ISSUE 4-2015
STUDIES
Victor Zamyatin Victor Chirila Igor Tyshkevich Bogdana Kostyuk
RUSSIA AND TURKEY
Daniş Emrah Emin
OUR ANALYSES
Ярослав Шимов
REVIEW
Petr Vagner
APROPOS
Vera Novikova


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
УКРАИНА ПОСЛЕ МЕСТНЫХ ВЫБОРОВ
By Victor Zamyatin | The Council for Foreign and Security Policy, Ukraine | Issue 4, 2015

Местные выборы, которые в Украине состоялись 25 октября 2015, могут помочь составить для себя картину состояния и украинского политикума, и украинского общества в целом в условиях, когда, с одной стороны, общество пребывает в состоянии постоянного ежедневного стресса, с другой стороны – нарушены суверенитет и территориальная целостность страны, и кроме того, ведущие политические силы вместо консолидации ради преодоления трудностей начали взаимную войну.

Возможно, основная ценность этих выборов – в том, что они дают сформировать какую-то основу, которая со временем (в частности, после следующих выборов на всех уровнях) уже дадут возможность говорить о том, что в Украине действуют системы государственной власти, местного самоуправления, и выстраивается более или менее эффективная система коммуникаций и взаимоотношений между ними и каждой из них с обществом.

Важная особенность этих выборов – в них впервые не приняла участия Коммунистическая партия Украины (ранее она не приняла участия в парламентских выборах 2014 г.). Таким образом, вместе с процессом отказа от советской символики в связи с принятым соответствующим законом, в Украине, хоть и со значительным опозданием по сравнению со странами Центральной Европы и Балтии, начался период практического освобождения от советского наследия, прежде всего это коснулось политики.

Деятельность Коммунистической партии Украины была окончательно запрещена в судебном порядке 16 ноября 2015 г. (в связи с несоответствием деятельности партии требованиям Конституции и законодательства Украины). Пожалуй, именно этот момент мог бы стать главным в описании выборов при других условиях.

Выборы per se

Значение местных выборов 25 октября вряд ли стоило бы переоценивать. Прежде всего, из-за все еще актуальной идеи децентрализации государственной власти. Президент Порошенко и созданная им политическая сила (Блок Петра Порошенко – Солидарность) приняли идею децентрализации как основную в своей деятельности. Следовательно, для Порошенко принципиально важным является утверждение конституционных изменений, которые касаются децентрализации и реформы системы местного самоуправления.

Ради справедливости, необходимо отметить, что при этом президент и его политическая сила совершили крупный стратегический просчет: при подготовке проекта изменений в Конституцию к изменениям относительно децентрализации зачем-то прибавили спорные положения об особом порядке функционирования местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей.

Это положение, которое фактически легализует так называемый «особый статус» ныне оккупированных районов Донбасса (который навязан на переговорах Россией), крайне непопулярно в украинском обществе, и не поддерживается рядом партий правящей коалиции (практически в полном составе их не поддерживают «Батькивщина» и «Самопомич»). Поэтому набрать необходимые 300 голосов при голосовании конституционных изменений в Верховной Раде будет крайне непросто, при условии, что их текст, уже одобренный Конституционным судом, не будет изменен.

Проведение децентрализации и реформы местного самоуправления с одной стороны, изменяет традиционный подход, при котором практически все проблемы решались исключительно областными и городскими государственными администрациями (их руководители назначаются президентом), передает значительные возможности, полномочия, но вместе с ними и ответственность местным советам, приводит к пересмотру принципов формирования как местных бюджетов, так и государственного бюджета.

Все это означает, что в случае успешного утверждения реформы, новые выборы должны быть проведены в кратчайшие сроки после ее начала (с учетом разумного переходного периода) – хотя бы уже по той причине, что избиратели не наделяли этими полномочиями тех, кого они избирали 25 октября.

В некоторой степени выборы были экспериментом, который должен был стать действующей моделью при выборе того или иного способа реформирования избирательного законодательства. Закон о местных выборах, принятый 14 июля 2015 г., устанавливал четыре разные системы:

  • одну для выборов в сельские и поселковые советы (мажоритарная, территория делится на округи по количеству избираемых депутатов);
  • несколько иную – на выборах сельских и поселковых голов, городских голов в небольших городах (простая мажоритарная, победитель определяется простым большинством голосов);
  • совсем другую – в городах, в которых живет более 90 тысяч избирателей (выборы в два тура, новелла украинского избирательного законодательства);
  • принципиально иную – на выборах областных, городских, районных советов (пропорциональная по партийным спискам, при этом списки так и не были до конца отрыты для влияния избирателей).

Последняя система оказалась крайне сложной для понимания не только для рядовых избирателей, но и даже членов избирательных комиссий и представителей органов власти.

Эксперимент с законом о выборах был не до конца удавшимся. Новая избирательная система подверглась критике со стороны многих участников процесса, как участников выборов, так и экспертов, наблюдателей, организаций гражданского общества. Причины для недовольства были у каждой стороны свои.

В частности, многие кандидаты в городские головы уверены, что проиграли второй тур выборов именно из-за того, что второй тур (15 ноября) вообще состоялся, и его результаты часто отличались от прогнозированных. Многие эксперты указывали, что даже юридически грамотным людям было непросто понять, как и за кого они в конечном итоге голосуют.

Уже подготовлен и зарегистрирован в Верховной Раде проект нового Избирательного кодекса, который должен установить более понятную систему голосования на выборах всех уровней, однако уверенности в беспроблемном его принятии пока нет: в существующей коалиции не действуют никакие договоренности, когда речь заходит о личных или групповых интересах. Депутаты, избранные по мажоритарной системе уже сейчас настроены против изменений избирательной системы.

Так, вопреки публиковавшимся прогнозам, выборы городского головы в Днепропетровске выиграл один из лидеров партии УКРОП Борис Филатов – тогда как его соперник, представитель Оппозиционного блока Александр Вилкул, бывший руководитель Днепропетровской областной администрации и вице-премьер-министр украинского правителства в годы правления президента Януковича был полностью уверен в своей победе. Более того, местная организация Блока Петра Порошенко выставила на этих выборах откровенно слабого кандидата, что явно было частью каких-то непубличных договоренностей на высшем уровне.

Дело в том, что Вилкула на высокие должности в политике выдвинул олигарх Ахметов, который считается наиболее богатым гражданином Украины по различным версиям. Ахметов выступал в качестве одного из финансистов Януковича и Партии регионов, в настоящее время на него ориентируется некоторая часть народных депутатов от Оппозиционного блока. Впрочем, есть основания полагать, что Ахметов очень целеустремленно пытается найти конструктивный компромисс с нынешней украинской властью (как с президентом Порошенко, так и с премьер-министром Яценюком).

Авторитет Ахметова может быть использован на пользу Украине в контролируемых центральным правительством Украины районах Донбасса, в Запорожье, и, по всей видимости, в ходе возможного процесса реинтеграции ныне оккупированных районов Донецкой и Луганской областей. Именно поэтому Ахметову практически простили открытые нарушения законодательства при голосовании в Запорожье, а также при скандальных выборах в прифронтовом Мариуполе (второй по величине город Донецкой области, в котором основным плательщиком налогов являются компании, конечным бенефициаром которых выступает Ахметов), и Красноармейске (прифронтовой город в Донецкой области, на границе с Днепропетровской областью). В Мариуполе и Красноармейске выборы пришлось назначать заново, на 29 ноября. Прогнозируемую победу здесь одержал Оппозиционный блок.

Другой частью таких договоренностей возможно, было сохранение 12 членов Центральной избирательной комиссии во главе с Охендовским, явно симпатизировавшим Оппозиционному блоку, из всего состава ЦВК в15 членов в то время, когда полномочия этих 12 чиновников истекли еще в июне 2014 года. В результате Украина получила скандал в Кривом Роге, крупном индустриальном центре Днепропетровской области: второй тур выборов городского головы, в котором соперничали Юрий Вилкул (отец Александра Вилкула, многолетний городской голова Кривого Рога) и мало кому ранее известный кандидат от партии «Самопомич» Юрий Милобог, увенчался открытыми нарушениями законодательства, которые не дали возможности установить окончательные результаты (это выводы специальной следственной комиссии Верховной Рады. Центральная избирательная комиссия успела признать победителем Вилкула, что вызвало многочисленные демонстрации протеста в Кривом Роге).

Выборы не стали, как это предполагалось, инструментом политической стабилизации общества и перехода из кризисного состояния в спокойное. Напротив, результаты выборов могут свидетельствовать о том, что Украина входит в очередную фазу обострения политического кризиса одновременно с нарастанием социального напряжения.

С одной стороны, имеет смысл говорить о том, что на данном этапе для украинского общества характерна глубокая степень недоверия ко всем без исключения существующим политическим силам. На это указывает как довольно невысокий уровень явки избирателей, особенно во втором туре выборов городских голов, так и то, что на самом деле ни одна политическая сила не получила преимущества, достаточного для проведения своего видения политики на уровне громад (общин) и областей.

С другой стороны, ни одна политическая сила не смогла четко заявить о том, кого именно она видит в своих союзниках, какие цели будут преследоваться при неизбежном создании политических альянсов в местных (областных, районных, городских) советах, как они будут координировать свою политику в целом по стране.

В целом, можно констатировать, что в стране ни одна политическая сила не смогла не только установить монополию на власть, но и претендовать на это.

Выборы и общество

Выборы подтвердили, что в обществе под влиянием многих факторов (к которым, безусловно, относятся события 2013-2014 гг., получившие название Революции достоинства, российской агрессии против Украины, выразившейся как в аннексии Крыма, так и в провокации и организации вооруженного противостояния в Донецкой и Луганской областях, но не только), начались процессы, результаты которых станут понятны только через несколько лет.

Для Центральной и Западной Украины выборы стали той чертой, за которой фактически закончилась постсоветская эпоха.

Для Днепропетровска и Южной Украины выборы имели иное значение: по сути, они зафиксировали начало долгого пути возвращения этих регионов в Украину. Имеется в виду прежде всего вовлеченность в общеукраинские процессы формирования новой, уже украинской идентичности и ее основ (ценностей, культуры, мифов, надежд и перспектив). Население этих регионов, ранее поддерживавшее политиков и политические партии, выступавшие за сближение с Россией, проголосовало либо за локальные политические силы, не отрицающие новых украинских реалий, либо за общеукраинские партии, декларирующие европейский путь развития страны.

Отдельно нужно упомянуть о событиях в Кривом Роге, где жители города выступили с протестом против открытых попыток фальсификации выборов в пользу ставленника Оппозиционного блока. Это – первый сигнал начала становления гражданского общества в регионах страны без деления на Запад и Восток.

Для жителей Харьковской, Запорожской, Донецкой Луганской областей (в тех частях, которые контролируются центральным правительством) пока что выборы демонстрируют желание скорее примириться с остальной частью Украины и научиться ее принимать. Этот процесс еще предстоит пройти жителям Одесской области, которая, возможно, имеет наиболее пестрый этнический, религиозный, культурный состав населения.

Для целого общественного пласта, который при любых обстоятельствах готов был ориентироваться на Россию (таких людей даже после российской вооруженной агрессии насчитывается 10-15% всего населения), наступил период растерянности, утраты привычных символов и ориентиров, что, в том числе, стало одной из причин довольно низкой явки избирателей на участки.

В целом, можно отметить как очевидную растерянность избирателей южных и восточных регионов страны, так и процессы начала национальной консолидации, выработки общих ценностей, символов и мифов. Местные выборы 2015 г. только лишь зафиксировали первые общественные сдвиги в этом направлении, однако общество уже однозначно не является жестко поделенным на условный «Запад» и условный «Восток», как об этом можно было говорить еще два года назад.

Выборы продемонстрировали такие ключевые электоральные тенденции:

  1. Основные политические партии приняли участие в выборах по всей территории страны. В этом – одно из фундаментальных отличий от местных выборов 2010 г., когда партии, оппозиционные режиму Януковича, не имели возможности не только победить, но и даже выставить своих кандидатов в ряде регионов страны.
  2. В то же время в ряде регионов успешными были локальные политические силы (Доверяй делам – в Одесской области, Видродження – в Харькове,УКРОП – в Днепропетровске и на Волыни). Их успех может объясняться прежде всего тем, что люди голосовали в первую очередь за известных им кандидатов, а не за политические силы.
  3. По целому ряду признаков кампания отличалась от кампании по местным выборам 2010 г. Прежде всего, это касается задач: если в 2010 г. ключевым заданием было установление монополии на власть со стороны Партии регионов по всей стране, то в кампании 2015 г. такая задача полностью отсутствовала. Более того: в тех регионах, где Партия регионов имела традиционно высокие показатели, ее преемники (Оппозиционный блок) не смогли добиться такого же результата.
  4. Парадоксальным (но только на первый взгляд) образом, общество во время выборов продемонстрировало две малосовместимые между собой тенденции: при ярко выраженном общественном запросе на новые политические силы, многие предпочли голосовать за уже знакомых политиков.
  5. Предвыборная агитация имела мало общего с реальной тематикой выборов в органы местного самоуправления (в частности, обещания низких тарифов на коммунальные услуги, введения только контрактного способа комплектования армии, и тому подобное), преобладающая часть предвыборной агитации могла бы быть охарактеризована как откровенный популизм.
  6. Те политические силы и кандидаты, кто пытался добиться популярности за счет максимального присутствия в рекламном пространстве, не получили общественной поддержки.

Выборы и партии

Блок Петра Порошенко – Солидарность

Партия, созданная президентом Порошенко уже после его избрания, поглотившая партию УДАР и уничтожившая политические перспективы еще недавно популярного Виталия Кличко (избран городским головой Киева), считается основным бенефициарием выборов.

Действительно, сводные результаты выборов говорят, что Блок Петра Порошенко поддержали наибольшее количество голосовавших избирателей – 19,4%. Партия выдвигала 27854 кандидата, из них избрано было чуть менее 30% - что является весьма неплохим результатом.

Партия представлена в 23 областных советах, имеет наибольшее количество избранным городских, сельских и поселковых голов (369).

При этом Блок Петра Порошенко представлен во всех регионах страны, кроме аннексированного Крыма. В Донецкой и Луганской областях областные советы не избирались.

Тем не менее, если принимать во внимание результаты внеочередных президентских и парламентских выборов 2014 г., то приходится признать, что президентская политическая сила понесла потери, и процесс снижения ее электоральной поддержки, по всей видимости, уже невозможно остановить.

Необходимо также принимать во внимание тот факт, что Блок Петра Порошенко изначально формировался не как партия с определенной идеологией, основанная на определенных ценностях и нацеленная на длительную работу как во власти, так и в оппозиции, а скорее как довольно разносторонний клуб по интересам, объединенный исключительно ориентацией на действующего президента и имеющий в своем составе несколько различных групп, которые конкурируют между собой за близость к власти и ресурсам, которые она предоставляет.

В результате складывались парадоксальные ситуации: Блок Порошенко в различных регионах вступал в ситуативные коалиции с политическими силами, оппозиционными действующему президенту и правительству (например, в Днепропетровске, Одессе, Кривом Роге).

В целом, как уже указывалось, наиболее очевидным сценарием в ближайшем будущем для этой партии будет постепенное нарастание отрицательной динамики в общественной поддержке.

Батькивщина

Батькивщина, по мнению многих экспертов, практически достигла потолка своих электоральных возможностей. Партия, по сводным данным, финишировала со вторым показателем 12%. В отличие от лидера выборов, Блока Петра Порошенко, Батькивщина продемонстрировала положительную динамику своей электоральной поддержки по сравнению с внеочередными парламентскими выборами 2014 г. В результате Батькивщина получила представительство в 22 областных советах, избрано 7509 депутатов из выдвинутых партией 25902 кандидатов.

Однако в оценке результатов Батькивщины преобладает мнение, что рост симпатий избирателей зафиксирован прежде всего благодаря резкой критике бессменным лидером партии Юлии Тимошенко правительства Яценюка.

Вряд ли можно считать, что Батькивщина во главе с Тимошенко достигла всех запланированных результатов. 2014-й политический год сложился для Тимошенко крайне неудачно, она с разгромным счетом проиграла президентские выборы, и получила самую маленькую фракцию в Верховной Раде по итогам парламентских выборов. Местные выборы могли создать для Тимошенко возможность влиять на политику не при помощи шантажа более крупных партнеров по коалиции (Блока Петра Порошеко и Народного фронта), а уже в качестве политической силы, получившей серьезную поддержку общества в регионах.

При достижении такого результата Тимошенко могла бы не только добиться проведения новых внеочередных парламентских выборов (над этим она работает постоянно, и не скрывает такого устремления), но и вновь стать ключевой фигурой украинской политики (в данном случае речь идет о позиции премьер-министра).

Результаты местных выборов показали, что такие надежды с большой долей вероятности уже неосуществимы. Скорее всего, в довольно скором будущем и Тимошенко, и ее политическую силу ожидают окончательный выход из высшей политической лиги.

Оппозиционный блок

Партия «Оппозиционный блок» получила, на первый взгляд, неожиданно высокий результат, особенно с учетом всех событий последних двух лет в Украине – 11,5% голосов.

Однако, необходимо учитывать следующие факторы:

  • человеческое сознание, особенно при условии господства в нем определенных стереотипов, не может измениться мгновенно;
  • люди, составлявшие ранее устойчивый электорат Партии регионов и Коммунистической партии, находились в растерянности. Собственно, наиболее заметные и глубокие изменения в общественном сознании затрагивают в первую очередь именно этот сегмент общества;
  • Оппозиционный блок открыто спекулировал на темах стабильности, просчетов в работе правительства. Неудивительно, что Оппозиционный блок получил поддержку в местах, близких к линии разграничения (фактически – линии фронта) в Донецкой и Луганской областях, которые в настоящее время находятся в глубокой экономической и социальной депрессии;
  • кандидатами от Оппозиционного блока нередко выступали люди, имеющие авторитет среди населения.

В целом Оппозиционный блок получил преимущественно локальную поддержку и не может всерьез претендовать на роль общенациональной политической силы.

При этом важно помнить, что результат Оппозиционного блока никоим образом невозможно сравнить с результатами, которые в этих же регионах ранее получала Партия регионов, которая фактически установила жестко контролировавшуюся монополию на власть.

Кроме того, известно, что Оппозиционный блок находится на грани раскола. Не исключено, что уже в ближайшем будущем два крыла этой партии преобразуются в самостоятельные политические силы, которые будут ориентироваться, соответственно, на Левочкина и на Ахметова. Каждый из них сегодня демонстрирует готовность находить компромиссы с властью, и все больше конфликтует с другим крылом партии

По некоторой информации, существуют планы вовлечения Ахметова как неформального, но авторитетного среди населения лидера, в процессы возможной реинтеграции оккупированных в настоящее время районов Донецкой и Луганской областей после их освобождения и проведения местных выборов (что предусмотрено так называемыми Минскими соглашениями). Правда, есть серьезные сомнения в осуществимости таких планов, так как одностороннее полное выполнение Украиной Минских договоренностей создает смертельную угрозу для самого факта украинской государственности.

Наиболее устойчивыми позиции Оппозиционного блока являются в Запорожье и прифронтовом Мариуполе. В обоих городах наиболее крупные промышленные предприятия контролируют компании, владельцем которых выступает Ахметов.

Самопомич

Результаты для партии «Самопомич» можно оценивать по двум позициям:

  • партия, набрав в целом по стране 6,3% голосов, не продемонстрировала тенденции к росту своей поддержки. Более того, она утратила значительную часть своего электората в базовых для себя регионах Западной Украины и в Киеве. У партии не хватило ресурсов для полноценного участия в выборах, и она была вынуждена фактически пропустить выборы в такие областные советы, как Ривненский, Николаевский, Одесский, Сумской, Черкасский, Черниговский;
  • при этом партия «Самопомич» в результате именно этих местных выборов перешла из статуса локальной политической силы (была ранее представлена главным образом, во Львове, Львовской области и Киеве) в статус общенациональной партии. В частности, «Самопомич» довольно неожиданно победила на выборах городского головы в Николаеве, прервала монополию семейства Вилкулов в Кривом Роге, вошла в ряд местных советов в Восточной Украине. Это является несомненным успехом, но его закрепление будет требовать постоянной напряженной работы. Наличие у партии необходимых для такой работы ресурсов (прежде всего, человеческих), вызывает определенные сомнения.

Радикальная партия Олега Ляшко

После выхода партии из состава парламентской коалиции показатели ее поддержки в обществе начали снижаться. Местные выборы подтвердили такую тенденцию – Радикальная партия во многом утратила свою электоральную базу. Несмотря на более высокий общий результат, чем у партии «Самопомич» (6,7%), Радикальная партия демонстрирует устойчивую отрицательную динамику своей поддержки, и в случае новых внеочередных выборов в Верховную Раду, она может столкнуться с перспективой непрохождения в новый состав парламента.

УКРОП

Партия УКРОП стала открытием политического сезона. Она была зарегистрирована лишь 15 июня 2015 г., и при этом сумела набрать на местных выборах 7,3% голосов в общем зачете.

УКРОП (Украинское объединение патриотов) действует как внесистемная партия, равноудаленная как от власти, так и от Оппозиционного блока, и претендующая на роль внесистемной политической оппозиции в масштабах всей страны.

Партию создали люди, близкие к олигарху Коломойскому. Руководителем партии является бывший заместитель главы Днепропетровской областной администрации Геннадий Корбан, против которого возбужден ряд криминальных дел (в некоторой степени сомнительных).

Кандидат от УКРОПа Борис Филатов победил на выборах городского головы Днепропетровска, партия победила на выборах в Волынский областной совет (его председателем стал еще один близкий к Коломойскому политик – Игорь Палица).

Партия трудно воспринимается населением большинства регионов страны, несмотря на то, что в своей агитации делает значительный акцент на вопросах патриотизма, защиты страны от агрессии, поддержки среднего класса. Слишком очевидная близость политиков партии к одиозному Коломойскому, а также чрезмерные спекуляции на патриотизме скорее отпугивают людей, чем привлекают их. Это грозит тем, что УКРОП еще длительное время будет сохранять локальный характер своей деятельности и не сможет всерьез претендовать на статус общенациональной политической силы.

Свобода

Результат, показанный на местных выборах «Свободой» - партией, которая пытается позиционировать себя как радикально националистическая, может удивить: 6,7% в общем зачете, при том, что на внеочередных выборах в Верховную Раду год назад «Свобода» не смогла набрать необходимых 5% голосов и не преодолела этот барьер.

С одной стороны, часть успеха «Свободы» может состоять в том, что многие ее члены воевали добровольцами на Донбассе еще в первые дни войны, когда еще не было понятно, есть ли вообще у государства какие-то вооруженные силы.

Кроме того, лидеры «Свободы» умело использовали сочетание резкой антироссийской риторики с не менее резкой критикой правительства. В результате, партия получила поддержку у той части общества, которая не привыкла выстраивать сложные связи между причинами и следствиями, и ищет простых ответов на вопросы о своих проблемах.

В активе партии – городской голова Ивано-Франковска, большая фракция в Ивано-Франковском областном совете. «Свобода» имеет все основания добиваться внеочередных парламентских выборов, поскольку именно в этот момент у нее довольно большие шансы на возвращение в высшую политическую лигу.

Однако не стоит забывать, что «Свобода» добилась успеха в тот момент, когда, например, партия «Правый сектор», не использующая в своей идеологии ксенофобии, призывов к дискриминации по тому или иному признаку, решила не принимать участия в местных выборах. Вполне возможно, что в этих условиях немалая часть избирателей предпочли голосовать за «Свободу» как за наиболее идеологическим близкую им политическую силу.

В недавней истории Украины уже есть прецедент, когда сначала «Свобода» добилась триумфа, создав наибольшие фракции в областных советах Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей (2010 г.), но затем вызвала разочарование избирателей. Депутаты от «Свободы» часто уличались в коррупционных действиях, то же касалось и членов правительства, которых «Свобода» делегировала в 2014 г.

Другие партии

«Видродження»

Среди других партий стоит отметить успех партии «Видродження» (Возрождение) в отдельно взятом городе Харькове: однозначная победа в первом туре ее одиозного кандидата на пост городского головы Геннадия Кернеса (65,9% голосов), и более 53% голосов на выборах в Харьковский городской совет.

Партия «Видродження», как считается, так же, как и УКРОП, создана не без влияния Коломойского, но демонстрирует совершенно иные подходы. Во-первых, она имеет очень сильный региональный акцент – харьковский. Во-вторых, она привлекла почти исключительно уже известных политиков, которые ранее были членами Партии регионов.

Риторика представителей партии не имеет ничего общего с риторикой УКРОПа. Более того, Кернес известен как политик, который в прошлом ориентировался на Россию. Однако впоследствии он избрал для себя другую сторону.

Существует большая вероятность того, что партия «Видродження» создана только для участия в местных выборах 2015г.

«Сила людей», «Демократический альянс»

Эти малоизвестные партии, состоящие главным образом из общественных активистов, неожиданно вошли в местные советы в Мариуполе («Сила людей») и еще ряде населенных пунктов Восточной Украины.

Такая ситуация вряд ли является результатом системной работы партийных активистов, но она является иллюстрацией того, что в общественном сознании происходят постепенные, но при этом глубокие сдвиги, и запрос на новые политические силы это лишь подтверждает.

«Наш край»

Партия «Наш край» получила на выборах в целом по стране 4,8% голосов. Членами этой партии являются преимущественно представители старых местных властных номенклатур. Процесс создания партии и ее продвижения курировали в администрации президента Украины. В целом все указывает на то, что данный политический проект имеет одноразовое применение, и его главной целью было, возможно, отвлечение части голосов граждан от поддержки Оппозиционного блока.

Вместо заключения

Результатом местных выборов в Украине стала не окончательная перезагрузка властной системы, как об этом любит говорить президент Порошенко, и не политическая стабилизация общества. Скорее, Украина начала создавать фундамент для более глубоких изменений, которые уже выглядят неизбежными. В первую очередь, это касается процесса децентрализации власти, полномочий и ответственности, который уже вряд ли возможно остановить.

В результате некоторой передышки между избирательными кампаниями, которую Украина может получить на 2-3 года, вполне реально обучить будущих служащих местного самоуправления основным навыкам работы в новых условиях, приучить их к практической реализации принципа субсидиарности, лежащего в основе политики децентрализации, то есть, к готовности принимать решения на как можно более низки уровнях, и нарастить усилия в основных сферах – борьбе с коррупцией, реформах судебной системы, прокуратуры, вооруженных сил, административной системы.

Уже на этой основе возможно будет говорить и о экономической, и о политической стабилизации страны, даже если внешняя угроза будет сохраняться, и при этом придется проходить через внеочередные выборы.

Print version
EMAIL
previous СКУПОЙ НА РАДОСТИ 2015-ЫЙ |
Vera Novikova
TRANSNISTRIAN SETTLEMENT IN STALEMATE |
Victor Chirila
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.