее время – заместитель председателя фракции «Блок Петра Порошенко» в Верховной Раде.

Print version
EMAIL
previous ПОЧЕМУ ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ГАРАНТОМ УСПЕХА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ? |
Stepan Grigoryan
НЕУЖЕЛИ ПУТИН НА САМОМ ДЕЛЕ ТАК ХИТРОУМЕН? |
Павел Вензера
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.