ISSUE 2-2016
INTERVIEW
STUDIES
Роман Темников Cristina Juan Carrion
RUSSIA AND SLOVAKIA
Михаил Ведерников Jakub Csabay
OUR ANALYSES
Тенгиз Аблотия
REVIEW
Мария Русакова
APROPOS
Владимир Воронов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
INTERVIEW
РОССИЯ И BREXIT
ISSUE 2, 2016

Результаты референдума о выходе Великобритании из Европейского Союза стали сюрпризом и для главных инициаторов brexit. Некоторые из них сразу после объявления результатов предпочли покинуть публичное пространство вместо того, чтобы ответить на вопросы, как двигаться дальше. Один из них наконец то получил возможность таскать каштаны из огня вместе с правительством на посту министра иностранных дел. Наблюдать за его движениями будет несомненно интерсно. В случае выхода Великобритании из ЕС, новому правительству придется справляться со многими тяжелыми проблемами. Вопрос о том, что делать дальше себе задают  не только в Лондоне, но и во многих других странах, включая Россию.

Russkii vopros обратился к нескольким экспертом  с просьбой прокомментировать заявление бывшего американского посла в Москве Майкла Макфола, что brexit «это гигантская победа для внешней политики Путина».

Анатолий  Бажан, ведущий научный сотрудник, Институт Европы Российской академии наук, (Москва, Россия)

Я не думаю, что  британский референдум и его  решение о выходе из Евросоюза -  это победа российской внешней  политики. Дело в том, что Россия  не принимала никаких реальных  усилий для того чтобы это событие произошло. Последнее явилось результатом внутренних причин (и прежде всего экономических), присущих Евросоюзу. К таким причинам, на  мой взгляд, относятся  следующие:

  1. Свобода  передвижения товаров, что  обуславливает ничем  неограниченную конкуренцию, которая в целом в глобальном  масштабе, конечно, является благом, поскольку стимулирует прогресс, но в то же время для стран, уступающих свои  рынки, чревата снижением  производства и ростом безработицы, что порождает негативное отношение к действующим в Евросоюзе правилам. Насколько я знаю, в  Великобритании такой  конкуренции не выдерживает, в  частности, сельское хозяйство и  некоторые отрасли машиностроения.
  2. Свобода передвижения рабочей  силы, что способствует миграции населения из стран периферии Союза (где заработная  плата существенно ниже, а  безработица, как правило, выше) в государства с более высоким  экономическим потенциалом, более высокой заработной платой и лучшими другими условиями жизни. Такая миграция  также вызывает недовольство  местного населения и служит  основой для сепаратистских  настроений.
  3. В Британии распространено также мнение, что  жесткие правила, действующие в Евросоюзе, подробно регламентирующие деятельность производителей, сковывают развитие малого и среднего  бизнеса и тем самым препятствуют  экономическому росту.     
  4. Настроения против ЕС усиливаются также в результате  притока беженцев, в чем также часто обвиняют Брюссель, хотя он и  действует здесь в соответствии с соответствующей резолюцией ООН.

На мой взгляд,  правильнее было бы говорить не о  победе внешней политики нашей страны, а о том: отвечает или нет результат  референдума интересам России? Но  это совсем другая сторона проблемы.
        
Максим Розумный, руководитель Центрa исследований проблем Российской Федерации (Киев, Украина)

Выход Великобритании из ЕС -  переломное событие в послевоенной истории Европы. Европа находится на пороге серьезных трансформаций, а потому пребывает в растерянности и нерешительности.

Украина привыкла иметь дело с другой Европой. Уверенной в своей силе и своей правоте. Европой, которая имеет свою точку зрения по любому поводу и не желает ее корректировать, чтобы найти компромисс с «младшим партнером». Которая будет достаточно терпеливо «воспитывать», но останется непреклонной в своих требованиях. У которой свои правила, незыблемые принципы и ценности, а также право на собственные процедуры, стандарты и регламенты.

Согласно этим правилам Европа может дать безвизовый режим, а может бесконечно откладывать это решение, при этом выдвигая все новые требования и условия. Может осудить российскую оккупацию и экспорт РФ войны в соседние страны, но при этом требовать от пострадавших народов уступок в сфере государственного суверенитета и национального достоинства для достижения «прогресса» в примирении с Россией. Примирения, которое нужно Европе в экономическом плане, но губительно, например, для Украины – в политическом.

С этой Европой Украина долго и сложно строила свои отношения. И, наконец , согласилась на все условия, ожидая единственного – спасения. И вот, оказывается, этой Европы больше не существует. Дело не только в Brexit. Дело в решениях голландского референдума,  французского Сената, позициях региональных парламентов Венето, Тосканы и Лигурии. Дело также в венгерских националистах и немецких бизнесменах. А еще – в «Северном потоке», судьбе евро, мигрантском кризисе, победах крайних правых и провокациях крайних левых.

Можно констатировать, что в объединенной Европе не возникло общей идентичности, внешнеполитической субъектности и не удалось  согласовать экономические интересы. Словом, проект Соединенных Штатов Европы не состоялся. И выход Великобритании – это честный взгляд в лицо этой реальности.

Для Путина – это и не хорошо, и не плохо.  Утрата «большого» партнера в лице ЕС имеет свои пропагандистские плюсы для Кремля на данном этапе, но несет значительные риски для будущего.

ЕС был требовательным партнером для России, но достаточно великодушным и надежным. Новая реальность будет требовать построения отдельных отношений с каждым из европейских партнеров (для начала – с ЕС и Лондоном по отдельности). И лояльность почти всех этих партнеров придется Путину «покупать» – либо экономическим интересом, либо страхом. Ресурс  стимулирования и того, и другого у России отнюдь не бесконечен. А за спиной еще отношения со США и Китаем, в которых фактор «особого партнерства» России с ЕС играл тоже немаловажную роль. Теперь этот козырь может быть утерян.

Новая Европа станет вызовом и для России, и для Украины. И выиграет тот, кто более адекватно и мужественно встретит этот вызов.

Степан Григорян, руководитель Аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству (Ереван, Армения)

Не секрет, что недовольство Западом накапливалось в российской элите долгие годы. В России считают, что Запад не выполнил многие обязательства, взятые еще при существовании СССР, в частности – не расширения ЕС и НАТО на Восток.

В России давно зрело недовольство тем, что их на Западе не желают слушать и слышать. Мне кажется, этими настроениями достаточно удачно воспользовался Президент России Владимир Путин. Он смог их артикулировать и достаточно аргументированно представить российскому обществу (кстати, и на Западе он смог добиться понимания у немалой части политических элит европейских стран, в особенности среди националистических и крайне правых группировок, которые, одновременно, настроены евроскептически).

Знаменитая речь Владимира Путина  в Мюнхене в 2007 году ознаменовала начало похолодания между Россией и Западом. Тогда, на Форуме по безопасности, НАТО и США были объявлены Путиным противниками России. После чего, уже до сегодняшнего дня, Россия последовательно сокращала области сотрудничества с ЕС и НАТО.

Конечно, войны России против Грузии и Украины еще более осложнили отношения России и Запада, не говоря уже о сокращении свобод внутри самой России. Как мне кажется, Россия все эти годы сознательно шла на ослабление контактов с ЕС и НАТО по той простой причине, что уже по базовым ценностям эти организации -антагонисты авторитарной политической системе, построенной Президентом России внутри страны.

Ту жесткую энергетическую политику, которую проводила Россия в последние десять лет (включая диктат цен на энергоносители), очень трудно проводить против сильного и сплоченного Евросоюза, но гораздо легче навязать отдельным странам европейского континента. Кроме того, диктовать условия в области безопасности отдельным странам Европы гораздо легче, нежели иметь дело со всем Северо-Атлантическим Альянсом.

Этим можно объяснить те громадные усилия и средства, которые бросили власти России на распространение своей пропаганды в Европе и США (важный элемент гибридных войн). Эти усилия, очевидно, дали определенные результаты, что проявилось в результатах референдума в Великобритании.

Кто мог еще десять лет назад поверить, что Президент Чехии может заявить о необходимости проведения референдума о выходе из ЕС и одновременного выхода из НАТО! Так что позиция посла Майкла Макфола не далека от истины: внешняя политика России делает успехи. Что еще косвенно показывает, что посол Макфол прав: как стало известно, главные агитаторы выхода Великобритании из ЕС сегодня просто умыли руки.

Найджел Фарадж обьявил об отставке с поста лидера своей партии, а Борис Джонсон отказался от борьбы за лидерство в консервативной партии Великобритании. Но политические традиции и ответственность перед избирателями требовали, чтобы люди, победившие на референдуме, возглавили страну и вывели ее без больших потерь из состава ЕС. Очевидно, что эти политики выполняли политический заказ, либо, что еще хуже, некую спецоперацию.   

Эльхан Шахиноглу, политический аналитик, руководитель Центра Политических Исследований «Атлас» (Баку, Азербайджан)

По большому счету я согласен с бывшим послом США в России Майклом Макфолом. Он много лет работал в России и изнутри знает специфику российской политики. Для радости Кремля есть повод, но в стратегическом плане борьба за интересы и умы людей еще продолжаются.

Во-первых, brexit для Кремля означает начало распада Европейского Союза. Президент России Владимир Путин однажды сказал, что распад СССР был большой трагедией. Я убежден, главным виновником распада СССР он считает страны Запада. Путин зол еще на то, что основные страны Запада когда-то обещали бывшему президенту СССР Михаилу Горбачову, что в ответ на объединение Германии, НАТО не будет расширяться на восток. Поэтому Путин считает бывший СССР и его преемницу Россию оскорбленной. Хотя Путин не учитывает того факта, что страны восточной Европы и Балтики сами хотели стать членами НАТО, и  решение этого вопроса было правом самих этих стран. Но для Путина и других российских политиков права малых государств и малых народов мало что значат. Поэтому, когда британцы в основном проголосовали за brexit, это был один из счастливых дней для Кремля. Если вы когда-то радовались распаду СССР, но теперь мы радуемся вашему распаду - примерно так между собой говорят высшие российские чины о результатах brexit.

Во-вторых, Британия была главным союзником США внутри ЕС. Британия была одной из основных стран, которая поддержала санкции против России, когда одним приказом Путина российские военные сначала оккупировали Крым, затем ввели в действие идею Новороссии, то есть расчленения Украины. Со вторым не вышло, хотя часть Донбасса все же под контролем пророссийских сепаратистов. Британии уже в ЕС нет. Поэтому в Кремле думают, что сейчас будет не так трудно убедить другие страны ЕС отменить санкции. Пока расчеты Кремля не оправдываются. ЕС продлила санкции против России и без Великобритании. Но Россия активно лоббирует свои интересы в разных странах ЕС и среди разных европейских политиков. Например, некоторые европейские парламенты и парламенты местных муниципалитетов высказались за отмену санкций против России. Или же такие политики, как Николя Саркози, имеющий хороший рейтинг, чтобы опять стать президентом Франции, тоже выступает за отмену санкций против России.

В-третьих, brexit может привести к эффекту домино, когда и в некоторых других странах найдутся те радикальные силы, которые выступят за похожий референдум. Такие голоса уже звучат во Франции, в Австрии, в Голландии и в Дании. Поэтому Брюссель сейчас будет думать о решении внутренних проблем, а Украина для него может отойти на задний план. Это в интересах Кремля. Люди на Майдане 2 года тому назад умирали за присоединение к ЕС. Теперь после brexit выходит, что эти надежды отброшены назад. Кремль после этого усилит кампанию среди украинцев в стиле: Европа вам не поможет, опять идите к нам. Вряд ли уважающий себя украинец, как раньше, назовет Россию дружественной для Украины после того, как Кремль расчленил братскую страну. Да, ЕС пока не готов принять Украину в свои ряды, но brexit - это еще не конец мечтам украинцев. Если Украина реализует планы по реформам, экономическое и социальное состояние простых украинцев улучшится, то и Брюссель не останется в стороне, интегрирует Украину во многие европейские программы. Brexit - это вызов для ЕС, и у Брюсселя нет другой альтернативы, как одолеть этот кризис. Вместе Европа сильна. Поэтому, как бы не радовался brexit Кремль, Европа еще покажет свою жизнеспособность и не даст мечтам Кремля сбыться.

Тенгиз Аблотия, журналист (Тбилиси, Грузия)

Конечно, Макфол прав, но в данном случае, речь идет не только о Брексите как таковом. Не надо думать, что для Путина принципиальное значение имеет именно выход Британии из Евросоюза сам по себе.

На самом же деле, российского президента устраивают любые разногласия в Европе и на Западе вообще. Не имеет значения, будет ли это выход Британии из ЕС, недовольство Греции финансовой политикой ЕС, протесты  против миграционной политики – все это неважно. Главное в том, чтоб европейцы и американцы как можно больше конфликтовали между собой, чтоб им было как можно труднее прийти к общему мнению по любому вопросу.

И даже дело тут не только в том, что разъединенной Европе сложно будет принимать общие решения в отношении России – к примеру, продолжать или нет санкции.

Путина устраивает любое, даже самое незначительное проявление хаоса во всех странах, к которым у него есть претензии, а если учесть, что претензии у Кремля есть почти ко всем, то получается, что российская власть с удовольствием бы наблюдала за хаосом и неразберихой в любом месте.

Одна Украина чего стоит  - ведь очевидно, что на данном этапе у Путина нет намерения отхватить Восток страны, однако по сути политика не меняется, так как ее конечная цель все та же – максимально возможный хаос в Украине.

Понятно, что в Европе такое вряд ли получится, да и выход Британии из ЕС вряд ли сравним с войной на Донбассе, но, как говорится, чем богаты, тем и рады.

При этом вряд ли можно считать Путина настолько всемогущим, чтоб всерьез думать, что он как-то приложил руку к решению британцев. Это, конечно, вряд ли, но воспользоваться им он обязательно попытается.

Брексит устраивает Россию еще и тем, что он является показателем роста правых настроений в Европе. В настоящее время Москва позиционирует себя как центр борьбы за традиционные ценности, высокую мораль, и нравственность.

Конечно, попытки изобразить святош в исполнении московской политической элиты, лишенной малейших намеков на мораль и нравственность, выглядят как анекдот, но европейские ультраправые не смотрят так далеко и глубоко. Очевидно, что если  у Путина и есть союзники в Европе, то, в первую очередь, это – ультраправые.

А именно ультраправых подстегнет к активизации Брексит. Понятно, что Путину все это не может не нравиться.

Print version
EMAIL
previous ПОРВАННАЯ ФОТОГРАФИЯ ВОЖДЯ |
Владимир Воронов
ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ ГУАМ? ТРАНСКАСПИЙСКИЙ ТРАНСПОРТНЫЙ КОРИДОР МОЖЕТ АКТИВИЗИРОВАТЬ ГУАМ |
Роман Темников
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.